Особенности разведывательно-боевой деятельности частей и подразделений специальной разведки в условиях Афганистана (начало)

E-mail Печать
Индекс материала
Особенности разведывательно-боевой деятельности частей и подразделений специальной разведки в условиях Афганистана (начало)
Глава I РЕСПУБЛИКА АФГАНИСТАН
Глава II СИЛЫ АФГАНСКОЙ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ И ТАКТИКА ЕЕ ВООРУЖЕННОЙ БОРЬБЫ
ЗАДАЧИ, РЕШАЕМЫЕ ЧАСТЯМИ И ПОДРАЗДЕЛЕНИЯМИ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ В РА
ОСОБЕННОСТИ ПЛАНИРОВАНИЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНО-БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ В СОЕДИНЕНИЯХ И ЧАСТЯХ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ
ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ФОРМ И МЕТОДОВ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ РГСпН НА КАРАВАННЫХ МАРШРУТАХ И КОММУНИКАЦИЯХ В ГОРНОЙ И ПУСТЫННОЙ МЕСТНОСТИ
СПОСОБЫ РАЗВЕДЫАТЕЛЬНО-БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧАСТЕЙ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ
РАБОТА С ПЛЕННЫМИ И ОПРОС МЕСТНОГО НАСЕЛЕНИЯ
ВЕДЕНИЕ РАЗВЕДКИ
Все страницы

 

ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ФОРМ И МЕТОДОВ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ РГСпН НА КАРАВАННЫХ МАРШРУТАХ И КОММУНИКАЦИЯХ В ГОРНОЙ И ПУСТЫННОЙ МЕСТНОСТИ

Опыт ведения боевых действий показал, что одним из важнейшых направлений повышения эффективности действий подразделений СПН в борьбе с караванами являлось максимальное использование возможностей, заложенных в штатной боевой технике и средствах разведки, на основе повышения профессиональной подготовки личного состава, творческого учета разведчиками особенностей обстановки, изучения сильных и слабых сторон противника, тесного контакта с источниками получения разведывательной информации.
Основными путями совершенствования форм и методов ведения боевых действий разведывательных групп на караванных маршрутах и коммуникациях горной и пустынной местности являлись:

  • глубокое изучение реальной обстановки в зонах ответственности отрядов, своевременная реакция на изменения тактики действий мятежников при проводке караванов;
  • улучшение взаимодействия с фронтовой, армейской авиацией и общевойсковыми частями по вопросам своевременного боевого обеспечения действий разведорганов;
  • улучшение взаимодействия с частями радиоразведки в интересах обнаружения караванов и немедленной реализации информации;
  • боевые действия отрядов с базовых районов, приближенных к караванным маршрутам, в том числе и в пограничной зоне;
  • широкое использование эшелонированных засад на вероятных маршрутах движения караванов;
  • активизация деятельности подразделений по минированию вероятных маршрутов движения караванов мятежников с использованием комплектов "Охота", ПД-430, "Реалия-У";
  • целенаправленная работа по захвату пленных, повышение оперативности реализации их показателей по передвижению караванов;
  • эффективное использование воздушной разведки, для чего проводить вылеты досмотровых групп в различное время суток и по различным маршрутам, не допуская шаблонности в их действиях.

Основными мотивами сотрудничества доброжелателей с представителями советских войск являлись:

  • идейно-политические, основанные на стремлении внести свой вклад в дело борьбы с мятежниками;
  • материальная заинтересованность;
  • чувство мести к мятежникам.

В условиях ДРА мотив материальной заинтересованности преобладал над идейно-политическим, что обусловливалось частно-собственической психологией населения. Усилия начальника разведки направлялись в первую очередь, на постепенное воспитание у доброжелателей сознательного отношения к сотрудничеству с советским командованием. Во время контакта с доброжелателем, который обычно осуществлялся в каком-либо государственном учреждении (в противном случае невозможность скрытность работы), ему ставилась задача на сбор информации того или иного характера, в зависимости от возможностей данного человека. Обговаривались сроки получения данных и время последующей встречи. Размер вознаграждения определялся и том случае, если полученная информация будет непосредственно реализована в ходе боевых действий. Как правило, информация, поступавшая от доброжелателя, не представляла особой ценности для разведки, т.к. доброжелатель добывал ее от различных слоев населения (т.е. это было ничто иное, как слухи). Непосредственный контакт доброжелателей с мятежниками встречался крайне редко и был сопряжен с определенными трудностями. В то же время доброжелатель заранее знал, что его риск будет недостаточно оплачен и не шел на это.
Средства для оплаты доброжелателей брались из трофейного фонда частей или в агентурной группе. Трудность в этом вопросе состояла в том, что в трофейном фонде всегда имелись материальные средства и продовольствие, а для того, чтобы получить деньги для оплаты в агентурной группе, необходимо было на каждого доброжелателя завести анкету с его биографическими данными, распиской на согласие сотрудничать с советским командованием и личной фотографической карточкой доброжелателя. Ко всему этому прилагался подтверждающий документ из агентурной группы. Доброжелатели не всегда шли на это, полагая, что в случае утечки информации, он будет подвергнут преследованиям со стороны мятежников.
Расширению сети доброжелателей способствовали следующие условия:

  • упрочение народной власти на местах;
  • дружеское отношение советских войск к афганскому народу;
  • тесный контакт с органами народной власти: МТБ и Царандоя.

ОРГАНИЗАЦИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЧАСТЕЙ И ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ СПН С АГЕНТУРНОЙ РАЗВЕДКОЙ, АРМЕЙСКОЙ И ФРОНТОВОЙ АВИАЦИЕЙ, МЕСТНЫМИ ОРГАНАМИ ВЛАСТИ И ВС РЕСПУБЛИКИ АФГАНИСТАН В ИНТЕРЕСАХ ВЫЯВЛЕНИЯ И УНИЧТОЖЕНИЯ
КАРАВАНОВ С ОРУЖЕМ И БОЕПРИПАСАМИ.
СОЗДАНИЕ СЕТИ ДОБРОЖЕЛАТЕЛЕЙ В ЗОНАХ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Части специального назначения в своих зонах ответственности информацию о караванах, бандформированиях мятежников, складах с оружием и боеприпасами, исламских комитетах получали от наших агентурных органов, органов МГБ, царандоя, пограничных частей, от местных жителей и доброжелателей.
Информация, поступающая из различных источников, требовала систематического анализа и тщательной перепроверки с целью исключения возможных случаев поступления дезинформации.
С разведывательными органами и органами МГБ, царандоя, пограничными подразделениями, доброжелателями осуществляется непосредственный контакт при получении разведывательных данных по караванам, исламским комитетам, складам и бандформированиям.
Наши агентурные органы являлись одним из основных источников разведывательной информации о местонахождении караванов, бандформирований и их объектов. На основе их данных командиры соединений и частей специальной разведки принимали решения на разведывательно-боевые действия.
Анализ обстановки показал, что в специфических условиях Афганистана наиболее достоверную и полную информацию о местоположении и характере деятельности мятежников соединения и части специального назначения получали от агентурной разведки.
Оперативные агентурные группы (ОАГ) являлись непосредственными руководителями действующей агентуры на местах и организаторами разведки в зонах ответственности отрядов СПН.
ОАГ оснащались радиостанциями Р-353, Р-354, "Околыш", "Ляпис'', которые имеют высокую надежность при больших нагрузках в работе.
С ОАГ, расположенными на значительном удалении от частей СПН, организовывалась и постоянно поддерживалась радиосвязь с использованием шифра специального назначения с дежурным приемом на узлах связи отрядов и штабов бригад СПН, что обеспечивало поступление обработанных данных в отряды через 30-40 минут.
Для проведения занятий по изучению объекта, выработки наиболее целесообразных способов и методов боевых действий привлекались оперативные офицеры ОАГ, по чьей информация планировался выход РГ СПН. Особое внимание уделялось отработке вопросов взаимодействия с приданными и поддерживающими подразделениями и средствами - бронегруппой, авиацией, артиллерией.
Реализация поступающей срочной информации от ОАГ осуществлялась дежурными подразделениями, находящимися в 10-15-минутной готовности в пунктах дислокации на вертолетах или на бронетехнике.
По информации оперативно-агентурной группы 4.04.86 была выведена РГ СПН №411 в количестве 20 человек в район 15 км юго-вост. Бараки. Высадка группы была проведена на ходу во время движения колонны машин по дороге Кабул-Гардез. Используя темное время суток, складки местности, командир вывел группу в указанное место, где организовал наблюдение. Подошедший караван был уничтожен огнем с расстояния 20-40 м, место боя освещалось ракетами. Одновременно была вызвана бронеегруппа. В результате засады были уничтожены караван, состоящий из 7 машин, 27 мятежников, около 12 т боеприпасов. Захвачено большое количество стрелкового оружия, ВВ, выстрелов к БО и РПГ, боеприпасов к стрелковому оружию, медикаменты, документы исламских комитетов. Группа без потерь возвратилась в пункт дислокации.
Командир агентурного органа получал от своих источников информацию о противнике, оценивал ее, перепроверял через другие каналы, после уточнения доводил до командиров соединений и частей специальной разведки по средствам связи, в ходе личной встречи или через своего офицера. Вырабатывал рекомендации по порядку проведения реализации разведданных путем организации засады или налета на объекты противника. При этом он указал наиболее удобные места и время проведения засады (налета), выделял проводников (наводчиков) для вывода подразделений на объекты противника. Дата и точное время проведения засады или налета проводнику не сообщались. Так, например, положительный результат работы с наводчиком дали боевые действия 100 разведывательного отряда в марте 1085 года. В результате реализации полученной информации от разведывательного органа с привлечением наводчика в кишлаке Арабан (улусвали Сурхруд) был уничтожен центр мятежников по подготовке специалистов минирования, а в последующем уничтожен караван с противотанковыми минами.
В ходе разведывательно-боевых действий командир разведывательного органа указывал командиру части специального назначения оптимальный маршрут выхода на объект налета (в район засады). По завершению разведывательно-боевых действий группой через свои источники уточнял (подтверждал) и доводил до командира результаты засады (налета).
Примером успешного взаимодействия подразделений СПН с ОАГ, радио- и радиотехнической разведкой, фронтовой и армейской авиацией являются действия 4 отряда СПН в период с 12 на 13 мая 1987 года по уничтожению крупного каравана (рис. 30).

В 15.00 12 мая маневренная группа радиоразведки и перехвата запеленговала подвижную радиостанцию мятежников в районе Абчакан (провинция Логар). Эта информация была доложена командиру отряда, у которого уже были данные от ОАГ о возможном проходе через район ответственности отряда СПН крупного каравана мятежников на вьючных животных с боеприпасами и оружием. Немедленно была поставлена задача досмотровой группе №421 на проведение воздушной разведки указанного района. Однако проведенный вылет результатов не дал. Оценив обстановку и зная тактику действий мятежников по проводке караванов, командир отряда принял решение повторно направить досмотровую группу №423 в тот же район, изменив маршрут полета вертолетов. В 16.10 в районе Абчакан группа обнаружила караван мятежников на дневке. При подлете группы к месту высадки мятежники открыли по ней огонь. Два вертолета огневой поддержки, входящие в состав досмотровой группы, нанесла огневой удар по мятежникам и скоплению вьючных животных.
Под прикрытием боевых вертолетов группа №423 десантировалась в 500 м южнее места дневки каравана. Используя складки местности, стремительным броском заняла выгодные позиции на господствующей высоте. Оценив обстановку, командир группы доложил на ЦБУ отряда и вызвал резервную ДГр №411 и группу №415 на бронетехнике.
Мятежники предприняли попытку уничтожить ДГр №423. Однако умелое управление боем, четкое и грамотное наведение боевых вертолетов на цели, правильно организованная система огня командиром ДГр, стойкость разведчиков не позволили превосходящим силам мятежников уничтожить группу и вывести из-под огня караван.
ДГр №411 десантировалась в 1 км юго-восточнее Абчакан и силами трех подгрупп блокировала выходы из населенного пункта. С прибытием в 18.50 в район 1,5 км южнее Абчакан бронегруппы №415 была проведена перегруппировка сил и средств, блокированы вероятные маршруты подхода резервов мятежников.
В 19.50 организованное сопротивление мятежников в основном было подавлено. Две группы досмотра (по 15 человек каждая) под прикрытием БрГр №415 выдвинулись для досмотра каравана, однако из-за сложной обстановки и в связи с быстрым наступлением темноты досмотр каравана произвести не удалось.
Командир отряда доложил сложившуюся обстановку командиру бригады СПН и получил приказ до наступления светлого времени закрепиться на захваченных рубежах и блокировать караван имеющимися силами и средствами.
В течение ночи отряд СПН вел наблюдение за мятежниками с целью недопущения вывода каравана, выноса груза и скрытного подхода их к нашим позициям, огнем бортового оружия бронегруппы и, используя тяжелое трофейное оружие, подавляли вновь выявленные очаги сопротивления.
С целью недопущения подхода резервов мятежников к месту боя по базовым районам "Сухроб" и "Дубандай" в 5.00 13 мая был нанесен бомбо-штурмовой отряд фронтовой авиацией, после чего был проведен окончательный досмотр уничтоженного каравана.
Действия отряда по досмотру поддерживали боевые вертолеты.
К 11.00 13 мая все захваченное оружие и боеприпасы были погружены на подошедшую БрГр №445. Под прикрытием вертолетов и при поддержке артиллерии 4 отряд СПН без потерь возвратился в пункт постоянной дислокации.
В результате бея было уничтожено 42 мятежника и 193 вьючных животных, большое количество боеприпасов, военного снаряжения, имущества, медикаментов.
Захвачено: ПЗРК "Хунъин-5", "Стрела-2" - 62, реактивных снарядов - 600, безоткатных орудий - 7, снарядов к БО - 570, мин к 82-мм миномету - 410, боеприпасов к ДШК и ЗГУ, стрелковому оружию - 112400, выстрелов к РПГ - 950, ВВ - 340 кг, противопехотных мин - 600, медикаментов - 1000 кг.
Успешные действия 4 отряда CПН обеспечили:

  • оперативность реализации данных ОАГ, подтвержденных радиоразведкой в сочетании с глубоким знанием мятежников в зоне ответственности отряда, тщательная оценка обстановки и местности;
  • высокая готовность резерва, позволившая выйти в район боевых действий досмотровой группе через 20 мин, бронегруппе - через 1,5 часа;
  • четкое взаимодействие с ЦБУ армии и КП ВВС по своевременному обеспечению боевых действий отряда силами артиллерии и авиации;
  • умение управлять огнем артиллерии и наводить авиацию;
  • высокий моральный дух, мужество, стойкость и смелость личного состава отряда СПН;
  • умелое руководство и управление действиями групп со стороны командования отряда и бригады СПН.

