Арал-Пайгамбар

E-mail Печать

В предлагаемой читателю статье пойдет речь об одной из первых специальных операций проведенных подразделением специального назначения Разведывательного управления Министерства обороны Республики Узбекистан.

После расформирования Краснознаменного Туркестанского военного округа, связанного с развалом Советского Союза, с 1 июля 1992 года 15 отдельная бригада специального назначения, дислоцированная в городе Чирчик (30 км юго-восточнее Ташкента) вошла в состав Министерства обороны Республики Узбекистан.
Сложная военно-политическая обстановка в регионе не позволила разведчикам бригады сидеть долго без дела. После празднования первой годовщины независимости молодого государства в одну из сентябрьских ночей 1992 года подразделения бригады были подняты по тревоге, в течение нескольких часов приведены в полную боевую готовность и убыли на аэродром взлета Тузель (пригород Ташкента). К 10 часам того же дня, 1 и 2 роты первого отряда бригады (в спецназе отряд приравнивается к батальону) были переброшены военно-транспортной авиацией на военный аэродром Кокайты (юг республики) и к полудню прибыли на территорию учебного центра пограничных войск Республики Узбекистан дислоцируемого западнее города Термез. В том, что предстоит выполнять боевую задачу, никто из офицеров отряда не сомневался. Многие офицеры и прапорщики отряда имели опыт выполнения специальных задач в Афганистане и Закавказье, и до поры - до времени, лишних вопросов не задавали.
Боевая задача была поставлена старшему оперативной группы - командиру бригады полковнику В. Квачкову, прибывшему с отрядом в Термез, лично министром обороны Узбекистана генералом Р. Ахмедовым. Отряду специального назначения, в составе двух рот, общей численностью чуть больше пятидесяти человек предстояло захватить и "освободить" от афганцев остров Арал-Пайгамбар на пограничной реке Амударья. Острова спецназ еще не освобождал...! Задача для нас была выполнима, но явно не свойственна разведывательным подразделениям спецназ. Но вновь сформированные Пограничные войска Узбекистана выполнить свои функции были не в состоянии.
Сам остров, площадью около двадцати квадратных километров, располагается в нескольких километрах от города Термез ниже по течению Амударьи. В свое время на нем была расположена пограничная застава Советских пограничных войск, но с вводом в Афганистан Ограниченного контингента Советских войск - ОКСВ, необходимость в ней отпала, и она была перенесена на "материковую" часть территории. После вывода ОКСВ из Афганистана, Горбачеву и его "перестроечникам" было не до островов - продавалась вся страна, причем целиком. Чем и воспользовались предприимчивые афганцы, начавшие варварски эксплуатировать природные богатства уникального по своей флоре и фауне острова, между прочим внесенного, как памятник природы, под защиту ЮНЕСКО. Поживиться на острове было чем, это и дрова (вырубались тугаи - среднеазиатские пойменные леса), и лекарственное сырье в виде корней солодки и других растений, и животный мир, большинство представителей которого внесены в Международную Красную книгу. О бедственном положении острова и самопроизвольном захвате его гражданами соседнего государства стало известно президенту Республики Узбекистан Исламу Каримову, который и распорядился вернуть принадлежащую государству территорию.
Прибытие нашего отряда в учебный центр ПВ Узбекистана, совпало с демонстрационными полетами на минимальной высоте над островом пары истребителей МиГ-29 ВВС Узбекистана, имитирующими нанесение бомбового удара. Демонстрируя серьезность наших намерений по пустынной части острова, после полетов авиации был открыт еще и беспокоящий огонь минометной батареи погранотряда. Все эти действия, по замыслу министра обороны, должны были вынудить "интервентов" покинуть остров, но как покажут дальнейшие события, ожидаемого эффекта они не принесли.
Поставленная отряду боевая задача была уточнена в ходе воздушной рекогносцировки (автору первый и крайний раз пришлось летать десантом на боевом вертолете Ми-24П). С высоты птичьего полета остров напоминал огромную рыбину длиной около семи километров. Центральная часть острова, с возвышающейся на ней полуразрушенной мечетью, построенной много столетий тому назад, представляла барханную пустыню, окаймленную солончаком с жидкой кустарниковой растительностью буквально кишевшей фазанами. Постепенно от центра острова к северу и западу, кустарниковые заросли переходили в тугай, изрядно поредевший, благодаря усилиям афганцев. Южная и восточная части острова представляли собой трехметровые заросли камыша, пробитые кабаньими и оленьими тропами. Пролетавшие вертолеты распугивали не только оленей и кабанов, но и заставляли подниматься на крыло сотни диких уток и фазанов. Но нас больше интересовали не представители животного мира, а потенциальный противник, как и положено афганцу - вооруженный.
В западной части острова был обнаружен палаточно-шалашный лагерь дровосеков, а на южном побережье острова несколько пристаней заваленных штабелями дров и сами нарушители государственной границы, приветливо махавшие нам руками и преспокойно переправлявшие дрова самодельными плотами-понтонами на афганский берег. Несмотря на явные признаки нарушения границы, применять оружие нам было строжайше запрещено. Кстати, вдоль афганского берега напротив острова преспокойно разгуливал человек с ружьем, то бишь - автоматом Калашникова.
Операцию по захвату острова планировалось провести утром следующего дня после одновременной высадки воздушного и речного десанта, силами двух рот специального назначения при поддержке боевых вертолетов и речных катеров Амударьинской пограничной флотилии.
