Сборник "Войсковая разведка". Выпуск №15 1946г.

E-mail Печать
Индекс материала
Сборник "Войсковая разведка". Выпуск №15 1946г.
НЕПРЕРЫВНО ИЗУЧАТЬ ДЕЛО ВОЙСКОВОЙ РАЗВЕДКИ
ДОРОЖИТЬ УЧЕБНЫМ ВРЕМЕНЕМ
ПОДГОТОВКА ВОЙСКОВЫХ РАЗВЕДЧИКОВ
ЗАМЕТКИ О БОЕВОЙ ПОДГОТОВКЕ РАЗВЕДЧИКОВ
ОГНЕВАЯ ПОДГОТОВКА РАЗВЕДЧИКОВ
ОБУЧЕНИЕ РАЗВЕДЧИКОВ ДЕЙСТВИЯМ В ПОИСКЕ
РАЗВИТИЕ НАБЛЮДАТЕЛЬНОСТИ
СБОРЫ РАЗВЕДЧИКОВ
БОЕВЫЕ ДЕЛА ОДНОЙ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ ГРУППЫ
ТАКТИКА АМЕРИКАНСКОЙ ПЕХОТЫ
Все страницы

 

Капитан ГОРБУНОВ П. И.


РАЗВИТИЕ НАБЛЮДАТЕЛЬНОСТИ

С чего следует начать обучение разведчика практическим приёмам наблюдения?
Основным оружием разведчика-наблюдателя в борьбе с противником являются глаза, уши и память. Боец, не имеющий зоркого, натренированного глаза, острого слуха и отличной памяти, не может быть разведчиком, а тем более наблюдателем.
Конечно, для этой категории разведчиков подбираются люди с высокими природными качествами, однако без систематической спортивной тренировки эти качества не могут получить полного развития.
Для того чтобы разведчик был следопытом, умел по незначительным, малозаметным приметам находить на местности противника и на основании тех или иных признаков или внешних явлений определять его намерения, нужно с самого первого дня учёбы тренировать каждого бойца в умении вести наблюдение и в технике запоминания.
Тренировку в зрительных, слуховых восприятиях и в запоминании следует практиковать не только тогда, когда отрабатываются темы по наблюдению, а на любом учебном занятии (на пути следования к месту занятия и обратно, в перерывах между занятиями и т. д.). Если повседневно и последовательно проводить тренировку разведчиков, то они смогут получить достаточную практику, необходимую при наблюдении за полем боя и за действиями противника.
Какие же приёмы тренировки можно практиковать для развития наблюдательности у разведчика?
По пути следования на занятия и обратно целесообразно давать разведчикам короткие упражнения на быстроту зрительного восприятия местных предметов и на запоминание их. Например, при прохождении мимо деревни можно задать такие вопросы:

- Сколько в деревне домов?
- Какие пристройки имеются около самого высокого дома, сколько в нём этажей, окон?
- Сколько домов находится справа от дороги?
- Какая крыша у крайнего дома?
- Какие дороги отходят от деревни и куда?
- С крыши какого дома возможен наилучший обзор?
- Какая цифра обозначена на километровом столбе, что стоит на шоссе у восточной окраины селения?

Эти вопросы следует задавать разведчикам после того, как они минуют деревню, но до того, как она скроется из виду.
Таким образом, можно наглядно проверить: в чём разведчики ошиблись и чего они не заметили. Этот приём следует повторить при прохождении мимо других строений или групп домов.
При прохождении определённого расстояния (примерно с километр по дороге) офицер или сержант спрашивает двух-трёх бойцов: что они заметили по пути?
Разведчики называют местные предметы и описывают явления, которые запомнились им. То, что разведчики не упомянули из замеченного самим командиром, он выясняет в форме следующих вопросов:

- Сколько человек встретилось нам по пути?
- Сколько автомашин нам встретилось и сколько обогнало нас (легковых, грузовых)?
- Характер груза на машинах?
- На каком километре встретилась нам группа строительных рабочих и сколько их было? Как они были одеты и что несли?
- На каких километрах отходят в стороны от шоссе грунтовые дороги и куда они идут?
- В каком месте мы переходили реку, какова длина моста и сколько у него опор?

Если разведчики не сумеют ответить на все эти вопросы, командир сообщает данные, замеченные им лично, и обращает внимание бойцов на то, что такие предметы и явления нужно обязательно запоминать. Еще лучше, если командир даст разведчикам задание: на обратном пути обратить внимание на данные предметы и доложить об увиденном.
Ниже мы приводим пример, показывающий, что инициативный офицер и сержант может использовать даже короткие моменты отдыха для воспитания в разведчиках наблюдательности, в то же время ни сколько не утомляя и не перегружая их.
Шло занятие по огневой подготовке. Сели перекурить на 5-10 минут. Командир отделения сержант Алешечкин полез в карман за кисетом, но вместо кисета вытащил зажигалку. Он посмотрел на неё и положил перед собой. Снова сунул руку в карман, но и на этот раз вынул из кармана не кисет, а перочинный нож и карандаш. Затем он начал энергично вынимать из карманов другие предметы и класть их рядом с зажигалкой. Среди них были; автоматическая ручка, резинка, коробка спичек, носовой платок, две гильзы, какой-то блестящий камешек, компас и увеличительное стекло.
Бойцы недоумевали. Один решился даже предложить сержанту закурить из своего табачного запаса, думая, что тог обронил где-нибудь свой кисет и не может его найти.
Но кисет сержанта и трубка, с которой он прошёл всю войну до самого Берлина, нашлись.
- Вот что, хлопни, - обратился сержант к бойцам, - пока я набиваю свою трубку, попрошу вас обратить внимание на эти предметы, выложенные мною из карманов. Посмотрите, сосчитайте, запомните, где они лежат и как называются.
Бойцы не без любопытства разглядывали предметы, а сержант спокойно, не спеша набивал трубку томской махорочкой.
- А теперь попрошу всех отвернуться. Так. А вы чего смеётесь, тов. Кромарев? Вот я вас первого и спрошу. Расскажите, пожалуйста, какие вы заметили предметы вот здесь передо мной на траве?
Кромарев начал бойко перечислять их, но назвал только четыре предмета, остальные же как ветром выдуло из головы.
- Ну, что же... выдохся? - спросил сержант. - А еще разведчиком называетесь! Из 12 выложенных мною предметов еле-еле запомнили четыре!
Сержант выбрал из группы предметов перочинный нож и, играя на солнце блестящей его облицовкой, сказал:
- Сей ножичек подарил мне на память старшина Семочкин, отличный разведчик, к которому я попал в учение летом 1942 года.
Так вот этот старшина встретил меня как-то и, показывая на блестящие пуговицы своей гимнастёрки, спросил:
- Алешечкин, определи, какая из этих пуговиц пришита мною сегодня?
- Затрудняюсь сказать, товарищ старшина, - отвечаю ему, - так как по виду они вроде бы все сегодня пришиты.
Покачал головой мой старшина:
- Ай, ай, Алешечкин! А я думал, из тебя глазастый разведчик выработается. Я же говорю тебе, что пришита одна пуговица, а не все, приглядись-ка получше.
Пригляделся - и впрямь одна пуговица отличалась от остальных, она была совсем новая, а остальные натёрты, начищены.
Когда потом я, став самостоятельным разведчиком, бывал на выполнении задачи или на наблюдательном пункте, эта пуговица на гимнастёрке старшины Семочкина мне всегда припоминалась. Впервые я начал учиться тогда мастерству разведчика.
Так, попыхивая трубочкой и рассказывая про минувшие боевые дни, сержант Алешечкин перекладывал выложенные им с определенной целью предметы и незаметно тренировал своих разведчиков в наблюдательности. Получилось что-то вроде игры, во время которой разведчики курили, отдыхали и, сами того не замечая, совершенствовали свои специальные навыки.
Когда время, отведенное на перекурку, окончилось, сержант собрал свои вещи, аккуратно сложил их в карманы и приступил со своими бойцами к занятиям по расписанию.
В бою, на марше, в разведке - во всех видах боевой деятельности войск не делается и шагу без разведки наблюдением. Следовательно, наблюдению нужно учить везде, на всех занятиях во время любых передвижений. Особенно благоприятные условия для привития навыков в наблюдении создаются во время тактических и стрелковых занятий.
На занятиях по тактике, например, надо приучать бойцов одновременно с выполнением тактических задач к длительному наблюдению за местными предметами и целями "противника" на расстоянии от 200-800 до 2000 м. Практиковать это следует не только на месте, но и во время перебежек, переползаний, форсированного марша, броска в атаку и т. д., т. е. при большом физическом напряжении обучаемого.
Опыт войны показал, что при современной насыщенности поля боя пулемётным и миномётным огнём, бойцы вынуждены совершать стремительные перебежки, причем укрытия (складки местности, местные предметы, защищающие бойца от пуль и осколков) должны быть выбраны ими умело и заблаговременно. Так вот предположим, что на занятиях бойцы, сближаясь с "противником", совершают перебежку. Боец, лишённый наблюдательности, не сумеет быстро найти для себя укрытие, а, следовательно, и правильно сделать перебежку. Сержант, находясь поблизости от такого неопытного бойца, должен научить его наблюдению за полем боя, за местностью. Для этой цели можно использовать такие приёмы.

