Сборник "Войсковая разведка". Выпуск №14 1946г.

E-mail Печать
Индекс материала
Сборник "Войсковая разведка". Выпуск №14 1946г.
БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА РАЗВЕДЧИКОВ КРАСНОЙ АРМИИ
ТАКТИКА РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ ПО РАЗВЕДКЕ УКРЕПЛЁННЫХ РАЙОНОВ
НОЧНАЯ РАЗВЕДКА БОЕМ
РАЗВЕДКА ПРИ СМЕНЕ ВОЙСК
ВООРУЖЕНИЕ, СНАРЯЖЕНИЕ И ОБМУНДИРОВАНИЕ РАЗВЕДЧИКА
БОКОВАЯ РАЗВЕДКА АРТИЛЛЕРИИ
БОЕВОЙ ОПЫТ-В ОСНОВУ ПОДГОТОВКИ АРТИЛЛЕРИЙСКИХ РАЗВЕДЧИКОВ
РАЗВЕДКА НА ОПЕРАТИВНОМ ПРОСТОРЕ
ОРГАНИЗАЦИЯ ТАНКОВЫХ ЗАСАД В УСЛОВИЯХ ГОРНО-ЛЕСИСТОЙ МЕСТНОСТИ
ТАНКОВЫЙ ВЗВОД В БОЕВОМ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОМ ДОЗОРЕ
ПРИМЕНЕНИЕ МИН-СЮРПРИЗОВ ЯПОНЦАМИ
Все страницы

В ПОМОЩЬ ШТАБНОМУ ОФИЦЕРУ И ОФИЦЕРУ-РАЗВЕДЧИКУ

ВЫПУСК 14

ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО
НАРОДНОГО КОМИССАРИАТА ОБОРОНЫ
1946

 


 

БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА РАЗВЕДЧИКОВ КРАСНОЙ АРМИИ

Отечественная война внесла много нового в боевую практику разведчиков Красной Армии. Это новое определялось основными чертами современных маневренных сражений. Войсковая разведка уже не могла ограничиться изучением только тех неприятельских частей, которые располагались в первой линии. Возникла необходимость расширить радиус действия разведывательных групп, научить их проникать за линию фронта противника, действовать в глубине его расположения и на значительном удалении от своих войск. Более сложной стала штабная работа, особенно тех офицеров, которым приходилось суммировать и обобщать разведывательные сведения. Подчас штабы были лишены резерва времени, чтобы провести полностью и до конца намеченный план разведки. Обстановка вынуждала немедленно докладывать командиру оценку противника, не ожидая поступления сведений от всех разведывательных органов. Ограничиваясь наличными разведывательными сведениями, порой весьма скудными и противоречивыми, советские офицеры умели правильно оценить силы и возможные действия противника.
Ни сжатые сроки, ни попытки врага запутать наших разведчиков - ничто не служило помехой. При самой запутанной и сложной обстановке советские войска умудрялись собирать о противнике столько сведений, сколько было необходимо командиру части или соединения, чтобы принять решение и действовать с полным расчётом на успех. Советские разведчики всюду опережали вражескую разведку, помогая своим частям и соединениям внезапно нападать на противника, опережать его в манёвре и прочно удерживать за собой почин в боевых действиях.
Своими успехами, накопленными за время Отечественной войны, разведчики Красной Армии обязаны, прежде всего, тому, что они непрестанно и настойчиво учились на боевом опыте и, следуя по пути новаторства в тактике, смело внедряли лучшие приёмы и методы изучения вражеских сил. Весь ценнейший опыт, накопленный разведчиками Красной Армии в боях как в области тактики ведения разведки в различных видах боевой деятельности, так и в деле подбора и воспитания молодых кадров разведчиков, необходимо целиком использовать при подготовке бойцов и офицеров в мирное время.
В частях и соединениях Красной Армии, в общевойсковых штабах, в штабах специальных родов войск - всюду можно найти опытных разведчиков. Это - костяк, который должен явиться опорой при обучении разведывательных подразделений. Командиры полков и дивизий обязаны в полной мере использовать как боевой опыт, так и методические познания этих людей. Многих из них, наиболее подготовленных и лучше освоивших на практике способы действий разведывательных органов, можно с успехом назначить руководителями занятий. Другим опытным разведчикам, которые еще не познали полностью методику обучения и нуждаются в повышении теоретических знаний, надо помочь разобраться в собственном боевом опыте, тактически верно оценить и осмыслить его, чтобы в конечном счете и боевой опыт этих людей применить с пользой при обучении и воспитании разведчиков Красной Армии. Сохранить кадры разведчиков, владеющих боевым опытом, непрестанно заботиться о повышении их теоретических знаний и методических навыков, пополнять разведывательные подразделения наиболее смышлёными бойцами и сержантами, обучать и воспитывать разведчиков на опыте Отечественной войны - непосредственная обязанность штабов полков и дивизий. Они должны найти лучшие формы и методы обучения бойцов и офицеров штатных разведывательных подразделений.
Во многих стрелковых соединениях проводятся сейчас сборы разведчиков. Полковые взводы пешей разведки сведены в одно подразделение. Они проходят обучение по единой программе под руководством начальника разведки дивизии. Такая мера полностью себя оправдала и может быть рекомендована для других частей и соединений. Офицеры разведки полков - обычно молодые командиры. Правда, большинство из них имеет боевой опыт, но им нехватает теоретических знаний и тех практических навыков, без которых нельзя продуктивно вести обучение подразделения. Когда же взводы разведчиков обучаются при штабе дивизии, они могут быть обеспечены более квалифицированными руководителями. Дивизии обладают и большими возможностями, чтобы материально обеспечить сборы. Оборудование стрельбищ, учебных полей, снабжение бойцов и офицеров пособиями, наставлениями, уставами - всё это гораздо легче осуществить в централизованном порядке штабами дивизий, нежели каждым полком в отдельности.
Чтобы учить разведчиков действовать на разнообразной местности, большую долю программного времени разведчики проводят на сборах в подвижных лагерях. Перемещаясь походным порядком из одного района в другой, делая ночлеги и дневки в различных условиях, разведчики приучаются вести свою боевую работу в подвижных формах боя, в условиях часто меняющейся обстановки. На сборах бойцы учатся действовать смело, но с расчётом вести разведку круглые сутки и не по шаблону, а строго сообразуясь с полученной задачей и конкретной обстановкой.
Обучением штатных разведывательных подразделений и офицеров-разведчиков далеко не исчерпывается вся задача подготовки войск к разведывательной службе. Разведкой обязаны заниматься все рода войск. Только при том условии, когда противник изучается oвсеми - и пехотинцами, и артиллеристами, и танкистами, и сапёрами и летчиками, когда разведывательные сведения во-время обобщаются, когда налажено подлинное взаимодействие между разведчиками-специалистами и пехотинцами, когда, наконец, в это весьма важное боевое дело вкладывается посильный труд всеми командными инстанциями - от отделения до общевойскового соединения, только тогда можно по-настоящему изучить врага.
Используя опыт Отечественной войны, необходимо обучать войска несению разведывательной службы в самых различных условия обстановки. Наблюдение за расположением противника, захват пленных, организация ночного подслушивания - всё это такие разведывательные задачи, которые должны решаться батальонами и ротами самостоятельно, своими средствами, без помощи штатных разведывательных подразделений.
Разведку необходимо применять на всех тактических занятиях. Выходит стрелковая рота в поле, чтобы обучаться действиям в наступлении, - руководитель учения обязан включить в свой план и вопросы разведки, которую рота ведёт в данном бою своими средствами.
Проводятся офицерские занятия - и здесь не следует забывать разведки, обучать офицеров вести ее настойчиво, непрерывно и всеми средствами добывать нужные по ходу боя сведения о противнике. При этом не следует повторять одной весьма распространенной ошибки, которая допускалась руководителями на тактических занятиях. Суть её в том, что сведения о противнике, притом самые точные и со всеми подробностями, давались очень легко. Стоило офицеру, участнику занятия, принять решение, организовать разведывательный поиск, как к его услугам руководитель занятий предоставлял "языка" и сообщал искомые данные о противнике. Опыт войны показал, что в боевой практике так не бывает, сведения о противнике добываются с большим трудом. Они достаются только тем штабам и офицерам, которые умеют использовать для разведки вес средства, ведут ее непрерывно, умело, применяют комбинированные методы и настойчивы в достижении своей цели. В этом - главное, этому надо обучать и разведчиков н все части Красной Армии.
Штабные офицеры-разведчики, обогащённые опытом войны, обязаны помогать войскам в правильном освоении боевого опыта, в умелой организации занятий с подразделениями и командирами по всем вопросам разведки.

Газета "Кратная звезда" № 210 от 6 сентября. 1945 г.

 


 

Майор А. 3АХАРКИН

ТАКТИКА РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ
ПО РАЗВЕДКЕ УКРЕПЛЁННЫХ РАЙОНОВ

Если в условиях полевой обороны для установления системы огня па том или ином участке достаточно выяснить места расположения огневых точек и направление их огня, то в условиях укреплённого района необходимо, кроме того, детально выяснить тип каждого сооружения (ДОТ, ДЗОТ, убежище и т. д.), прочность, количество в нём амбразур и их направление, состав гарнизона и т. д. Каждое такое сооружение явится объектом разведки; потребуются иногда большие закаты сил, средств и времени, чтобы собрать о нём исчерпывающие сведения.
Широко развитая искусственная маскировка каждого сооружения и приспособление этих сооружений к рельефу местности также влияют на приемы и тактику разведывательных органов.
Все огневые средства каждого неприятельского сооружения пристреляны по определённым рубежам, точкам и направлениям; таким образом они могут вести прицельный огонь даже ночью. Поэтому разведчики обязаны особенно тщательно маскироваться при подходе к объекту разведки. Кроме того, соседние сооружения, как правило, находятся во взаимной огневой связи. Это затрудняет блокирование огневого сооружения, если заблаговременно не будут нейтрализованы огнём соседние сооружения.
Обычно между отдельными сооружениями долговременного типа также воздвигаются всевозможные противопехотные и противотанковые препятствия и заграждения, усложняющие скрытый подход разведывательного органа.
Задачами разведки в этом случае будут:

  • установление группировки, а также боевого и численного состава противника, обороняющего укреплённый район; определение его боеспособности;
  • установление точного начертания переднего края главной, второй и последующих полос обороны (если они имеются); определение отсечных позиций;
  • определение наличия и установление характера долговременных огневых сооружений;
  • определение командных и наблюдательных пунктов, а также огневых позиций артиллерии и миномётов противника;
  • выявление системы противотанковой обороны противника перед передним краем и в глубине; определение места, характера и глубины противотанковых рвов, эскарпов и других видов противотанковых и противопехотных препятствии и заграждений, а также прикрытия их огнём;
  • выявление системы огня всех видов перед передним краем и в глубине обороны, мест фланкирующих и кинжальных огневых точек, определение, насколько удалены от них убежища и блиндажи;
  • определение, насколько насыщен район полевыми войсками, каков характер полевых позиций и заграждений на территории укреплённого района;
  • определение районов сосредоточения резервов в глубине укреплённого района;
  • установление наличия ложного переднего края, ложных сооружений, траншей, артиллерийских позиций, противотанковых и противопехотных препятствий и др. как на переднем крае обороны, так и в глубине укреплённого района противника.

Ниже мы рассмотрим характерные особенности приёмов и тактики разведывательных органов при проведении разведки различными способами.

Наблюдение

Разведать отдельные неприятельские укрепления можно не только активными действиями - путём высылки разведывательной группы, но и пассивными - наблюдением. Хорошо организованная система наблюдения может дать очень ценные данные об отдельных сооружениях, заграждениях, о системе огня и даже об отдельных опорных пунктах в целом.
Условия укреплённого района выдвигают перед наблюдателями следующие специфические задачи:

  • определение мест расположения оборонительных сооружений долговременного и полевого типа:
  • определение типов сооружений и характера маскировки их;
  • установление мест расположения фланкирующих ДОТ и ДЗОТ, направления их амбразур для стрельбы, скрытых подходов к каждой огневой точке;
  • определение мест расположения и характера препятствий и заграждений; с каких укреплений они обеспечиваются огнём;
  • определение мест и характера работ по восстановлению заграждений, разрушенных нашим артиллерийско-миномётным огнём и по заделке устроенных нами проходов;
  • выяснение системы сообщения противника с траншеями и с отдельными сооружениями.

Кроме того, наблюдением изучаются характер местности, пути подхода к сооружениям, возможные места НП артиллерии и пехоты, расположение полевых войск в укреплённом районе.
Наблюдение организуется и непрерывно ведётся всеми родами войск. При подготовке прорыва главной полосы обороны противника и в ходе его сеть наблюдательных пунктов увеличивается. Увеличение количества наблюдательных пунктов вызывается необходимостью вести наблюдение не только в различных секторах, но и за отдельными особо важными сооружениями и важными подступами в обороне противника.
Заслуживает внимания такой пример.
В одном из соединений в период подготовки прорыва главной полосы обороны наблюдение дало до 75% всех поступивших в штаб разведывательных сведений о действиях противника, его укреплениях, системе обороны и огня.
Основой системы наблюдения в этот период являлись три армейских НП, расположенных так, что с них просматривались передний край и тактическая глубина обороны противника по всему фронту. Кроме того, каждый штаб корпуса имел два-три НП, штаб дивизии- два НП, штаб полка - один ИП, стрелковый батальон - один НП.
Связь между наблюдательными пунктами осуществлялась посредством параллельно включённых телефонных аппаратов без коммутатора с отводом шлейфа на каждый наблюдательный пункт. Этот шлейф давал возможность опросом разведчиков-наблюдателей узнать обстановку как на отдельном участке, так и по всему фронту армии в течение 2-3 минут. Наблюдательные пункты, расположенные на основных направлениях прорыва, кроме того, имели радиостанции. В период прорыва главной полосы обороны противника и развития успеха эти наблюдательные пункты, передвигаясь по заданной оси перемещений, продолжали вести непрерывное наблюдение и результаты его передавали в штаб по радио,
На главном направлении прорыва был организован наблюдательный пункт командующего армией, имевший проводную связь со штабом армии, со всеми армейскими наблюдательными пунктами, с наблюдательными пунктами штабов корпусов, а через последние - и с наблюдательными пунктами штабов дивизии.
Для обеспечения наиболее тщательного изучения целей в оборонительной полосе противника каждый наблюдательный пункт имел определённый ответственный сектор наблюдения. Для учёта выявленных целей на каждом наблюдательном пункте велись специальная схема и график учёта действий выявленных целей.
Наблюдательные пункты, как правило, оборудуются по типу ДЗОТ и имеют перекрытие, защищающее от снарядов крупных калибров.
Без соответствующих приборов наблюдения трудно детально изучить отдельные сооружения, которые, как правило, тщательно маскируются, поэтому каждый наблюдательный пункт должен быть обеспечен биноклем или стереотрубой. Результаты наблюдения должны быть зафиксированы все, вплоть до мелочей, поэтому, кроме общего журнала наблюдения, на наблюдательном пункте следует вести отдельный формуляр по каждой укреплённой огневой точке противника. Особые условия наблюдения требуют от разведчиков-наблюдателей, помимо общих знаний в области техники наблюдения,, специальных навыков по разведке наблюдением отдельных укреплений противника.
Основные признаки, по которым можно определить расположение на местности ДОТ или ДЗОТ, следующие:

  1. Всякая ДОТ или ДЗОТ проектируется на местности в виде выпуклости (бугорка), иногда довольно правильной четырёхугольной формы; обычно к ДОТ (ДЗОТ) ведут протоптанные тропинки, траншеи или хода сообщения; в лесу, в кустарнике или в высокой траве характерно наличие расчищенного участка для обстрела, а зимой - потемневший и подтаявший от стрельбы снег у амбразур, иногда - наличие над ДОТ небольшого бронеколпака со щелями для наблюдения.
  2. Маскировка сооружения под какое-либо здание (дом, сарай т.п.) или расположение его за забором или каменной стеной. В таких зданиях-масках против амбразур проделываются отверстия, которые закрываются посредством специальных откидных щитов из дерева или фанеры (окрашиваемых под фон здания) и снимаются только на период стрельбы. Заметить эти щиты и определить их назначение можно лишь при непрерывном наблюдении за объектом.
  3. При стрельбе из сооружения звук выстрела приглушен.
  4. Железобетонные огневые сооружения обычно отличаются правильным очертанием самой постройки и прямоугольными амбразурами.
  5. При попадании артиллерийского снаряда в бетон звук разрыва более резкий, чем при попадании в грунт; иногда после разрыва к облаку дыма примешивается серая пыль от разрушенного бетона, которая затем постепенно оседает.
  6. При стрельбе из огневой точки видны (особенно ночью) вспышки выстрелов.