"Воздушно-наземно-речная" специальная операция началась в восемь-девять часов утра. Воздушный десант (2 рота) десантировался посадочным способом в западной части острова в нескольких сотнях метров от лагеря афганцев, а группы 1 роты высадились из катеров на берег в районе двух пристаней. Роты работали по-боевому - четко, без суеты. В ходе занятий по непосредственной подготовке к выполнению боевой задачи, проведенных накануне, нами были отработаны все вопросы предстоящих действий. Поэтому даже молодые солдаты (более половины личного состава отряда), призванные весной, четко знали, что от них требуется. Организованное вооруженное сопротивление афганцев (этнических узбеков, подвластных генерала Дустума) нами исключалось. Но, зная насколько военизировано афганское общество, полностью исключать возможность применения оружия противостоящей стороной было бы нелепо. К счастью во время захвата острова ни один выстрел не прозвучал, применение нами оружия было четко оговорено - открывать только ответный огонь.
Трагикомический случай произошел в первой роте. Осмотрев местность в районе пристани, заваленной штабелями дров, одна из групп во главе с командиром роты стала выдвигаться вглубь острова, ведя поиск в указанном районе. Через несколько сотен метров движения по дороге, окруженной трехметровой стеной камыша, дозор подал сигнал "Наблюдаю противника". Вскоре на дороге появилась процессия из нескольких мужчин старшего возраста во главе, которой следовал седобородый старик с гордо поднятой над головой палкой с привязанным отрезком темно-красной в белый горошек материи. При этом старик мелодично приговаривал: "Крясни фляг, крясни фляг ..." размахивая "флягом". Откуда знать седому афганцу, что нет уже ни великой и могучей страны заставившей одних уважать, а других боятся ее, ни ее символа - красного флага.
В результате поисковых действий, к исходу дня, разведчики задержали на острове восемнадцать граждан Исламского государства Афганистан нарушителей государственной границы Узбекистана. Задержанные афганцы были переданы представителям узбекских пограничных войск и отправлены катерами в пограничную комендатуру. В качестве трофеев разведчикам достались лишь пилы, топоры, мотыги, да еще четыре ишака, лошадь и бычок.
С наступлением темноты мы решили устроить засаду в районе одной из пристаней. Из предварительного опроса афганцев и после изучения следов стало известно, что кроме задержанных восемнадцати мужчин среднего и старшего возраста, на острове еще присутствует около десяти человек. Не исключено, что скрывающиеся на острове люди вооружены (на пристани был обнаружен магазин 7,62-мм автомата АКМ, а на территории лагеря автоматные гильзы) и попытаются в ночное время покинуть остров, а также вывезти припрятанное оружие.
В засаду мы решили отправиться втроем: я - в чине капитана, капитан Олег Голыбин и лейтенант Андрей Боклан, а резервную группу держать на базе, которую мы оборудовали рядом с когда-то существовавшей пограничной заставой.
Наше решение мы обосновали отсутствием необходимых навыков бесшумного и скрытного передвижения у какой либо из штатных групп состоящих в большинстве из молодых солдат узбеков или боевой слаженности в сборной группе большего состава. Командир отряда Александр Кухтин, не желая рисковать своим положением, нашу инициативу снизу пытался решительно пресечь, но в результате долгой полемики навязал нам четвертого члена группы - пулеметчика с 1 роты - солдата срочной службы, видимо полагая что он существенно усилит нашу группу. А получилось все наоборот, но об этом по порядку.
При выдвижении в район проведения засады мы построили свой боевой порядок "змейкой".
Выходить в район засады решили по дороге, так как движение через колючий кустарник, по высохшей траве и камышу создавало бы много шума. С наступлением темноты, поросший жидким кустарником солончак мы преодолели довольно быстро. При подходе к камышам за изгибом дороги наше внимание привлек свежие человеческие следы на дороге - верхний слой сухого песка был сдвинут, обнажив влажный грунт, что являлось признаком топтания на месте двух человек. Похоже, они явно кого-то здесь ждали и увидев нас скрылись в кустарнике. Мы сняли оружие с предохранителей, перестроились в линию (цепь), осмотрели придорожные заросли кустарника и даже сделали несколько провокационных выстрелов из бесшумных пистолетов в сторону камышей. Впрочем, никого обнаружить нам не удалось. Еще в течении нескольких минут мы "ловили тишину" прислушиваясь к звукам ночи, но не услышав никакого подозрительного шума продолжили движение. Когда мы с Олегом в плотную приблизились к стене камыша и он присел изучать следы оставленные на дороге (после следов солдатских ботинок оставленных нами днем поверх их были и следы иной обуви), а я прикрывал его действия - одиночный выстрел взорвал тишину ночи. Я инстинктивно прильнул к земле, но еще не успев коснуться земли, по звуку выстрела понял, что стреляли свои, сзади, в противоположную сторону, из пулемета. Какого хрена? Сзади меня в пяти-шести метрах (как учили) стоял пулеметчик, казалось в наступившей тишине (замолкли даже сверчки) было слышно как виновато хлопают его ресницы или это просто стучало мое сердце. По шее боец конечно заработал, от лейтенанта прикрывающего тыл группы, после чего стал не совсем уверенно объяснять, что нечто мелькнуло слева от дороги (луч прожектора расположенной почти в десяти километрах пограничной заставы). А ведь заинструктировали "до слез" - огонь открывать только по команде, обо всем замеченном докладывать, оружие иметь на предохранителе. К стати, в последующем из горе-пулеметчика получился толковый разведчик и сержант. Была выяснена и причина стрельбы из пулемета одиночным огнем - боец по нашему указанию обмотал свободный конец снаряженной ленты вокруг ствольной коробки, как это делали разведчики-пулеметчики в Афганистане, чтобы лента не создавала шума, но они то перед стрельбой разматывали ее в считанные доли секунды...
После стрельбы идти сквозь стену камышей на пристань было слишком опасно и мы устроили засаду у дороги где были обнаружены следы. В успех засады мы мало верили, но возвращаться на базу желания не было.