1. Опрос бойца. Опрос может производиться следующим образом:

Вопрос: Что вы перед собой видите?
Ответ: Вижу куст.
Вопрос: Куда наметили перебегать?
Ответ: К кусту.
Вопрос: Видно ли вам дальше от куста воронку, а немного в сторону канаву?
Ответ: Не видел, но сейчас вижу.
Совет: Перебегайте туда, воронка и канава лучше защитят вас от пуль, чем куст.

Такой практический совет, данный сержантом прямо на местности, будет весьма полезен бойцу.

2. Исправление ошибок обучаемого. Желательно, чтобы сержант в присутствии других бойцов разобрал ошибку обучаемого, допущенную вследствие слабо развитой наблюдательности, показал, как следует исправить эту ошибку, и тут же заставил бойца выполнить показанный приём.
Уставы и боевой опыт требуют, чтобы каждый боец в бою сообщал командиру о замеченных им целях противника, а цели, которые он (боец) может уничтожить своим огнём, уничтожал сам. Привитие навыка замечать цели противника на поле боя представляет собой один из видов обучения наблюдению на тактических занятиях. Для этого также можно найти доступные способы, упражнения и летучки. Например, при появлении в секторе наблюдения бойцов, действующих за "противника", обучаемым можно задавать такие вопросы:

- Сколько вы видите человек?
- В чём они одеты?
- Какое у них оружие, снаряжение?
- Куда они идут?

При имитации выстрелов на рубеже, на котором обозначена оборона "противника", вопросы рекомендуется ставить таким образом:

- Где вы услышали выстрел?
- По какому признаку вы определили направление, откуда произведен выстрел?
- Из какого вида оружия стреляли?
- Какие огневые точки предполагаются на этом участке, и т. д.

Кроме того, необходимо вводить в тактическую обстановку элементы, способствующие развитию наблюдательности; для этого из числа бойцов, обозначающих "противника", выделяются специальные показчики; им вменяется в обязанность демонстрировать по знаку руководителя отдельные приметы, по которым можно обнаружить цели (показ мишеней, шевеление кустов, перебежка, высовывание из траншей голов и предметов вооружения, выставление в окнах строений мелких предметов и т. д.).
Оценка правильности наблюдений даётся по докладам обучаемых.
На стрелковых занятиях (на стрельбище, полигоне) привитию обучаемым навыков наблюдательности будут способствовать следующие приёмы:

1. Изучение местности и ориентиров в районе появления целей. Допустим, бойцы, тренирующиеся в одном из стрелковых упражнений (например, в стрельбе по появляющейся цели), перед показом цели производят тщательный осмотр местности. Офицер или сержант задает им при этом наводящие вопросы:
- Где противник, использующий выгоды местности, может расположить свои огневые точки?
- Где может быть установлен пулемёт, а где вырыт стрелковый окоп и почему?
- Какие местные предметы в поле вашего зрения являются наиболее характерными (с точки зрения стрелково-тактической)?
В процессе занятий руководитель делает поправки, разбирает ошибочные ответы и отмечает наиболее правильные определения.
В этот момент можно произвести несколько холостых выстрелов, чтобы обучаемые по дымкам могли определить, с каких мест они были произведены.

2. Тренировка в наблюдении в момент показа целей. Когда бойцы начнут вести тренировочное прицеливание по появляющимся, замаскированным целям, необходимо требовать от них доклада о местонахождении этих целей. При этом следует чаще менять положение целей.

Такое попутное обучение наблюдению на стрелковом поле не только окажет существенную пользу в выполнении стрелковых задач по Курсу огневой подготовки, но явится ценным вкладом в дело обучения бойца-наблюдателя, в дело разведывательной подготовки войск.
Особенно тщательно надо разрабатывать элементы, способствующие развитию зрительных восприятий при проведении тактических и стрелковых занятий в разведывательных подразделениях.