В боевых действиях совместно с частями специального назначения принимали активное участие сотрудники МГБ и царандоя. Хорошее знание ими местности в полосе ответственности и оперативной обстановки позволяло командованию частей специального назначения принимать оптимальные решения как в период подготовки, так и в ходе боевой операции при резком изменении обстановки. Так, в апреле 1985 года разведдозор 100 разведывательного отряда при ведении разведывательно-поисковых действий внезапно столкнулся с головным дозором мятежников. Сотрудник МГБ, входивший в состав разведдозора, начал переговоры, назвавшись "моджахеддином" одной из банд. Со стороны мятежников для переговоров были высланы парламентеры. Используя время переговоров, разведывательный отряд осуществил скрытный обход мятежников и разгромил их, захватив пленных.
Большую помощь в борьбе с бандами мятежников и в уничтожении караванов с оружием и боеприпасами оказывали представители царандоя. При их личном участии или по их наводке было реализовано в ходе разведывательно-боевых действий большое количество информации по уничтожения караванов и бандгрупп. Так, в июне 1985 года 412 разведывательная группа, имея в своем составе представителей царандоя и наводчика, уничтожила крупный караван, захватив большое количество оружия, боеприпасов, медикаментов и другого имущества. Большую помощь воины царандоя оказывали при выходе бронегруппы к местам устройства засад и объектам налета, способствуя безопасности прохода через заминированные участки.
Каждый командир часта СПН имеет на руководстве определенное количество доброжелателей - местных жителей, по тем или иным мотивам согласившихся на сотрудничество с советским командованием в борьбе с мятежниками.
Использование поступающей от доброжелателей информации командиром части проводилось после подтверждения ее ОАГ.
Доброжелатель при этом используется в качестве проводника (наводчика). Результаты реализации данных, полученных от доброжелателей, учитываются в отдельной документации и докладываются в вышестоящие штабы.
Наиболее показательным по информации доброжелателя был выход разведывательного отряда СПН №700 9 января 1987 года. Командиру отряда СПН стало известно из информация доброжелателя, подтвержденной ОАГ, что в районе 6,5 км западнее Шинкай находятся склады с оружием, боеприпасами и материальных средств бандформирования главаря муллы Ахмада.
Командир отряда СПН принял решение силами фронтовой авиации нанести бомбо-штурмовой удар, высадкой группы №721 захватить и уничтожить склады мятежников.
Состав ро СПН №700:

  • РГ СПН №721 - группа захвата, 24 человека, 4ПКМ, 4РПО-А;
  • РГ СПН №731 - группа прикрытия, 16 человек, 1 АГС-17, 3 ПКМ;
  • РГ СПН №732 - группа прикрытия, 18 человек, 1 ATC-I7, 4ГП-25, 3 ПКМ;
  • РГ СПН №735 - бронегруппа, 57 человек, 7 БТР-70, 2 УРАЛ-4320, 3 ДШК, 3 82 мм миномета, 4 АГС-17;
  • РГ СПН №733 - группа обеспечения, 18 человек, 2 АГС-17, 9 ГП-25, 3 ПКМ;
  • РГ СПН №713 - резерв, 20 человек, 2 АГС-17, 4 ГП-25, 3 ПКМ.

В ночь с 8 на 9 января 1987 года группы прикрытия РГ СПН №731 и №732 скрытно заняли позиции у входа в ущелье с задачей обеспечить десантирование группы захвата, выход бронегруппы №735 и не допустить подхода мятежников со стороны Карьяйи-Гухар и Каръяйи-Забит.
К 9.40 9.01 в ущелье выдвинулась бронегруппа. В результате бомбо-штурмового удара и огня бронегруппы сопротивление мятежников было подавлено. Ящики с боеприпасами, оружием хранились в тайниках, в пещерах. К 16.00 9.01 минирование складов и пещер с боеприпасами было закончено. В 16.30 группа захвата РГ СПН №721 под прикрытием бронегруппы и группы прикрытия выдвинулась в район эвакуации. Отряд потерь не имел.
Уничтожено большое количестве мятежников, оружия, боеприпасов, в том числе свыше 500 реактивных снарядов.
Захвачено более 100000 боеприпасов к стрелковому оружию, свыше 60 единиц стрелкового оружия, радиостанции, мины, медикаменты, документы партии ДИРА, ИПА и НИФА.
Таким образом, ценную и достоверную информацию подразделения специального назначения получали от оперативно-агентурных групп. Данные о караванах с оружием и боеприпасами, о сроках их выхода и маршрутах следования наиболее точны, своевременны и обладают достаточной полнотой сведений, необходимых для принятия решения командиром отряда или бригады. Из принятых к реализации информации от ОАГ до 40% результативные.
Органы МГБ и царандоя предоставляли много информации командованию частей СПН о караванах, складах с оружием и боеприпасами, о местах расположения бандформирований, но в их сведениях проявлялись элементы дезинформации, в силу этого полученные данные от органов МГБи царандоя в обязательном порядке проверялись и подтверждались через ОАГ, другие источники с последующей выдачей данных для принятия решения командиром на боевые действия, поэтому результативность реализации их информации составляла 45-50%.
Самые достоверные, точные и своевременные данные о мятежниках добывались в результате плановых разведывательно-поисковых и засадных действий разведывательными группами СПН, реализация полученной информации от плановых выходов РГ СПН составляла 28-30%, что несколько ниже относительно количества выходов групп.
При захвате пленных данные, полученные в ходе первичного допроса непосредственно в районе боевых действии, являлись наиболее ценны и достоверны. Отсутствие достаточного количества переводчиков со знанием языка пушту значительно затрудняло получение своевременных данных от пленных. Помощь со стороны сотрудников МГБ и царандоя нередко приводило к утечке информации. Высокая результативность РГ СПН по информации пленных была в тех случаях, когда они соглашались быть проводниками разведывательных групп к объектам информации.
Так, например, в ходе налета 100 разведывательного отряда на караван, расположенный на дневке в районе Танги-Такчи 19 марта 1985 года был захвачен пленный. В ходе боя он был допрошен и дал показания о наличии склада с оружием и боеприпасами. Используя пленного в качестве проводника, отряд захватил склад, в котором находилось 200 выстрелов к БО, 132 выстрела к РПГ, стрелковое оружие и боеприпасы к нему.
14 апреля 1986 года при ведении боевых действий 1 отрядом СПН в районе Шалатик был захвачен пленный, который при первичном допросе ничего не показал. Однако в последующем хорошо подготовленная и продуманная работа с ним дала положительные результаты. По показаниям пленного было совершено три боевых выхода, в результате которых было уничтожено 130 мятежников, захвачено большое количество стрелкового оружия и боеприпасов к нему, противотранспортных и противопехотных мин, мины к 82-мм миномету, ручные гранаты. Во всех трех выходах пленный использовался как наводчик.
Большой интерес для командования отрядов и бригад представляла информация от доброжелателей из числа местных жителей, сотрудников МГБ, органов местной власти и представителей царандоя. Однако работа по получению через них интересующих данных налажена была слабо. Это объясняется отсутствием должного опыта у офицеров, занимающихся этими вопросами. Поэтому информация от доброжелателей всегда перепроверялась через ОАГ и РГ СПН, в результате чего терялась ее своевременность. Наибольший эффект приносили действия РГ СПН, в составе которой в качестве проводника (наводчика) действовал доброжелатель.

ПОРЯДОК ВЫВОДА ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ НА БОЕВОЕ ЗАДАНИЕ
И ВОЗВРАЩЕНИЕ ПОСЛЕ ВЫПОЛНЕНИЯ ЗАДАЧИ

Успех ведения разведки в районе, как впрочем и других способов ведения боевых действий зависал прежде всего от скрытности доставки разведорганов в район ведения разведки.
Опыт ведения боевых действий соединений и частей специального назначения в РА показал, что в большинстве случаев залогом успешного выполнения боевых задач являлся правильный выбор пути и способа вывода разведывательных групп и отрядов и хорошая его организация. Это объясняется тем, что мятежники организовали широкую сеть осведомителей и наблюдательных постов, ведущих постоянное наблюдение за пунктами постоянной дислокации и аэродромами (площадками) взлета вертолетов. 0 выходе разведывательных групп и отрядов на боевой технике, вылете их на вертолетах немедленно сообщалось с одного наблюдательного поста на другой с помощью условных сигналов (трассы пуль, сигнальные ракеты, солнечные зайчики, дымы, а в ночное время костры, факелы, фонари и т.д.), а в последние годы все чаще для этих целей используются мало-габаритные радиостанции.
Для вывода разведывательных групп и отрядов специального назначения в Афганистане применялись воздушный и наземный пути. Наиболее оперативным является воздушный путь, в нем применяется два способа вывода:

- десантирование с посадкой вертолетов:
- десантирование из положения зависания вертолетов.

Основными преимуществами воздушного пути вывода разведывательных групп отрядов специального назначения являлись:

  • оперативность доставки в назначенное место высадки;
  • исключение возможности организации засад и минирования на путях выдвижения;
  • возможность осмотра командиром и личным составом разведывательной группы (отряда) района высадка и маршрута выдвижения в район выполнения боевой задачи;
  • доставка разведывательной группы (отряда) в район действий с наименьшей затратой физических сил и обеспечение разведчиков оружием, боеприпасами, водой, продовольствием и эвакуировать раненых.

Наряду с преимуществами воздушный способ вывода имел и существенные недостатки:

- невозможность обеспечения скрытной высадки разведывательных групп;
- отсутствие возможности вывода разведывательных групп в ночное время;
- зависимость от погодных условий.

Вывод разведывательных групп и отрядов специального назначения воздушным способом, как правило, осуществлялся в светлое время суток за 15-20 мин. до наступления сумерек из-за сложности рельефа и отсутствия приборов ночного видения у экипажей вертолетов армейской авиации. Группы (отряды) доставлялись на аэродром (вертолетную площадку) в крытых автомобилях непосредственно к вертолетам. После проверки вооружения и личного состава осуществлялась посадка в вертолеты. Для прикрытия транспортных вертолетов в полете и высадки личного состава выделялись боевые вертолеты Ми-24.
Места высадки (основное и запасное) выбирались по карте, затем осуществлялась доразведка района высадки в ходе полетов над районом досмотровых групп. При доразведке определялась пригодность мест высадки, подбирались наиболее удобные маршруты выхода с мест высадки в районы выполнения задач. Доразведка проводилась за насколько дней до высадки, а иногда с целью усыпления бдительности мятежников, и несколько дней подряд, вплоть до дня вывода. Места высадки должны били обеспечивать безопасное и скрытное десантирование разведчиков, быстрый сбор и хорошие условия маскировки. Они выбирались вдали от кишлаков, отдельных дувалов, дорог и троп с активным движением и кочевий.
Для скрытия десантирования разведывательных групп (отрядов) и введения противника в заблуждение до высадки проводилось 1-2 и более досмотра транспортных средств, несколько ложных посадок и зависаний, после высадки также выполнялись ложные посадки. Экипажи вертолетов после высадки по возможности некоторое время (до 30 минут) находились в 15-20 км от места высадки в готовности оказать огневую поддержку или эвакуировать группы (отряд) специального назначения в зависимости от складывающейся обстановки.
В ходе боевых действий наиболее применяемым способом вывода являлось десантирование с посадкой вертолета. При этом способе под прикрытием пыли, поднятой при посадке вертолета, первыми высаживались разведчики подгруппы обеспечения и занимали оборону, затем оставшийся личный состав. Время высадки не превышало 1,5 - 2 мин.
Группа бегом покидала место высадки одновременно со взлетом вертолета, т.к. вновь поднятая пыль прикрывала ее передвижение до укрытия, а затем используя складки местности, быстро и скрытно оставляла район высадки. Практика показывает, что группа, задерживающаяся в районе высадки, неминуемо обнаруживалась, т.к. места посадки или зависания вертолетов прочесывались местным населением по принуждению мятежников.
Способ десантирования из положения зависания вертолетов, как правило, применялся в горной местности, где посадка вертолетов затруднена, на открытой местности - это наименее скрытный способ. В перспективе, при оснащении вертолетов приборами ночного видения он найдет широкое применение при десантировании ночью и в условиях плохой видимости.
По опыту ведения боевых действий в РА, все практически совершенные места посадок вертолетов в полосе ответственности отрядов наносились на карту с указанием даты и времени посадки и краткой характеристики этих мест (включая удаление площадки от пункта постоянной дислокации, время, затрачиваемое на полет, азимут и другие характерные особенности) в целях их дальнейшего использования.
Пренебрежение этими требованиями и отсутствие такого опыта, как правило, приводило на практике к тяжелым последствиям. Так, 111 разведывательная группа в составе 18 человек была десантирована в районе 13 км западнее Митерлам. Вертолеты вышли в район десантирования без осуществления маневра, ложные зависания не производились, разведывательная группа высадилась в 2 км от кишлака. В результате неправильных действий командиров экипажей вертолетов и самого командира группы (продолжительное пребывание группы в районе десантирования) группа была обнаружена противником. Личному составу пришлось вести тяжелый бой с превосходящими силами мятежников. Поставленную задачу группа не выполнила и потеряла 8 человек убитыми.
Широко применялся в условиях Афганистана наземный путь вывода. Его основные преимущества:

  • независимость от погодных условий и времени суток;
  • возможность оказания своевременной поддержки как авиационной, так и бронегруппами.

Применялись три способа наземного пути вывода:

- на штатной боевой технике (БМП-2, БТР-70);
- на трофейной технике в одежде мятежников;
- пешим порядком.

Основным способом вывода разведывательных групп (отрядов) при наземном пути являлся вывод на штатной технике (БМП-2, БТР-70), его преимущества:

  • независимость от погодных условий и времени суток;
  • возможность оказания своевременной поддержки силами бронегрупп, а также эвакуации группы или раненых.

Однако он имеет и свои недостатки:

  • недостаточная скрытность вывода;
  • ограниченность выбора маршрутов, что обеспечивает возможность мятежникам устраивать засады и минировать вероятные пути выдвижения;
  • малая по сравнению с воздушным путем оперативность.

Как уже говорилось, система наблюдения и оповещения за пунктами постоянной дислокации соединений и частей специального назначения, маршрутами выхода подразделений практически исключала скрытный выход на боевой технике в районы ведения боевых действий. При этом способе вывода особое значение приобрела разведка маршрутов, т.к. минирование, установка фугасов, в том числе и радиоуправляемых, а также организация засад широко применялись мятежниками с целью задержания подразделений, или недопущения их выхода в контролируемые ими районы и на маршруты проводки караванов. С целью сокращения возможных потерь при подрывах личный состав располагался "на броне", в готовности к немедленному оставлению машин. Во всех случаях организация кругового наблюдения - жизненно важна. В боевой деятельности соединений и частей специального назначения в РА имеется много примеров, когда своевременное или даже за несколько секунд до начала огневого воздействия вскрытие засады позволяло значительно сократить потери, а иногда и избежать их. Характерен в этом отношении пример, происшедший в районе Спинвальдака. Бронегруппа из шести БМП и БТР под командованием капитана Шароевского В. устремилась на перехват каравана из пяти машин с реактивными снарядами (по сообщению доброжелателя) и попала в хорошо подготовленную засаду. Мятежники устроили засаду на открытой местности, где ее трудно было ожидать, но в условиях темноты и при хорошей маскировке они не были обнаружены. Более 10 мятежников с гранатометами поднялись для открытия огня по боевым машинам на расстоянии 20-30 метров. Вовремя открытый наблюдателями огонь из автоматов по мятежникам значительно сократил возможные потери. Впоследствии установлено, что колонна с PC оказать хорошо разработанной дезинформацией.
Для скрытия места высадки разведчиков применялись различные приемы. Наибольшее распространение получило десантирование разведывательной группы на ходу. Разведчики оставляли боевые машины в условиях плохой видимости или под прикрытием пыли, поднятой бронегруппой, маскировались и после прохождения колонны скрытно выдвигались в район выполнения боевой задачи.
Другим приемом являлась эвакуация обнаруженной мятежниками группы и высадка вместо нее другой или имитации эвакуации группы. В этом случае разведчики находились внутри боевой техники при выдвижении к месту нахождения обнаруженной группы и на броне при возвращении.
После десантирования разведывательных групп (обычно при одном выходе на штатной технике выводилось 2-3 разведывательные группы специального назначения) бронегруппа оставляла район их десантирования и находилась на удалении до 20 км и более в зависимости от обстановки и наличия путей подхода. Основным условием при этом было то, что бронегруппа должна прибыть на помощь любой разведывательной группе не позднее чем через 1,5 часа.
Для решения некоторых специальных задач РГ СПН выводились в район с использованием трофейной техники (полугрузовые машины типа "Семург" или дооборудованные легковые машины типа "Датсун"). Сложность заключалась прежде всего в подборе личного состава по внешнему виду и его экипировке с одеждой мятежников. Как правило, для ведения переговоров в группу включались 1-2 сотрудника МГБ или царандоя, или 2-3 человека со знанием языка местного населения.
Личный состав группы должен был хорошо знать местные обычаи, а несколько человек и язык местного населения. Кроме того, вывод этим способом подразумевал хорошее знание оперативной обстановки в районе, т.к. в условиях боевых действий враждующих группировок мятежников, а также взимания налогов за проезд по территории, контролируемой мятежниками, разоблачение и попытка уничтожения разведывательной группы, осуществлялось из-за малейшего несоответствия в действиях, в одежде или в легендировании. Не исключалось и нападение с целью грабежа.
При организации вывода на трофейной технике исключался выезд группы на этой технике с территории соединения или части специального назначения.
Не исключался из практики и вывод разведыватальных групп пешим порядком, но срок действий их был ограничен. Как правило, вывод разведывательных групп пешим порядком осуществлялся из пунктов постоянной дислокации соединения (части) в темное время суток или в условиях ненастной погоды. В горной местности наиболее оптимальным временем для передвижения являлись сумерки (за 1-1,5 часа до захода или восхода солнца). В это время группу трудно было обнаружить, но она могла двигаться, выбирая дорогу. Ночью в горах движение вне дорог практически невозможно. Однако, когда маршрут был хорошо изучен или в составе группы был проводник, движение осуществлялось и ночью. Передвижение разведывательных групп (отрядов) производилось способом "переката": в то время когда половина группы преодолевала участок маршрута, другая половина находилась в готовности прикрыть ее огнем.
Вывод группы специального назначения пешим порядком - наиболее конспиративный, обеспечивающий наибольшую скрытность. Основными ее недостатками были:

  • привязанность к району дислокации;
  • значительная затрата сил на преодоление маршрута, прилегающего к месту дислокации части;
  • сокращение количества боеприпасов, продовольствия и других средств материально-технического обеспечения разведывательной группы.

Глубина и срок действии РГ СПН значительно увеличивалась за счет использования заранее заложенных тайников с запасом материально-технических средств, воды и продовольствия. Однако опыт доказывает, что подготовка тайников и закладка в них - операция, требующая значительного времени, кроме того мятежники и местное население прочесывая место стоянки бронегрупп и дневок разведывательных групп, обнаруживали некоторые из них, организовывали наблюдение и засады.
Каждый из способов вывода разведывательных групп и отрядов в районы разведывательно-боевых действий имели свои положительные и отрицательные стороны, поэтому выбор того или иного способа вывода зависел от конкретных условий и обстановки. Главным условием организации успешного вывода являлся творческий подход, отсутствие шаблона, твердое знание оперативной обстановки.
Практика показала, что боевые действия приводили к желаемому успеху тогда, когда разведорганы отказывались от шаблонных действий, постоянно изыскивали новые методы ведения разведки. Примером могут служить действия РОСПН №500 в период с 25 по 26 мая 1987 года из базового района Суруби в районе Джигдалай. Используя данные наводчика РОСПН №500 на виду у мятежников в дневное время совершил марш на бронетехнике в район разведки (прежние выводы разведорганов проводились с наступлением темноты).
В ходе выдвижения отряда мятежники не оказывали огневого воздействия. К сумеркам отряд вышел в район разведки и приступил к поиску указанных в задаче складов. За темное время суток было обнаружено 11 складов мятежников с большим качеством вооружения, боеприпасов и продовольствия. К утру все содержимое складов было подготовлено к взрыву, а затем уничтожено. Отряд отобрал образцы вооружения, выдвинулся в район Суруби. Огневое воздействие на отряд было оказано лишь после выхода из района разведки при подходе к базовому району.
Возвращение (эвакуации) разведывательных групп (отрядов) специального назначения были плановыми и внеплановыми. Плановое - запланированное возвращение (эвакуация) после выполнения боевой задачи. Внеплановое - вызывалось внезапно возникающий, непредвиденными обстоятельствами, например, обнаружением и окружением превосходящими силами мятежников, особенно когда по каким-либо причинам невозможно было организовать поддержку группы; наличием в разведывательной группе больных, раненых, убитых или пленных, документов или вооружения, захваченного у мятежников. Как плановое, так и внеплановое возвращение групп предусматривалось в ходе планирования резведывательно-боевой деятельности и условия их организации изучались с командиром группы и его заместителями. Внеплановое возвращение (эвакуацию) разведывательных групп организовывал и проводил командир части с разрешения вышестоящего командира. Эвакуация разведывательных групп осуществлялась воздушным путем (вертолетами) и наземным (на боевой технике).
Получив распоряжение на звакуацию воздушным путем, командир разведывательной группы подбирал в районе площадку для посадки вертолетов, определял ее координаты и размеры, выбирал хорошо видимые при заходе вертолетов ориентиры, назначал сигналы обозначения посадочной площадки. Все эти данные докладывал командиру части, от которой высылалась разведывательная группа. Если разведывательная группа была окружена мятежниками или вела с ними бой, кроме того докладывались удобный курс захода вертолетов на посадку и местонахождение огневых точек противника, которые необходимо подавить с целью исключения вероятности поражения транспортных вертолетов. За посадочной площадкой и прилегающей местностью организовывалось наблюдение.
Командир части, согласовав вопросы эвакуации с командиром авиационного подразделения, назначал сопровождающего и давал команду на вылет. Время вылета, количество вертолетов, пароль и отзыв, а также радиоданные для работы с экипажами вертолетов сообщались командиру группы. В установленное время командир группы организовывал подачу сигналов, обозначающих место посадки вертолетов и целеуказание огневых средств противника, которые необходимо подавить. По прибытии вертолетов по радиосредствам происходит обмен паролем и посадка транспортных вертолетов на обозначенную площадку под прикрытием вертолетов огневой поддержки или штурмовой авиации. Время пребывания вертолетов и группы на посадочной площадке, особенно в условиях огневого воздействия мятежников, было минимальным, поэтому к моменту подхода вертолетов весь личный состав, за исключением группы прикрытия, убитые, раненые, вооружение, документы, пленные были полностью подготовлены к посадке. В первую очередь на борт поднимались раненые и убитые, а затем личный состав и пленные, в последнюю очередь - группа прикрытия. Убедившись, что личный состав полностью находится в вертолетах, командир группы давал команду экипажам на взлет. В случае, когда разведывательная группа и посадочная площадка находились под огневым воздействием мятежников, эвакуация происходила поэтапно, последней эвакуировалась группа прикрытия. Но отлет вертолетов из района эвакуации осуществлялся после подъема последнего вертолета, проверки наличия личного состава, по команде командира разведывательной группы.
Имели место случаи, когда эвакуацию разведывательных групп (отрядов) приходилось осуществлять под обстрелом превосходящих сил мятежников. Так, в 1984 году для досмотра каравана в районе Джелабада был направлен на вертолетах разведывательный отряд, который возглавлял заместитель командира части. Проведя досмотр каравана, отряд неожиданно был обстрелян из близлежащего кишлака мятежниками. Завязался бой. Превосходящие силы мятежников стали теснить личный состав разведывательного отряда. Командир отряда принял решение отойти к вертолетам и вернуться в пункт постоянной дислокации. Отход совершался в спешке, личный состав при посадке в вертолеты командиром не был проверен и только по прибытии в пункт постоянной дислокации им было обнаружено, что нет одного командира группы и 4 разведчиков. Организованный поиск личного состава результатов не дал. Только на третьи сутки удалось найти за кишлакам в промоине тела погибших в неравном бою разведчиков.
Для эвакуации разведывательных групп специального назначения применялась также штатная боевая техника (бронегруппы). Наибольшее распространение этот способ эвакуации получил:

  • при действии нескольких разведывательных групп, в том числе и бронегруппы, в одном районе;
  • при эвакуации группы из района с сильной ПВО;
  • при нелетной погоде.

Эвакуация разведывательной группы на штатной боевой технике - аналогична ее выводу. Однако при этом способе эвакуации учитывалось, что возвращение тем же маршрутом, по которому выходила бронегруппа для эвакуации, чревато потерей техники и личного состава, т.к. мятежники, как правило, минируют их и организуют засады в наиболее удобных местах. 4 апреля 1985 г. в результате засадных действий разведывательная группа 234 уничтожила караван в составе двух автомобилей. С началом досмотра каравана группа подвергалась обстрелу мятежников из тяжелого оружия (минометов, ДШК). К месту досмотра для снятия группы была выслана бронегруппа. Сняв группу, она последовала в пункт постоянной дислокации. При возвращении на минах, установленных мятежниками на путях наиболее вероятного движения, в бронегруппе подорвалась техника (6 единиц). Поэтому при планировании эвакуации в последующем намечать несколько маршрутов.