Работа наблюдателей ночью не прекращается - ведь и в это время противник проводит работы, связанные с маскировкой, инженерным усилением сооружения, питанием огневой точки всеми видами довольствия. Работа ночью требует от наблюдателей известной натренированности. Для ночной работы нужно прежде всего позаботиться об освещении НП и о светомаскировке. Засечку вспышек выстрелов ночью можно производить стереотрубой с освещённой сеткой. Для провешивания направления на обнаруженные цели (вспышки от выстрелов батарей и огневых точек, свет при неосторожном открывании дверей, окон, искры из труб блиндажей при топке печей) пользуются белыми вехами. Устанавливаются они так: в направлении обнаруженной цели укрепляют в створе цели две белые вехи, затем днём измеряют угол между ориентирным направлением и направлением обнаруженной ночью цели и отыскивают истинную цель. Если же требуется определить дальность до стреляющей батареи (огневой точки), то по первому блеску выстрела определяют примерное направление на батарею, а при последующих вспышках уточняют это направление буссолью. Измерение удаления огневой точки производится по часам путём подсчёта секунд от момента вспышки до того момента, как будет услышан звук. Получившееся число секунд умножают на 330 (звук распространяется со скоростью примерно 330 м/сек). Результат умножения и будет приблизительно равен расстоянию (в метрах) до вражеской батареи.
Помимо наблюдения, ночью высылают также посты специально для подслушивания в составе двух-трёх разведчиков. Эти посты выдвигаются как можно ближе к отдельным сооружениям или к расположению противника и на слух определяют его поведение. Даже по стуку топоров опытный разведчик может определить характер производимой противником работы. Весьма целесообразно включать в состав постов подслушивания бойцов, знающих язык противника.

Поиск

Опыт Великой Отечественной войны показал, что наиболее распространённым способом войсковой разведки в условиях сильно укреплённой обороны противника является поиск.
Однако организация и проведение поиска в данных условиях значительно сложнее, чем в других видах боя.
Причины этого следующие:

  • противник создаёт сильные фортификационные сооружения (ДЗОТ, ДОТ, капониры, полукапониры, блиндажи и различного рода препятствия - проволочные заграждения, минные поля, малозаметные препятствия);
  • противник имеет заранее подготовленный огонь всех видов оружия;
  • служба наблюдения и охранения стоит (особенно ночью) на высоком уровне; широко развита сигнализация от постов к гарнизонам огневых точек и жилым землянкам;
  • налицо сильно развитая связь (особенно подземная) по фронту и в глубину, что позволяет противнику быстро привести в боевую готовность свои гарнизоны.

Помимо захвата пленных и документов, поиском может быть уточнено следующее:

  • уточнение начертания отдельных участков переднего края главной полосы обороны;
  • установление точного месторасположения и типов сооружений (огневые точки фронтального действия, капониры, полукапониры, ДОТ, ДЗОТ, блиндажи);
  • направление амбразур и секторы их обстрела;
  • вооружение огневых точек (ОТ);
  • возможность скрытых подходов к сооружению вне сектора его огня;
  • с какой стороны и какими соседними огневыми точками может быть поддержана разведываемая точка; места расположения этих соседних сооружений;
  • наличие противопехотных и противотанковых препятствий перед огневой точкой.

Чтобы успешно провести поиск, его необходимо умело организовать, строго продумать план, тщательно провести предварительную подготовку пешей разведывательной группы и тщательно изучить объект разведки.
При выборе объекта постоянно следует пользоваться данными наблюдательных пунктов, в сектор наблюдения которых входит район поиска.
Дополнительно организованным наблюдением и другими средствами должно быть изучено следующее:

  • точное место объекта;
  • наличие окопов, траншей, ходов сообщения в районе разведки и точное расположение их на местности;
  • месторасположение часовых, через какие промежутки времени и в какие часы происходит смена их, откуда и каким путём приходит новая смена часовых;
  • численность гарнизона ДОТ, ДЗОТ, землянки;
  • наличие скрытых и наиболее удобных подходов к фортификационному сооружению с различных сторон;
  • характер заграждений перед передним краем обороны противника, наличие и расположение минных полей как перед проволочным заграждением, так и за ним, характер проволочного заграждения;
  • тип сооружения, направления амбразур и секторы их обстрела, могущие своим огнём мешать проведению поиска;
  • где расположены соседние с объектом разведки гарнизоны или подразделения, которые смогут прийти на помощь объекту; вероятные пути их движения;
  • скрытые пути движения от наших заграждений до заграждений противника;
  • наличие местности, удобной для занятия исходного положения разведывательной группы.

Для лучшего изучения объекта поиска и ознакомления с организацией системы огня противника необходимо использовать показания пленных.
Данные, полученные наблюдением и допросом пленных, послужат предпосылкой для принятия решения и составления плана поиска, а также для определения состава разведывательной группы и, при необходимости, поддерживающих огневых средств - артиллерии, миномётов и станковых пулемётов.
Боевой состав и вооружение разведывательной группы определяются задачей, выбранным объектом разведки и местом его в системе обороны противника. Практика показала, что наиболее выгодная численность пешей разведывательной группы в ночном поиске - 8-12 человек, в дневном поиске - до взвода.
В состав пешей разведывательной группы при необходимости целесообразно включать и сапёров-разведчиков со взрывчатыми веществами.
Планирование поиска, распределение личного состава пошел разведывательной группы на подгруппы, задачи подгрупп и их тактика в принципе ничем не отличаются от организации поиска в условиях полевой обороны.
При подготовке к поиску главным образом отрабатывается взаимодействие подгрупп, техника блокирования ДОТ, её подрыв при отходе; особое внимание уделяется усвоению всем личным составом группы сигналов.
При атаке ДОТ, которая имеет внешнюю охрану (часовых), нападение производится в первую очередь на них. Основное условие при этом - действовать бесшумно, чтобы не вызвать тревоги у гарнизона ДОТ. Если не удалось захватить часового, следует забросать амбразуры ДОТ противотанковыми гранатами, немедленно ворваться внутрь сооружения, захватить пленного, обыскать казематы и убитых, захватить обнаруженные документы, быстро привести в негодность оружие противника. После этого забросать казематы бутылками с горючей смесью и немедленно отходить в своё расположение.
Если у ДОТ не оказалось часового и разведчики противником не обнаружены, то надо, не выдавая своего присутствия, определить тип сооружения и количество амбразур, особенно наличие амбразур для прикрытия входа в ДОТ. После этого старший группы, строго сообразуясь с обстановкой, принимает решение на действие. Возможны различные варианты действий. Например, зная распорядок несения службы гарнизона ДОТ, можно устроить засаду, чтобы захватить вышедшего из ДОТ солдата, или какой-нибудь хитростью (создание шума около ДОТ и т. п.) заставить гарнизон ДОТ открыть дверь, а потом ворваться внутрь. Примеров можно привести очень много. На практике всё будет зависеть от изобретательности, находчивости и предприимчивости самих разведчиков.
В тех случаях, когда разведчики обнаружены и гарнизон ДОТ продолжает отстреливаться, при благоприятной обстановке надо немедленно приступить к его уничтожению. Если имеются в достаточном количестве взрывчатые вещества, необходимо воспользоваться ими. Самое выгодное - заложить заряд ВВ у входа в ДОТ или над амбразурой. Широко применяются для борьбы с гарнизоном ДОТ также противотанковые гранаты, бутылки с горючей смесью, термитные шары.
Успех поиска в условиях укреплённого района зависит от умелой организации и от внезапности действий. Чтобы поиск прошел удачно, следует постоянно изыскивать новые приемы его проведения, а для этого в свою очередь надо тщательно изучать систему обороны противника и его повадки.

Налёт

Не менее важным и часто применяемым способом войсковой разведки является налёт. Обычно налёт производится с целью захвата пленных.
Налёт может проводиться как на отдельные огневые точки долговременного и полевого типа, так и на убежища, землянки и др. В тылу УР противника налёт производится на отдельные группы солдат, штабы, узлы связи, склады противника. Техника подготовки к налёту и проведение его могут быть различными, в зависимости от конкретных условий. Если при налёте в тылу УР приходится рассчитывать на силы и средства только самого разведывательного органа, то налёт на объект, расположенный на переднем крае главной полосы УР, проводится непременно при мощной поддержке огневых средств - артиллерии и миномётов, причем надо учесть, что при проведении налёта потребуется не только заставить замолчать атакуемую ДОТ, но также и нейтрализовать огонь соседних огневых точек. Приблизительный расчёт могущей потребоваться артиллерии таков: не менее одной батареи на каждое сооружение. Сверх того, разведывательный орган должны поддерживать орудия для стрельбы прямой наводкой по амбразурам ДОТ. На это также требуется не менее батареи. Для подавления живой силы, расположенной в траншеях и в огневых точках полевого типа, выделяются миномёты. Рассчитывать на разрушение долговременных сооружений артиллерией в период налёта не следует, ибо налёт продолжается не более 10-15 минут.
По распоряжению командира дивизии налёт организуется под руководством командира той части, на участке обороны которого он проводится. Штаб дивизии временно организует дополнительное наблюдение, для которого привлекает на НП штабных офицеров. Задача сети наблюдения - засечь все вновь обнаруженные огневые точки долговременного и полевого типа на том участке, где проводится налёт.
Планирует налёт разведывательное отделение штаба дивизии совместно с оперативным.
В плане проведения разведки налётом должны быть предусмотрены:

  • состав пешей разведывательной группы и задача;
  • рубеж атаки;
  • порядок и время занятия рубежа атаки;
  • меры охранения и обеспечения действии группы;
  • время начала действий и боевой порядок группы при налете;
  • действия при внезапных контрмерах противника;
  • огневые средства обеспечения и сигналы взаимодействия с ними;
  • порядок отхода с пленными, трофеями, убитыми и ранеными после выполнения задачи.

Для успешного выполнения налёта необходимы следующие условия:

  • скрытое занятие пешей разведывательной группой рубежа атаки, причём он должен находиться как можно ближе к объекту нападения;
  • небольшое удаление огневых позиций артиллерии, предназначенной вести огонь прямой наводкой от объекта нападения;
  • сохранение элемента внезапности;
  • огневое превосходство - ослепление огнем и нейтрализация всей огневой системы противника в районе предстоящего налёта, особенно фланговых огневых точек противника; дальнейшее огневое окаймление объекта;
  • быстрые, дерзкие и решительные действия всего состава группы.

Состав пешей разведывательной группы зависит от характера инженерных заграждений и объекта атаки. При налёте на долговременное сооружение требуется не менее усиленного взвода; на огневую точку полевого типа могут быть выделены меньшие силы. В обоих случаях в состав группы включаются сапёры со взрывчатым веществом для подрыва долговременного сооружения при захвате последнего. Чаще всего налёт производится стрелковыми подразделениями, хотя для разведки особо важных объектов не исключена возможность привлечения и разведывательных подразделений.
Налёт на долговременное сооружение производится по принципу штурма. При налёте на ДЗОТ пешая разведывательная группа разбивается на подгруппы применительно к проведению поиска в полевых условиях обороны противника.
Для успеха действий налёт желательно проводить утром или на рассвете, в предрассветной мгле, в том случае, если возможно корректировать артиллерийский и миномётный огонь.
Выдвижение на исходное положение следует совершать скрытно - ночью. Проход в заграждениях необходимо проделать заранее, также ночью, или при помощи удлинённых зарядов, в период огневого налёта артиллерии перед броском в атаку.
В назначенное время артиллерия, миномёты и другие огневые средства производят короткий (3-5-минутный) налёт по объекту и огневым точкам в районе объекта. После этого артиллерийский и минометный огонь переносится в глубину обороны, окаймляет объект и не допускает подхода новых подразделений противника. В это время состав пешей разведывательной группы штурмует объект, стремительно врывается в расположение ДОТ или ДЗОТ, захватывает пленных и документы и, подорвав сооружение, быстро отходит в свое расположение. Орудия, предназначенные для ведения огня прямой наводкой, с начала до конца действий группы беспрерывно подавляют огневые точки, мешающие выполнению боевой задачи.
Все действия пещей разведывательной группы должны длиться не более 5-10 минут, пока противник ещё не разобрался в обстановке, не ввёл в действие свои огневые средства. Быстрый темп налёта требует прекрасно подготовленных разведчиков, хорошо организованного огневого обеспечения и отличного взаимодействия с огневыми средствами поддержки.
От всех бойцов, входящих в состав группы, требуется умение и сноровка преодолевать препятствия (мины, проволоку, завалы) и быстро передвигаться за огневым валом, особенно в секторах обстрела атакуемого сооружения. По окончании налёта документы и пленные доставляются в штаб. После опроса последних и суммированной разведки наблюдением разведывательное отделение штаба дивизии обрабатывает все эти сведения, наносит на карту и докладывает командованию дивизии и в штаб корпуса.

Действия пеших разведывательных групп в глубине обороны противника

Для того чтобы установить систему устройства укреплённого района не только на переднем крае, но и в тактической глубине, необходимо хорошо организованное взаимодействие всех органов войсковой разведки. Здесь на помощь командиру в изучении противника, в особенности его главной полосы обороны, приходят действия пеших разведывательных групп в тылу врага.
Основные задачи пеших разведывательных групп, действующих в тылу противника, следующие:

  • уточнение сведений о системе и характере устройства обороны в глубине, определение опорных пунктов (узлов обороны), нахождение месторасположения долговременных сооружений в глубине УР, установление их мощности, вооружения, состава гарнизонов;
  • установление районов сосредоточения резервов противника, огневых позиций артиллерии, районов сосредоточения танков и их количества;
  • определение характера инженерных заграждений и их места;
  • наблюдение за передвижениями войск противника по дорогам к фронту и вдоль фронта.

Такие задачи, как захват пленных и осуществление диверсионных действии, ставятся разведывательным группам лишь в тех случаях, когда это не мешает выполнению основном задачи. Свои задачи и тылу УР пешие разведывательные группы могут разрешать следующими способами: организацией засад и налётов, скрытным наблюдением, подслушиванием телефонных и телеграфных переговоров.
Ввиду того, что разведывательная работа в условиях сильно укреплённой обороны противника очень сложна и требует весьма серьёзного подбора и подготовки разведчиков, штабы частей (соединений) могут производить засылку таких групп в тыл врага только с разрешения вышестоящего разведывательного отдела.
Глубина проникания группы в тыл противника зависит от характера поставленной задачи и колеблется от 5 до 25 км. Примерная продолжительность действий группы в тылу врага - от 2 до 6 суток.
Боевой состав разведывательной группы определяется предстоящей задачей, плотностью боевых порядков противника в укреплённом районе и характером их действий; обычно в состав пешей разведывательной группы входят от 3 до 5-7 человек. В состав разведывательной группы желательно включать разведчика, знающего язык противника, радистов с портативной радиостанцией, иногда и артиллеристов.
Разведчикам, действующим в тылу противника, необходимо в совершенстве знать демаскирующие признаки фортификационных сооружений на местности, уметь определить тип сооружений и их назначение. Интересен в этом отношении отрывок из записей разведчика Аламова:
"Часто бывая в тылу противника, я нагляделся на немецкие ДОТ и ДЗОТ. Они почти не возвышаются над землёй, издали их различить трудно. Но научиться распознавать их можно. Как фашисты ни маскируются, а амбразуру всегда разглядишь, если глаз навострился.
Немцы располагают ДОТ в шахматном порядке, метрах в 100-300 один от другого. Почти всегда у ДОТ стоят часовые. Вот их-то и надо обнаружить, чтобы не попасть впросак. Если заметил ДОТ - ищи часового, но старайся, чтобы он тебя не заметил. Иногда порядок меняется: сперва обнаруживаешь часового, а по нему уже и ДОТ: он должен быть где-то поблизости".
В условиях долговременной обороны противника проникновение во вражеский тыл - задача нелёгкая. Поэтому перед началом действий командир и состав группы тщательно изучают все имеющиеся о противнике сведения и наносят их на карту. Затем командир намечает наиболее выгодное исходное положение для движения, несколько вариантов действий, а также маршруты, которыми целесообразнее всего воспользоваться для проникновения в тыл врага и для возвращения оттуда. Маршрут через боевые порядки противника должен проходить как можно дальше от вражеских огневых сооружений, вблизи характерных видимых ночью ориентиров. При этом необходимо учитывать наличие огневых точек и инженерных препятствий в промежутках между огневыми сооружениями. После выбора маршрута командир, исходя из конкретной обстановки, характера местности и боевого состава своей группы, готовит вооружение, снаряжение, обмундирование и производит боевой расчёт внутри группы. Затем решает, какими способами передвигаться на протяжении всего маршрута, как организовать охранение, определяет места остановок, порядок связи и управления на весь период преодоления переднего края обороны противника (как внутри состава разведывательной группы, так и в отношении подразделений, которые выделены для того, чтобы обеспечивать прохождение разведывательной группы во вражеский тыл). Командир группы также лично определяет азимут движения {с учётом возможных отклонений) на весь маршрут перехода до первого сборного пункта. Кроме того, непосредственно на местности он договаривается с командирами подразделений, выделенных штабом, по всем вопросам взаимодействия и поддержки на случай, если разведчики будут обнаружены неприятелем, и определяет порядок отхода. Закончив всю предварительную подготовку к действиям, командир, исходя из конкретной задачи, приступает к подготовке разведчиков.
Все бойцы, входящие в состав пешей разведывательной группы, обязаны изучить весь район предстоящих действий и, в частности, место, где придётся проникнуть в глубину расположения противника.
Переход через передний край обороны противника и движение через его боевые порядки целесообразнее производить с наступлением темноты. Туман, снегопад, пурга, дождь, сильный ветер лучше всего благоприятствуют скрытному переходу линии фронта. Иногда разведчики используют для просачивания через передний край обороны противника период ведения артиллерийского огня. В некоторых случаях (высылка разведчиков на значительную глубину, исключительные трудности проникновения через передний край главной полосы УР) разведчики могут забрасываться в тыл противника самолётами.
Движение в тылу противника производится скрытно, перекатами от одного рубежа к другому; непременно используются складки местности, принимаются меры непосредственного охранения. Каждый разведчик во время движения должен стараться обходить те предметы, которые могут издать шум и, следовательно, насторожить внимание противника.
С выходом к объекту разведки выбирается наиболее укрытое и безопасное место для расположения разведчиков. Выставив непосредственное охранение, командир группы изучает и уточняет обстановку и организует доразведку объекта.
При действиях пешей разведывательной группы в тылу противника способы разведки в каждом отдельном случае следует выбирать на месте в зависимости от результатов доразведки объекта, а также от конкретной обстановки, характера местности и боевого состава группы.
Успех действий во многом зависит от качества доразвсдки объекта и местности, на которой предстоит действовать. Ставя задачу, штаб, как правило, располагает лишь ориентировочными сведениями об объекте разведки. Поэтому командир по пути движения обязан сам уточнять маршрут и изменять его соответственно обстановке.
Иногда для более подробного изучения фортификационных сооружений противника следует широко использовать местных жителей - их сведения зачастую оказываются очень ценными, так как местные жители, как правило, привлекаются к работам по оборудованию сооружения. Но ясно, что эти сведения требуют тщательной проверки и только после неё могут быть переданы командованию как достоверные. Когда немцы находились на нашей территории, разведчики обычно обращались за помощью к местным жителям. Однако в период, когда военные действия были перенесены на территорию Брага, нашим разведчикам, действовавшим в тылу немцев, естественно, было нецелесообразно обращаться за помощью к местным жителям.
Все сведения, добытые разведчиками во время пребывания их в тылу противника, передаются по радио штабу, выславшему разведку. При отсутствии радиостанции эти сведения командиром группы записываются, наносятся на карту (схему) и доставляются в штаб по возвращении.

Разведка боем

Необходимость проведения разведки боем определяется обстановкой. Сам наступательный бой в условиях сильно укреплённой обороны состоит в последовательном овладении отдельными долговременными сооружениями и опорными пунктами.
При разведке укреплённого района разведка боем может дать такие сведения о состоянии обороны противника, которые невозможно добыть другими способами; однако следует учитывать, что для проведения разведки боем требуется большая затрата времени на подготовку, сил и средств.
Разведка боем применяется с целью проверить имеющиеся данные, доразведать или вновь установить:

  • наличие, точное расположение и типы долговременных сооружений (полукапонир, ДОТ, ДЗОТ, убежище), их вооружение и секторы огня;
  • систему полевой обороны как впереди сооружений, так и в промежутках между ними (при этом важно определить систему огня);
  • характер инженерных сооружений, препятствий;
  • группировку живой силы противника, принадлежность как постоянных гарнизонов УР, так и полевых войск;
  • наличие и места флангов и стыков и наиболее уязвимых мест в обороне противника;
  • районы расположения тактических резервов полевых войск.

Подразделения, ведущие разведку боем, всегда должны стремиться захватить пленных и документы. Кроме того, при проведении разведки боем может быть поставлена задача по захвату опорных пунктов или отдельных укреплении противника, выгодных для наших войск.
Для успешного проведения разведки боем в условиях УР необходимо заранее иметь общие сведения не только о состоянии обороны противника, но главное - о расположении самих долговременных сооружений, а также прикрывающих их огневых средств и препятствий. Эти сведения черпаются из всех уже имеющихся к этому моменту источников разведки; кроме того, проводятся дополнительные разведывательные мероприятия - дополнительное наблюдение, поиски, засады специально в интересах предстоящей разведки боем.
Разведка боем УР производится, как и в условиях полевой обороны, разведывательными отрядами (РО), состоящими из стрелковых и специальных подразделений. По сравнению с разведкой полевой обороны, при разведке УР повышается роль сапёров, поэтому при организации разведывательных отрядов число сапёров в разведывательном отряде увеличивается.
Приданная артиллерия, как правило, используется для стрельбы прямой наводкой по различным целям и соответственно распределяется по подразделениям внутри разведывательного отряда. Кроме приданных огневых средств, для обеспечения успеха действий разведывательного отряда выделяется достаточное количество поддерживающих средств артиллерии средних и крупных калибров. В отдельных случаях действия отряда поддерживаются авиацией.
Разведка боем организуется и проводится по приказанию или с разрешения вышестоящего штаба. После того как командир принял предварительное решение на разведку боем, штаб организует тщательное квалифицированное наблюдение за участком, на котором будет проводиться разведка и подготовка разведывательного отряда к действиям. Личный состав разведывательного отряда отводится в войсковой тыл, где на местности, аналогичной району предстоящих действий, проводится отработка всех элементов предстоящих действий и устанавливается порядок взаимодействия с приданными и поддерживающими подразделениями.
Проект плана разведки боем в дивизии составляется оперативным отделением, с участием начальника разведки дивизии и начальников родов войск и служб. Чаще всего этот план оформляется как плановая таблица боя, но может быть составлен и в произвольной форме. Кроме того, при разработке плана штаб должен предусмотреть все вопросы организации управления разведывательным отрядом в бою.
В период подготовки к разведке боем на участке действий разведывательного отряда организуется командирская разведка, к которой привлекается офицерский состав основных, приданных и поддерживающих подразделений. Кроме того, организуется дополнительная сеть НП (войсковые, командирские, артиллерийские и инженерные).
В результате изучения всех ранее имевшихся данных о противнике, данных наблюдения и результатов командирской разведки, уточняются:

  • положение противника;
  • задачи разведывательного отряда, направление главного и вспомогательных ударов;
  • исходное положение разведывательного отряда;
  • порядок, время выхода и время занятия подразделениями разведывательного отряда исходного положения для наступления;
  • рубеж атаки;
  • мероприятия по преодолению препятствий и заграждений;
  • меры охранения при движении;
  • распределение огня для подавления огневых средств противника, особенно фланкирующих огневых сооружений;
  • боевые порядки для атаки,
  • сигналы взаимодействия с приданными и поддерживающими средствами;
  • действия при контратаках противника, особенно на флангах;
  • боевой порядок при захвате рубежа и мероприятия по закреплению на нём;
  • порядок ввода в бой резерва для развития или закрепления успехов разведывательного отряда;
  • порядок отхода отряда и обеспечение его огнём и вводом в бой резерва;
  • организация конвоирования пленных, санитарного обеспечения и эвакуации раненых и выноса убитых;
  • организация боевого питания;
  • способы управления разведывательным отрядом и внутри его;
  • место командного пункта командира разведывательного отряда и порядок его перемещения.

Разведка боем укреплённого района организуется по принципу штурма огневых сооружений противника. Основным звеном, осуществляющим штурм отдельного сооружения, является штурмовая группа, поэтому разведывательный отряд делится на штурмовые группы.
Как показывает опыт, в штурмовую группу наиболее целесообразно назначать стрелковый извод, усиливая его сапёрами-подрывниками, тяжёлым оружием, одним-двумя танками или самоходными орудиями. Количество средств усиления будет зависеть от характера объекта, г. е. от величины, прочности сооружения и состояния его обороны. Для удобства действий штурмовая группа делится на три подгруппы: разграждения, нападения (подрыва) и огневую (прикрытия). На подгруппу разграждения возлагаются следующие задачи: разведка подступов к объекту действий штурмовой группы и проделывание проходов в обнаруженных ограждениях. Эта подгруппа состоит из 3-5 саперов и 2-4 автоматчиков. Она снабжается миноискателями, ножницами для резки проволоки, удлиненными зарядами, кошками для растаскивания проволоки, указками для обозначения проходов.
Подгруппа нападения (подрыва) состоит из одного-двух стрелковых отделений, подрывников, огнемётчиков, химиков и снабжается зарядами ВВ, бутылками с горючей смесью, гранатами и ранцевыми огнемётами. Эта подгруппа атакует сооружение, блокирует его, а затем уничтожает личный состав, забрасывая в отверстия сооружения гранаты и бутылки с горючей смесью или подрывая сооружение зарядом ВВ.
Огневая подгруппа обеспечивает действия первых двух подгрупп. В её состав включаются стрелки, пулемёты, противотанковые ружья, 45- и 76-мм орудия, отдельные танки и самоходные установки. В тех случаях, когда в системе УР на участке проведения разведки боем имеются артиллерийские долговременные сооружения, которые обладают увеличенной толщиной стенок и разрушение которых требует применения больших зарядов ВВ, в составе РО создаются сапёрные штурмовые группы. Состав их такой же, что и стрелковых штурмовых групп, и делятся они на такие же подгруппы (дополнительно ещё одна подгруппа - подноски ВВ). Действуют такие группы самостоятельно, по отдельным объектам, а не в качестве усиления стрелковых штурмовых групп.
Действия разведывательного отряда будут успешны только в том случае, если весь личный состав его будет хорошо натренирован для атаки (штурма) долговременных сооружений и обучен ведению разведки в ходе боя.
В период подготовки личный состав практически отрабатывает все вопросы операции - от действия одиночного бойца до действий всего разведывательного отряда в целом, причём применительно к условиям выполнения именно данной боевой задачи. Как правило, подготовка проводится на специально выбранной и подготовленной местности, схожей с предстоящим районом действий. Весь процесс подготовки должен идти строго по плану и проводиться по специальной программе.
Вначале занятия необходимо проводить по подгруппам, обучая людей преодолению инженерных препятствий и действиям в траншеях, а также непосредственному штурму (блокировке) огневого сооружения; особое внимание обращается на отработку взаимодействия с артиллерией сопровождения, в частности, на умение делать бросок в атаку тотчас же после огневого налёта артиллерии и на умение быстро изолировать ДОТ от внешней помощи и взорвать его. Кроме того, весь личный состав разведывательного отряда обучается пользованию дымовыми шашками (гранатами), зажигательными средствами, действиям в дыму. Вопросы взаимодействия подгрупп и управление ими в процессе разведки боем занимают центральное место в подготовительный к операции период. Командир разведывательного отряда перед началом операции проверяет готовность отряда к действиям, после чего отдаёт устный приказ командирам подразделений отряда и поддерживающих огневых средств. В приказе указывается:

  • положение противника на участке проведения разведки боем (где, какие имеются сооружения и инженерные заграждении);
  • какие разведывательные органы и каким способом будут действовать на соседних участках;
  • состав и задачи разведывательного отряда;
  • состав огневой группы поддержки отряда;
  • количество штурмовых групп, их состав, исходное положение каждой группы, время занятия исходного положения и задачи каждой группы;
  • задачи артиллерии, предназначенной вести огонь прямой наводкой, и артиллерии группы поддержки;
  • задачи танков и самоходных орудий, если таковые приданы;
  • время начала артиллерийского налёта и атаки;
  • сигналы взаимодействия с артиллерией и управления внутри разведывательного отряда;
  • способы поддержания связи со штурмовыми группами и со штабом руководства (КП), место последнего;
  • место пункта питания боеприпасами и порядок доставки таковых в группы;
  • место пункта медицинской помощи и порядок эвакуации раненых;
  • куда доставлять военнопленных, документы и другие трофеи;
  • порядок отхода по выполнении задачи, место сбора разведывательного отряда или порядок закрепления за собой успехов разведки боем;
  • место командира разведывательного отряда в процессе разведки боем.

Выход разведывательного отряда на рубеж атаки производится рассредоточено, при полной готовности огневых средств.
Выдвижение разведывательного отряда на рубеж атаки лучше всего производить заранее, используя темноту, туман, складки местности. Если же местность и время суток не способствуют скрытности выдвижения к рубежу атаки, то выдвижение производится непосредственно перед атакой под прикрытием артиллерийского и минометного огня из глубины боевых порядков обороны.
Подразделения, выделенные в резерв, сосредоточиваются неподалеку от исходного положения разведывательного отряда и находятся в состоянии готовности к вводу в бой.
Разведка боем обычно начинается артиллерийской подготовкой. Под прикрытием огня артиллерии сапёрные подразделения проделывают проходы в проволочных заграждениях н минных полях перед передним краем обороны противника (если они не могли сделать этого раньше), поело чего подразделения разведывательного отряда выдвигаются на рубеж атаки; удаление его зависит от условий местности, однако желательно, чтобы рубеж атаки находился возможно ближе к противнику.
С началом артиллерийской подготовки подразделения отряда приводят себя в полную готовность для броска в атаку. По условному сигналу командира, руководящего разведкой боем, огонь артиллерии переносится в глубину обороны противника или прекращается. В это время штурмовые группы переползанием, перебежками или, же на волокушах и бронированных прицепах за танками продвигаются вперёд и смело штурмуют (блокируют) огневые сооружения, уничтожают засевшего в них противника или захватывают его в плен. Одновременно штурмовые группы атакуют огневые средства и захватывают или уничтожают живую силу в промежутках между огневым сооружением и в окопах и ходах сообщения. Оживающие и вновь появляющиеся огневые точки подавляются артиллерией, приданной разведывательному отряду; в случае необходимости вызывается огонь поддерживающей артиллерии.
Приёмы подхода штурмовой группы к атакуемому сооружению зависят от обстановки. На близких дистанциях штурмовая группа может захватить сооружение броском, при наличии скрытых подступов - использовать последние, на открытой местности - подползти к сооружению. Перед амбразурой сооружения обычно на несколько десятков метров (в зависимости от типа и расположения сооружения) тянется мертвое пространство, оно делает безопасной работу штурмовой группы непосредственно перед сооружением.
Атака (штурм) огневого сооружения, в зависимости от характера его, может происходить так: фронтальная ДОТ (ДЗОТ) блокируется при помощи открываемого по амбразурам огня тяжёлого оружия или артиллерии с открытых позиций и затем атакуется с охватом флангов (по отношению к амбразурам или входу в сооружение). Если группа вооружена противотанковыми или ручными гранатами, то ставится задача на уничтожение гарнизона, если же штурмовая группа имеет заряды ВВ - на разрушение сооружения. Самое выгодное место заложения заряда - у входа в ДОТ, на покрытии, около перископных отверстий, у воздухозаборных отверстий, у тыльных стен. Вместе с этим широко практикуется забрасывание в дымоход, в дверь и амбразуры бутылок с горючей смесью и термитных шашек.
Многоамбразурную ДОТ или ДЗОТ выгоднее атаковать с фланга или со стороны входа; прежде чем начать атаку, следует забить амбразуры мешками с землёй.
Фланкирующие сооружения (полукапонир, капонир) атакуют с фронта и со стороны входа в сооружение. Для ведения огня по амбразуре лучше всего выдвигать снайперов и противотанковые ружья в створ обстреливаемой амбразуры. Если сооружение имеет бронеколпак с круговым обстрелом, то необходимо предварительно разбить или заклинить его огнём орудий прямой наводки.
Броневой колпак лучше всего атаковать при постановке дымов или немедленно после артиллерийского огня, так как его амбразуры, вследствие низкой посадки, в условиях задымления легко ослепить. Взорвать бронеколпак можно связкой 2-3 противотанковых гранат или 1-2 противотанковыми минами. Тяжёлый бронеколпак на железобетонном сооружении следует взрывать зарядом ВВ весом 6-10 кг.
Атака штурмовой группы с танком или самоходным орудием обычно происходит следующим образом. Если ДОТ или ДЗОТ - пулемётные, то танк (самоходное орудие) идёт непосредственно на амбразуру, ведя по ней огонь (с коротких остановок), л вынуждает гарнизон ДОТ прекратить огонь или закрыть амбразуру. В это время штурмовая группа выдвигается к ДОТ. Выдвинувшись на рубеж атаки, штурмовая группа подаёт сигнал (обычно ракетой) о прекращении стрельбы по амбразурам, после чего атакует ДОТ (со стороны входа) или подрывает его. Если ДОТ или ДЗОТ - орудийная, то танк, двигаясь к ней, выбирает укрытую позицию и во взаимодействии с противотанковыми ружьями и орудиями, ведущими огонь прямой наводкой, ведёт огонь по амбразуре с места. В это время штурмовая группа атакует ДОТ (так же, как пулемётную ДОТ).
Если поставлена задача - захватить и удерживать район до определенного времени или до подхода других частей, то подразделения разведывательного отряда занимают оборону на указанных им участках, рассредоточивая огневые средства и живую силу в зависимости от местности, после чего немедленно приступают к самоокапыванию и инженерному закреплению участков, используя для этого захваченные огневые сооружения долговременного и полевого типа, и решительно отражают попытки противника восстановить утраченное положение.
Практика Отечественной войны знает немало случаев, когда разведывательные отряды отражали более десяти вражеских контратак и благодаря упорству и мужеству личного состава, а также умелому взаимодействию с огнём артиллерии отлично выполняли поставленную задачу по захвату и удержанию рубежа.
Для развития успеха, достигнутого разведывательным отрядом, в действие может быть введён резерв, который в ходе боя разведывательного отряда или продвигается вслед за ним или остаётся в своём районе сосредоточения. Резерв вводится по распоряжению командира, руководящего боем.
В том случае, когда план боя предусматривает отход разведывательного отряда по выполнении задачи, важнейшее значение приобретает организация отхода и его обеспечение.
В динамике боя разведывательного отряда ведётся тщательное наблюдение (особенно офицерское) за поведением противника как в районе разведки, так и на других участках, для чего на период боя разведывательного отряда организуются дополнительные наблюдательные пункты. Кроме наземного наблюдения, полезно организовать наблюдение с воздуха (с самолётов и аэростатов наблюдения), дающее возможность просматривать всю тактическую глубину обороны противника. Для выполнения задач по захвату и доставке пленных и документов, а также для разведки инженерных сооружений в состав разведывательного отряда включаются специально подготовленные разведывательные группы из общевойсковых и сапёрных разведывательных подразделений. Пункт сбора, куда должны доставляться пленные и документы, организуется в районе командирского наблюдательного пункта, с которого осуществляется управление боем. Офицер-разведчик на этом пункте сбора производит предварительный допрос пленных (главным образом по вопросам, необходимым для обеспечения боя) и знакомится с трофейными документами. Сведения, полученные в результате опроса пленных и ознакомления с документами, немедленно передаются командиру разведывательного отряда и докладываются командиру соединения.
После завершения разведки боем начальник разведки дивизии собирает всех офицеров, возглавляющих наблюдательные пункты, обобщает полученные наблюдением данные о противнике, затем, отработав все полученные в итоге разведки боем материалы, составляет отчётную схему о противнике.
Важные сведения, поступающие в ходе разведки боем, следует немедленно доносить в вышестоящий штаб.
Из рассмотренного нами круга основных задач, выполняемых общевойсковой разведкой, и характерных особенностей, приёмов и техники действий разведывательных органов можно сделать выводы, что организация разведки укреплённых районов противника требует от штабов и от офицерского состава всех степеней отличной подготовки, слаженности действий и безукоризненного взаимодействия с поддерживающими огневыми средствами. Опыт боёв по прорыву укреплённых районов на Карельском перешейке, в Восточной Пруссии, на реке Одер и др. лишний раз подтверждает трудности и сложность организации разведки укреплённых районов. Однако отказываться от организации разведки только потому, что проведение её потребует большого количества времени и средств, конечно, невозможно. Данные о противнике, полученные в результате правильно организованной и проведённой разведки, с избытком оправдывают затраченные на неё силы и средства.

 


 

Капитан А. КОЛОСОВ

НОЧНАЯ РАЗВЕДКА БОЕМ

Противник оборонял рубеж, выгодно расположенный в тактическом отношении. Местность перед фронтом обороны была открытая.
Неоднократные попытки наших частей захватить контрольных пленных, для того чтобы установить группировку противника и нумерацию его частей, успеха не имели. Тогда решили для захвата контрольного пленного организовать ночную разведку боем, предварительно усилив наблюдение за противником. Объектом атаки выбрали обнаруженную ДЗОТ, устройство и расположение которой тщательно изучили. Установили, что ДЗОТ пулемётная, и к ней с двух сторон подходят траншеи.
Чтобы обеспечить успех действий, разведчики построили в тылу аналогичную ДЗОТ и провели занятия. Разведчикам-автоматчикам придали три танка Т-34; один из них - резервный - предназначался на случай эвакуации подбитой машины. В состав разведки вошли также сапёры (подгруппа разграждения). Командовал разведкой командир подразделения автоматчиков. Разведчиков-автоматчиков разбили на две подгруппы: подгруппу захвата и подгруппу обеспечения. Во время учений подгруппы были посажены на танки в качестве десанта; затем танки на максимальных скоростях шли к ДЗОТ, где десант спешивался и развёртывался для боя. Подгруппа захвата атаковывала ДЗОТ, а подгруппа обеспечения прикрывала её действия и контролировала траншею, примыкавшую к ДЗОТ.
Такая тренировка проводилась в течение нескольких дней. Когда была достигнута согласованность в дневных действиях, провели несколько тренировок ночью. Для указания проходов в минных полях и направления движения к ДЗОТ использовались карманные фонари. При возвращении танков в своё расположение бойцы подгруппы разграждения по сигналу командира разведки обозначали проходы в "минных полях".
Достигнув полной согласованности в действиях, старший командир назначил время начала ночной атаки.
Перед атакой танков был произведён огневой налёт миномётов и артиллерии по переднему краю обороны. По сигналу командира разведывательной группы артиллерия и миномёты перенесли огонь на соседнюю ДЗОТ, и танки пошли в атаку. Резервный танк маневрировал, прикрываясь складками местности, ведя огонь по соседней ДЗОТ, создавая видимость, что атакует её (схема 1). Атака была стремительной. Когда танки подошли к ДЗОТ, десант спешился; группа захвата ворвалась в ДЗОТ и захватила пленного.

Как только был дан сигнал отхода, в тылу расположения наших войск зажгли костры-ориентиры. Под прикрытием огня артиллерии разведка возвратилась без потерь.
Показания захваченного пленного дали возможность установить намерения противника, характер расположения его огневых средств и укреплений.
В приведённом боевом примере обращает на себя внимание тщательность подготовки к ночным действиям. Открытая местность требовала настолько быстрых и согласованных действий, что любая неточность в действиях могла сорвать разработанный план, и разведывательная группа понесла бы потери.
Тренировки в тылу на подходящей местности с учётом атаки определённого объекта обеспечили стремительность действий. Личный состав, зная свои задачи и обязанности, действовал уверенно, что и привело к успеху н ночной разведке боем.

"Журнал бронетанковых и механизированных войск" № б за июнь 1945г.

 


 

Подполковник Ф. МАКУРИН

РАЗВЕДКА ПРИ СМЕНЕ ВОЙСК

Одним из основных принципов войсковой разведки является её непрерывность. Разведка должна вестись до боя, во время боя и после боя, днем и ночью. Постоянное соприкосновение разведывательных органов с противником - непременное условие непрерывности разведки.
Отсюда вытекает прямая необходимость вести разведку в условиях, когда происходит смена одних частей и соединений другими, чтобы не прерывать изучения противника, своевременно вскрывать его намерения и действия.
При смене частей следует ожидать, что противник, разведав начавшуюся у нас перегруппировку или обнаружив участки с пониженной плотностью боевых порядков, может нанести внезапный удар в наиболее слабом месте. Однако эту опасность со стороны противника можно предотвратить путём широко организованного и усиленного наблюдения за противником, использования секретов, сторожевых постов, командирских наблюдательных пунктов, сменяемых и сменяющих частей и тщательной непрерывной разведкой другими средствами и способами.
Таким образом, разведка противника при смене наших частей крайне необходима, организация же и методы проведения её заслуживают тщательного изучения.
Как известно, смена частей производится в различных условиях боевой деятельности войск. При обороне части сменяются с целью скрыть от противника истинную группировку наших войск, создать глубоко эшелонированные боевые порядки, а также с целью предоставить сменяемым частям более благоприятные условия для боевой подготовки и отдыха. При наступлении смена частей производится или в непосредственном соприкосновении с противником с задачей сосредоточить соответствующую группировку на направлении главного удара или при вводе в бой вторых эшелонов и резервов дивизий и корпусов для закрепления успеха наступающих частей. В зависимости от этих условий организация, а в некоторых случаях и методы разведки в известной мере будут различными.

Разведка при смене частей в обороне

В оборонительном бою, когда обе воюющие стороны длительное время занимают позиционную оборону и располагают достаточным временем для смены частей, работа по организации разведки значительно облегчается.
Как показал опыт Отечественной войны, разведка во время смены частей в обороне практически ведётся следующим образом.
Обычно до начала смены сменяемая часть проводит несколько поисков (один-два), усиливает наблюдение, уточняет и проверяет сведения о противнике, требующие подтверждения. Наблюдательные пункты дооборудуются и улучшаются, а вся документация по организации наблюдения (схемы результатов наблюдения, схемы ориентиров, журналы наблюдения и схемы организации наблюдения) обновляется и уточняется, чтобы офицер-разведчик сменяющей части мог без особых затруднений изучить все имеющиеся данные о противнике.
Приказания на разведку сменяемым стрелковым полкам отдаются штабом дивизии (одновременно с приказом о смене), где указываются задачи разведки, сроки подготовки поисков и время проведения их. Одновременно для поисков готовятся пешие разведывательные группы и от сменяющей части, чтобы по окончании смены они могли без длительного перерыва начать действия. Это мероприятие особенно важно, когда прибывшей части в ближайшее время предстоит переход в наступление. С целью скрыть от противника начало перегруппировки, разведывательные органы, подготовленные от новой части, не высылаются в разведку до конца смены.
Разведывательные органы смененной части в течение 3-5 суток, а иногда и больше продолжают вести разведку на прежнем участке, чтобы противник не обнаружил произведённой перегруппировки. Кроме того, это необходимо еще и потому, что разведчики сменённой части, хорошо зная местность и оборону противника, могут помочь разведывательным органам вновь прибывшей части в выборе мест для поисков, засад и т. д.
Офицер разведки сменяемой части подробно знакомит (со своего наблюдательного пункта и по разведывательным документам) офицера разведки сменяющей части с системой обороны противника, характером его действий, поведением н местностью. Наблюдатели сменяющей части знакомятся с обстановкой и обороной противника за 1-2 дня до начала смены.
При наличии времени сменяющей части передаются все наблюдательные пункты от ротных до полковых включительно, а в дивизии и до дивизионных. При отсутствии достаточного времени передаче подлежат только полковые наблюдательные пункты.

Разведка при смене частей перед наступлением

При подготовке к наступлению смена войск является завершающим звеном в цепи планируемой командованием перегруппировки войск. Ввод в боевое соприкосновение с противником войск, предназначенных для наступления, уплотнение боевых порядков обороняющихся частей, соблюдение скрытности смены - дело более сложное, чем смена войск в обороне. Поэтому и организация разведки во время смены частей в наступлении значительно сложнее. Эта сложность в организации разведки связана главным образом с большим объёмом работ командования и штабов всех степеней по организации смены (изучение противника, рекогносцировка участков смены, к которой почти всегда привлекаются офицеры-разведчики, и т. д.), а также с недостатком времени. Разведка обязана в очень короткий срок вскрыть возможную контрподготовку со стороны противника и своевременно предупредить об этом как сменяемые, так и сменяющие части, чтобы они могли принять необходимые меры противодействия.
Опыт боевой деятельности разведывательных органов Н-ской дивизии, сменявшей одну из дивизий в районе г. Тарноль (Венгрия) в декабре месяце 1944 г. при подготовке наступления на г. Елшава, свидетельствует о том, что разведка должна быть в этот период особенно активной и целеустремлённой.
Во время сосредоточения войск перед наступлением (при необходимости произвести перегруппировку в короткий срок) опыт подсказывает целесообразность заблаговременного выезда офицеров-разведчиков с частью личного состава разведывательных подразделений в районы выхода их части или соединения. Таким образом, разведчики, прибыв в новый район заблаговременно, получают больше времени на изучение противника и продумывание плана, своих действий в предстоящем бою.
Количество разведчиков в среднем должно составлять до одной пешей разведывательной группы от каждого стрелкового полка и до одной группы из дивизионной разведывательной роты (всего 30-40 человек). Руководство высланными группами разведки целесообразно возложить на помощника начальника разведки стрелковой дивизии. Время переброски указанных разведчиков будет зависеть от времени, отведённого на перегруппировку. Однако желательно, чтобы разведчики имели в своём распоряжении не менее двух суток до начала смены.
Разведывательные органы сменяемой части всеми активными способами продолжают вести разведку и одновременно привлекают на передовые наблюдательные пункты разведчиков от новой части, чтобы они в это время не только наблюдали за действиями нашей разведки, но главным образом изучали характер поведения и действий противника, а также систему его обороны.
Активных действий силами разведывательных органов прибывающих частей до окончания смены вести не следует. Для этой цели во всех случаях используются разведывательные органы ранее оборонявшихся и сменяемых в данное время частей. Если же сменяемая часть не ведёт разведки активными способами, то штабы вновь прибывших частей и соединений обязаны потребовать этого через вышестоящий штаб.
Для более подробного изучения обороны противника до начала смены и во время смены желателен выход на передний край офицеров разведки полков обеих частей с группой разведчиков для изучения обороны противника и подступов к ней.
Оформление передачи всех материалов о противнике проводится по акту.
В ходе Отечественной войны наблюдались случаи, когда во время смены подразделений и частей от сменяемой части высылались пешие разведывательные группы в нейтральную полосу с задачей своевременно обнаружить возможные действия неприятельских разведывательных органов, а также предупредить свои части о переходе противника в наступление. Кроме того, наши разведывательные органы, находящиеся в нейтральной полосе, при одновременных действиях разведывательных органов противника могут организовать внезапное нападение на них и не только помешать им вести разведку, но и захватить пленных. Это особенно важно тогда, когда не высылается боевое охранение, что нередко случается в практике при незначительном удалении обороны наших частей от противника.
Активные действия разведывательных органов сменяемых частей в период смены являются залогом успеха предстоящей операции. Примером этому может служить подготовка прорыва обороны финнов на Карельском перешейке. В последнюю ночь перед атакой на ряде участков была проведена разведка противника боем; эта разведка выполнялась подразделениями, которые оборонялись ранее в полосе наступления сменивших их частей.

Разведка при смене частей в ходе наступления

Нами уже указывалось, что смена войск может производиться при вводе в бой вторых эшелонов и резервов для закрепления и развития успеха наших наступающих частей. Организация разведки в этот период также имеет очень важное значение.
Изложенный ниже порядок организации разведки в ходе наступления относится главным образом к ведению разведки дивизиями вторых эшелонов, которые в нужный момент должны сменить, а не усилить потерявшие уже необходимую силу удара дивизии первого эшелона или расширить прорыв действиями на образовавшихся флангах боевого порядка дивизий первого эшелона.
Особенность действий вторых эшелонов заключается в том, что они в подготовительный период боя, а также в начале его не имеют непосредственного соприкосновения с противником. Все необходимые данные о противнике и характере его обороны штабы соединений вторых эшелонов получают от штабов соединений первого эшелона, находящихся в тесном соприкосновении с противником, а также от вышестоящих штабов.
Основной задачей штабов соединений вторых эшелонов по разведке является вскрытие группировки и характера обороны противника в его тактической глубине. Отсутствие этих данных может отрицательно сказаться на действиях частей второго эшелона при вводе их в бой.
В тех случаях, когда данные о противнике к моменту вступления в бой частей второго эшелона недостаточны, целесообразно в боевые порядки частей первого эшелона высылать от второго эшелона пешие разведывательные группы для добывания сведений о противнике в основном наблюдением. Однако к высылке разведывательных органов от соединений вторых эшелонов следует прибегать только в крайних случаях.
Штабы соединений второго эшелона должны, используя широкую сеть наблюдательных пунктов первого эшелона и его разведку, к моменту смены и вступления в бой иметь все данные о противнике, известные первому эшелону. В процессе всего боя, ведущегося силами первого эшелона, они получают от действующих передовых частей полную информацию о противнике и имеют представителей от своих разведывательных отделений на передовых наблюдательных пунктах.
В ходе войны во многих действующих армиях приобретён ценный опыт совместной работы на наблюдательных пунктах начальников разведывательных отделений дивизий и отделов корпусов первых и вторых эшелонов. Начальники разведывательных отделений вторых эшелонов и их помощники как бы "врастали" в обстановку, быстро входили в курс дела и ориентировались в динамике боя.
В период смены первых эшелонов соединениями вторых эшелонов немедленно высылаются разведывательные органы на внешние фланги введенных в бой войск, чтобы в первую очередь своевременно вскрыть возможный манёвр противника, направленный для нанесения удара во фланг. Впереди второго эшелона в этот период еще действуют разведывательные органы, высланные частями и соединениями первого эшелона. Они ведут разведку до определённых рубежей, дальше которых уже не выдвигаются, и продолжают наблюдение за противником вплоть до получения новой задачи. Поэтому местонахождение этих рубежей, а также пункты, до которых достигали разведывательные органы, высланные от первого эшелона к началу смены, должны быть известны штабам частей и соединений второго эшелона.
После окончания смены вторые эшелоны немедленно высылают вперёд соответствующие разведывательные органы, которые по достижении рубежей и районов, занимаемых разведывательными органами первых эшелонов, получают от последних все известные им данные о противнике и, сменив разведывательные органы первых эшелонов, приступают к выполнению задачи в соответствии с планом разведки. Разведывательные органы первых эшелонов возвращаются в расположение своих частей.
С момента начала смены эшелонов все данные о противнике, которые поступают от разведывательных органов, действующих от первого эшелона (до их замены), должны направляться в соответствующие штабы частей и соединений второго эшелона, о чём указанные разведывательные органы заранее предупреждаются выславшими их командирами.
Руководство сменой разведывательных органов и ответственность за эту смену вышестоящий штаб возлагает на соответствующие подчинённые штабы частей и соединений первых и вторых эшелонов.
Как видно из вышеизложенного, при условии чёткого и умелого планирования боевой деятельности разведывательных органов во время смены войск в ходе наступательного боя вполне можно достигнуть непрерывности разведки.

Использование разведывательных органов родов войск при смене

Во время смены войск в любом виде боя необходимо привлекать для совместных действий с разведывательными органами стрелковых частей разведывательные органы или отдельных разведчиков от всех родов войск и служб. Особенно важное значение имеет использование инженерной разведки, так как при активных действиях разведывательных органов постоянно приходится сталкиваться с многочисленными инженерными заграждениями противника.
Рекомендуется включать в состав пехотной разведки сменяемой части сапёров от сменяющей части; при содействии сапёров-"старожилов" они обязаны изучать на этом участке характер заграждений противника, а также расположение своих заграждений и проходы в них. Кроме того, саперы-разведчики сменяющей части должны выяснить у сапёров-разведчиков старой части, какие методы и способы применялись ими при проделывании проходов в заграждениях противника.
Необходимо также всегда привлекать к совместным действиям танковую и артиллерийскую разведку, особенно при смене войск перед наступлением и в ходе наступления.

Работа разведывательных отделов вышестоящих штабов при смене войск

Работа разведывательных отделов вышестоящих штабов во время смены войск в основном сводится к контролю за организацией разведки нижестоящими штабами. Для этой цели обычно от разведывательных отделов штабов корпусов и армий высылаются представители или сами начальники разведывательных отделов этих штабов выезжают в стрелковые полки и дивизии.
Представители разведывательных отделов вышестоящих штабов обязаны:

а) наблюдать за передачей документов о противнике штабами сменяемых частей и соединений штабам сменяющих частей и соединений;
б) оказывать необходимую помощь при составлении актов о системе обороны и группировке противника;
в) требовать задержки разведывательных органов сменяемых частей на своих участках и продолжения ими разведки различными способами на определённый срок, а также следить за удовлетворением запросов новых частей;
г) наблюдать за планированием разведки начальниками разведывательных отделений и офицерами разведки вновь прибывших частей и соединений.

Положение противника, отражённое на передаваемых схемах обязательно указывается на местности. Рекомендуется проводить эту работу еще до начала смены, чтобы офицеры-разведчики сменяющей части смогли подробно изучить по карте и на местности действительное положение неприятельских частей.
Документы о противнике, передаваемые штабами стрелковых полков, должны составляться не менее чем в трёх экземплярах, из которых один предназначается для штаба сменяющей части, один - для штаба сменяемой части и один для штаба вновь прибывшего соединения. Такой же порядок передачи документов устанавливается и в штабах соединений.

Изложенные в этой статье положения по организации и ведению разведки во время смены войск являются лишь некоторым обобщением опыта, полученного в ходе боевых действий наших войск во время Отечественной войны против немецких захватчиков.

 


 

Гвардии подполковник М. КОСАРЕВ

ВООРУЖЕНИЕ, СНАРЯЖЕНИЕ И ОБМУНДИРОВАНИЕ РАЗВЕДЧИКА

Война усложнила и видоизменила службу разведки. Она повысила ее оперативность и увеличила радиус действия. Для получения сведений о противнике стали применять мощную технику: авиацию, танки и т. д. Изменились и вооружение, снаряжение и обмундирование личного состава разведывательных подразделений, хотя еще до сих пор не определено четко, каким же оно должно быть.
Автор данной статьи при рассмотрении вооружения, снаряжения и обмундирования исходит из специфических задач, которые приходится решать разведчикам, и, имеет целью на основе опыта Отечественной войны сделать некоторые выводы по указанному вопросу.

Вооружение разведывательных партий

Как только наши войска заняли сандомирский плацдарм, противник, оборонявшийся перед фронтом N армии, произвел перегруппировку своих войск. Командованию армии срочно потребовались данные, какие немецкие части стоят на одном из участков перед ее фронтом. С этой целью в разведку был выделен стрелковый взвод. Его командир разбил взвод на подгруппы и вооружил их в соответствии с поставленными перед ними задачами. Подгруппа разграждения в составе 5 человек имела 5 автоматов, 10 гранат, ножницы для резки проволоки и миноискатели. Атакующая подгруппа (из 8 человек) была
вооружена автоматами и. гранатами. Обеспечивающая подгруппа, также состоявшая из 8 человек, была вооружена 4 автомата ми, 3 винтовками, 16 гранатами и ручным пулеметом.
Решительность бойцов разведывательной партии, имевших перечисленное выше вооружение, действовавших по четко продуманному плану, сделала свое дело. Разведчики захватили важные документы и взяли в плен одного ефрейтора, который дал нужные сведения о перегруппировке.
Другой пример. В районе Ботошани (Румыния) в разведывательную партию было выделено 15 человек. На вооружении разведчиков состояло 10 автоматов, 5 винтовок, 60 гранат, 5 кинжалов и ракетница. Эта разведпартия привела двух пленных, успешно выполнив свою задачу.
Остановимся на вооружении первой партии и разберем причины, заставившие вооружить подгруппы разведчиков по-разному.
Как уже было указано, бойцы подгруппы разграждения имели автоматы и по 2 гранаты, ножницы и миноискатель. Необходимость такого вооружения вызывалась характером полученной задачи. Подгруппа должна была проделать проходы в проволочных заграждениях и минном поле. Поэтому основными средствами, при помощи которых она смогла выполнить свою задачу, являлись ножницы и миноискатель. Автоматы же и гранаты в данном случае служили лишь оружием самообороны. Нужны ли были подгруппе винтовки? Нет, они затруднили бы работу разведчиков при резке проволоки и растаскивании ее нитей в стороны. С автоматами же действовать легче и удобнее. Винтовки были не нужны еще и потому, что ведение прицельной стрельбы с дальние дистанций не входило в задачу этих разведчиков. Что же касается самообороны, то огонь из автоматов на короткое расстояние наиболее эффективен. Таким образом, мы видим, что вооружение подгруппы целиком обеспечивало выполнение поставленной задачи. К этому следует добавить, что лучше было бы подгруппе разграждения взять с собой не одни, а пару ножниц. Это ускорило бы ее работу.
У бойцов атакующей подгруппы имелись только автоматы и гранаты. Если в первом случае автоматы и гранаты предназначались для самообороны, то здесь они служат для нападения. Почему же и здесь отсутствует универсальное оружие - винтовка? Потому, что с автоматом, являющимся оружием ближнего боя, гораздо удобнее вести борьбу в траншеях, окопах, ходах сообщения, врываться в дзот, блиндаж. Автомат дает массу пуль, которые не столько поражают противника, сколько ошеломляют его, а это как раз и нужно разведчикам. Следовательно, и в данном случае вооружение подгруппы отвечало ее задачам и обеспечивало их выполнение.
На вооружении обеспечивающей подгруппы состояли ручной пулемет, винтовки, автоматы и гранаты. Половина вооружения предназначалась для стрельбы с дальних дистанций. Отвечало ли такое вооружение задаче, полученной подгруппой? Несомненно, так как подгруппа была в состоянии, не только поддержать огнем действия атакующих, но и прикрыть их отход. Зачем же этой подгруппе требовались автоматы? Они были нужны для обороны и в первую очередь для охраны и обороны пулемета. Кроме того, в случае преследования противником атакующей подгруппы, она, используя пулеметы и автоматы, могла создать на коротких дистанциях большую плотность огня, которая заставляла бы противника отказаться от преследования.
Итак, в обоих случаях мы видим, что вооружение соответствовало характеру поставленных перед подгруппами задач и обеспечивало их выполнение.

Засады как способ разведки, применяемые в ходе Отечественной войны, обычно давали положительные результаты; Вооружение засад всегда было очень разнообразным. Чаще всего, оно состояло из винтовок, автоматов, гранат и кинжалов. Так, например, одна из групп разведчиков в составе 10 человек имела на вооружении 7 автоматов, 3 винтовки, 30 гранат, 10 кинжалов и ножей. Иногда разведчики снабжались пулеметами и, минами. При устройстве засад на коммуникациях противника им, кроме того, давали еще противотанковые гранаты для подрыва его автомашин и бронесредств.
Однако это вооружение относится только к специальным разведподразделениям. В тех же случаях, когда засады устраивались силами стрелковых подразделений, вооружение засад было более мощным. Разведчики располагали станковыми и ручными пулеметами, противотанковыми ружьями, минометами, а действия засады поддерживались, кроме того, огнем артиллерии и тяжелого пехотного оружия других подразделений. Такое разнообразие вооружения вполне объяснимо. Разведчикам, находящимся в засаде, надо быть готовыми к встрече с любым противником, уметь вести достаточно мощный огонь с различных дистанций. Это тем более важно, что в ряде случаев обстановка исключает возможность применения ручного пулемета и вызывает необходимость стрелять только из винтовок (например, по убегающим солдатам врага, которых требуется не уничтожить, а ранить и пленить). Поэтому для гарантии от различных случайностей группе разведчиков в 10 человек достаточно вооружении. 2-3 винтовки.
В Отечественной войне широко практиковалась засылка в тыл врага разведывательных партий ("охотников") численностью 10-15 человек каждая. Эти партии вооружались автоматами, винтовками, гранатами и ножами. Иногда их вооружение дополнялось минами, толовыми шашками, бутылками с горючей жидкостью, ножницами для резки проволоки, веревками и полотнищами для связи с самолетами. В "охотничью" партию включались 1-2 радиста, артиллерист-наблюдатель, несколько саперов и химиков со специальным вооружением.
Практика показала, что хотя "охотники" и предпочитали иметь автоматическое оружие, но вместе с тем они нуждались и в карабинах (винтовках). Если в партию входит 15 человек, то на ее вооружении необходимо иметь 10-12 автоматов и 3-5 винтовок. "Охотничьим" партиям часто требовались ручные пулеметы, но они брали их с собой очень редко, так как этот вид оружия тяжел, велик и неудобен для действия разведчиков. К недостаткам ручного пулемета следует отнести также и то, что магазины неудобны в носке, патроны после первых выстрелов лежат в магазине неплотно и при движении создают шум и демаскируют разведчиков.
Так, по нашему мнению, должны вооружаться разведчики. Перед тем как сделать выводы, приведем для сравнения две таблицы, .характеризующие вооружение
немецких разведподразделений (см. таблицы 1 и 2).

Немецкий взвод, назначенный в разведку, снабжался боеприпасами из расчета: на пулемет - 500-1000 патронов, на карабин - 75 патронов, на автомат - 192 патрона и на миномет -16 мин.
Рассмотренные примеры вооружения разведчиков позволяют сделать следующие выводы:

  1. В современных условиях боевой деятельности нет разведчика-одиночки (исключая наблюдателя). Разведку ведут батальоны, роты, взводы, группы, партии. Следовательно, при вооружении разведорганов нужно исходить не из характера действий одиночного разведчика, а из боевой задачи подразделения, группы, партии.
  2. Вооружение разведчиков не должно быть постоянным. Оно изменялось и будет изменяться в зависимости от задачи, специфических условий обстановки и особенно времени действий. Если разведчики действуют днем, их автоматическое вооружение следует обязательно дополнять винтовками (карабинами). При ведении же разведки ночью на вооружении должны быть только автоматы, гранаты и кинжалы, так как ночью разведчикам вести прицельный и дальний огонь не придется.
  3. Автомат, если, и уменьшил значение винтовки (карабина), то отнюдь не вытеснил ее вовсе. Винтовка (карабин) дополняет вооружение разведчиков и в сочетании, с автоматическим оружием облегчает их тяжелый труд. Там, где нельзя применить автомат, "вступает" в действие винтовка (карабин). Туда, куда не достает автоматическая очередь, достигают одиночные пули винтовки (карабина).

В практике действий наших разведчиков имелось немало случаев, когда автомат отказывал. При стрельбе же из винтовок таких случаев почти не было. А это очень важно. Когда вражеского солдата надо захватить живым для получения от него нужных сведений, то автомат применять нецелесообразно, так как автоматной очередью легко убить противника. Вот здесь на службу разведчику приходит винтовка, пользуясь которой, разведчик может поранить врага, заставить его лечь на землю, а потом взять в плен. При действиях в тылу противника, когда, скажем, требуется снять часового или подстрелить одиночного солдата, разведчики, если нельзя пользоваться ножом, всегда применяют винтовку и карабин; они бьют точнее и дальше. Кроме того, одиночные выстрелы не привлекают внимания противника и не возбуждают у него подозрения о присутствии наших разведчиков.
Итак, на вооружении разведчиков должны быть и автоматы и винтовки.
Какая же винтовка нужна разведчику?
Как известно, у нас на вооружении состоят винтовка обр. 1891/30 г., "СВТ" и карабин обр. 1944 г. с неснимающимся штыком. Каковы их преимущества и недостатки? Обычная винтовка длинна, тяжела и неудобна. "СВТ", помимо того, что длинна и тяжела, еще и капризна, часто отказывает. Гораздо удобнее карабин. Он короток, легок, прочен и безотказен. По точности и дальности огня карабин почти не уступает винтовке. Следовательно, самым удобным оружием из этих трех видов является карабин с неснимающимся штыком.
Какой же автомат нужен разводчикам?
У нас существуют три образца его: "ППД", "ППШ" и "ППС". Преимущество их перед винтовкой в том, что они могут выпустить массу пуль. Недостаток всех трех образцов - небольшая дальность и малая эффективность огня. Автоматы главным образом деморализуют, подавляют противника. Процент поражения противника их огнем невелик.
Следовательно, разведчикам необходим автомат такой конструкции, который имел бы большую дальность огня, лучшую его эффективность и тем самым позволил разведчикам отказаться от пулемета. Короче говоря, разведчику нужен портативный пулемет-пистолет или пулемет-карабин.
В одном из номеров журнала "Военный вестник" сообщалось об автомате и пулемете "МР-41" и. "МР-43/1". Тактико-технические данные этого оружия убеждают нас в том, что при создании новой конструкция автоматов и ручных пулеметов необходимо идти по тому же пути. Но пока нет нового образца автомата, следует избрать для вооружения разведчиков один из существующих образцов. Нам кажется, наиболее пригоден автомат "ППС". Он легче и короче других, у него откидной приклад, магазин его удобен для носки, и при стрельбе он менее капризен, нежели "ППД" и ППШ".
Однако автомат является оружием ближнего боя, его с успехом можно применять для ведения огня на расстоянии 50-70 м. У разведчиков же бывает надобность в стрельбе на более дальние дистанции, а для этого им необходим ручной пулемет, несколько отличающийся от существующего, который, как уже говорилось выше, для действий в разведке малопригоден.

4. Разведчикам, помимо того, нужны гранаты, причем не оборонительные, а наступательные. Чугунная "рубашка" оборонительной гранаты увеличивает ее пес. Тем самым сокращается носимый запас гранат. Кроме того, недостаток этой гранаты в том, что она не позволяет действовать немедленно после ее броска, а вынуждает бросившего гранату прижиматься к земле. Наиболее эффективна граната "РГД-33", однако она неудобна для носки. Более пригодной для носки следует признать гранату "Ф-1", но применение ее усложнено, так как осколки этой гранаты разлетаются далеко вокруг и заставляют разведчика после броска прятаться в укрытие. Для действий в разведке более подходит граната "РГ-42". Носить ее удобнее, нежели "РГД-33", но не так, как гранату "Ф-1". Следовательно, для разведчиков необходимо создать особую гранату, по форме похожую на "Ф-1", но без чугунной "рубашки".
5. Кроме автоматов, винтовок и гранат, разведчикам необходимы кинжалы, но не финские ножи. Преимущество кинжала состоит в том, что он обоюдоострый и длиннее финского ножа, а это позволяет легче поразить противника и, в случае надобности, отбить его удар. Кинжал легче ножа входит в тело, и удар его почти всегда смертелен.
Итак, основными видами оружия разведчиков должны быть автоматы, карабины, гранаты и кинжалы. Перечисленное вооружение применимо во всех видах разведки.
Несколько слов о вооружении разведчиков-наблюдателей. Как известно, наблюдение исключает ведение боевых действий. Поэтому наблюдатели должны располагать оружием, предназначенным лишь для самообороны, - автоматом. Кроме того, у них должны быть 12-кратный бинокль, ракетница с комплектом ракет и, по возможности, телефон. Располагая перечисленным вооружением и снаряжением, разведчик-наблюдатель может с успехом защитить себя, указать отмеченные им цели: огневые точки, наблюдательные и командные пункты, появляющиеся танки, самоходные орудия, бронетранспортеры, скопления пехоты и техники противника.

Обмундирование и снаряжение разведчиков

Обмундирование и снаряжение разведчиков должно быть легким, прочным, удобным, а зимой и теплым. Шинель является помехой для разведчика, и ее следует оставить лишь для повседневной носки. Лучше же всего одеть разведчиков в "венгерки". Эта одежда легкая, теплая; она хорошо облегает талию, не стесняет движений. Кроме того, "венгерка" имеет два кармана, которые разведчику крайне необходимы: они заменяют патронные сумки, дают возможность спрятать найденные или отобранные у врага документы и т. д.
"Венгерки" желательно иметь зимние и летние. Зимние можно сшить из материала, употребляемого на пошивку плащ-палаток. Сшитая из такого материала "венгерка" защищает от ветра, не пропускает влаги. В ней можно лежать на мокром снегу, быть под дождем, на холодном ветру.
Брюки зимой лучше выдавать ватные, сшитые, как и "венгерка", из материала, употребляемого на плащ-палатки. Летние-брюки - обычные, с той лишь разницей,. что должны иметь не два, а четыре кармана.
Не менее важен вопрос и, о головном уборе. Шапка-ушанка для зимних действий хороша во всех случаях. Летний же головной убор - пилотка - для разведчика совершенно непригоден. В жару пилотка не защищает от солнца, и при длительном воздействии солнечных лучей у бойцов бывают солнечные удары. Отсутствие у пилотки козырька делает невозможным наблюдение против солнца и ветра, особенно в песчаных местах. В дождливую погоду вода, скапливаясь в углублении верха пилотки, стекает бойцу прямо за воротник. Поэтому удобнее и практичнее было бы снабдить разведчиков фуражкой.
Обувь разведчика, как и весь его костюм, должна отвечать тем же требованиям, что и одежда, т. е. быть легкой,. прочной, удобной и теплой. Зимой необходимо обеспечивать разведчиков валенками со специальными галошами (мы их делали из резиновых камер к автомашинам). Такие галоши, плотно облегая нижнюю часть валеного сапога, не пропускают влаги и позволяют разведчикам ходить, не опасаясь простуды, в любую оттепель. Летом разведчиков необходимо обувать в сапоги, но ни в коем случае не в ботинки с обмотками. Здесь. нелишне добавить, что в разведподразделениях должен быть постоянный запас специальной обуви (для действий в лесу - легкие спортивные туфли на лосевой подошве - тапочки; в болотистой местности - резиновые сапоги; для действий па твердом грунте, асфальтовых мостовых, деревянных мостах и настилах, в зданиях - веревочные чуни, надеваемые поверх сапог).
У разведчика должен быть широкий кожаный ремень с приспособлениями для носки гранат и кинжала. К автомату следует иметь один или два запасных магазина, которые носить в кармане "венгерки" или брюк. Оправдал себя опыт носки магазинов на лямках, перекинутых через плечо и прикрепленных к поясному ремню тремя антапками. Однако следует оговориться, что так делали только кавалеристы, имевшие ватные куртки. На летнем же обмундировании носить магазины таким способом нельзя, ибо лямки натирают тело. На ремне, кроме приспособлений для носки гранат и кинжала, у разведчиков не должно быть никаких предметов, в том числе и подсумков. Патроны и другие необходимые мелкие предметы нужно носить не в подсумках, а в карманах. Плечевыми и нагрудными ремнями снабжать разведчиков не следует, так как эти ремни затрудняют не только движение, но и дыхание, особенно при беге, лазании, на деревья, при действии в горах.

Вес вооружения, снаряжения и обмундирования разведчика

Известно, что важнейшими качествами разведчика являются ловкость и подвижность. При оснащении его следует учитывать предъявляемые к нему требования, одевать и вооружать его так, чтобы он не лишился перечисленных выше качеств. Посмотрим, сколько весят все предметы; носимые разведчиком:
Вооружение:

а) "ППС" с одним магазином - 3,62 кг;
б) 2 запасных магазина - 1,24 кг;
в) 2 гранаты "РГ-42" (без оборонительной рубашки) - 800 г;
г) кинжал - 500 г.
Итого - 6 кг 160 г.

Обмундирование и снаряжение (летнее):

а) "венгерка" - 600 г;
б) брюки - 400 г;
в) сапоги с портянками - 2 кг;
г) фуражка - 200 г;
д) ремень поясной с приспособлением для носки гранат -200 г;
е) компас - 50 г.
Итого- 3 кг 450 г.

Итак, вооружение, обмундирование и снаряжение разведчика весят 9 кг 610 г. Этот груз для человека незначителен; с ним свободно можно ходить, ползать, бегать, прыгать и лазить на деревья, заборы, свободно передвигаться по горным кручам.
Таковы, по нашему мнению, должны быть вооружение, снаряжение и обмундирование разведчиков. Выступая в печати с предложениями по данному вопросу, мы ни в коей мере не намерены утверждать, что они непогрешимы. Цель статьи другая - поставить вопрос на обсуждение читателей-специалистов, для того чтобы придти к общему выводу о том, как лучше и удобнее вооружить, снарядить и обмундировать наших разведчиков.

Журнал "Военный вестник" №12 за июнь 1945г.



Подполковник СМОЛЬКИН И. А.

БОКОВАЯ РАЗВЕДКА АРТИЛЛЕРИИ

В маневренной войне, как известно, у наступающих частей нередко бывают обнажены фланги. Вклиниваясь в глубь вражеской обороны или совершая обходные манёвры, части не имеют локтевой связи с соседями. В этих условиях весьма ощутительной становится угроза нападения противника с флангов.
Опыт многих боёв западнее Одера показывает, что немцы в подобных случаях применяли своеобразную тактику, рассчитанную на изматывание наших маневрирующих частей. Например, они устраивали многочисленные засады. При наличии хорошо развитой сети шоссейных дорог организация засад - дело нетрудное. Засады состояли из тяжёлых танков и самоходных пушек, которым придавались мотоциклисты для связи с резервными танковыми отрядами. Последние вызывались в случае удачных действий засады для развития её успеха. Чаще всего вражеские засады предназначались для нападения на наши артиллерийские, танковые и самоходные подразделения. Следовательно, необходимо было продуманное построение войск, которые совершали манёвр на территории, еще не очищенной от противника.
Например, на одном участке фронта наши наступающие части быстро двигались вдоль важной .магистрали. Немцы тщательно скрывали здесь свой резерв, состоявший из танков, самоходных орудий, отряда фаустпатронщиков и пехоты на автомашинах. Кроме того, неприятель организовал на магистрали ряд засад. Дивизион, которым командовал капитан Шулепа, двигался вслед за пехотой. В сумерках неожиданно послышались выстрелы, и вскоре из-за леса показались вражеские танки и самоходные орудия. Батареи не имели времени и простора для развёртывания, а одиночные выстрелы не могли бы дать должных результатов. К счастью, позади дивизиона находилось несколько наших самоходных орудий. Они вступили в бон с атакующим противником. Тем временем дивизион смог развернуться, и атака немцев была отбита с большим уроном для них. Показания пленных позволили установить, что у неприятеля ещё оставалась в этом районе значительная группа танков и пехоты, вооружённой "фаустпатронами", для налётов на фланги наших частей.
Части продвигались дальше. Впереди других артиллеристов оказался дивизион капитана Гурьянова. Капитан предвидел угрозу нападения с правого (открытого) фланга и организовал там усиленное наблюдение, Посадив разведчиков на коней, он довёл состав боковой разведки до десяти человек во главе с командиром взвода, имевшим при себе радиостанцию и ракеты. Разведчики двигались в стороне от дороги на расстоянии 1-2 км. Стоило покачаться немецким танкам, и дивизион сразу же узнавал об этом. Встреча с бронесредствами противника произошла, но артиллеристы Гурьянова были хорошо подготовлены к ней и нанесли гитлеровцам большие потери. Наступающая пехота ни в какой мере не лишилась огневой поддержки.
Отметим, что артиллерийские части, совершающие манёвр, без особого труда могут и должны организовать боковую разведку. Может быть, если впереди действуют специальные артиллерийские разъезды, нет необходимости каждому дивизиону или полку высылать группы своих разведчиков. Тогда будет достаточно поддерживать постоянную связь через посыльных с частью, идущей впереди. Но в подобных случаях нельзя допускать большого разрыва в дистанции, а также и перебоев в получении информации об обстановке. Когда артиллерийская часть идёт самостоятельной колонной, она должна выделять боковые разъезды с радиусом действия до 5 км в сторону. Если разрыв с соседями большой или же части, идущие сзади, отстали, боковую разведку следует усилить двумя бронетранспортёрами, а в хвосте колонны иметь легкую пушку.

Газета "Красная звезда" №112 от 15 мая 1945 г.

 


 

Генерал-майор артиллерии М. РОСТОВЦЕВ

БОЕВОЙ ОПЫТ-В ОСНОВУ ПОДГОТОВКИ АРТИЛЛЕРИЙСКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

За годы Отечественной войны в Красной Армии сложилась мощная разведывательная служба артиллерии, располагающая разносторонними органами добывания сведений о противнике, вооружённая прекрасной аппаратурой, артиллерийскими самолётами и аэростатами наблюдения. Полностью сложилась и система разведывательной деятельности артиллерийских штабов. По словам пленных, "немецкие офицеры считают русскую артиллерийскую разведку, особенно инструментальную, отличной". Так, например, заявил на допросе начальник оперативного отделения штаба артиллерии 10-го армейского корпуса СС майор Фриц Келлер.
Теперь, после войны, задача состоит в том, чтобы укрепить разведывательную службу артиллерии, внести некоторые организационные изменения, готовить кадры разведчиков. Кроме того, слег г заняться пересмотром положений, руководств и наставлений приведения их в соответствие с боевым опытом, а также и изобретательством новой аппаратуры.
Для того чтобы успешно решить все эти задачи, необходимо обобщить богатый опыт, накопившийся в ходе Отечественной войны, собрать его от низовых разведчиков, в частности, изучив их приёмы выслеживания противника и методы разведки в подвижных формах боя. Разведывательным подразделениям надлежит подытожить свой опыт и весь отчётный материал отправить в вышестоящие инстанции для дальнейшей отработки и изучения. Особую ценность составят фактические материалы по фотографированию и исследованию обороны противника, эффективности нашего огня и т. п. Объекты обороны противника, формы его борьбы и трофейную технику, которые изучались в процессе боев недостаточно глубоко, надо вновь изучить с большей детализацией.
Рекомендуется широко практиковать слеты и сборы разведчиков, а также конференции офицеров разведки артиллерийских штабов, посвящённые обобщению личного опыта и обсуждению недочётов в работе.
В основу планов боевой учебы разведчиков войсковой артиллерийской разведки должны быть положены следующие моменты: рядовой и сержантский состав надо учить умело выбирать и занимать наблюдательные пункты, хорошо оборудовать их с искусным применением маскировки. Разведывательную работу на наблюдательном пункте нужно нести так, как несётся караульная служба. Особое внимание - выработке приёмов выслеживания целей, твердому усвоению характерных демаскирующих признаков объектов современного поля боя.
От артиллерийских разведчиков требуется пунктуально и аккуратно вести разведывательную документацию, безупречно знать материальную часть разведывательной аппаратуры, быть хорошо натренированными в обслуживании артиллерийской стрельбы. Исходя из этого и следует строить учёбу в порядке последовательного наращивания знаний и навыков, переходя от простых к более сложным формам работы. При этом, конечно, нельзя забывать такие формы, какие практиковались в период Отечественной войны, а именно: разведка с подвижных наблюдательных пунктов, из секретов (подслушивание), участие разведчиков в общевойсковых разведывательных группах, разведка в подвижных формах боя, при действиях в горах, в лесах и крупных населённых пунктах. В подготовке разведчиков не может выпасть и такой важный раздел, как наблюдение за деятельностью артиллерии противника, организация службы осколочников.
Всю учёбу надо проводить в условиях, близких к реальной боевой действительности, в основном в поле на двухсторонних учениях. При проведении учений стрелковых подразделений артиллерийскую разведку рекомендуется выводить на обратные направления для практики в наблюдении за действиями пехоты. Подобные учения, например, образцово организованные и проведённые подполковником Пастуховым на Закавказском фронте, отличались особой наглядностью. Противник был обозначен реальными частями, которые оборудовали оборону траншеями полного профиля, с имитацией его огневой деятельности взрывпакетами. Наблюдение за деятельностью артиллерии противника проводилось на заранее подготовленных участках. Здесь были воронки различных размеров, разбросанные осколки снарядов и т. п.
При организации учёбы, разумеется, надо исходить из особенностей каждого вида артиллерии. Скажем, в полковой артиллерии упор делается на разведку при орудиях сопровождения и прямой наводки. Для противотанковой артиллерии главным будет разведка сосредоточений танков, работа дальней и ближней противотанковой разведки и т.д. В специальной учёбе офицеров разведки батарей, дивизионов, полков основное внимание обращается на организацию системы наблюдения. Последнее вызывается современными условиями боя при большом сосредоточении артиллерии, при наличии 30-40 наблюдательных пунктов, расположенных на протяжении одного километра фронта.
Без четкой организации системы наблюдения и взаимодействия между пунктами ничего не выйдет. Кроме того, офицеры разведки должны быть приучены к организации сбора разведывательных данных и анализу их, к организации активных форм разведки и приёмов её осуществления в подвижных видах боя. Информация о противнике вышестоящих штабов, соседей, а также и нижестоящих подразделений должна войти в привычку офицеров разведки.
Обучение специальным видам артиллерийской инструментальной разведки организуется строго дифференцированно по отдельным её видам.
При обучении топографов следует исходить из положения о новой организации артиллерийской топографической службы. Внимание их должно быть обращено на рационализацию вычислительных работ, на техническое и тактическое планирование работ при наличии большого количества топографических средств, а также на проведение ускоренных видов топографической подготовки при подготовке атаки и при бое в глубине расположения противника. Топографам необходимо приучиться как к централизованному, так и к децентрализованному использованию топографических средств и переходу к объединению единых топографических сетей крупных артиллерийских соединений.
Учеба звукометрической разведки должна предусмотреть выучку отдельных специалистов и слаживание подразделений, умение анализировать разведывательные данные, организовать выбор систематической ошибки, взаимодействовать с огневыми подразделениями при проведении пристрелки и поражении целей. Особое внимание следует обращать на разведку многоствольных и реактивных миномётов противника. Каждую боевую стрельбу надо использовать для засечек звукоподразделениями с обратных направлений, при отсутствии боевых стрельб - применять имитационные средства.
Основной задачей оптической разведки является накопление и совершенствование навыков в обеспечении артиллерии точными координатами целей, требующих подавления массированным огнём. При этом особое внимание надо уделять целеуказанию, спариванию отсчётов, точности графических работ и организации взаимодействия с огневыми подразделениями по пристрелке. Взводы оптической разведки, кроме того, обязаны вырабатывать навыки по обслуживанию крупных артиллерийских штабов в подвижных формах боя в качестве подвижных наблюдательных пунктов.
Оптическая разведка не может обойтись без тесного взаимодействия с наземной фоторазведкой, так как артиллерийская фотопанорама служит канвой для нанесения на неё целей противника и документом для передачи разведывательных данных при смене частей, а также для ориентирования артиллерийских начальников и их штабов. Для выполнения этих задач нужно окончательно освоить аппаратуру наземной фоторазведки и качество производства фотодокументов.
Задача артиллерийской метеорологической службы - совершенствовать качество разведки атмосферы и научиться быстро доставлять бюллетени в артиллерийские части.
Воздушная разведка заняла почетное место в боевой практике артиллерии. Такое же место она должна занять и в мирной учёбе, органически войдя в повседневную жизнь артиллерийских частей. На совместных учениях артиллерийской авиации и огневых подразделений следует отрабатывать вопросы организации связи, разведки, целеуказания и корректировки огня различными методами в разных условиях. Кроме того, на учениях с войсками надо заниматься предварительной фоторазведкой оборонительных полос "противника", визуальной доразведкой и вскрытием действительности боевых объектов к началу наступления, работой дежурных самолётов по сопровождению атаки, действиями артиллерийской авиации в глубине расположения "противника", в частности, по сопровождению подвижных групп и другими приёмами, выработанными опытом Отечественной войны. При этом большое внимание должно быть обращено на технику ведения воздушной разведки и корректировки огня.
Мирная учёба немыслима без сочетания с творческой научно-исследовательской мыслью. В области использования воздушной артиллерийской разведки это значит: шире изучить такие вопросы, как разведка ближайшей оперативной глубины расположения противника, воздушная разведка при оперативном преследовании, использование данных аэрофотосъёмки для стрельбы по ненаблюдаемым целям, при массировании артиллерийского огня и т. п.
Совместная учёба артиллеристов с личным составом воздухоплавательных отрядов должна охватывать разведку целей, целеуказание, корректировку огня по знакам наблюдения и методом одностороннего графика, использование аэростата в подвижных формах боя и взаимодействие его с огневыми подразделениями. В специальных занятиях дивизионов и отрядов аэростатов наблюдения, помимо воздухоплавательной подготовки, следует обращать внимание на перспективное фотографирование и использование перспективных дальномерных сеток.
Офицеров артиллерийской разведки необходимо привлекать к стажировке в частях воздушной разведки.
Во время Отечественной войны разведывательная деятельность артиллерийских штабов получила широкий размах. В мирное время разведывательные отделы артиллерийских штабов являются организаторами обобщения боевого опыта и плановой боевой учёбы разведывательных подразделений на основе тесного взаимодействия их между собой. В последующем перед разведывательными отделами встанет вопрос о контроле за учёбой и о практической помощи частям.
Не меньшего внимания требует и самостоятельная учёба разведывательных отделов артиллерийских штабов. В плане её найдут место планирование артиллерийской разведки, вопросы сбора и анализа данных, работа с пленными, взаимодействие с разведывательными органами других родов войск, организация информационной работы и изучение специальных видов артиллерийской разведки.
Во всей учебной работе разведывательных подразделений обязательна последовательность обучения - от одиночного к групповому, к тактическим учениям с использованием воздушной и инструментальной разведки, с привлечением средств разведки крупных артиллерийских соединений, артиллерии стрелковых корпусов, а в некоторых случаях и артиллерии армии. На этих учениях должен отрабатываться полный комплекс разведывательной работы в различных видах боя с обязательным учётом вероятного противника.
Закрепление успехов разведки, достигнутых в Отечественной войне, н дальнейшее ее развитие следует обеспечить сохранением боевых кадров разведчиков всех степенен, их совершенствованием и правильным продвижением по службе. В этом направлении должна быть соответственно построена учёба военно-учебных заведений.

Газета "Красная звезда" №127 от 1 июня 1945 г.

 


 

Гвардии капитан Г. ДЯГИЛЕВ

РАЗВЕДКА НА ОПЕРАТИВНОМ ПРОСТОРЕ

Когда танки действуют на оперативном просторе, обстановка порой складывается так, что части неожиданно получают новое направление. В ограниченное время приходится осваивать маршрут и принимать решение. На что именно следует обращать внимание разведчиков? Поделюсь своим личным опытом.
Готовясь к движению по новому маршруту, я, как командир разведывательной группы, указывал дозорным, где вероятнее всего встреча с противником, на каких участках придётся искать обходные пути, переправы или занимать выгодные рубежи, где предстоят действовать без дорог, в каких местах могут встретиться засады, минные поля, противотанковые препятствия. По всем этим вопросам разведчики получали предварительные указания и ориентировались с помощью карты.
Во время действий танков на оперативном просторе особенно важен своевременный захват мостов и переправ через водные преграды, узлов дорог, населённых пунктов или других объектов, которые необходимо занять и удерживать до подхода основных сил. Вполне понятно, что роль разведчиков в этих случаях исключительна. Тщательное изучение маршрута следует дополнять тесным взаимодействием между ядром, дозорами и группой поддержки.
Когда возникала необходимость в захвате моста или обходе трудных участков пути, узлов сопротивления противника, нашим разведчикам придавались средства усиления - танковый взвод и автоматчики на бронетранспортёрах. Взаимодействие в основном осуществлялось следующим образом. Предположим, что разведка приблизилась на 3-4 км к мосту, который следует захватить, или к населённому пункту, занятому противником. Тогда вперёд высылалась группа мотоциклистов с автоматчиками. Она должна была скрытными путями незаметно проникнуть к намеченному объекту, выяснить силы противника, его расположение. Автоматчики на бронетранспортёрах, готовые поддержать мотоциклистов своим огнём, двигались на некотором удалении. Танки и самоходные орудия в это время выходили на дистанцию выстрела прямой наводкой. В зависимости от обстановки они поддерживали передовые группы огнем с места или же атаковали противника.
При борьбе на вражеской территории нельзя рассчитывать на такой источник информации, как опрос местных жителей. Однако, имея переводчика, можно без труда опрашивать пленных и местное население. Крайне важна взаимная информация по радио между разведывательными группами соседних частей и соединений. Наладив такой обмен сведениями, мы всегда знали обстановку на соседних участках и в свою очередь сообщали товарищам всё, что их интересовало. Наблюдательность, сметка, умение по едва заметным признакам оценить обстановку и сделать верные выводы, - всё это особенно необходимо разведчикам, когда они действуют в глубоком тылу противника. Весьма большое значение приобретают в этой обстановке вопросы связи со штабом и доставки донесений. Пересылать донесения с мотоциклистами или на бронетранспортёре небезопасно, так как остающиеся позади наших танковых частей разрозненные группы противника могут перехватить связных.
Высокая боевая активность, дерзание, инициатива обязательны для разведчиков, обеспечивающих действия танков на оперативном просторе. Важно первым обнаружить противника, застигнуть его врасплох. Внезапное нападение даже небольшой разведывательной группы обычно действует на противника ошеломляюще. Под Познанью был такой случай, когда три наших мотоциклиста захватили большой немецкий обоз и 20 пленных. Особенно большой успех приносили внезапные нападения ночью. Наши разведчики, освещая местность зажженными фарами, налетали на отступающие колонны и наносили врагу значительный урон.
Однако нападение на отходящие колонны и группы противника для разведчиков не самоцель, а лишь средство точного выполнения боевой задачи. Громя на дорогах разрозненные остатки врага, разведчики пробивают себе путь вперёд, захватывают пленных и ценные документы. В интересах разведки порой обходить заслоны и засады врага. Все это определяется конкретной обстановкой. Вообще следует сказать, что разведка боем типична для танковых войск. Нет надобности избегать столкновения с противником, если это дает возможность раскрыть его силы и намерения.
При встрече с крупными силами немцев мы оповещали не только свои, но и другие ближайшие части, которые не входили в состав нашего соединения. Под городом Томашув была обнаружена отходящая колонка танков и пехоты немцев. Наша часть могла подойти в этот район лишь через час. За это время немцы, возможно, сумели бы ускользнуть из-под удара. Наши разведчики сообщили о вражеской колонне соседней части, которая находилась неподалеку, и противник был быстро разгромлен.
Коснёмся техники ведения разведки. Подходя к населённым пунктам, надо иметь в виду, что немцы устраивают засады, выставляют наблюдателей. Поэтому, приближаясь к первым домикам на 200-300 м, мы всегда выделяли из головного дозора автоматчиков, которые просматривали окраины и обочины шоссе перед входом в селение. После того как от них поступало донесение "путь свободен", дозоры, а за ними и ядро группы продолжали движение. На важных рокадах и перекрёстках дорог выставлялись подвижные посты наблюдения, которые с подходом головного отряда снимались и присоединялись к разведывательной группе. На флангах велась только разведка наблюдением.
С наступлением темноты, когда ядро группы приближается к перекрёстку дорог, опушке леса или населённому пункту на дистанцию действительного пулемётного огня, мы обстреливали эти объекты с хода. Дело в том, что немцы иногда пропускали дозор и открывали огонь по ядру разведывательной группы. В населённых пунктах мы осматривали чердаки, подвалы, сараи, омёты соломы, в которых часто прятались автоматчики. Особое внимание мы обращали на обочины дорог, где немцы устраивали специальные окопы для истребителей танков, вооружённых противотанковыми ружьями и "фаустпатронами".
Ночью весь состав разведки по мере возможности должен двигаться с включёнными фарами, настигая и обстреливая колонны противника. Это усиливает среди них панику? увеличивает потерн. В том случае, если танки делают остановку, они занимают круговую оборону, производится разведка наблюдением. Мелкие группы автоматчиков "прочёсывают" окружающую местность, чтобы предупредить внезапное нападение противника.
Опыт показал, что разведывательные органы должны быть достаточно сильны. Ведь они всегда идут впереди наступающих частей и нередко принимают на себя первые удары. Чрезвычайно важно также обеспечить разведчиков подвижными средствами, способными действовать в самых сложных условиях местности.

Газета "Красная звезда" № 117 от 20 мая 1945 г.

 


 

Гвардии майор В. СВЯТКОВСКИЙ

ОРГАНИЗАЦИЯ ТАНКОВЫХ ЗАСАД В УСЛОВИЯХ ГОРНО-ЛЕСИСТОЙ МЕСТНОСТИ

В боях, проведённых нашими танковыми частями и соединениями в горно-лесистой местности Венгрии и Чехословакии, широко применялись танковые засады. Они организовывались:

  • для прикрытия тыловых коммуникаций, важных опорных пунктов, захваченных у противника, и удержания их до подхода пехотных частей;
  • с целью изматывания крупных танковых сил противника, дезорганизации его управления, выигрыша времени на перегруппировку своих сил и выхода (если местность позволяет) на фланги для уничтожения данной группировки противника;
  • с целью организации контратак при отходе танковых частей на более выгодный рубеж;
  • чтобы задержать противника, перешедшего в контратаку, до перехода в наступление наших частей.

Кроме того, танковые засады организовывались во время расположения частей на отдыхе, на привалах, а также в случае неясной обстановки, когда имелись данные, что противник находится близко.
Таким образом, условия, при которых организовывались танковые засады, показывают, что они служили не самоцелью, а средством, обеспечивающим танковым и механизированным соединениям при отставании пехоты самостоятельное выполнение подчас весьма сложных боевых задач в глубоком тылу противника, в сложной обстановке.
Танковые засады, которые организовывались частями в период боевых действий в горно-лесистой местности, были различны по своему составу и силе. Вопрос о составе засады решался командиром в каждом отдельном случае в зависимости от обстановки. Однако можно сделать некоторые выводы относительно состава и количества необходимых средств усиления при организации танковых засад в условиях горно-лесистой местности.
Целесообразно выставлять засаду в таком составе: взвод - рота танков (в зависимости от количества приданной противотанковой артиллерии), батарея - дивизион противотанковой артиллерии, взвод - рога автоматчиков, 3-5 самоходных 85-мм орудий.
Опыт боевых действий показал, что организованные заблаговременно танковые засады в таком составе, тщательно замаскированные и не обнаруживающие себя до подхода танков и самоходных орудий противника на дистанцию прямого выстрела, имели, как правило, успех.
Наиболее выгодно и целесообразно организовать засады в местах, где стеснена возможность ведения огня противником и он не может развернуться в боевые порядки. Такими местами являются узкие дороги, дефиле, опушки лесных массивов, возвышенности, господствующие над прилегающей местностью, мосты через горные реки.
В качестве положительного примера организации засад в горнолесистой местности приведём действия танков в районе населённого пункта Гомок. В результате стремительных действии наших подвижных частей противник был отброшен на север, за реку Иппель. Но при подходе танковой части к населённому пункту Гомок она была встречена сильным артиллерийским огнём.
Командир подвижной группы тов. Щербань, имея данные о сосредоточении западнее Гомок танковых сил и пехоты противника для атаки в направлении на Гомок, решил организовать оборону. Одновременно тов. Щербань организовал танковую засаду, использовав северную опушку леса и складки прилегающей местности, с задачей взять под огневой контроль развилку дорог (схема 2) как наиболее вероятный путь контратаки танков противника.

В состав засады были выделены рота танков, взвод автоматчиков. 3 самоходных 76-мм орудия и противотанковая батарея.
Засада расположилась в следующем порядке танки - на опушке леса; в 100 м впереди - автоматчики, которые оседлали развилку дорог; на левом фланге танков - самоходные орудия; на правом фланге - противотанковая батарея.
Командир подразделения приказал открывать огонь по противнику только по сигналу. Связь с вышестоящим командиром осуществлялась по радио и посыльными.
Засада была организована продуманно, а время позволило тщательно замаскировать её и организовать взаимодействие с приданными подразделениями усиления.
Под прикрытием тумана противник во второй половине дня силой до 10 танков и самоходных орудий, 5 бронетранспортёров перешел в контратаку вдоль дороги на Гомок.
Подпустив головной танк противника на расстояние 150-200 м, командир танкового подразделения трассирующим снарядом подал сигнал к открытию огня. Первым же выстрелом головной танк противника был подбит, а вторым подожжён; огнём самоходных орудии и противотанковыми орудиями были подожжены еще 2 танка. Противник пришёл в замешательство. Пехота, высадившаяся с бронетранспортёров с целью просочиться в тыл засаде, была отсечена огнём автоматчиков от танков, частично уничтожена и рассеяна. Контратака противника была сорвана. Потеряв 4 танка типа Т-4, 2 бронетранспортёра и более взвода автоматчиков, противник поспешно отошёл.
Характерным примером является организация засады танковым подразделением в районе Байч.
Обстановка создалась следующая. Получив задачу обеспечить правый фланг наступающих частей в направлении крупного населенного пункта К., тов. Пахомов со своим танковым подразделением вышел в район Замки. Однако вследствие того, что пехота отстала, а в Замки подошли танковые резервы противника, тов. Пахомов отвёл своё подразделение на более выгодный рубеж в район Байч, являющийся узлом горных дорог и единственным проходом через горы на этом направлении (схема 3), где была организована оборона. Три танка, самоходное орудие и б противотанковых орудий образовали засаду, расположившись полукольцом, прикрывая дороги из Замки и Двори. Впереди танков, на удалении 100-150 м, заняла оборону мотопехота силой до полутора взводов.

Противник предпринял контрнаступление с двух направлений: из района Двори - силой до 8 танков, 15 бронетранспортёров и до батальона пехоты и из района Замки - силой до 10 танков и 12 бронетранспортёров. Продвигаясь вперёд и не встречая сопротивления, противник решил, что населённый пункт Байч оставлен нашими частями. Подпустив противника на дистанцию 600-700 м, засада открыла огонь, подбила 2 танка, 5 бронетранспортёров и уничтожила до 30 вражеских солдат и офицеров, заставив противника в беспорядке отступить.
Приведённые примеры дают основание для следующих выводов:

  1. Танковые засады, организуемые в горно-лесистой местности, достигают положительных результатов при условии удачного выбора места засады, смелых и решительных действий участников её. Преждевременное открытие огня из танков, находящихся в засаде, даёт противнику возможность отойти без потерь и даже нанести ущерб самой засаде. Необходима тщательная маскировка не только танков, но и приданных подразделений усиления.
  2. Для охраны танков и орудий, расположенных в засаде, необходимо выделять автоматчиков (пехоту), которых выставлять впереди танковой засады на удалении 100-200 м главным образом для борьбы с автоматчиками противника, пытающимися просочиться в расположение танковой засады.
  3. Опыт показал, что танковая засада должна иметь хорошо налаженную связь с вышестоящим командиром и близко расположенными частями. Связь лучше всего иметь по радио, а если позволяют местность и расстояние - по телефону и посыльными.
  4. Организуемая в горно-лесистой местности засада должна иметь наблюдателей, выставляемых на высотах, на удалении 200-300 м от засады, для своевременного предупреждения её о движении танков и самоходных орудий противника.

Сигналы открытия огня по танкам и пехоте противника лучше устанавливать трассирующим снарядом или ракетой в направлении цели.

"Журнал бронетанковых и механизированных войск" № 6 за июнь 1945 г.

 


 

Капитан Ф. ВАСИН

ТАНКОВЫЙ ВЗВОД В БОЕВОМ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОМ ДОЗОРЕ

Противник занимал оборону по реке К. Атака одного из его опорных пунктов - Камыши, предпринятая стрелковым батальоном, не имела успеха. Тогда была поставлена задача танковому батальону совместно со стрелковым батальоном овладеть опорным пунктом Камыши.
Командир танкового батальона решил разведать оборону противника. Вызвав командира танкового взвода лейтенанта Макеева, он поставил ему задачу определить расположение огневых и особенно противотанковых средств противника. Танковому взводу в качестве средств усиления придали автоматчиков.
После тщательного изучения местности командир танкового взвода приступил к разведке флангов обороны противника. Для этого он выслал группу автоматчиков под командой офицера на высоту у железной дороги с задачей наносить на карту все огневые точки противника в то время, когда они будут вести огонь по нашим атакующим танкам.
Окончив подготовку взвода к разведке и проверив знание порядка действий всеми подчиненными, лейтенант Макеев повёл танки на максимальной скорости в атаку. Как только взвод выдвинулся к юго-восточной окраине Камыши, противник открыл беспорядочный огонь. В это время автоматчики, расположенные па высоте, вели наблюдение и засекли цели (схема 4). В результате было установлено, что огонь вели с юго-восточной окраины два противотанковых орудия и несколько танков противника. Разведав противника и уничтожив при этом противотанковое орудие и до отделения автоматчиков, командир взвода отпел взвод назад за высоту.

После этого лейтенант Макеев повторил манёвр, выдвинувшись из-за гребня высоты, и атаковал противника, расположенного на юго-западной окраине Камыши. Взвод был встречен сильным огнём из двух самоходных орудий типа "Фердинанд". После этого взвод сноса отошел за гребень высоты.
На основе результатов боя командир взвода сделал вывод, что противник сосредоточил огневые средства на флангах опорного пункта, о чём донёс командиру батальона.
Используя результаты разведки, стрелковый батальон при поддержке танкового батальона атаковал противника с фронта и овладел опорным пунктом, понеся незначительные потери.
Наши уставы требуют от боевых разведывательных дозоров особой быстроты и чёткости действий. Разведка должна вестись на ходу, на больших скоростях, под огнём противника. От всего личного состава дозоров требуются смелость, решительность и дерзость. Все эти качества были проявлены нашими танкистами.
Командир боевого разведывательного дозора и командиры боевых машин вели непрерывное наблюдение за местностью и противником, благодаря чему получили ясное представление о характере обороны, о расположении противотанковых препятствии и огневых средств противника.
Приведённый боевой пример показывает правильное сочетание разведки беем с разведкой наблюдением. Следует подчеркнуть также и умелую организацию действий разведки командиром взвода.

"Журнал бронетанковых и механизированных войск" № 6 за июнь 1945 г.


Капитан П. ГОРБУНОВ

ПРИМЕНЕНИЕ МИН-СЮРПРИЗОВ ЯПОНЦАМИ

Практика применения мин-сюрпризов в японской армии отличалась свойственным японцам коварством. Военные действия в районе южных морей, в Бирме, Китае и на Маньчжурском театре военных действий показывают, что японцы при всяком удобном случае расставляли мины-ловушки на путях вероятного продвижения наших и союзных войск, а также перед передним краем своей обороны для противодействия проникновению разведчиков. Очень часто японца минировали вещи бытового употребления (часы, портсигары, зажигалки, ножи, личное оружие и т.д.) и преднамеренно оставляли их на виду, чтобы привлечь к ним внимание.
Нередко встречались и более ухищрённые приёмы использования сюрпризов. Ниже мы покажем некоторые из этих коварных приёмов, которые японцы применяли в борьбе как против бойцов Красной Армии и Маньчжурии, так и против солдат наших союзников.
Для противопехотных заграждений японцы широко применяли осколочные гранаты образца "91" и "97". Наиболее часто приходилось встречаться с сюрпризами натяжного действия.
Трубочный сюрприз. В цилиндрической трубе длиной 35-40 см подвешивается за кольцо граната. Труба имеет три сквозных отверстия, в которые вставляются подвесная, предохранительная и поддерживающие чеки. Устанавливается она на твёрдом основании (камень или железная плита) и прикрепляется к вбитому в землю колышку (рис. 1). От подвесной чеки натягивается проволока. На рис. 2 показано два способа натягивания проволоки при установке трубочного сюрприза: в первом проволока одним концом прикрепляется к гибкому колышку, в другом - к грузу. После установки сюрприза предохранительная и поддерживающая чеки вынимаются и граната, встав на боевой взвод, остаётся только на одной подвесной чеке. Когда проволока под действием какой-либо силы натягивается, она вытаскивает подвесную чеку, граната падает вниз стержнем ударника и разбивает капсюль-воспламенитель о твёрдое днище (основание) трубы. Через 4-7 секунд раздаётся взрыв. Осколки разорвавшейся гранаты поражают пехоту в радиусе до 15 м.
Обычно трубочные сюрпризы японцы тщательно маскировали под местность, часто трубе и колышкам придавали вид пеньков, кочек или маскировали их кустами, листьями и травой.

Подвесной "сюрприз". В стволах двух деревьев, стоящих недалеко одно от другого, просверливаются сквозные отверстия. Ниже отверстий вбивается по три гвоздя. Между деревьями через просверленные отверстия натягивается непрочный шнур (рис. 3). К концам шнура подвязываются гранаты ударного действия. У оснований стволов деревьев в точке предполагаемого падения гранат подкладываются камни или куски железа. Как только шнур будет разорван, гранаты падают и взрываются, поражая находящихся около деревьев людей.

Сюрпризы в скорлупе кокосовых орехов и другие ловушки. Вместе с гранатами японцы применяли в сюрпризах обычные противопехотные или противотанковые мины, а также артиллерийские снаряды, причём при использовании последних основным детонирующим средством были также гранаты. На рис. 4 изображён способ минирования завала путём установки мины совместно с гранатой натяжного действия.

Это небольшая портативная ручная граната (93х50 мм) с фрикционным (тёрочным) воспламенителем (рис. 5). Она изготовляется из литого железа с пятью поперечными желобками на поверхности корпуса и имеет свинцовый снимающийся колпачок.

Под колпачком помещается натяжной шнур, с помощью которого вытягивается фрикционный воспламенитель и зажигается дистанционный состав пороха. При установке сюрприза к шнуру привязывается проволока, натягивание которой приводит в действие воспламенитель гранаты. С гранатой взрываются подложенные вместе с ней мина или снаряд.
Один из способов связки снаряда с гранатой изображён на рис.6, где показывается ловушка, устроенная японцами с преднамеренно оставленной на дороге заминированной винтовкой.

Гранаты, а иногда и связки их, подкладывались под дверь, за камни (рис. 7 и 8) и даже в скорлупу кокосовых орехов. "Заделанные в скорлупу орехов гранаты, - пишут американцы, - подвешивались к веткам пальмовых деревьев. При прохождении войск в джунглях эти "орехи" нередко взрывались и поражали солдат. Кроме сюрпризов натяжного действия, японцы применяли множество других коварных приёмов минирования, рассчитанных на поражение живой силы войск союзников. Вот некоторые из них.


Зонтик с кислотой. Перед вами красивый новый зонтик вы его берёте, раскрываете - и вас обжигает страшным пламенем, чем дело? Оказывается, зонтик начинён серной кислотой и другими быстро воспламеняющимися смесями, при сгорании которых образуется очень высокая температура. При открывании этого зонта разбивается стеклянный пузырёк с кислотой, а затем воспламеняются детонирующий и зажигательный составы (рис. 9). Такой, казалось бы, безобидный "штатский" предмет, как зонт, японцы превратили в коварное средство борьбы против своих противников.

Заминированный патефон. Японцы, точно так же как немцы, широко применяли различные типы электрических мин-ловушек. Нередко для этой цели приспосабливались патефоны, радиоприёмники, выключатели электрических лампочек и т.д. На рис. 10 показывается способ минирования патефона. При поднятии мембраны происходит замыкание, и мина, соединенная с сухой электробатареей, взрывается.

Карманный фонарь со шрапнелью. Американцы однажды обнаружили оставленный японцами в качестве сюрприза карманный электрический фонарь, наполненный взрывчатым веществом и шрапнелью (шарики от велосипедных подшипников). Достаточно включить такой фонарь, как последует взрыв. Устройство этого сюрприза изображено на рис. 11.

Мина-ловушка с электрическим взрывателем. К половице или доске прикрепляется кусок бамбука, выпиленный вдоль с одного конца так, что он напоминает пинцет. К наружным поверхностям ножек "пинцета" присоединяются провода, идущие к сухой батарее и к заряду взрывчатого вещества, и закрепляются с внутренней стороны гайкой и болтом (рис. 12). При нажиме на доску половинки бамбуковой трубки сгибаются и происходит замыкание. Искровый разряд воспламеняет взрывчатое вещество (обычно бутылка с пикриновой кислотой в гильзе снаряда) и происходит взрыв.

Английская граната в консервной банке. В Бирме союзники находили английские гранаты, вставленные японцами в консервные банки. Устройство этих гранат несколько напоминает наши гранаты Ф-1 (см. рис. 13).

Чека из предохранительного колпачка вынималась заранее, а спусковой рычаг осторожно зажимался между корпусом гранаты и стенкой банки. К банке прикреплялась проволока "спотыкач". Споткнувшийся об эту проволок человек невольно снимет с корпуса гранаты жестяную банку. Спусковой рычаг и предохранительный колпачок, освободившись, слетают, и граната взрывается.
Иногда японцы вставляли такие же гранаты в вилки сучьев деревьев и также протягивали от них малозаметные нити проволоки.

Здесь указаны далеко не все виды подрывных сюрпризов, применявшиеся японцами. Но достаточно и этого, чтобы оценить, насколько разведчикам требовалось быть бдительными и осторожными при продвижении по территории, ранее занимавшейся японцами. Однако самураев не спасло ни коварство, ни обман, ни все другие отвратительные методы ведения войны. Японский хищник раздавлен.