С рассветом в кустах у дороги мы заметили трактор "Беларусь" с одноосным прицепом. В прицепе находились пилы, топоры, кухонная посуда и ... снаряженный автоматный магазин. Наш боец, работавший до службы в армии трактористом, завел машину. К нашему изумлению, двигатель затарахтел очень тихо, что объяснялось наличием сдвоенного глушителя, выхлоп газов из которого происходил на уровне земли. В лагерь мы въехали в тракторном прицепе под ликующие крики отряда, беззаботно болтая ногами. Дальнейшее наше пребывание на острове Арал-Пайгамбар было скрашено охотой на фазанов, ловлей сомов закидушкой и гранатами, а также поеданием трофейного бычка. К следующему дню на остров был доставлен пограничный ГАЗ-66 с полевой кухней, а еще несколькими днями позже развернута пограничная застава.
В последующем отдельные военнослужащие и подразделения 15 отдельной бригады специального назначения успешно выполнили ряд специальных задач по оказанию военной помощи одному из соседних государств. Но руководство Вооруженными силами Республики Узбекистан, не смогло по достоинству оценить боевые возможности отдельной бригады специального назначения и реорганизовало ее в десантно-штурмовую бригаду. А из ее состава был выведен 154 отдельный отряд специального назначения, тот самый "мусульманский батальон", участвовавший в штурме дворца Тадж-Бек (резиденция Амина - президента Афганистана) 27 декабря 1979 года. Пройдя сложные этапы реорганизации, отдельная бригада специального назначения была вновь воссоздана в составе Вооруженных сил Узбекистана.

 

 

Наши Журналы

Баннер

Случайное фото

Наши Проекты

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер