Сборник "Войсковая разведка". Выпуск №4 1943г.

E-mail Печать
Индекс материала
Сборник "Войсковая разведка". Выпуск №4 1943г.
ГЛАВА ПЕРВАЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНАЯ РАБОТА КОМАНДНОГО СОСТАВА И ШТАБОВ
ГЛАВА ВТОРАЯ РАЗВЕДКА В НАСТУПЛЕНИИ И ОБОРОНЕ
ГЛАВА ТРЕТЬЯ РАЗВЕДКА СПЕЦИАЛЬНЫХ РОДОВ ВОЙСК
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ ИЗ ОПЫТА ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
ГЛАВА ПЯТАЯ ИЗ ОПЫТА СОЮЗНЫХ АРМИЙ
Все страницы

В ПОМОЩЬ ШТАБНОМУ ОФИЦЕРУ И ОФИЦЕРУ-РАЗВЕДЧИКУ

ВЫПУСК 4

ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО
НАРОДНОГО КОМИССАРИАТА ОБОРОНЫ
1943

 

 


ГЛАВА ПЕРВАЯ

РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНАЯ РАБОТА КОМАНДНОГО СОСТАВА И ШТАБОВ

 

Полковник Н. БАКАНОВ

ИЗУЧЕНИЕ И РАЗВЕДКА ПРОТИВНИКА

Без знания сильных и слабых сторон противника невозможно добиться успеха в бою. Опыт показывает, что командиры, хорошо знающие тактику врага, его организацию и вооружение, в большинстве случаев достигают победы даже в самых сложных и невыгодных условиях. В то же время командиры, не знающие противника, его сил, средств, системы огня, приёмов и методов его борьбы, часто не могут решить свою задачу даже в благоприятно складывающейся обстановке. Вот почему товарищ Сталин в первомайском приказе поставил перед всеми командирами задачу: "Изучать противника, улучшать разведку - глаза и уши армии, помнить, что без этого нельзя бить врага наверняка".
Для того чтобы знать сильные и слабые стороны противника, нужно быть знакомым с его уставами, обобщать опыт боёв, следить за изменениями в тактике и вооружении врага. Таким изучением неприятеля нужно заниматься организованно, планово в любой обстановке боя.
Большую роль в изучении противника и его намерений играет войсковая разведка. Правильная оценка обстановки и смелое решение командира возможны лишь там, где все бойцы и офицеры постоянно занимаются сбором сведений о неприятеле и его намерениях, где образцово поставлена разведка наблюдением, где умело ведётся разведка боем, где в нужный момент разведчики умеют достать "языка".
Где бы ни находился противник, что бы он ни делал, разведчики должны непрерывно следить за каждым его шагам.
На одном участке Западного фронта немцы за три месяца несколько раз сменили свои части. Хотя они делали это очень осторожно, однако всякий раз смена неприятельских частей своевременно обнаруживалась нашими разведчиками.
В этой части передний край обороны избран и оборудован так, что обеспечивает не только устойчивость обороны, но и хорошее наблюдение за противником и местностью. Наблюдательные пункты пехоты и артиллерии расположены таким образом, что оборона немцев просматривается на глубину до четырёх километров. Специально обученные наблюдатели круглые сутки работают на этих пунктах и фиксируют всякое движение в расположении неприятеля. Сведения, собранные наблюдателями и обобщённые в штабах, дают возможность узнать многое из того, что делается у немцев, разгадать их замыслы.
Вот, например, одна десятидневная сводка результатов работы наблюдателей. Они заметили, что к фронту прошло 12 вражеских орудий, 245 грузовых автомашин, 593 повозки, 4 мотоцикла, 837 солдат и офицерш, 78 конников. За эту же декаду от фронта в тыл прошло 30 орудий, 322 автомашины, 338 повозок, 36 мотоциклов, 197 солдат и офицеров, 5 конников.
Сопоставление этих цифр показывает, что за декаду к фронту автомашин прошло гораздо меньше, а повозок намного больше, чем ушло с фронта. Орудий в тыл отправлено больше, а солдат и офицеров меньше, чем прибыло да фронт. В течение этой же декады немецкая артиллерия проявляла большую активность. Стрельба часто корректировалась самолётом. Наблюдатели точно установили, что некоторые немецкие батареи стреляли с новых мест и по новым целям. Изменился и режим оружейно-пулемётного огня. Раньше немцы вели его беспорядочно, а теперь он стал более организованным. Все это подсказало, что немцы проводят пристрелку. Выяснилось также, что фашистские лётчики не только корректируют огонь, но и изучают район нашей обороны.
Прошло десять дней. Движение вражеского транспорта резко сократилось, активность артиллерии снизилась, самолёты стали появляться в воздухе гораздо реже. Нетрудно было понять, что в течение этой декады немцы произвели смену частей. Анализ цифр давал основание предполагать, что ушла мотомехчасть, а прибыла пехотная часть.
Для того чтобы окончательно убедиться в правильности этих выводов, был организован ночной поиск. Захваченный во время поиска пленный целиком подтвердил данные, полученные в результате наблюдения.
Наблюдатели должны следить за всеми действиями противника. Так, например, изучая режим огня и направления, откуда он ведётся, можно выявить вражеские огневые точки, а по ним определить передний край и разгадать систему обороны неприятеля.
Наблюдением и подслушиванием разведывается и инженерная деятельность противника. Строительство укреплений можно обнаружить по взрывам грунта, по подвозке материалов, по стуку топоров, по рытью котлованов и т. д.
Как же нужно организовать наблюдение за противником? Покажем это на примере N-ской гвардейской части.
Здесь наблюдение ведут специально подобранные бойцы и офицеры. Каждый из них, как правило, продолжительное время работает на одном и том же участке. Это позволяет наблюдателям тщательно изучить местность, поэтому малейшее изменение, которое происходит в расположении врага, немедленно привлекает к себе их внимание. Хорошо проинструктированные офицеры регулярно контролируют работу наблюдателей и помогают им совершенствоваться в искусстве разведки.
Серьезное внимание уделено выбору и оборудованию наблюдательных пунктов. Они организованы во всех подразделениях части, начиная со взвода, и расположены так, что имеют хороший обзор, а сами незаметны для противника. Наблюдатели имеют бинокли, а иногда и стереотрубы. Большое внимание обращено на организацию связи, особенно с артиллерийскими и инженерными наблюдательными пунктами. Благодаря этому выявленная цель просматривается одновременно с нескольких направлений и тщательно изучается. Результаты наблюдения заносятся в журналы и ежедневно обрабатываются в штабе. Обобщённые сведения анализируются штабными офицерами и служат ценными материалами, дающими ясное представление о силе противника и его намерениях.
Наиболее полные и достоверные сведения о неприятеле даёт наземная разведка, поэтому разведка боем, поиски, засады должны стоять в центре внимания командиров и штабов. Даже, казалось бы, бесспорные данные, полученные от разведки наблюдением, во многих случаях требуют подтверждения показаниями пленных; поэтому разведчики всегда должны стремиться захватить "языка".
Разведка боем, поиск, засада только в том случае дадут хорошие результаты, если им предшествуют командирская разведка наблюдением (рекогносцировка) и инженерная разведка.
Командирская разведка проводится группами офицеров перед принятием решения на разведку боем. Главная цель рекогносцировки - уточнить данные, помученные другими видами разведки, и составить наиболее полное представление об условиях предстоящего боя или поиска.
Задачи инженерной разведки в современной войне очень серьезны. На отдельных участках фронта немцы создают перед передним краем своей обороны и в её глубине мощную систему противотанковых и противопехотных препятствий. Здесь можно встретить и противотанковые рвы, и надолбы, и противотанковые вырубки, и проволочные заграждения всех видов. Все эти препятствия и подступы к ним немцы обычно густо минируют.
Часто приходится разведку боем и поиск организовывать как раз на тех участках, где имеется такая сеть препятствий. Преодоление её разведчиками без тщательной инженерной разведки и предварительной работы сапёр во многих случаях невозможно.
Работа сапёр требует большого искусства. Проходы в противопехотных препятствиях и в минных полях, как правило, приходится делать ночью, бесшумно, наощупь. Малейшая оплошность может выдать противнику наши намерения и сорвать всю операцию. Приведу пример, когда по вине неопытных сапёр был сорван успешно начатый ночной поиск.
Разведчики вместе с сапёрами в начале ночи бесшумно переправились через водный рубеж, за которым находились позиции немцев. Сапёры приступили к работе. Они быстро сделали проходы в минных полях и подползли к проволочным заграждениям. На этом участке у немцев была установлена сапёрная переносная сеть. Сапёры перерезали её во многих местах, но концы разъединённых звеньев с шумом разомкнулись и дали знать немцам о присутствии наших бойцов. В воздух взвились ракеты и осветили властность. По всему участку немцы открыли огонь. Разведчикам ничего другого не оставалось, как вернуться обратно. Так из-за незнания саперами техники проделывания проходов в немецкой переносной сети был сорван ночной поиск.
Всегда следует внимательно изучать всевозможные хитрости, при помощи которых враг старается не допустить проникновения наших разведчиков в его оборону.
На одном участке наши сапёры бесшумно подползли к неприятельским препятствиям. Они еще не начали резать проволоку, как немцы открыли огонь. Оказалось, что перед препятствием противник натянул контрольную проволоку.
Это приспособление представляет собой простейшую сигнализацию. Перед препятствиями на высоте 40 сантиметров натягивается на колышках тонкая проволока. Один конец её прикрепляется к препятствиям, а второй тянется к немецкому дзоту. Стоит только потянуть за проволоку или перерезать её, как сидящие в дзоте немцы узнают о приближении наших разведчиков. По свободному кощу перерезанной проволоки они приблизительно устанавливают и то место, где находятся разведчики. На более важных участках немцы натягивают по две контрольные проволоки: одну на высоте 40 сантиметров, а другую - 80 сантиметров.
Опытные сапёры могут легко вывести эту сигнализацию из строя. Как только проволока найдена, два разведчика в разных местах, невдалеке один от другого, берут её в руки, а третий перерезает и, не натягивая, прикрепляет свободные концы к кольям.
Из сказанного выше ясно, что разведке боем и поиску должна предшествовать инженерная разведка, задача которой - определить характер препятствий и способы устройства проходов в этих препятствиях. Определив силы и средства, необходимые для устройства проходов, сапёры должны тщательно подготовиться к работе. Им нужно суметь тёмной ночью, действуя наощупь, устранить все препятствия, которые могут помешать разведчикам на их пути.
Там, где саперы и разведчики изучают систему немецкой обороны, где они непрерывно совершенствуют приёмы и методы заграждения, - там успех разведки и поиска всегда обеспечен.
Особенно большое значение имеет разведка в наступательном бою. После того как наши части прорвали оборону врага и стали с боем теснить его, многое в действиях противника кажется нежным. На каждом шагу наступающим частям могут встретиться препятствия и ловушки, на удобном рубеже немцы могут перейти в контратаку. Для того чтобы в этих условиях действовать уверенно, нужно звать, что делает противник, куда он отводит свои части, на каком рубеже закрепляется, где готовится предпринять контратаку, какими силами располагает в том или ином района. Эти сведения командиру может дать только хорошо организованная и постоянно действующая разведка. Вот пример.
После прорыва обороны противника сильный арьергард немцев закрепился в районе двух деревень. Батальону старшего лейтенанта Степанова была поставлена задача: уничтожить арьергард немцев и овладеть деревнями.
Как выполнил эту задачу командир батальона? Он, прежде всего, организовал разведку. Младшему лейтенанту Казакову, возглавлявшему разведчиков, он поставил задачу: установить, какими огневыми средствами располагают немцы, закрепившиеся в деревне, где у них наиболее слабое место, в каком направлении отводятся вражеская техника и обозы.
Прежде чем приступить к выполнению полученной задачи, тов. Казаков тщательно изучил местность по карте и путем осмотра с исходного положения. Он увидел, что подступы к деревне открытые, и только справа, в километре от неё, тянется кустарник, примыкающий к лесу. Сюда и решил пробраться Казаков, чтобы наблюдением разведать огневую систему немцев.
Разведчики скрытно прошли в тыл к немцам и приблизились почти к самой деревне. В неё Казаков выслал три пары разведчиков. Бойцы Овсянников и Минаев незаметно пробрались к сараю и укрылись в нём. Они увидели группу немецких солдат с ручным пулемётом. В это же время левый дозор обнаружил место, где располагались немецкие автоматчики. Разведчики Головлёв и Давыдов, действовавшие в центре, обнаружили два вражеских миномёта.
После этого разведчики так же скрытно приблизились и ко второй деревне. С наступлением темноты группа Казакова тронулась в обратный путь. Для того чтобы немцы не обнаружили их, разведчики возвращались по другому пути.
Командир батальона, получив от разведчиков ценные сведения о противнике, начал наступление. Одной ротой он сковал немцев с фронта, а две роты, пройдя по маршруту разведчиков, ударили с тыла. Застигнутые врасплох, гитлеровцы не сумели оказать сопротивления, и наш батальон овладел указанным ему рубежом. Так, благодаря умелым действиям разведчиков была выполнена боевая задача.
В разведке боем нужно всегда действовать скрытно, настойчиво и активно, а нападать на врага стремительно и решительно.
Разведка боем должна определить фланги обороняющегося противника, стыки, незанятые промежутки и огневую систему врага. Главное заключается в том, чтобы разведчики действовали внезапно, после предварительного изучения расположения противника и обобщения всех сведений, добытых наблюдением.
Ночной поиск производится для того, чтобы захватить пленных, разрушить отдельные сооружения, отыскать стыки и выяснить характер вражеских укреплений. При организации ночного поиска следует до мельчайших подробностей отрабатывать вопросы взаимодействия с подразделениями, находящимися на передовой линии. Эти подразделения должны хорошо знать, где и как будут действовать разведчики, ибо малейшая неувязка может привести к нежелательным последствиям.
В одной части произошел такой случай. Разведчики ночью подобрались к немецким препятствиям, проделали проход и собирались ползти к траншеям. В это время несколько левее они заметили немецких разведчиков, пытавшихся пробраться в расположение советских войск. Наши разведчики предупредили командира роты и пропустили немцев. Но красноармейцы, сидевшие в траншеях, обнаружив на слух немецких разведчиков, стали пускать ракеты, которыми осветили и немцев и наших разведчиков, лежавших у проволоки. Немцы открыли огонь. Правда, наши разведчики нашли выход из создавшегося положения: они мгновенно бросились в немецкую траншею и захватили двух пленных. К этому времени командир роты приказал прекратить освещение местности, и наши разведчики с двумя "языками" благополучно вернулись в часть: Но как бы то ни было, а отсутствие договоренности в данном случае могло бы привести к неудаче. Этот пример наглядно показывает, что план действий разведчиков всегда должен быть известен подразделениям, расположенным на переднем крае.
Во время ночного поиска нужно особенно тщательно обозначать путь, по которому действует поисковая группа. С этой целью в проходах через минные поля и препятствия всегда следует оставлять "маяк", который звуковыми сигналами обязан указывать поисковой группе путь отхода.
Иногда нужно проводить и дневные поиски. Они организуются для того, чтобы взять контрольных пленных, а также для внезапного захвата выгодного рубежа. Дневной поиск производится на таких участках, где расположение наших войск наиболее близко к обороне противника. Поисковое подразделение обычно усиливается пулемётами, миномётами, противотанковыми орудиями и ружьями, подразделениями сапёр и химиков. Для обеспечения флангов назначаются специальные подразделения. Поиску предшествует короткий, но сильный огневой налёт артиллерии и миномётов на атакуемый участок и фланговые позиции противника.
К дневному поиску всё должно быть заранее продумано и спланировано с таким расчётом, чтобы огневой налёт и действия разведчиков явились для немцев полной неожиданностью.
Подготовка как дневного, так и ночного поисков требует напряжённой, кропотливой работы бойцов и офицеров. Офицеры должны детально изучить местность, составить план действий и на практике отработать с бойцами все приёмы, которые потребуется применить во время схватки в окопах. Учет всех мелочей в подготовке к поискам очень важен.
Разведчики, идя на задание, не должны брать с собой ничего лишнего. Их нужно одевать легко и вооружать только необходимым для боя оружием и боеприпасами.
Перед поиском нужно чётко определить задачу каждого бойца и офицера. Задачу следует не только рассказать, но и отработать на практике и обязательно на местности, похожей по начертанию на ту, где придётся действовать. Чёткое распределение обязанностей и тренировка не только облегчат выполнение задачи, но и повысят ответственность каждого бойца.
Следует упомянуть ещё об одной детали. Разведчики роты, которой командует тов. Алексеев, в разное время ночными и дневными поисками захватили 12 пленных. Почти все немцы, когда их вытаскивали из траншей, громко кричали. По этому вопросу пленный Гарри Понье на допросе сказал:
- Инструкция, знание которой постоянно проверяется офицерами, требует, чтобы солдат при пленении обязательно кричал. Если наше командование узнает, что немец при пленении не кричал и не поднимал шума, то его семью будут преследовать.
Показание Понье подтверждается тем, что захваченные в плен немцы обычно перестают кричать после того, как их протащат сквозь проходы в заграждениях. Здесь немцы оживляются и шепотом начинают говорить: "Гитлер капут".
Крики пленных гитлеровцев часто приводят к тому, что немцы открывают огонь и наносят потери нашей поисковой группе в момент возвращения её в свои траншеи, поэтому, организуя поиск, нужно хорошо отработать технику пленения. Надо заранее наметить, кто хватает пленного, кто должен заткнуть ему рот, чем заткнуть, кто вытаскивает пленного из траншеи, кто доставляет его в расположение нашей части. Только после такой тщательной подготовки разведчики могут наверняка рассчитывать на успех.
Для захвата пленных следует также широко практиковать засады, блокировку дзотов, огневых точек и поощрять работу охотников да "языками". Приёмы захвата пленных отличаются большим разнообразием. В одной части разведчики заметили, что с наступлением темноты немцы выставляют охранение на небольшую высоту, расположенную перед их траншеями. Вечером на эту высоту незаметно выдвинулась группа пеших разведчиков во главе с гвардии лейтенантом Якушевым. Немцы не заметили этого и, как обычно, выслали на высоту двух солдат с ручным пулемётом. Наши разведчики, устроив засаду, без всякого шума захватили "языка" и принесли с собой немецкий ручной пулемёт.
Разведчики той же части хорошо научились устраивать засады и в немецких траншеях. Делается это таким образом. После того как группа разграждения проделает в препятствиях проходы, разведчики ползут к немецкой траншее и каждый из них занимает своё место. Для засады намечается участок траншеи, соединяющий два дзота или две огневые точки. Работают одновременно две группы захвата, но действия их строго согласованы. Два бойца из первой группы осторожно спускаются в траншею. Они становятся спиной друг к другу, прислушиваются и ведут наблюдение каждый в свою сторону. Две пары бойцов залегают на бруствере по обе стороны траншеи, ближе к немецким укреплениям, и наблюдают за огневой точкой. В другом конце траншеи таким же образом располагается вторая группа. Вот в траншее появилось несколько немцев. Бойцы, лежащие на бруствера, пропускают их и бесшумно, опускаются в траншею, отрезая немцам путь отхода. Немцы, продолжая идти вперёд, сталкиваются с разведчиками, стоящими в траншее. Те встречают их броском гранаты. Уцелевшие поворачиваются и бегут обратно. Разведчики, отрезавшие немцам путь отхода, хватают одного, быстро истребляют остальных и передают пленного третьей группе. Бойцы этой группы, находясь невдалеке от траншеи и услышав шум боя, подбегают к месту схватки для того, чтобы утащить "языка" в свою часть. Если по траншее идёт один немец, его схватывают бесшумно, обезоруживают и утаскивают.
Действуя таким образом, разведчики гвардии старшего лейтенанта Алексеева взяли несколько пленных.
Для захвата "языка" следует использовать любое ослабление бдительности противника. На одном участке наши наблюдатели установили, что с 19 час. 30 мин. до 20 часов немцы никогда не вели огня. Когда наши разведчики в этот промежуток времени подползли к немецкой траншее, то услышали звон котелков. Стало ясно, что в это время немцы ужинают. Тогда наши бойцы с двух сторон ворвались в траншею, истребили немцев, а одного захватили в плен. Нападение было настолько неожиданным, что немцы не оказали никакого сопротивления.
Немалую пользу приносит разведчикам изучение режима вражеского огня. Однажды наблюдатели заметили, что ночью из одной огневой точки немцы систематически вели неприцельный огонь. Эта точка находилась в тупике траншеи. Изучая режим огни, разведчики убедились, что с 3 часов ночи немецкие пулемётчики стреляют особенно слабо. Взводу гвардии лейтенанта Исакова была поставлена задача: блокировать эту огневую точку и захватить "языка".
Через несколько дней, к 3 часам ночи, разведчики незаметно поползли к огневой точке немцев и, отрезав пути отхода, бесшумно приблизились. Здесь они увидели, что на открытой площадке стоит ручной пулемет, один солдат держит его за шейку приклада правой рукой и дремлет. Второй солдат спит, удобно устроившись в выемке траншей. Наши разведчики одного немца убили, а второго захватили в плен.
Приёмы захвата "языка" всякий раз нужно разнообразить в зависимости от обстановки. Этим обеспечивается больший успех разведки.
В частях, где хорошо знают противника и местность, где разведчики неустанно совершенствуют своё мастерство, где они, исходя из конкретной обстановки, применяют самые разно образные приемы и методы, - в таких частях разведчики всегда прекрасно справляются с поставленными перед ними задачами.
Каждый офицер и боец должен постоянно заниматься изучением и разведкой противника. Необходимо повседневно улучшать работу разведки, совершенствовать боевое мастерство разведчиков и целесообразно использовать их как отборных бойцов, выполняющих очень ответственные задачи.

Журнал "Агитатор и пропагандист Красной Армии" № 11 за июнь 1943 г.


Майор А. ЗЕЛЕНЦОВ

ИЗУЧАТЬ ПРОТИВНИКА, УЛУЧШАТЬ РАЗВЕДКУ

Разведка - один из самых важных и ответственных видов боевой деятельности войск. Изучение противника, добывание сведений о его силах, замыслах, оснащённости оружием - обязанность всех войсковых частей и их штабов, всех офицеров и бойцов. При оценке обстановки и принятии решения командир не может обойтись без точных сведений о противнике, о состоянии его сил, об особенностях местности, поэтому разведка постоянно должна находиться в центре его внимания.
В первомайском приказе Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза товарищ Сталин потребовал: "Изучать противника, улучшать разведку - глаза и уши армии, помнить, что без этого нельзя бить врага наверняка". Это требование товарища Сталина возлагает на, каждого офицера величайшую ответственность за службу разведки.
Чтобы воевать так, как этого требует дело победы, надо отлично поставить разведку, добиться образцовой работы всех её звеньев.

***

Русская армия издавна отличалась смелостью и предприимчивостью своей разведки. Ещё наши далёкие предки, выступая в боевой поход, высылали вперёд "сторожу" - разведчиков, которые охраняли дружины от неожиданного нападения врага, добывали "языков", выведывали намерения противника.
700 лет назад на русские земли напали немецкие псы-рыцари. Они осадили Псков, предавая всё вокруг мечу и пожарам. Выступая навстречу немцам, новгородский князь Александр Невский выслал вперёд много разведывательных отрядов. Они выведали, куда движутся немцы и какова их сила. Использовав эти сведения, Александр Невский искусным манёвром окружил немцев и нанёс им тяжёлое поражение на льду Чудского озера.
Другой наш великий предок, Дмитрий Донской, также высоко ценил разведку. Готовясь к битве с татарским ханом Мамаем, он выслал в придонскую степь "крепкую огорожу" с наказом добыть "языков". Непосредственно перед беем Дмитрий вместе со "сторожей" сам провёл рекогносцировку. Знание неприятельских сил, отвага русских воинов и полководческое искусство Дмитрия Донского принесли русским полкам победу.
Исключительное значение придавал разведке Александр Суворов. Он учил своих генералов и офицеров: "Никогда не презирайте вашего неприятеля, каков бы он ни был, и хорошенько узнавайте его оружие, образ действий... его слабости". Суворов сам долгие часы проводил на наблюдательном пункте у подзорной трубы, чтобы иметь "примерное суждение о силах неприятеля, для узнания его предприятий". Недаром суворовские чудо-богатыри говорили о своём полководце, что "он знает всё на свете, проницая замыслы врагов".
Так из века в век, во всех сражениях разведка помогала русским полководцам добывать победу над чужеземными захватчиками.

***

B современной войне значение разведки ещё больше, возросло. Непрерывно растущая подвижность армий и их насыщенность разнообразной и многочисленной боевой техникой выдвигают перед разведкой ответственные задачи. В наступлении, обороне, на походе - у разведчиков всегда много дела. Им ни на минуту нельзя терять соприкосновение с противником. Каждый его шаг должен быть на учёте, чтобы ни один вражеский манёвр не был неожиданным для наших войск. Неослабное наблюдение за врагом, умелое противодействие его разведывательной деятельности помогают разгадывать и срывать намерения врага, добиться победы.
Там, где разведка ведётся непрерывно, где днём и ночью изучают неприятеля, учитывая каждое изменение в состоянии и расположении его сил, командир принимает своё решение на основе реального учёта обстановки и добивается боевого успеха.
Подразделение капитана Безбородова, проводя ночную разведку боем, вынудило немцев, оборонявших крупный узел сопротивления, полностью выявить свои силы. При этом было уничтожено 37 вражеских солдат и офицеров. Этот успех необходимо отнести за счёт хорошей подготовки. Непрерывно наблюдая за обороной немцев на протяжении нескольких дней, разведчики выявили все огневые точки, которые необходимо было подавить в первую очередь, выяснили, где проходит ложная, а где подлинная линия неприятельской обороны.
Чтобы располагать всесторонними и полными данными о противнике, нужно в полной мере использовать всё многообразие форм разведки. Поиски, засады, рейды в тылы врага, действия лазутчиков, подслушивание и другие мероприятия, проводимые непрерывно, решительно и дерзко, обеспечивают командиру сбор всех сведений, необходимых для планирования и организации боя.
Одним из важнейших требований современной военной науки, разработанной товарищем Сталиным, является учёт сильных и слабых сторон противника. Командир обязан направлять деятельность разведчиков на выявление и сильных и слабых сторон врага, чтобы, использовав знание слабых звеньев, дезорганизовать противника, нарушить его управление войсками, расстроить их боевые порядки. Например, контратакуя, немцы часто применяют тактику "клина". Усилия разведчиков в данном случае необходимо направлять на поиски открытых флангов неприятельской группировки.
Основная работа по организации разведки лежит на штабах. Штабные офицеры должны образцово поставить разведку, учить и воспитывать кадры разведчиков. Уровень разведки - один из важнейших показателей культуры штабной работы.
Пожалуй, никому на войне не приходится преодолевать столько трудностей, так подвергаться опасности, как разведчику, поэтому разведчик должен обладать исключительной выдержкой и отвагой, выносливостью, инициативой, находчивостью, умением перехитрить, обмануть врага.
Разведка - поистине призвание самых смелых, стойких, мужественных и дисциплинированных воинов, пытливо изыскивающих всё новые приёмы добывания сведений о неприятеле, творчески подходящих к решению каждой боевой задачи. Боевая инициатива разведчиков помогает им совершать славные дела. Десять разведчиков во главе с младшим лейтенантом Дмитриевым отправились разведать силы немцев в одной деревне. Через час начальник штаба полка имел подробные сведения о гарнизоне деревни и его вооружении. Не ограничиваясь выполнением задания, Дмитриев отправился со своими бойцами за "языком". Смельчаки незаметно подобрались околице деревни и внезапно напали на немецкий гарнизон, состоявший из роты пехоты. Немцы были ошеломлены этим дерзким нападением. Разведчики перебили несколько десятков гитлеровских солдат и привели захваченного ими немецкого унтер-офицера.
Кроме высоких моральных качеств, разведчик должен обладать высоким воинским мастерством. Разведка - сложное дело. Разведчик обязан отлично владеть своим оружием, уметь искусно маскироваться, всё видеть а слышать, сам оставаясь невидимым, быстро преодолевать преграды. Разведчик должен действовать и днём и ночью, находить дорогу к цели по солнцу, звёздам, компасу, часам и местным предметам, пользоваться биноклем, разбираться в карате, быстро чертить отчётные карточки и схемы. Ему необходимо уметъ включаться в провода противника, определять состав вражеских войск и их вооружение, характер и тип неприятельских фортификационных сооружений и т. д., поэтому отбор и воспитание кадров разведчиков составляет одну из главнейших обязанностей командира. Командир, правильно представляющий себе значение разведки, подбирает разведчиков из числа лучших, закалённых воинов, в совершенстве овладевших своим делом, неустанно воспитывает в них боевые качества, непрерывно обучает их искусству разведки.
Обязанности разведчиков точно определены уставами и наставлениями Красной Армии. Надо внушить каждому разведчику, что выполнение требований уставов и наставлений - его святой долг.
Как правило, прежде чем послать бойцов в разведку, офицеры учат их действовать в различных боевых условиях. Для этого практикуется выполнение тактических задач на местности в соответствии с боевыми заданиями, которые придётся выполнять подразделению. Организуются беседы бывалых разведчиков, которые делятся с новичками своим боевым опытом. Группы для выполнения боевых заданий составляются так, чтобы в них наряду с новичками были опытные воины, мастера своего дела. Итоги разведки обсуждаются, причём обстоятельному разбору подвергается деятельность каждого разведчика. Воя эта работа прививает разведчикам боевые качества, обогащаем их опыт. Так работают над воспитанием разведчиков командиры рот - старший лейтенант Водочкория, старший лейтенант Фролов и многие другие.
Большую помощь могут оказать офицерам в воспитании боевых разведчиков партийные организации - личным примером коммунистов, распространением опыта лучших разведчиков, разъяснительной работой, борьбой за железную дисциплину и порядок в роте.
Ни шагу без разведки! - гласит закон войны. Выполняя приказ товарища Сталина, офицеры и бойцы обязаны изо дня в день совершенствовать службу разведки, вести её непрерывно и всесторонне, не жалеть на разведку ни сил, ни средств, держать командование в курсе того, что делает противник. Это облегчит достижение окончательной победы над немецкими захватчиками.

Газета "Красноармейская правда" № 145 от 17 июня 1943 г.


Старший лейтенант В. ДОБРОХВАЛОВ

ПОДБОР, ВОСПИТАНИЕ И ОБУЧЕНИЕ РАЗВЕДЧИКОВ

Разведывательная рота, которой командует гвардии капитан Пелевин, заслуженно считается одной из лучших на Западном фронте. Её успехи прежде всего объясняются тщательным подбором, обучением и воспитанием личного состава.
Практика показала, что не каждый человек может быстро стать хорошим разведчиком. Разведка - это искусств, для овладения которым надо не только обладать военными знаниями и опытом, но и рядом определённых качеств, которые в условиях фронтовой жизни гораздо легче развить, чем привить вновь, поэтому успешность действий разведывательного подразделения во многом зависит от подбора людей.
Некоторые офицеры допускают ошибку, комплектуя разведывательные подразделения из первых попавшихся под руку красноармейцев нового пополнения или, в лучшем случае, определяют пригодность их для разведки по возрасту, состоянию здоровья и физическому складу. Бесспорно, эти качества имеют для разведчика огромное значение, но значительно важнее для бойца этой специальности наблюдательность, сочетание отваги, хитрости и осторожности. Всё это учитывал гвардии капитан Пелевин. Отбирая бойцов в разведывательное подразделение, он уделял главное внимание не внешним признакам, а внутренним данным человека. Офицер подробно разговаривал с начальником, в подчинении которого находился красноармеец, а потом запросто беседовал с последним, стараясь установить, хочет ли сам боец стать разведчиком, влечёт ли его это дело. Этот вопрос ставился не прямо, а выяснялся в процессе беседы, незаметно. В случае положительного ответа офицер старайся узнать, достаточно ли боец обдумал своё решение, имеет ли он хотя бы общее представление о разведке, не является ли его ответ обычным стремлением не противоречить начальнику.
Затем Пелевин интересовался, где родился красноармеец, в каких условиях воспитывался, чем занимался, каково его призвание. Все это необходимо знать, потому что воспитать хорошего разведчика гораздо легче из человека, который увлекался охотой или был промысловым охотником, занимался репортажем, спортом, особенно туризмом. В большинстве случаев эти красноармейцы хорошо знают природу, умеют ориентироваться на местности, обладают острой наблюдательностью, расчётливы, ловки, выносливы.
Сказанное, конечно, отнюдь не означает, что люди других профессий не могут стать хорошими разведчиками. Одним из взводов роты тов. Пелевина командует гвардии младший лейтенант Бородин, в прошлом парикмахер. Это, однако, не помешало ему вырасти из рядового бойца в знатного командира, трижды орденоносца. Но, несомненно, что, как травило, людям перечисленные выше профессий удаётся освоить разведывательное дело легче и скорее.
Чрезвычайно важный вопрос - умеет ли боец ориентироваться в напряженной обстановке боя. Не оставляя без внимания характеристики начальника и отзывов товарищей, Пелевин эту черту характера старался выявить в процессе личной беседы с опрашиваемым. Обычно речь заходила о каком-либо бое, в котором участвовал красноармеец. По тому, отчётливо ли боец знал, где находился противник, с какими трудностями столкнулось подразделение, что делали соседи и т. п., Пелевин судил о его наблюдательности. Офицер старался также установить, сознательно ли боец воспринимал ход боя и не являлся ли он механическим исполнителем воли своего командира. Разведчик должен понимать динамику боя, уметь чётко доложить о ней своему командиру, быть смышлёным солдатом.
После такой беседы командир роты делал вывод, отвечает ли красноармеец требованиям, предъявляемым к разведчику. Однако при этом он никогда не забывал, что никто не родится разведчиком в полном смысле этого слова и очень редко можно встретить человека, который был бы безукоризненным во всех отношениях. Важно, чтобы в нём были хотя, бы зачатки тех качеств, о которых говорилось выше. Позже эти качества могут быть развиты.

***

Воспитание разведчика начинается с момента его прихода в подразделение. Здесь очень важно создать такую обстановку, чтобы боец сразу почувствовал, что его приходу рады, что он принят как равноправный член дружной боевой семьи.
Большую роль играет правильная постановка политической работы. Прав гвардии капитан Пелевин, когда говорит, что "любая прекрасно подготовленная в тактическом и техническом отношении разведка, как правило, не даёт положительных результатов если участвующие в ней бойцы не подготовлены в моральном отношении", поэтому заместитель командира роты по политической части гвардии старший лейтенант Грац всегда старается найти такие формы политической работы, которые наиболее полно отражали бы особенности боевой деятельности разведчиков. Особое место здесь занимает популяризация героизма и опыта лучших людей роты. Этим самым тов. Грац добивается того, чтобы каждый боец глубоко осознал, что знать свою службу, действовать смело - его воинский долг, что, жертвуя в случае необходимости собой, он спасает жизнь многих товарищей, отстаивает честь и независимость своей Родины.
Привязанность бойцов к роте в значительной степени зависит от командира, от его заботливости и справедливости. Капитан Пелевин умеет и ценить своих подчиненных и взыскивать с них. За это бойцы любят его, они готовы пойти в огонь и в воду, чтобы заслужить похвалу командира. Огромное воспитательное значение имеет личный пример. Пелевин - храбрый человек и, когда требует обстановка, показывает бойцам, как нужно выполнять приказ. Его смелость и непреклонная воля передаются всем. Вскоре после того как рота была укомплектована, перед нею была, поставлена задача - взять "языка" из сильно укреплённого района вражеской обороны. Когда разведгруппа подошла к водному рубежу, офицер заметил, что некоторые бойцы сомневаются в успехе дела. Гвардии капитан сел в лодку и, переправившись через реку, один занял наблюдательный пункт.
- Командир на том берегу, а мы-то что же? - сказал кто-то из бойцов.
Всем стало неудобно, люди кинулись к переправочным средствам и вскоре достигли противоположного берега. Но командир умышленно отменил поиск. Возвратившись в часть, тов. Пелевин выстроил роту.
- Наше дело - особенное, - сказал он. - Прежде всего в нём требуется смелость. Давайте говорить прямо. Кто сомневается в себе, тому лучше уйти...
Слова командира, а больше всего его отвага оставили неизгладимый след" в сознании красноармейцев. В очередной поиск вызвалось много добровольцев. Была сформирована поисковая группа. В неё вошли тт. Селюнин, Карих, Бородин и др. Группа проникла в расположение врага и взяла "языка".
С той поры разведчики стали действовать более решительно. Но командира роты это не успокоило. Он хотел найти причины нерешительности бойцов. Это удалось выяснить во время задушевной беседы с группой разведчиков. Стало ясно, что чаще всего нерешительность проявляется вследствие неуверенности в соседе. Некоторых новичков тревожила мысль - "А вдруг товарищи не поддержат меня в бою, оставят одного?" Пелевин хорошо знал, какое огромное значение имеет уверенность бойца в том, что его никогда не бросят товарищи в беде, ни за что не оставят врагу, если даже он будет ранен или убит, поэтому гвардии капитан с первых же дней сконцентрировал своё внимание на воспитании боевой дружбы, чувства взаимной помощи, выручки, нерушимой уверенности в товарище по оружию. Ему помог в этом случай.
Однажды рота, проникнув в расположение противника, преждевременно обнаружила себя. Сильным огнём немцы вынудили бойцов отойти. Во время перестрелки погиб разведчик Ивантеев. Его тело осталось около немецких проволочных заграждений. Узнав об этом, командир роты отдал приказ немедленно атаковать позиции противника и во что бы то ни стало вынести тело погибшего товарища. Люди были предупреждены, что будут вести бой до тех пор, пока не выполнят приказа. Этот случай рассеял все сомнения новичков. Они стали действовать увереннее, смелее.
Есть ещё одна черта характера, которую всемерно старался воспитать командир у разведчиков, - это твёрдость воли, настойчивость в достижении цели. Памятен следующий эпизод. Поисковая группа, возглавляемая гвардии младшим лейтенантом Бородиным, была замечена противником. Немцы начали обходить её. Командир знал, что отступление по открытой местности неминуемо вызовет большие жертвы, да и приказ не будет выполнен. И он принял решение - первым атаковать гитлеровцев.
Стремительный удар обескуражил немцев, и они стали отходить, бросая убитых. Гвардии младший лейтенант преследовал их до тех пор, пока не захватил одного из раненых солдат. Но на обратном пути один из разведчиков доложил, что пленный скончался.
- Значит, мы не выполнили приказа. Живого немца доставить надо, - сказал командир, - и снова повёл бойцов в атаку.
Настойчивость командира усилила решительность действий всей группы, и "язык" был взят.
Конечно, не всегда разведчикам сопутствует удача, но это не должно расхолаживать людей, вселять в них неуверенность. Приказ есть приказ, и он должен быть выполнен.
Как-то рота получила задачу взять пленного из одного села, сильно укрепленного немцами. Несмотря на хорошую подготовку, первая попытка не дала положительных результатов. Командир сделал разбор действий поисковой партии, вскрыл причины неуспеха, отметил сшибки и промахи каждого бойца, указал, как надо действовать в дальнейшем. В результате на следующую ночь задача была выполнена.
Особенно резко осуждается в этой роте малейшее проявление трусости, ибо она несовместима с обликом советского воина, а тем более разведчика. Однажды, пройдя проволочное заграждение и минные поля, поисковая группа встретила сильное огневое сопротивление. Затем показалось несколько групп контратакующих немецких солдат. Обстановка складывалась неблагоприятно, но большинство разведчиков подавило в себе чувство робости перед опасностью. Этого не сумел сделать лишь красноармеец Скотников. Не веря в благополучный исход боя, он, вместо того чтобы ринуться на врага, как это сделали его товарищи, проявил трусость и этим повлиял на других. Конечно, нельзя сказать, что поиск не удался только по вине Скотникова (имелись ещё и другие причины), тем не менее поступок этого бойца вызвал осуждение всей роты. На поле боя поведение даже одного человека подчас может решить участь целого отделения, взвода.
На следующий день командир вызвал красноармейца Скотникова к себе. Пелевин спросил своего подчиненного:
- Ты струсил?
Боец долго молчал, но по выражению его лица Пелевин видел огромную внутреннюю борьбу, происходившую в человеке. Потом красноармеец сказал:
- Струсил, товарищ командир. Но я искуплю свою вину.
Бесспорно, что цель была достигнута, и всякие наставления, порицания были излишни. Офицер отпустил бойца, не сделав ему даже замечания.
Через сутки рота отправилась в поиск. Как и прежде, красноармеец Скотников действовал в атакующей группе. Опять разведчики столкнулись с большими трудностями, но на этот раз атаковали более решительно. И в этой атаке Скотников отличился. Он первым бросился вперёд, погнался за убегающим немцем и захватил его.
Впоследствии Скотников стал одним из ближайших помощников командира, его опорой в любом деле.
Иначе поступил командир, когда один из бойцов, проявив трусость, пытался сгладить свою вину.
- Учти, - сказал ему капитан Пелевин, - трусу не место среди нас. Ты, как предатель, погибнешь от пули своих же товарищей, и твоя мать проклянёт тот день, когда тебя родила.
Следует отметить, что это было сказано бойцу перед строем. Пелевин никогда не говорит о подчинённых вообще, не обвиняет всего подразделения в целом, а ищет конкретных виновников. В первые дни боевой деятельности роты был случай, когда поисковая группа под воздействием огня противника отошла от объекта атаки без приказа.
- Кто отдал приказ на отход? - спросил командир.
- Все отошли, - последовал ответ.
Разумеется, такого положения быть не могло. Кто-то, не поборов в себе чувства робости, явился инициатором незаконного отхода и увлёк за собой всех остальных. Разговаривая с одним красноармейцем, с другим, третьим, командир установил, кто первый нарушил свой долг. Виновник был сурово наказан.
В целях воспитания разведчиков Пелевиным также используется система поощрений. Формы этих поощрений самые разнообразные - от вынесения благодарности до представления к правительственной награде. Важно отметить, что разведчика поощряют немедленно после того, как он проявит себя. Это вызывает у других желание подражать. Кроме того, гвардии капитан стремится, чтобы каждый боец знал отличившихся воинов - о их бесстрашии, умении, инициативе. Отличившегося в подразделении воина окружают вниманием, ставят в пример остальным.
Вряд ли можно порицать и такую практику командира: кроме обычных поощрений, предусмотренных Дисциплинарным уставом, он не назначает отличившихся разведчиков в наряд, на работу, отводит им больше свободного времени, иногда даже приглашает к себе в землянку на чашку чая. В такой дружеской атмосфере легче завязываются сердечные беседы, из которых капитан быстрее и лучше узнаёт своих подчинённых.
В роте был красноармеец Карих, человек храбрый, смышлёный, но с тёмным прошлым. Пелевин никогда не напоминал бойцу об этом, не ставил его прошлое ему в вину. Командир отлично понимал, что Карих не знал другой, хорошей жизни, и потому часто рассказывал бойцу о себе, о лучших людях роты и части, о радости честного, свободного труда, который мы защищаем сейчас в войне против немецко-фашистских захватчиков. Впоследствии сам Карих рассказал, какое большое влияние оказали на него эти беседы командира. Стремясь к новой жизни, он яростно дрался с врагом, который протянул к ней свои хищные руки. Недавно в одном из сражений Карих погиб смертью храбрых. Он был уже в звании лейтенанта, его грудь украшали два ордена, и каждый разведчик чувствовал, что в этом огромная заслуга гвардий капитана Пелевина.
Резюмируя всё сказанное о постановке воспитания разведчиков в роте гвардии капитана Пелевина, нужно сказать, что воспитательная работа здесь не строится по шаблону. Пелевин не сделал бойцу Скотникову даже замечания за проявленную трусость, и это подействовало на него значительно сильнее, чем если бы его судил военный трибунал. Суворов советовал "лечить труса опасностью", посылая одного туда, где страшно даже вдвоём. Таким образом, формы и методы воспитания могут быть самые разнообразные. Однако в основе его должны лежать определённые принципы, продиктованные обстановкой фронтовой жизни. В практике воспитательной работы необходим сугубо индивидуальный и чуткий подход к подчинённым, основанный на постоянном изучении особенностей их характера.
Основное, к чему должна быть направлена вся работа, - это воспитать у разведчиков чувство своего долга перед Родиной и народом, поэтому главное внимание гвардии капитан обращает на воспитание ненависти к врагу, любви к своему народу, на стремление любой ценой выполнить боевой приказ. Жгучая ненависть к фашистам, боевая дружба, взаимная поддержка являются элементами, которые умножают силы подразделения.
Воспитание неотделимо от военного обучения, ибо только сочетание смелости и упорства с высоким военным мастерством может обеспечить выполнение боевой задачи.
Как известно, одним из решающих факторов успешных действий разведывательных органов является скрытность, обеспечивающая внезапность нападения на противника. Чтобы достигнуть скрытности, нужно обладать выдержкой, умением сдерживать свои порывы, поэтому гвардии капитан Пелевин, воспитывая в бойцах отвагу, в то же время учит их выдержке, самообладанию, умению трезво оценивать происходящее, действовать обдуманно.
Вот один из многочисленных примеров того, что уроки капитана не проходят зря. Выполняя задачу в составе группы, разведчик Гришанин подполз на 20 метров к немецкому часовому. Боец видел фашиста, но стрелять в него не хотел, так как этим мог обнаружить подползавшую группу. Вдруг немец вскинул автомат. Гришанин тоже приподнял револьвер, но выстрела не произвёл, надеясь, что, может быть, фашист его не видит. Он нашёл в себе силы спокойно лежать под направленным на него стволом автомата больше минуты. Наконец, часовой, очевидно "на всякий случаи", дал короткую очередь и ранил Гришанина. Но и тогда боец ничем не выдал своего присутствия. И лишь когда вся группа перешла в атаку, он с первого же выстрела убил ранившего его гитлеровца.
Желая убедить красноармейцев, что ночью можно вплотную подойти к вражеским постам незаметно, капитан специально организовал занятие и применил следующий метод показа. При обучении группа была разделена на две партии. Первая из них обозначала противника и вела наблюдение за местностью; вторая - действовала как поисковая группа, имеющая целью подойти к расположению "врага" скрытно. Наблюдающая группа приняла все меры предосторожности, вплоть до освещения местности ракетами.
- Что заметно? - спрашивал командир наблюдателей.
Каждый обучающийся докладывал, какие изменения на местности он обнаружил. Если поисковая группа двигалась умело, то бойцы-наблюдатели вскоре убеждались, что ночью очень трудно заметить ползущего, а тем более лежащего на земле человека, даже при освещении местности ракетами.
Практика показала, что сильнее всего на нервы молодого бойца действует огонь, особенно неожиданный. Пелевин с первого дня пребывания бойца в роте приучал его к неожиданным звуковым эффектам (взрыв, свисток, окрик и т. д.). С этой целью он приближает учебные занятия к боевой обстановке, использует тактические учения и боевые стрельбы соседних подразделений, больше времени проводит с людьми на переднем крае.
- Разведчику, умеющему приспосабливаться к местности, маскироваться, знающему свою задачу и владеющему своим оружием, - говорит капитан, - огонь не страшен.
Офицер, которому удалось ликвидировать "огнебоязнь", может считать, что он сделал половину дела.
У молодых разведчиков иногда возникают опасения, что противник может окружить и уничтожить малочисленную поисковую группу.
- Если в разведке сочетается осторожность действий с дерзостью, немцы не успеют даже опомниться, не говоря уже о том, чтобы окружить разведчиков, - заявил им гвардии капитан Пелевин. И тут же подтвердил свои слова "опытом".
- Петров, - обратился он к молодому бойцу, - представьте себе, что вы стоите на посту и на вас напала разведка противника. Поднимите роту по тревоге и окружите вражескую группу.
Боец быстро выполнил приказ командира. Пока рота собралась (а собралась она быстро) и окружила то место, где действовала разведка "противника", Пелевин, изображавший противника, успел отойти на довольно значительное расстояние.
- Вот приблизительно так и у немцев, - сказал командир. - Пока суд да дело, разведчик может ее только атаковать, напасть, но и успеть скрыться.
Спокойствие и хладнокровие, о которых речь шла выше, помогают бойцу-разведчику пристальнее наблюдать за противником, правильно ориентироваться на местности, трезво оценивать обстановку.
Кстати заметим, что в программе обучения разведчика такие темы, как ориентировка и наблюдение, занимают далеко не последнее место. Некоторые офицеры допускают ошибку, ограничиваясь обучением бойцов ходить по азимуту. А если разведчик останется без компаса? Поэтому тов. Пелевин стремится к тому, чтобы каждый боец "на-зубок" знал простейшие приёмы ориентировки по местным предметам, умел читать карту и докладывать по ней, где и что он видел.
О том, как поставлено в роте обучение наблюдению, рассказывает разведчик Потёмкин из взвода гвардии младшего лейтенанта Бородина:
- Когда я пришел в подразделение, командир мне сказал: "Прежде всего, учитесь наблюдать". На занятиях я освоил технику наблюдения, понял, что вся премудрость заключается в тренировке. У нас практиковался такой метод. Идём куда-нибудь с товарищем, остановимся и спрашиваем друг друга, что заметил каждый на пути. Так постепенно вырабатывалось внимание к мелочам.
Потом стали ходить с командиром на передовые позиции, наблюдать за вражеской обороной. Здесь мы сочетали наблюдение с изучением противника. Впоследствии я убедился, сколь важно разведчику знать систему немецкой обороны. Так, изучая противника, я пришёл к выводу, что при подготовке к поиску в условиях стабильного фронта нельзя ограничиваться только дневным наблюдением, ибо ночью немцы ведут огонь с других позиций. То же самое следует сказать и в отношении наблюдательных постов врага. Не учитывая этого, можно попасть впросак...
Много внимания уделяет гвардии капитан Пелевин организации взаимодействия между отдельными группами, составляющими поисковую партию (особенно между атакующей и обеспечивающей группами). Командир неустанно добивается того, чтобы обеспечивающая группа всегда была готова отразить контратаку врага и прикрыть отход атакующей группы после выполнения ею своей задачи.
К сожалению, в других ротах бойцы обеспечивающих групп слабо знают свои обязанности, несвоевременно занимают намеченные позиции или преждевременно покидают их, не умея подчас поддерживать огнём атакующих.
Командиры разведывательных подразделений нередко спрашивают, нужно ли создавать постоянные группы захвата и обеспечения. Опыт говорит, что подобная специализация даёт хорошие результаты, но это, конечно, не значит, что боец атакующей группы не должен знать своих обязанностей при назначении его в обеспечивающую группу.
В системе воспитания и обучения разведчика в роте широко применяется обмен боевым опытом между бойцами, отделениями и взводами. Не только каждая удачно проведённая операция, но и малейшее новшество в тактике и технике врага становятся достоянием всего личного состава подразделения.
Как-то груша разведчиков, подойдя к немецким проволочным заграждениям, увидела в них готовые проходы. Бойцы не сразу устремились вперёд, а проверили, нет ли здесь ловушки. Их осторожность оправдалась. В проходах немцы вырыли глубокие ямы и замаскировали их под цвет окружающей местности. После выполнения задания бойцы рассказали об этом товарищам, которые не были в разведке.
Несколько слов о подготовке разведчиков для действий в наступательном бою.
По мере того как наши части продвигались вперёд, разведчики точно определяли, где остановился враг, что он делает, какими силами располагает. Но для командира, организующего бой, этих данных далеко не достаточно. Ему нужно знать, какие резервы имеются у противника в глубине, каковы настроения солдат, дальнейшие планы врага. Одним из средств получения таких сведений в процессе наступательного боя является захват контрольных пленных. Однако не все наши разведывательные подразделения справлялись с этой задачей. Объясняется это тем, что офицеры при обучении бойцов уделяли мало внимания технике поисков в наступательном бою.
Основное отличие поиска в наступлении от поиска в обороне заключается в том, что в первом случае поисковая группа имеет очень ограниченные возможности изучить местность и объект поиска. Следовательно, она должна быть всегда готова к любым неожиданностям. В то же время от разведчика требуется умение ориентироваться в совершенно незнакомой обстановке.
Учитывая эти особенности, гвардии капитан Пелевин и строит тактические занятия. Бойцы поисковой группы до получения задачи не знают, где они будут приводить поиск. Командир группы, "получив азимут движения, изучает по карте местность (если есть возможность, изучение местности по карте дополняется наблюдением), предусматривает возможные трудности и ведёт бойцов по намеченному маршруту. Способ захвата пленного определяется им уже на месте.
Такая постановка учёбы, как показывает опыт, полностью оправдывается последующей практикой.

***

Данная статья не претендует на широкое освещение опыта подготовки и воспитания разведчиков, накопленного всей Действующей армией. Это лишь практика разведывательной роты, отлично проявившей себя на одном из участков Западного фронта. Умелое применение описанных форм и методов работы в разведподразделениях других частей и соединений, несомненно, будет способствовать выполнению одного из важнейших пунктов исторического первомайского приказа Верховного Главнокомандующего товарища Сталина: "...улучшать разведку - глаза и уши армии".

Журнал "Военный вестник" № 11 за июнь 1943 г.


ГЛАВА ВТОРАЯ

РАЗВЕДКА В НАСТУПЛЕНИИ И ОБОРОНЕ

 

Полковник И. ХИТРОВ

РАЗВЕДКА ПРИ НАСТУПЛЕНИИ

Когда войска готовятся к наступлению при непосредственном соприкосновении с неприятелем, командир обычно имеет время для изучения противостоящих вражеских частей и может заранее разведать расположение их обороны. В одних случаях собранные сведения о противнике будут подробными, иногда - менее полными, но всё же они почти всегда позволят командиру правильно ориентироваться в обстановке, по крайней мере, на первом этапе боя.
Другое дело, когда наступающие части оказываются, в глубине вражеского расположения. Здесь бой принимает маневренный характер. Противник вводит свежие силы, непрерывно бросая их в контратаки. Наступление развивается неравномерно по всему участку. В одних местах нашим частям удаётся продвинуться дальше, на других направлениях их продвижение задерживается. Фронт наступающих частей тянется изогнутой линией, принимая самые причудливые начертания. Образуются открытые фланги и даже значительные разрывы между частями.
Разведка должна быть подвижной, способной добывать хотя бы самые необходимые отправные сведения о противнике, но в ограниченные сроки. Подход к полю боя свежих вражеских частей, подготовка ими контратак на том или ином направлении, создание промежуточных опорных пунктов и оборонительных рубежей в. полосе, наступления, словом, каждое новое тактическое мероприятие противника нужно во-время обнаружить и предупредить соответствующими контрмерами. Следовательно, если при подготовке наступления командир стремится вести разведку так, чтобы узнать некоторые детали расположения противника или добыть данные, расширяющие и уточняющие ранее полученные сведения, то в глубине обороны понадобится, прежде всего, выявить с помощью разведки, где сконцентрированы силы противника и каковы они.
Предупредить внезапное столкновение с врагом - такова первая задача разведывательной деятельности в этих условиях. Она определяет и основные направления, где концентрируются действия органов разведки, и те объекты, на которых сосредоточивается внимание разведчиков. Когда наступление развивается неравномерно, образуются клинья, вдающиеся в оборону противника которые являются объектами для контратак его пехоты и танков. Чтобы заранее обнаружить накапливание вражеских сил, надо вести непрерывную и усиленную, разведку на флангах частей, выдвинувшихся вперёд. Каждое упущение в этом деле может повлечь за собой весьма неприятные последствия.
В августе этого рода на одном участке Орловского направления правофланговые подразделении N-ского стрелкового полка заняли деревню, но как следует не закрепили её за собой и стали продвигаться, дальше. Вскоре в деревню втянулись наши артиллерийские батареи, чтобы отсюда поддерживать огнём дальнейшее наступление пехоты. Достаточно надёжной разведки в сторону открытого правого фланга пехота не вела.
Немцы воспользовались тем, что деревня осталась незакреплённой и её занимает одна артиллерия. Они подобрались к ней по соседнему лесу и бросились в контратаку. Расположенные в деревне артиллерийские подразделения мужественно сопротивлялись, в упор поражая метким огнём орудий немецкие цепи, на всё же отсутствие нашей пехоты отрицательно сказалось на конечном результате боя. Артиллеристы нанесли врагу значительный урон, но отбить контратаку не сумели. Потеряв несколько орудий, они вынуждены были оставить деревню, а выдвинувшиеся вперёд стрелковые подразделения оказались на некоторое время отрезанными от своих тылов.
Постоянное наблюдение за промежутками, которые образуются между частями помимо воли наступающего, - такова вторая задача разведчиков. Однако, сосредоточивая внимание разведки на флангах проникших вперёд частей и на промежутках между ними, не надо забывать и о тех участках, по которым продвигаются наступающие подразделения. Как правило, разведка должна вестись по всей полосе наступления. Разница лишь в следующем: на тех направлениях, где идёт движение вперёд, выгоднее высылать разведывательные органы от роты, батальона и полка, а в промежутках между частями и на их флангах действуют разведчики, высылаемые штабом дивизии. Однако это не освобождает командиров частей и подразделений от забот об обеспечении своих флангов.
Практика боевой работы разведывательного подразделения, которым командует гвардии старший лейтенант Коптев, позволяет сделать вывод, что в длительных наступательных боях дивизионным разведчикам чаще всего приходится действовать на флангах и в промежутках между частями. Рассмотрим более подробно некоторые эпизоды боевой работы этого подразделения.
N-ская гвардейская дивизия, в состав которой входит подразделение, наступала на одном из участков Орловского направления. Дивизии приходилось действовать на местности, покрытой лесами, пересеченной, не везде проходимой, с ограниченным количеством дорог. Одно это показывает, что наступление не могло развиваться равномерно как на участке дивизии, так и на участках её соседей. К. тому же первоначальная ширина фронта атаки, вначале небольшая, с продвижением вперёд значительно увеличилась. Образовались промежутки, плавным образом в лесных районах. Разведчики гвардии старшего лейтенанта Коптева контролировали эти промежутки или же действовали да флангах.
Выполняя первую задачу, разведчики разделялись на небольшие группы и, двигаясь по лесу, просматривали основные дороги, просеки, опушки. Большая густота леса и заросли кустарников не позволяли прочёсывать лес цепочкой. К такому методу разведки бойцы прибегали только в тех случаях, когда требовалось особенно внимательно осмотреть всю местность или же разведать небольшой участок. Контролируя промежутки в лесных районах, разведчики старались не выдвигаться вперёд относительно частей, наступающих по соседству, а шли на уровне их головных подразделений. Действуя так, они обнаруживали разрозненные группы отходящих немцев, которые скрывались в лесу от преследования наступающих или же не успели отойти.
При обеспечении флангов или же промежутков на открытой местности разведчики выдвигались вперёд, стараясь проникнуть в расположение противника, прежде чем выдвинутся туда наступающие части. Глубина проникновения в район боевых порядков противника определялась главным образом условиями местности. Требовалось выдвинуться на такой рубеж, который позволял бы поглубже просматривать вражеское расположение противника и в то же время давал некоторые тактические преимущества подразделению, захватившему этот рубеж.
Поскольку события развёртывались уже в глубине расположения противника, когда сплошной фронт его организованной обороны был нарушен и наступающие встречали сопротивление на отдельных участках, задача проникновения в тыл противника была выполнима и посильна для разведчиков. Бойцы гвардии старшего лейтенанта Коптева иногда заранее имели данные о свободных промежутках в расположении немцев, а других случаях отыскивали эти промежутки, ведя предварительную разведку на нескольких направлениях. Так или иначе, но им удавалось проникать в район боевых порядков противника и добывать там ценные разведывательные сведении.
Опыт учит, что в наступлении, помимо правильного использования разведчиков, чрезвычайно важен умелый выбор командирских наблюдательных пунктов наряду с организацией всей системы наблюдении. Когда боевые порядки находятся на месте, командир может пройти по местности и убедиться, как она просматривается с различных пунктов, чтобы выбрать для себя такое место, откуда открывается хороший обзор поля боя. Передвигаясь же с одного наблюдательного пункта на другой в наступлении, командир намечает их по карте.
Подчас же обстановка заставит командира управлять боем оттуда, где его застало развитие событий. Выдвигаться не более удобное место нет времени, да такого места может и не оказаться поблизости. Что делать в подобных случаях? Надо немедленно развёртывать дополнительные наблюдательные пункты и полностью использовать данные артиллерийских наблюдателей, которые, как правило, лучше пехоты снабжены приборами наблюдения и, надо прямо сказать, искуснее умеют оборудовать наблюдательные пункты.
Хорошо поставленное наблюдение и умелое использование разведчиков помогут в полной мере обеспечить наступающую пехоту от неожиданных контратак противника, во-время предупредить его фланговые удары и не допустить проникновения вражеских групп в промежутки, образующиеся между боевыми порядками наступающих частей.

Газета "Красная звезда" № 160 от 1 августа 1943 г.


РАЗВЕДКА В НАСТУПЛЕНИИ

Наступление наших войск развивается в сложных условиях. Немцы упорно сопротивляются. Непрерывно подтягивая резервы, они то и дело предпринимают контратаки. Отступая, они не оставляют целыми ни одного моста, ни одной дороги, минируя все выгодные участки местности. В этой обстановке особенно возрастает роль войсковой разведки. От того, насколько бдительно и умело она будет действовать, от того, насколько своевременно и точно она сумеет разгадывать замыслы противника, распознавать систему его обороны, количество его сил, зависит в значительной мере весь ход наступательных боёв. Вот почему теперь, больше чем когда-либо, забота о разведке должна быть на первом плане у каждою командира.
Что решает успех разведывательной работы в наступлении? Прежде всего - организованность.
Круг задач, которые приходится решать разведке в наступлении, гораздо шире, нежели в обороне. Кроме того, каждая из этих задач должна быть выполнена в предельно сжатые сроки. Если, например, в обороне поиск можно готовить порой целыми сутками, то наступая, нужно делать это в считанные часы. Строгий учёт и точный расчёт времени, умение наиболее плодотворно использовать каждый час, каждую минуту - первое требование к разведчикам. Вся работа кадров разведки - от штабного офицера до рядового исполнителя-разведчика должна быть пронизана одним стремлением: делать всё строго в намеченные сроки, дорожить временем, быть до педантичности точным.
Сложность разведывательной работы в наступлении усугубляется ещё и тем, что продвижение наших частей идёт неравномерно. Сплошной линии фронта нет, образуются уступы и промежутки, появляются обнаженные фланги. В то же время противник настойчиво отыскивает уязвимые места в наших боевых порядках, чтобы нацелить сюда свои контратаки. Действуя в таких условиях, разведчики обязаны быстро определять направления, рубежи и участки, где от них требуется особая бдительность, куда им следует направить основные свои усилия. Правильно наметив главные объекты, они обязаны одновременно не оставлять без наблюдения и второстепенные участки.
Это обязывает общевойсковые штабы к самому тщательному, продуманному, мастерскому планированию всей разведывательной деятельности. Опыт нынешних наступательных боёв ещё раз подтвердил, что именно в таком планировании, именно в неослабном и умелом руководстве штабов - ключ к успехам разведки. Не все, однако, осознали это. Наряду со множеством примеров, отличной организации разведки штабами есть факты и другого порядка. Так, когда к начальнику штаба N-ского соединения подполковнику Пиляеву обратились с просьбой подписать распоряжение по разведке для рассылки частям, подполковник отрезал: "Это не ваше дело. Они (т.е. части) сами знают, что им делать". В другой раз, когда этого начальника штаба попросили помочь в составлении плана разведи, наметить её задачи, он ограничился таким замечанием: "Выдумайте там сами что-нибудь". Едва ли есть необходимость доказывать, как далеко поведение подполковника Пиляева от тех требований, которые предъявляет современная война к каждому начальнику штаба. Задачи разведки не выдумываются, а вытекают, из реальных условий обстановки, из тех сведений о противнике, какие уже есть, и главное - из решения командира. А кто лучше начальника штаба знает и обстановку и замыслы командования! Никто не сможет так ясно определить характер нужных сведений о противнике, никто не сможет так правильно нацелить разведку, как начальник штаба. Делать это - одна из важнейших, прямых его обязанностей, которую он должен выполнять со всей ответственностью.
Штабы полков и дивизий призваны повседневно руководить разведывательной деятельностью войск, направляя усилия разведки по тем каналам, какие являются решающими в данный момент. Боевой опыт учит, что офицеру разведки полка, как и начальнику разведки дивизии, нужно составлять план по меньшей мере на сутки вперёд. Этот план определяет задачи батальонов по разведке, указывает, куда и с какой целью высылаются разведывательные органы от полка и дивизии, и намечает другие мероприятия. Чёткое руководство общевойсковых штабов всей разведывательной работой должно быть законом. В тех случаях, когда этот закон нарушается, когда штабы соединений недостаточно детально планируют разведку, неминуемы белые пятна, пустоты данных о противнике. Действуя самостоятельно, не зная, какие именно сведения нужны вышестоящему штабу, офицер разведка или начальник штаба полка, естественно, собирает лишь те данные, какие требует командир части. И получается порой так: часть высылает разведчиков в полосе своего наступления, просматривая иногда местность на флангах. Промежутки, не занятые наступающими, и другие наиболее опасные направления остаются неразведанными, становятся, так сказать, нейтральными. Ясно, что это может привести к самым пагубным последствиям.
Воина учит: только точное распределение разведывательных задач между различными звеньями войск позволяет наиболее правильно и плодотворно применять силы и средства войсковой разведки, облегчая решение всех разведывательных задач. Когда разведывательная служба отлично организована сверху донизу и всюду осуществляется по плану, тогда больше гарантий от всевозможных промахов, тогда командир может быть уверен, что от его разведки ничто не укроется, что она не упустит ни одной возможности.
Если нельзя мириться с недостаточно полным использованием сил и средств разведки, то, тем более, нельзя терпеть применения разведывательных кадров не по назначению. Между тем такие факты ещё имеют место. Нередко разведчиков держат в резерве, причём не как запас специальных разведывательных средств, а на правах общего резерва. Известны случаи, когда при малейшей необходимости усилить передовые цепи или заткнуть образовавшуюся брошь посылались в бой разведчики. К. чему это приводит? Лишь к тому, что разведчики, попадая в общий боевой порядок, втягиваются в длительные бои, а когда возникает необходимость выслать дополнительную разведку, - разведчиков под рукой не оказывается. В N-ской стрелковой дивизии офицера разведки старшего лейтенанта Крылова послали в передовые подразделения с ответственными заданиями, не имеющими никакого касательства к разведке. Пока он выполнял эти задания, разведчики соединения работали плохо. Они не сумели своевременно обнаружить сосредоточение 35 немецких танков перед фронтом дивизии и не предупредили командира о контратаке, подготовляемой врагом. Не ясно ли, что виноват в этом, прежде всего, сам общевойсковой начальник, который в разгар наступления лишил разведку её руководителя. Боевая практика свидетельствует, что использование разведывательных кадров не по прямому назначению ослабляет разведку, приводит к преждевременной убыли опытных разведчиков, бьёт по жизненным интересам войск. Об этом надо всегда помнить.
Наступательные бои с их часто меняющейся и сложной обстановкой, требуют отличных кадров разведчиков. Такие кадры есть в частях Красной Армии. Среди героев нынешних наступательных боёв много войсковых разведчиков, которые, несмотря на все трудности, в любой обстановке во-время обеспечивали командиров нужными сведениями о противнике. Обязанность офицеров Красной Армии - заботиться об этих ценных кадрах, правильно использовать их. Чем лучше руководят общевойсковые штабы разведывательной работой, чем чётче она планируется, организуется, - тем дальше видит и больше слышит командир с помощью своей разведки.

Газета "Красная звезда" № 197 от 21 августа 1943 г.


Гвардии капитан В. ЧЕРЕПАНОВ

РАЗВЕДКА В ПОДВИЖНОМ БОЮ

В подвижных видах боя, таких, как маневренная оборота наступление, встречный бой, к разведке предъявляются особые требования. Прежде всего, от неё требуются исключительная быстрота действий и маневренность. Органы и подразделения разведки должны быть каждую минуту готовы к действиям в любом направлении. Усложняется управление разведывательными подразделениями и группами. В условиях широкого манёвра и порою значительного отрыва от главных сил постановка новых задач разведчикам и получение донесений от них возможны только с помощью радиосвязи. Выработать единые методы организации и ведения разведки по этапам немыслимо в подвижном бою. Всё зависит здесь от конкретной обстановки. Таким образом, неизмеримо возрастает роль разумной инициативы всего личного состава разведывательных органов.
Каковы же принципы организации разведки в подвижном бою? Какие методы и средства её дают наибольший эффект? Попробуем кратко осветить эти вопросы на опыте наступления наших войск в районе Харькова.
Известно, что во время прорыва и боя в глубине оборонительной полосы немцы всеми мерами стремятся восстановить положение. Контратаки следуют непрерывно, возникая то в одном, то в другом месте. Так именно было в начале нашего наступления на Харьков. Чтобы предупреждать контратаки, наступающие частя высылали вперед, особенно на те участки, где обстановка была не совсем ясна, небольшие группы разведчиков в составе 4-6 человек. Эти разведчики, своевременно сообщая своим командирам о замеченных группировках противника и об их манёвре, зачастую позволяли сводить на-нет замыслы немцев. Вот один из многочисленных примеров.
Неприятель начал сосредотачивать пехоту и танки в роще, намереваясь контратаковать во фланг нашу наступающую дивизию. Высланные на фланги разведчики во-время установили скопление противника в роще, выявили его силы и донесли об этом в штаб. Командир дивизии, зная направление и силу ожидаемой контратаки, принял необходимые меры. Когда немецкий полк, поддержанный 25 танками, развернулся в боевой порядок, наша артиллерия и миномёты открыли интенсивный огонь. К этому моменту явились и штурмoвики, предусмотрительно вызванные командном дивизии. Контратака немцев была отбита без особого труда. Противник потерял при этом 8 танков и не менее 600 своих солдат и офицеров. Он вынужден был в беспорядке отступить, а наша дивизия продолжала продвижение, не давая ему оторваться.
В период боя в глубине неприятельской обороны многое сделала авиационная разведка. Она быстро обнаруживала группировки танков и мотопехоты противника, вскрывала манёвр его контратакующих групп.
Когда начинается период преследования, главное состоит в том чтобы не позволять противнику отрываться основными силами. В это время особенно важна работа подвижных разведывательных групп. Опыт показывает, что они должны быть достаточно сильными; действуя на любых средствах передвижения (на конях, автомашинах, броневиках, мотоциклах и даже велосипедах), такие группы и подразделения не только ведут разведку, но ещё совершают дерзкие налеты на отходящие колонны немцев, перехватывают пути их отступления, создают панику в стане врага.
С большим эффектом действовало подразделение конных разведчиков под командованием тов. Бакая. Обходя заслоны противника по балкам, лощинам и рощам, Бакай ни на минуту не терял соприкосновения с главными силами немцев. Его разведчики внезапно появлялись в тылу отступающих частей, сеяли там панику и тем самым замедляли их отход. Действуя так, Бакай не забывал и о главной своей задаче. Он определял основные пути отступления вражеских колонн, места сосредоточения танков и контратакующих групп. Обо всём замеченном он немедленно доносил командованию по радио. Более подробные сообщения доставлялись конными посыльными, а иногда и на трофейных машинах.
В любом подвижном бою, а при наступлении в особенности, очень важно во-время выявлять подход резервов противника. Разведка всех видов должна определить время выдвижения вражеских резервов, основные маршруты, момент развёртывания; при этом главная роль принадлежит авиационной разведке. Только она в состоянии контролировать грунтовые и железные дороги противника в оперативной глубине и устанавливать систематическое наблюдение за обнаруженными эшелонами и группировками.
Когда была прорвана оборонительная полоса немцев на харьковском направлении, неприятель стал срочно перебрасывать сюда три танковые дивизии с других участков фронта. О подходе этих дивизий наше командование узнало своевременно. Авиационная разведка не упускала из поля зрения эти дивизии с самого момента их погрузки. Это позволило нашему командованию произвести соответствующую перегруппировку войск, а также нанести немецким танковым дивизиям ряд мощных ударов с воздуха, когда они еще находились на марше.
В тактической глубине данные о противнике, добытые авиаразведкой, может с успехом дополнять и уточнять наземная разведка. В частности, оправдала себя засылка мелких групп разведчиков в тыл отступающего врага. Они устанавливают истинные пути отхода вражеских частей, Порядок отхода, сладят за выдвижением резервов и подготовкой к контратакам. Желательно снабжать эти группы радиостанциями.
Отступая под ударами наших войск, немцы всячески стараются зацепиться за промежуточные рубежи и порою обороняют их крупными силами. Это бывает обычно в тех случаях, когда подходят резервы и противник решает создать на том или ином рубеже жесткую оборону. В такой обстановке мы часто используем обычные методы разведки, применяемые в позиционной обороне. Подчас здесь бывает достаточно организации ночных поисков. Допрос пленных помогает уточнить силы и состав противостоящих групп неприятеля, направление отхода его остальных частей. Если же обстановка продолжает оставаться неясной, нужна разведка боем. Обычно к ней приходится прибегать, когда промежуточный рубеж обороняют значительные силы противника. Разведка боем почти всегда помогала командованию вскрыть систему огня немцев, нащупать стыки и фланги их частей.
На одном рубеже противнику удалось задержать нашу дивизию. Командиру было ясно, что немцы располагают здесь примерно равными силами. Он решил использовать инициативу действий и, не теряя времени, атаковать врага, чтобы ошеломить его, сбить с позиций и продолжать наступление. Для этого требовалось найти стыки между немецкими частями. Начальник разведки дивизии гвардии майор Авраменко лично организовал разведывательную группу и наметил план её действий. В состав этой группы вошло всего лишь 15 человек. Под прикрытием артиллерийского огня разведчики, маскируясь в бурьяне, сумели нащупать фланг неприятельского полка и подползти к нему почти вплотную. Несмотря на малочисленность, группа внезапно атаковала немцев и захватила нескольких пленных. На основании данных разведки командир дивизии точно нацелил удар в стык. Наши части продвинулись далеко вперёд и разобщили два немецких полка. Противник под угрозой окружения стал в беспорядке отходить и понес большие потери в людях и технике.
Наиболее широко применяется нашими частями разведка наблюдением. Сеть наблюдательных пунктов организуют штабы всех степеней, выбирая для них господствующие высоты вблизи от противника. Важно в любых условиях обстановки добиться непрерывного офицерского наблюдения за действиями вражеских войск. Этому в значительной мере помогают подвижные наблюдательные пункты - танки, бронемашины.
Заслуживают внимания созданные в некоторых частях специальные группы, которые собирают документы в местах бывших стоянок разгромленных немецких штабов, а также у убитых солдат и офицеров противника. Эти группы добывали достаточное количество документов, в том числе и штабных, что позволяло органам разведки контролировать или уточнять имеющиеся данные о противнике. Мы считаем, что создание таких групп при дивизиях и армиях надо практиковать как можно шире.
Последнее, о чём хотелось бы здесь сказать, - это исключительная важность своевременного получения данных о противнике. В подвижных формах боя, когда обстановка меняется каждый час, все донесения разведывательных групп, а также сведения из подчиненного штаба в вышестоящий должны передаваться незамедлительно. К сожалению не все ещё офицеры органов разведки отдают должное элементу времени.

Газета "Красная звезда" № 203 от 28 августа 1943 г.


Капитан Л. ГЮНЕ

БОРЬБА С ВРАЖЕСКОЙ РАЗВЕДКОЙ В ОБОРОНЕ

В последнее время на нашем участке фронта противник ведёт разведку главным образом ночью, силами мелких разведывательных групп, численностью в одно-два отделения. Перед группами ставятся задачи: захватить "языка", прощупать наш передний край, фланги и стыки, произвести демонстрацию. В первом случае немцы действуют довольно упорно; в остальных же, встретив сопротивление, быстро откатываются назад. Попытки захватить "языка" враг предпринимает чаще всего там, где наши огневые тачки выдвинуты вперёд, к его обороне.
При повседневном изучении поведения противника, его огневого режима нетрудно отличить, когда внезапная огневая активность - лишь показное явление и когда они является действительным прикрытием действий разведчиков.
Очень часто накануне вылазок разведгрупп артиллерия крупный калибров начинает вести огонь на разрушение тех ДЗОТ, которые противник наметил для нападения. Под прикрытием этого огня неприятельские сапёры стремятся сделать проходы в наших минных полях и проволочных заграждениях.
Бывает и так: бросок неприятельских разведчиков совершается тотчас же вслед за огневым налётом по нашему переднему краю. Одновременно фашисты стремятся не допустить подхода наших подразделений к обстреливаемому пункту и воспретить огневое фланкирование. Окаймлённая огнём, немецкая разведка устремляется к отрезанной ДЗОТ.
В расчёте на внезапность вражеские разведчики нередко действуют и "втихую", т.е. без предварительной артиллерийской обработки намеченного объекта нападения и без огневого окаймления своих поисковых групп.
Высокая бдительность, умение своевременно распознать замысел врага, хорошо организованный огонь из всех видов оружия - наиболее действенные способы борьбы с разведкой противника.
Наш боевой опыт даёт немало поучительных примеров отражения действий неприятельских разведгрупп. Во всех случаях в основе успеха лежит неослабное наблюдение за противником и знание его тактических приёмов.
В течение нескольких ночей перед фронтом подразделения лейтенанта Сизова гитлеровцы с наступлением темноты освещали местность ракетами. Эта усиленная "иллюминация" имела целью внушить нам мысль, что немцы якобы настороже и готовы к встрече советских разведчиков, но что сами немцы отнюдь не собираются предпринять вылазки. Но если бы в избранную для поиска ночь враг не стал освещать местность, это могло бы вызвать подозрение, насторожить нас. Учитывая также, что, когда ракета в воздухе, глаз привыкает к её яркому свету, а как только она гаснет, то в течение некоторого времени, пока глаз снова не приспособится к темноте, человек ничего не видит, фашисты не переставая пускали ракеты и в ночь поиска. При свете ракеты намечалось направление очередного броска и место очередного укрытия. Бросок совершался, когда ракета гасла.
С нашей стороны заметили, что ракеты следуют через равные промежутки времени; затем наблюдатели услышали какой-то шум между нашими и неприятельскими позициями. Bo-время был открыт огонь, которым накрыли немецких разведчиков, направлявшихся к нам за "языком". Настороженность наблюдателей, умение командира быстро оценить обстановку, сделать правильные выводы по результатам наблюдения и разгадать неприятельский манёвр позволили своевременно обнаружить и отразить разведчиков противника с большими для них потерями.
Отметим и другой приём врага. Немцам удалось блокировать выдвинутую вперёд нашу огневую точку с гарнизоном в составе отделения. Встретив крепкую круговую оборону и не сумев овладеть ДЗОТ, они начали демонстрировать наступление с разных направлений, надеясь этим вынудить наших бойцов открыть сильный огонь. Гитлеровцы рассчитывали, что гарнизон ДЗОТ быстро израсходует боеприпасы и тогда его будет легко взять в плен. Однако эта затея врага не увенчалась успехом.
Практика показывает, что важно иметь рубежи, заранее пристрелянные из всех видов оружия. Это позволяет открывать точный огонь без затраты времени на его корректирование. Именно благодаря наличию заранее пристрелянных рубежей и хорошего огневого взаимодействия подразделение старшего лейтенанта тов. Кулик успешно отразило немецкую разведку.
Местность, где действовало это подразделение, покрыта кустарником и плохо простреливается. Командиры обороняющихся здесь взводов до мельчайших подробностей изучили узкую полосу земли, лежащую между ними и противником, и взяли на учёт буквально каждую воронку, каждый бугорок. Умело сочетая миномётный и пулемётный огонь, подразделение тов. Кулик парализовало вражеских разведчиков, причём значительная часть их была истреблена как раз в тех местах, которые немцы предполагали использовать в качестве укрытий при продвижении к нашему переднему краю. Отметим, что огонь вела не та точка, которая непосредственно являлась объектом вражеского нападения, а соседние справа и слева кинжальные пулемёты, приспособленные к стрельбе ночью.
Весьма эффективным средством отражения вражеской разведки являются винтовочные залпы. В подразделении старшего лейтенанта Кириллова наметили ориентиры на направлениях наиболее вероятного появления противника и нумерацию ориентиров сообщили всем бойцам. Залповый огонь открывают здесь в направлении шорохов, движений, вызывающих подозрение. Например, услышав подозрительный шум в направлении одного из ориентиров, отделение старшего сержанта Архипова дало залп. Утром там было обнаружено несколько трупов немцев.
В лесисто-болотистой местности, где наблюдение весьма затруднено, целиком оправдывает себя применение различной скрытой сигнализации. Здесь открывается широкое поле деятельности для изобретательской мысли. Так, сконструированное в одном из наших подразделений весьма простое сигнальное приспособление было установлено недалеко от линии боевого охранения. Ночью немцы направились к нам за "языком" и наткнулись на "сюрприз" Взвилась ракета. Неприятельские разведчики, предполагая, что перед ними засада, открыли огонь из автоматов, пустили в ход гранаты и этим обнаружили себя. Тогда боевое охранение обрушило на них все свои огневые средства и почти полностью уничтожило врага.
Одно из важнейших условий прочности обороны - улучшение собственной разведки и умение противодействовать разведке противника.

Журнал "Военный вестник" № 13-14 за июль 1943 г.


Подполковник ШАРОНОВ

РАЗВЕДКА БОЕМ УСИЛЕННОЙ СТРЕЛКОВОЙ РОТЫ

Чтобы установить действительное начертание переднего края обороны противника в районе южнее Б. Мостищи, командир N-ской стрелковой дивизии решал провести разведку боем. Осуществление этого решения было возложено на одну из стрелковых рот, усиленную двумя отделениями сапёр и отделением автоматчиков. Задача роты: преодолев проволочные заграждения, занять высоту 226,6 и в дальнейшем наступать на высоту 214,6.
По замыслу командира дивизии разведка должна была протекать следующим образом. Во время трехминутного артиллерийского налёта на широком фронте (с целью ввести противника в заблуждение о действительном направлении атака) рота повзводно устремляется в заранее проделанные проходы в проволочном заграждении немцев, выбивает их с высоты 226,6, занимает траншею и, не задерживаясь, продолжает движение на юго-запад в направлении высоты 214,6.
Действия роты должны были поддерживать дивизион дивизионной артиллерии, полковая артиллерия и миномётный батальон. Кроме того, один залп должен был сделать дивизион гвардейских миномётов. Этот залп одновременно являлся сигналом начала атаки.
На случай перехода противника в контратаку, соседние роты получили приказ находиться в готовности к активным действиям. Для этой же цели был приведён в готовность резерв командира - батальон.
За несколько дней до проведения разведки за противником было установлено непрерывное наблюдение. Одновременно личный состав роты тренировался в быстром преодолении проволочного заграждения через узкие проходы и в метании гранат. Провели также ряд занятий по рукопашному бою в траншеях и ходах сообщения.
Ночью, за несколько часов до начала действий роты, сапёрам удалось бесшумно проделать в проволоке противника проходы (по числу взводов) шириной в 4 - 6 метров каждый. Они же и охраняли до момента атаки эти проходы.
С приближением рассвета стрелки и автоматчики скрытно заняли исходное положение для атаки в 20- 30 метрах от проволочного заграждения. Взводы располагались перед "своими" проходами.
Вскоре открыла огонь наша артиллерия и миномёты. Стрельба, как это намечалось, велась на широком фронте. Прямыми попаданиями снарядов было разрушено несколько блиндажей и ДЗОТ на переднем крае вражеской обороны, повреждены траншеи и ходы сообщения.
В последнюю минуту артиллерийского налёта дали залп гвардейские миномёты. Это был сигнал атаки. Взводы поднялись и стремительным броском ворвались в первую траншею. Она оказалась пустой. Противник располагался в другой траншее, проходившей на расстоянии 50 - 70 метров от первой (ложного переднего края обороны). Перед действительным передним краем (второй траншеей) в 20 - 30 метраж было установлено проволочное заграждение в три кола.
Как только бойцы ворвались в первую траншею, немцы немедленно открыли сильный огонь из второй траншеи и расположенных непосредственно за ней пулемётных ДЗОТ. Кроме того, из-за высоты 214,6 и рощи, что восточнее Б. Мостищи, начали действовать три батареи 81 -мм миномётов, а из хутора Покровка и совхоза начали обстрел траншеи и подступов к действительному переднему краю несколько артиллерийских орудий.
Под воздействием этого огня взводы были вынуждены прекратить наступление и, укрывшись в занятой траншее, начать огневой бой.
Пользуясь тем, что всё внимание противника было направлено на бойцов, находившихся в траншее ложного переднего края обороны, группа автоматчиков и стрелков, заранее выделенная для захвата контрольных пленных, бросилась к ДЗОТ и блиндажу, расположенным между первой траншеей и действительной линией обороны. Как только атакующие приблизились к намеченным объектам на дистанцию 10 - 15 метров, раздался взрыв, и оба объекта взлетели на воздух. Оказалось, что все блиндажи и ДЗОТ ложного переднего края обороны противник заминировал управляемыми фугасами.
Следует отметить, что в момент действий нашей стрелковой роты неприятелем непрерывно велось командирское наблюдение с основных и дополнительных наблюдательных пунктов. Это дало возможность определить местоположение основных огневых точек противника на действительном переднем крае обороны, а также ОП минометов и артиллерии.
Ввиду того, что основная цель разведки была достигнута, а дальнейшее продвижение роты могло вызвать большие потери в личном составе, командир дивизии отдал приказ об отходе. Отход совершался под прикрытием огня пулемётов, а также миномётов и артиллерии из глубины своей обороны. Однако в силу того, что противник заранее пристрелял местность, роте был нанесён некоторый урон.
Что дала разведка, проведённая боем усиленной стрелковой роты? Прежде всего, удалось определить начертание главной линии обороны противника, состоявшей из сплошной траншеи с ходами сообщения в глубину, ряда стрелковых окопов, пулемётных ДЗОТ и блиндажей, расположенных непосредственно за ней, и проволочного заграждения в три кола.
Удалось также выяснить, что блиндажи и ДЗОТ, находившиеся за второй траншеей, едва возвышаются над землёй и хорошо замаскированы. ДЗОТ и блиндажи, расположенные между первой и второй траншеями, проектируются на фоне местности и плохо замаскированы противником. Живой силой они совершенно не занимались. Имелось лишь некоторое количество автоматчиков и пулемётчиков в первой траншее, которые вели огонь с разных ОП.
Плотность насыщения живой силой действительной линии обороны также невелика. Большинство солдат вооружено автоматическим оружием.

Журнал "Военный вестник" № 13-14 за июль 1943 г.


Гвардии подполковник СЕДЫШЕВ

ОГНЕВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДЕЙСТВИЙ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ ПАРТИИ

Выбор метода артиллерийского обеспечения мелких разведывательных партий (РП) при непосредственном соприкосновении с противником зависит от ряда условий. В вашем соединении практикуются в основном два способа. Первый из них состоит в организации артиллерийского и миномётного огня для обеспечения партий от внезапных контратак и для прикрытия отхода РП. Из огневых средств с этой целью привлекаются, как правило, одна-две артиллерийские (миномётные) батареи, а стрельба открывается и ведется только по сигналу командира РП. При втором способе все действия РП протекают под прикрытием своего артиллерийско-миномётного огня. Такой вид обеспечения требует привлечения значительно больших средств поддержки и чёткого управления ими как со стороны командира РП, так и организующего разведку командира.
Применение первого или второго способа обеспечения зависит от конкретной обстановки. Как показала практика, первый способ целесообразен при действиях РП на открытых флангах или в промежутках между отдельными опорными пунктами противника. В этих случаях РП может произвести необходимый манёвр, и не всегда требуется прикрытие её действий артиллерийским огнём. Второй способ выгодно применять в условиях сплошной обороны противника. В этом случае РП действует в огневом окаймлении, созданном обеспечивающими артиллерийскими подразделениями. При этом уменьшается или вовсе устраняется опасность контратак противника и возможность воздействия его ближайших огневых средств на состав РП. Кроме того, отсекаются пути отхода неприятеля от объекта атаки, что заставляет противника отказаться от ведения огни по объекту из глубины (во избежание поражения своих солдат и офицеров).
Таким образом, каждый из указанных видов огневой поддержки требует от РП слаженных, смелых и дерзких действий, скрытности подготовки, тщательного изучения объекта атаки и местности, организации чёткого взаимодействия с поддерживающими средствами. Особенностями указанных способов является: первого - внезапный стремительный бросок РП на объект атаки (а этого можно достигнуть лишь при абсолютной скрытности выхода на исходное положение); второго- внезапность не только действий РП, но и огневая внезапность (она достигается одновременным вводом в бой всех привлечённых средств). Эти особенности должны всегда учитываться командирами, организующими действия РП.
Покажем на примерах обеспечение действий РП на нашем участке фронта.
Перед РП N-ской части была поставлена бадана - взять контрольного пленного на мысе залива, где размещался небольшой гарнизон белофиннов. Здесь имелось до трех ДЗОТ. Средствами поддержки РП являлись: одна батарея дивизионной артиллерии и одна миномётная батарея.
Перед началом действий командир РП уточнил с командирами обеспечивающих средств все вопросы взаимодействия. Разведчики, проделав проходы в препятствиях, немедленно дали об этом знать условным сигналом (при помощи электрофонаря) командиру, координирующему все действия. Затем таким же способом они известили его о подходе к намеченному объекту и начале атаки. Таким образом, командир, руководивший группой и средствами обеспечения с переднего края, постоянно знал, где находится разведгруппа.
Стремительным броском разведчики ворвались в расположение белофиннов и, использовав их растерянность, забросали землянки гранатами. Уцелевшие от гранатного огня финны бежали. Захватив пленного, группа стала отходить. Однако не исключалась возможность нападения на нее с флангов. Чтобы предупредить эту опасность, командир РП дал условный сигнал, и батареи немедленно поставили неподвижный заградительный огонь на флангах группы. Тем не менее противник предпринял обходный маневр во фланг при поддержке своей артиллерии. Тогда командир РП вызвал огонь по обходящей группе белофиннов, а сам, изменив маршрут, стал уклоняться от вражеского огня.
Боевая задача была выполнена. В течение 15 минут наши разведчики уничтожили 18 белофиннов и без потерь с захваченными пленными вернулись на исходные позиции.
В другой нашей части объектом атаки была избрана безымянная высота. Здесь находился взводный опорный пункт противника, имевший до шести ДЗОТ и траншеи полного профиля. Передний край вражеской обороны прикрывали инженерные препятствия и минные поля.
Для обеспечения действий РП выделили две артиллерийские батареи, одну батарею полковых миномётов, два орудия полковой артиллерии, три орудия противотанковой артиллерии, миномётную роту и стрелковые средства. Все эти средства составляли три группы: подавления, окаймления и обеспечения флангов.
За 3-4 дня до начала; действий поддерживающие огневые средства хорошо пристреляли огневые точки и препятствия противника. Вопросы взаимодействия были отработаны в процессе тренировочного занятия, организованного накануне выступления РП.
Действия начинались по сигналу ракеты концентрированным огневым налётом по объекту атаки. Под прикрытием артиллерийского огня РП броском приблизилась к объекту атаки. По второму сигналу огневые средства, стрелявшие прямой наводкой, переключились на фланговые огневые точки, а артиллерия и миномёты начали окаймлять огнём объект, обеспечив этим выход на него РП и отрезав отход живой силы врага.
В результате стремительных действий разведчиков и организованной системы артиллерийского огня неприятельский гарнизон и его сооружения были целиком уничтожены. Выполнив задачу, т. е. захватив пленного, РП отошла под прикрытием своего артиллерийского огня.
Приведенные примеры полностью подтверждают целесообразность вышеуказанных способов артиллерийской поддержки действий РП. Большое внимание надо уделять разведке объекта атаки, огневых точек около него, организации взаимодействия со средствами обеспечения и постановке им точных задач. Важное значение имеют также заранее продуманная организация управления РП и практическая отработка на местности предстоящих действий с личным составом группы и средствами обеспечения. Всё это, разумеется, должно проводиться скрытно, с соблюдением мер маскировки.
На основе нашего опыта можно предложить следующий порядок работы.

1. Подготовка к принятию решения на разведку

Командир части, получивший задачу, предварительно намечает объекты для действий РП, после чего ставит офицеру разведки полка и командиру РП задачу на детальное изучение намеченных объектов (система огня и инженерных сооружений, скрытые подходы).
Получив задачу, офицер разведки полка и командир РП личным наблюдением с передовых наблюдательных пунктов в течение нескольких дней изучают указанные объекты и все добытые данные докладывают командиру части. Последний намечает объект, наиболее выгодный для налёта.
После того как объект атаки намечен, командир части ставит офицеру разведки полка, начальнику РП и командиру группы артиллерии поддержки пехоты (или его представителю) задачу на подготовку к действиям. За указанным объектом и ближайшими к нему огневыми точками наблюдают с передовых артиллерийских наблюдательных пунктов. Все сведения о противнике поступают к офицеру разведки полка и начальнику РП. Последние, проанализировав их, принимают то или иное решение. В соответствии с решением командир группы артиллерии поддержки пехоты (или его представитель) планирует порядок обеспечения намеченных действий средствами артиллерии и миномётов.
Затем офицер разведки полка и командир РП разрабатывают подробный план разведки, в котором предусматривают: силу, состав РП, порядок её действий, характерные особенности объекта атаки в связи с системой вражеского огня; вероятные направления контратак; средства обеспечения (их задачи, боевые порядки и порядок пристрелки); порядок управления РП и средствами обеспечения; привлекаемые средства связи; сигналы вызова, переноса и прекращения огня; краткие сигналы взаимодействия и нормы расхода боеприпасов.
Разработанный план утверждается командиром части (соединения). Если требуется, последний дополнительно проводит личную разведку местности и уточняет задачи начальнику РП и командиру группы средств обеспечения.
Следует подчеркнуть необходимость самого широкого привлечения командиров-артиллеристов и сети артиллерийского наблюдения к подготовке боевых действий РП. Участвуя в этой работе, командиры-артиллеристы глубже уясняют свои задачи, лучше разрешают все вопросы взаимодействия, приобретают практику в организации поддержки действий РП, наконец, имеют возможность заблаговременно подготовить и рассчитать всё необходимое. Что же касается данных артиллерийского наблюдения, то они оказываются чрезвычайно полезными для принятия командиром вполне обоснованного решения.

2. Подготовка РП и средств обеспечения

Установив непрерывное наблюдение за объектом разведки, командир РП приступает, согласно плану, к обучению личного состава группы. Одновременно командир группы средств обеспечения намечает боевой порядок, организует связь и управление огнём, изучает огневые задачи, продумывает порядок открытия, переноса и прекращения огня, распределяет цели между огневыми средствами по этапам действий РП и организует систему отсечных огней. Затем, в соответствии с планом, он проводит пристрелку, учитывая при этом секретность намечаемого мероприятия. Желательно, чтобы пристрелка заканчивалась за 3-4 дня до начала действий РП.
После того как вся эта работа проделана, проводится одно-два комплексных занятия, на которых отрабатываются вопросы взаимодействия. За несколько часов до выступления группы все занимают свои места. Докладом командира РП командиру части о готовности к действиям заканчивается второй период подготовки.

3. Управление огнём в период действий РП и её отхода

В этот период действия происходят, как намечено планом, с внесёнными в него поправками на складывающуюся обстановку. Особенно важно вести постоянное наблюдение за РП и сигналами, подаваемыми её командиром, а также, чтобы средства обеспечения были в полной готовности дать требуемый огонь по любому сигналу. В свою очередь РП следует то возможности чаще давать знать о своём положении (установленными сигналами).
Как показывает практика, нелишне применить так называемую передовую группу управления действиями РП. При этом командир, организующий разведку, и командир группы средств обеспечения должны находиться на одном наблюдательном пункте. Это экономит время на постановку задач артиллерии и делает излишними различного рода телефонные переговоры.
Главное требование в динамике боя сводится к тому, чтобы поддерживающие средства немедленно реагировали на сигналы РП, а последняя своевременно подавала сигналы об открытии огня и о своём местонахождении.
РП должна стремиться закончить свои действия как можно быстрее (во всяком случае в установленное время). Малейшее промедление вызывает увеличение расхода боеприпасов поддерживающими средствами и даёт возможность противнику привести в готовность свои огневые средства, расположенные на других участках, и усилить огонь.
Окончание действий разведпартии определяется сигналом её командира. Этот сигнал дублируется группой управления.
Таковы в общих чертах основные работы и их последовательность при подготовке действий РП и организации обеспечения её боевой деятельности. При установлении времени на подготовку исходят из конкретной обстановки и условий местности. Описанный порядок организации действий РП на нашем участке фронта (лесисто-болотистая местность) вполне себя оправдал.

Журнал "Военный вестник" № 13-14 за июль 1943 г.


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

РАЗВЕДКА СПЕЦИАЛЬНЫХ РОДОВ ВОЙСК

 

Майор М. ЧЕРНИКОВ

АРТИЛЛЕРИЙСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ РАЗВЕДКИ

Артиллерийское обеспечение разведки требует, прежде всего, хорошей подготовки. Командир, возглавляющий поиск, и артиллерист, поддерживающий его, должны провести совместную рекогносцировку и детально договориться по всем вопросам взаимодействия. Особенная точность требуется в сигналах. Лучший из них - ракета. Надо точно установить сигналы вызова, открытия и переноса огня, сигналы, обозначающие местонахождение группы разведчиков, её отход, требование заградительного огня и т. а. Даже незначительная путаница приведёт к тяжёлым последствиям - к срыву поиска и гибели людей от огня своей же артиллерии. Подачу сигналов, как правило, следует поручать офицеру.
Однажды батарея старшего лейтенанта Романченко поддерживала разведывательную группу. Разведчики и артиллеристы заблаговременно договорились о сигналах. Ночью бойцы поползли к траншеям немцев. Романченко сам следил за ними. Прошло полчаса. В расположении немцев поднялся шум. Разведчики добрались до окопов врага. Вскоре застучали фашистские пулемёты. Тотчас же взвилась ракета-сигнал прикрыть отход. Романченко быстро вызвал огонь, и немецкие пулемёты были подавлены. Разведчики отошли без потерь.
Выгодно, чтобы руководитель поиска и офицер-артиллерист находились на одном наблюдательном пункте и всё время следили за действиями групп. При захвате рубежа вместе с пехотой продвигаются и артиллеристы с телефонной связью и радиостанцией.
Ещё в период подготовки артиллеристы обязаны разведать местность и пристрелять рубежи. Планируя огонь, необходимо учесть заблаговременное разрушение огневых точек, особенно фланкирующих, участки огневого налёта, рубеж переноса заградительного огня для прикрытия флангов группы. Следует предусмотреть также отражение контратак, подавление действующих артиллерийских и миномётных батарей противника.
Управляет огнём сам командир батареи. Он лично наблюдает за сигналами и реагирует на них немедленно, не ожидая приказания командира дивизиона. Команды нужно передавать самые короткие, заранее установить вид снаряда, взрыватель и литеровку всех возможных огней. Нельзя, конечно, дать рецепт, что и когда делать. Это подскажет обстановка. Нужна разумная инициатива руководителя поиска. Долг артиллеристов - по первому требованию открыть огонь.

Газета "Красноармейская правда" № 143 от 15 июня 1943 г.


Гвардии, майор П. ДМИТРИЕВ

РАЗВЕДКА ТАНКОВЫХ СИЛ ПРОТИВНИКА

Комбинированная разведка, в любую погоду проводимая одновременно бомбардировщиками и истребителями, дала нам возможность зорко наблюдать за противником, замечать даже незначительные перегруппировки его сил.
Предвидя, что немцы применят для прорыва танки, мы переключили свои главные силы на поиски сосредоточений танковых и моторизованных соединений противника. Площадное фотографирование линии фронта на глубину до 16 километров показало, что танков здесь у немцев нет. Значит, они прячутся в другом месте. Но где? Перед разведчиками, летевшими на самолёте "Пе-2", была поставлена задача - проследить движение эшелонов в глубоком тылу противника, установить их направление и количество, а также возможно точнее определить характер груза. Одновременно истребители-разведчики на бреющем полёте просматривали все грунтовые, рокадные, шоссейные и просёлочные дороги, ведущие к линии фронта. Фотографирование велось, как правило, с высоты 2000-2500 метров. В районах же, сильно прикрытых средствами ПВО, мы увеличивали высоту до б000 метров, выделяя для защиты разведчика от четырёх до шести истребителей.
Для выяснения сил немцев на одном участке мы послали разведчиков-истребителей. Участок был сфотографирован. Кроме отдельных танкеток и танков, открыто снующих взад и вперёд по одной дороге, разведчики здесь больше ничего не видели. С бреющего полёта они просмотрели все леса, овраги и кусты. Кругом было пусто. Ничего не обнаружили и дешифровщики, внимательно просмотревшие аэрофотоснимки.
Зато наши дальние разведчики установили, что в другом районе передвигается большое количество эшелонов с платформами, укрытыми брезентом. Ближние разведчики заметили, что на одной станции одновременно разгружалось шесть эшелонов с танками, которые шли затем к месту сосредоточения своим ходом, минуя большие дороги и передвигаясь главным образом по просёлочным. Вскоре в районе сосредоточения танков появились зенитная артиллерия и истребители прикрытия, патрулировавшие в несколько ярусов. Если нашему разведчику удавалось проникнуть в район расположения танковых войск, то зенитчики молчали до тех пор, пока самолёт не снижался. Иногда, чтобы вызвать немцев на "разговор", приходилось применять и другие меры. Установив по следам гусениц скопление танков в лесу и просмотрев их с бреющего полёта, мы бросали в лес зажигательные бомбы. Из горящего леса танки выползали, словно кроты из нор. Заметив, куда перекочевал противник, мы вызывали своих бомбардировщиков. Пользуясь данными разведки, в середине июля бомбардировщики "Пе-2" нанесли массированный удар по немецким танкам, после чего уцелевшие вражеские машины перебазировались дальше в тыл.
Ведя непрерывную разведку, мы установили, что немцы не отказались от своих замыслов на данном участке, но разгрузку танковых эшелонов стали производить в глубоком тылу, прикрывая станции выгрузки сильным огнём зенитной артиллерии. Мастерами разведки показали себя здесь гвардии старший лейтенант Лисицин и гвардии капитан Поволокин. Если немцы поднимали свой истребительный заслон на 6000 метров и на эту же высоту ставили прицел зенитчики, то Поволокин и Лисицин неожиданно появлялись снизу под истребителями и, постепенно наращивая скорость, отлично выполняли задания. В других случаях, подойдя на большой высоте к месту выгрузки танков, разведчики резко шли на снижение, наблюдая, по каким дорогам и куда идут немецкие танки.
Незадолго до начала наступления противник предпринял новый трюок. Он стал демонстрировать массовый уход танков на другой фронт. Вместе с макетами двигалось и несколько настоящих танков.
До 4 июля на будущем поле боя царили тишина и спокойствие. Но мы знали, что немецкие танки подготовились к рывку. И действительно, с утра 4 июля уже танки пошли открыто, по всем дорогам к полю боя. В этот день мы работали особенно напряженно. Бомбардировщики "Пе-2" продолжали просматривать фронтовой тыл противника, а истребители фотографировали исходные позиции его танков около переднего края. В течение дня и ночи противник закончил перегруппировку и сосредоточение танков. Утром наш разведчик просмотрел все дороги и ближний тыл врага. Снова было пустынно. Лишь изредка по дороге к фронту опешила немецкая легковая машина. А в 5 час. 30 мин. противник начал наступать. Когда он сотней танков пытался демонстрировать удар, мы своевременно донесли командованию, в каком направлении будут действовать его главные силы.
С началом немецкого наступления работа наших истребителей-разведчиков была перенесена непосредственно на поле боя. При этом опыт показал, что в условиях сильного насыщения района вражеской авиацией лучше всего оправдывает себя визуальная разведка с малых высот. Кроме того, с разведчиками надо посылать специальное прикрытие.
Непрерывность разведки в период боев приобретает особое значение. Плохая погода не может явиться препятствием к вылету, так как именно при неблагоприятных метеорологических условиях, когда действия авиации затруднены, противник чаще всего производит перегруппировку своих сил. Мы летаем в любую погоду и поэтому всегда видим, что намеревается сделать враг.

Газета "Сталинский сокол" № 30 от 23 июля 1943 г.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ИЗ ОПЫТА ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

 

Майор Н. Ф. ПРИБЫЛЬСКИЙ

СОВЕТЫ РАЗВЕДЧИКУ

Опыт ведения разведки в период Великой отечественной войны показал, что оборона противника, в зависимости от характера местности, строится из отдельных опорных пунктов. Опорные пункты имеют круговую оборону, а также прикрываются минными полями и сплошными проволочными заграждениями, глубина которых обычно бывает от 25 до 30 метров; эти препятствия находятся на расстоянии 15-24 метров от траншей противника.
Кроме того, противник освещает нейтральную полосу ракетами и прочёсывает её огнём из автоматического оружия, а на некоторых участках из миномётов.
В таких случаях надо идти на сближение с противником, причем до 350-200 метров не во весь рост, а ползком, и ползти так, чтобы разведчика не заметила даже ночная птица, в противном случае вся подготовительная работа пойдёт насмарку. Самое главное, чтобы поисковая группа подошла вплотную к противнику, не будучи обнаруженной им; для этого в ночной поиск следует направлять группы в составе не более 10-15 человек, а то и меньше; применение взвода в ночном поиске не оправдало себя, потому что противник быстро обнаруживает его; к тому же в ночном поиске взводом управлять трудно. На одном из участков фронта в течение продолжительного времени не удавалось захватить пленных, и у разведчиков создалось впечатление, что это место для них недоступно. Здесь проводили поиски и большими группами, и целыми взводами, вели разведку боем, но положительных результатов не добились ни разу.
И вот однажды была подобрана разведывательная партия в составе 11 человек под командой старшего лейтенанта Целищева. Проделав проход в минном поле и в проволочном заграждении (в 6-7 кольев), разведпартия вышла на тропу, по которой была протянута телефонная линия противника. Через 15-20 минут на линии показался немец. Разведчики набросились на него, захватили в плен и тем же путём вышли из расположения противника, доставив пленного в штаб.
После этого разговоры о недоступности данного участка прекратились; через небольшой промежуток времени разведчики притащили оттуда ещё двух пленных.
Необходимо проявить особую осторожность при резке проволоки в непосредственной близости от противника. Лучше всего, когда её режут два человека: один режет, а другой -руками поддерживает её, чтобы она не бренчала (немецкая проволока сталистая и при разрезании скатывается в круг и создаёт шум, который доносится до постов противника); после того как проволока перерезана, второй разведчик осторожно втыкает её концы в землю около кольев, чтобы они не мешали ползущим разведчикам. В целях экономии времени проволоку не следует резать всю сверху донизу; нужно прорезать внизу две нитки, только для того, чтобы смог проползти человек; когда РП начнёт действовать в траншее, сапёр-разведчик быстро, уже без всякой предосторожности, прорезает остальные нити и сам остаётся в проходе, направляя РП по выполнении задачи в этот проход.
Иногда не успевают прорезать проволоку в одну ночь, и проведение поиска откладывается на следующую ночь, при этом, если проволока разрезана сверху донизу, противник может, обнаружить этот проход и выслать засаду; если же мы будем резать только нижние нити и проволока к тому же находится в траве, то для противника повреждение останется незамеченным, и данный участок можно будет использовать вторично.
Если поиск откладывается на следующую ночь, то у прохода необходимо оставить на день своих наблюдателей (2-3 человек), которые вели бы наблюдение за данным объектом и предупреждали свою группу при возможной высылке противником засады. В зимнее время в тех местах, где большие снега, проволока и мины не являются препятствием, для разведчика, так как всё это заметается снегом.
Нападение на объект с фронта (особенно если поисковая группа подымется во весь рост и броском кинется на огневую точку на расстоянии 20-30 метров) в большинстве случаев заранее обречено на неудачу. Надо учитывать, что немцы, заметив разведчиков, могут убежать по траншее, бросив оружие, и разведчики ворвутся в пустую огневую точку, или же, что вероятней всего, противник встретит РП пулемётным огнём и забросает гранатами; так или иначе поиск сорвётся.
Когда немец попадает в безвыходное положение, то он пытается удрать; если же ему это не удаётся, начинает кричать. Редко попадаются такие немцы, которые повинуются разведчикам безропотно. Правда, если разведчики захватывают в плен чеха, поляка или француза, то это происходит бесшумно; в большинстве случаев эти солдаты даже охотно следуют за нашими бойцами.
В тех случаях, когда разведчики бросаются на огневую точку штурмом, надо одновременно забросать её гранатами (после чего можно врываться) и этим самым заставить противника залечь или не дать ему возможности убежать; тогда есть гарантия в том, что останется раненый или, по крайней мере, сохранятся документы с убитых. Бывают случаи, когда разведчики бросают в одну огневую точку все гранаты, а потом приходят и докладывают: "Ничего не нашли, все смешалось с землёй". Конечно, если бросить в снеговую точку 20-30 гранат, - ничего не найдешь; для того, чтобы труд разведчика не пропал даром, надо бросить 2-3 гранаты РГ-42 потому что они дают большой взрыв мгновенного действия при отсутствии осколков, так что убить или тяжело ранить могут только прямым попаданием.
В ночной поиск разведчик должен отправляться налегке: зачем уму, к примеру, противогаз или офицеру в ночное время бинокль. Это лишняя обуза, которая будет связывать разведчика в движении.
У разведчиков должны быть ножи, гранаты, пистолеты (в группе захвата), винтовки и автоматы, индивидуальные пакеты и одна-две плащ-палатки на группу, на которых придётся выносить пленного и своих раненых и убитых (если таковые будут).
При подборе объекта для ночного поиска всегда следует выбирать в обороне противника траншею (ход сообщения), которая идёт от одной огневой точки к другой; при стабильной обороне трудно найти отдельную огневую точку, отдалённую от основной обороны. Кроме того, к траншее легче подойти, чем к огневой точке. Когда группа в 4-5 человек спустится в траншею, а остальные залягут около бруствера, можно подождать 15-20 минут. Как только по этой траншее пойдёт ракетчик, патруль или же поверяющий посты, надо стремиться молниеносно захватить его в плен, заткнуть ему рот (используя индивидуальный пакет или плащ-палатку) и как можно быстрее эвакуировать.
В том случае, если противник из соседней огневой точки заметил действия разведки и поднял тревогу, 2-3 человека мгновенно уничтожают огневую точку гранатами, обеспечивая себе тем самым благополучный отход.
Если разведчики спустились в траншею и, просидев в ней 30-40-минут, не дождались немца, то надо смело и решительно, прямо по ходу сообщения, идти в огневую точку. Противник может принять разведчиков за своих или вообще не заметить. Если это открытая площадка, то нужно броском захватить пленного, а остальных бесшумно уничтожать, применяя для этого нож. Если эта огневая точка расположена в ДЗОТ, то для того, чтобы создать панику среди вражеских солдат, рекомендуется бросить одну гранату в двери или в дымовую трубу, если таковая имеется. После этого можно смело заходить в ДЗОТ, осветив её внутри фонариком, и, захватив пленного и документы, быстро совершать отход.
Был такой случай: старший лейтенант Ботвенко получил задачу захватить "языка".
Проверив людей, Ботвенко вместе с группой пошел на выполнение задания. Подойдя к переднему краю обороны противника, он бесшумно провел РП между двумя огневыми точками, которые находились в 40 метрах одна от другой. После того как разведчики прошли несколько метров, он заметил немецкого часового и, поднявшись во весь рост, пошел прямо на него (за ним также в рост шли разведчики); часовой стал окликать РП и щелкать затвором; Ботвенко в ответ пробормотал что-то не то по-русски, не то по-немецки, после чего часовой опустит винтовку к ноге; дойдя к часовому на расстояние метра, Ботвенко наставил на него пистолет; немец с испугу уронил .винтовку и поднял руки: два разведчика взяли его и повели обратно прежним путем, бесшумно пройдя эти же огневые точки и доставив пленного в штаб.
Задача была выполнена без единой потери благодаря личной храбрости и решительности командира поисковой разведывательной партии и его железной воле. На допросе пленный показал: "Я принял русских за своих, но когда мне к груди приставили, пистолет, я не мог и слова произнести от их неожиданного появления и пришел в себя только через 10-15 минут, когда меня доставили в ваше расположение".
Такие смелые я дерзкие ночные поиски всегда имеют успех.


Полковник А. БОРИСОВ

УРОКИ ОДНОЙ РАЗВЕДКИ

Подготовка

В целях проверки разведывательных данных и предположений о совершаемой врагом перегруппировке, а также для уточнения системы обороны и характера инженерных сооружений противника на участке N-ского стрелкового полка была организована разведка боем. За несколько дней до её проведения командир полка сформировал два разведывательных отряда, численностью каждый в 50 человек, причём половину бойцов вооружил автоматами.
Для развития и закрепления успеха, а также для обеспечения действий разведывательных отрядов был выделен один- стрелковый батальон, усиленный 5 станковыми и 30 ручными пулемётами.
Сформированные отряды за четыре дня до начала разведки были отведены в район войскового тыла, который по своему рельефу и местным предметам походил на район предстоящих действий. Немедленно по прибытия в этот район приступили к занятиям со всем составом разведывательных отрядов. Сперва занятия вели по группам (в каждую из них входило 5-6 человек) под руководством офицеров. После проверки состояния и дополнительного изучения личного оружия каждого бойца стали тренировать в сноровистом использовании оружия. Затем командиры провели стрельбы боевым патроном и. одновременно учили скрытому переползанию, применению к местности, выбору удобных позиций и оценке целей.
Особое внимание было обращено на приобретение навыков в метании ручных гранат и зажигательных бутылок. Командиры отрядов под руководством командира полка детально разработали вопросы взаимодействия групп. Каждую группу снабдили ракетницей и цветными ракетами.
В конце учёбы было проведено занятие на тему "Наступление на населённый пункт". После отработки всех составных элементов этой темы отдельными группами провели занятия в составе отряда: сначала дневные как показные, а затем ночные, наиболее приближавшиеся к условиям предстоявших боевых действий. Начало занятия (2 часа 30 мин.) соответствовало времени, намеченному для выступления отрядов.
К занятиям был привлечён также и батальон, выделенный для развития и закрепления успеха. Бойцы тренировались в умении быстро продвигаться вперёд, за разведчиками, обеспечить и развивать их успех.
Разведку предполагалось проводить при поддержке артиллерийского огня, поэтому в течение четырёх суток, предшествовавших бою, каждую ночь в 2 часа 30 мин. (т. е. в час, назначенный для начала разведки) наша артиллерия производила огневой налёт по намеченным объектам разведки. Это понизило бдительность противника, и налёт первого отряда, как мы увидим из последующего, оказался для немцев неожиданным.
Во время этих огневых налётов артиллерия проделала; в неприятельских ограждениях один проход.
Непосредственно перед боем участникам разведки предоставили суточный отдых.
Со всем офицерским составом разведывательных отрядов и батальона обеспечения и закрепления успеха была произведена рекогносцировка местности. К исходу дня, намеченного для проведения разведки, отряды подтянули к району предстоявших действий.

Ход разведки

К 23 часам были подготовлены переправы через р. Вербная. Личный состав первого разведывательного отряда, соблюдая полную тишину и скрытность, ползком преодолел последние 700- 800 метров и к 24 часам вышел на исходный рубеж атаки.
Батальон закрепления и развития успеха выдвинулся к р. Вербная, где перешёл к обороне. Приданные огневые средства заняли огневые позиции и находились в полной боевой готовности.
В 2 часа 30 мин., как и в предшествовавшие ночи, был совершён огневой налёт артиллерии по расположению противника. Этот налёт являлся и сигналом для броска в атаку. Атака первого отряда была настолько стремительной и неожиданной для противника, что немецкие солдаты, покинув ДЗОТ, бежали, бросая оружие. Отряд занял 11 вражеских ДЗОТ, захватил пушку, 3 станковых пулемёта, много патронов и снарядов. Были взяты в плен 2 немецких солдата с документами, а также подобрана карта с нанесённой на ней обстановкой.
Отряд ворвался на северную окраину д. Столбы, о чём командир разведывательного отряда тотчас же подал сигнал серией ракет.
Одновременно с первым: разведывательным отрядом атаковал намеченный объект и второй разведывательный отряд. Встретив на своём пути минное поле, разведывательный отряд приступил к. его разграждению, но из-за неопытности сапёр 5 бойцов подорвались на минах. Скрытность была нарушена, и противник открыл по разведчикам огонь из всех видов оружия. Бойцы вынуждены были залечь, и в дальнейшем отряд успеха уже не имел.
Для усиления первого разведывательного отряда из батальона развития и закрепления успеха была направлена 4-я стрелковая рота. В результате боя к 6 часам вся северная половина населенного пункта была занята атакующими, при этом среди личного состава разведывательного отряда и 4-й роты потери были незначительные (1 убитый и 6 раненых).
В 6 час. 30 мин. 10 наших автоматчиков, просочившихся на ст. Новки, были контратакованы фашистами из рощи западнее этой станции. Вследствие недостатка огнеприпасов автоматчики отошли и зашли оборонительную позицию восточнее станции.
В дальнейшем события проходили следующим образом. Оставшийся на южной окраине д. Столбы противник усилил сопротивление. Командир немецкой части подбросил сюда около роты пехоты, которая перешла в контратаку. Контратака была отбита, причём враг потерял до 40 человек убитыми.
В 11 час. 20 мин. немцы при поддержке артиллерийского и миномётного огня вновь предприняли контратаку с южной окраины д. Столбы, а также из леса, что севернее этого пункта. Из леса двигалось до двух рот пехоты, поддержанных танком и бронемашиной. При подходе к месту боя гитлеровцы были накрыты артиллерийским огнём и почти полностью уничтожены; только небольшой части контратакующих удалось отойти. Расчёты противотанковых ружей подбили танк и бронемашину. Большую помощь при отражении контратаки оказала захваченная трофейная пушка, из которой наши бойцы успешно вели огонь.
Весь день противник вел по расположению разведывательного, отряда сильный артиллерийский и миномётный огонь и в 16 часов вновь предпринял контратаку из леса, что севернее д. Столбы, и из леса северо-западнее этого пункта. Обе контратаки были отбиты и немцы с большими потерями снова отступили в исходное положение.
С утра следующего дня гитлеровцы возобновили контратаки при поддержке артиллерийского и миномётного огня. Разведывательный отряд успешно отразил и эти контратаки, но силы его таяли. Между тем к вечеру контратаки фашистов участились.
Исходя из того, что в основном задача, поставленная разведке, была выполнена, и учитывая, что первый отряд и 4-я рота несут большие потери от вражеского артиллерийского и миномётного огня, а дальнейшее развитие достигнутого успеха не ожидается, командование решило отвести разведывательный отряд и 4-ю роту .в исходное положение. Это было сделано утром на третий день действий разведки.
Хорошо организованное штабом наблюдение за ходом разведки боем позволило командиру полка получить довольно исчерпывающее представление о перегруппировке, произведенной обороняющимся, и о характере возведённых им сооружений. Эти данные были подтверждены показаниями пленных, давших также ценные сведения о дальнейших намерениях своего командования.
В результате разведки были захвачены трофеи и нанесён значительный урон противнику, потерявшему ранеными и убитыми не менее 400 человек.

Выводы

Проведённая разведка боем привлекла на себя значительные силы врага и выявила систему неприятельской обороны на данном участке. Удалось также получить ряд сведений об укомплектованности подразделений противника и о их расположении после только что произведённой перемены в боевых порядках.
Хорошо продуманный план разведки, внимательный отбор и обучение личного состава, соблюдение скрытности и внезапности действий - всё это способствовало успеху ночной атаки первого разведывательного отряда.
Однако результаты разведки были бы более значительными при умелой поддержке прорвавшегося вперёд разведывательного отряда и дальнейшем развитии его успеха. Выделенный стрелковый батальон должен был использовать растерянность врага в первые же часы боя и стремительной атакой овладеть южной частью д. Столбы. Между тем батальон, который двигался очень медленно, почему-то перешёл к обороне на захваченной территории. Это дало противнику возможность осмотреться, определить наши силы, подтянуть к месту действий свои тактические резервы и предпринять контратаки с различных направлений.
Огневое обеспечение разведывательного отряда было недостаточным. Орудия сопровождения в боевом порядке разведывательного отряда отсутствовали, а нужда в них имелась, о чём свидетельствует хотя бы тот факт, что бойцы использовали захваченную трофейную пушку.
В ходе боя выявилась типичная ошибка, допускавшаяся и ранее, а именно: захваченные вражеские ДЗОТ не были немедленно переоборудованы для ведения огня в сторону противника. Станковые и ручные пулемёты в период начавшихся контратак врага стреляли, как правило, с открытых позиций.
Необходимо также указать на выявившееся в ходе боя ухарство: передвижение бойцов и отдельных командиров по фронту (от ДЗОТ к ДЗОТ) и в тыл происходило большей частью в рост. Выставление себя напоказ, движение под огнём противника в рост, не только считалось явлением нормального порядка, но даже не лишённым некоторого героизма. Столь вредное представление об истинном мужестве пагубно отразилось на последующем развитии боя.
Артиллерийским огнём в заграждениях противника был подготовлен один проход. Через этот проход в дальнейшем производился поднос огнеприпасов и пищи, а также эвакуировались раненые. Обнаружив это, немцы взяли проход под методический огонь артиллерии, миномётов и пулемётов. После успешной атаки нужно было проделать ещё несколько проходов в заграждениях противника, - это рассеяло бы его снимание и уменьшило бы наши потери при снабжении отряда всем необходимым для боя.
При разборе неудачных действий второго отряда напрашивается следующий основной вывод: командир его допустил серьезную ошибку - он не организовал разведку на себя, не наметил подступов к переднему краю вражеской обороны. Если бы такая предварительная разведка была своевременно произведена, второй отряд не "напоролся" бы неожиданно на минное поле и не понёс бы от этого потерь. Проход в минном ноле следовало устроить заранее, как это было сделано на участке действий первого разведывательного отряда.

Журнал "Военный вестник" № 12 за июнь 1943 г.


Г. ВЕЩЕЗЕРСКИЙ

ПРИМЕР ГЛУБОКОЙ РАЗВЕДКИ

С целью захвата пленных в районе южного берега озера С., а также более глубокого просмотра этого направления решено было высадить десантную группу в тылу противника, направив её в район 4 километра западнее селения Белая. Для этого нужно было преодолеть расстояние в 15 километров. План этой вылазки разработали майор Козлов и майор Федотов.

Подготовка к вылазке

Так как моторных лодок не имелось, то пришлось использовать плоскодонные сапёрные деревянные лодки. Сосредоточив эти средства на близлежащем небольшом озерке, их дооборудовали постановкой рулей, добавочными скамейками, устроили в носовой части приспособление для установки компаса, заготовили палочки и паклю для затыкания пулевых дыр.

Подготовка разведчиков проводилась в течение полумесяца. В программу этих занятий были включены:

- гребля (экипаж одной лодки 8 человек при двух парах вёсел);
- передвижение по заданному азимуту днём и ночью одиночными лодками и группой лодок;
- высадка десанта;
- действия в тылу противника (засады, налёт на объекты, бой с превосходящими силами противника);
- постановка дымовых завес на воде.

В течение нескольких дней пост в составе трёх разведчиков и метеоролога изучал режим озера (направление ветра, движение волн, течения), а также время восхода и захода солнца и луны.

План действий

Высадку было решено произвести ночью на мысу, что 4 километра западнее Белая, спрятать лодки и выйти к тянущейся по южному берегу озера дороге, где сделать засаду. Из готовившихся разведчиков было отобрано 16 человек. Командиром назначили старшего лейтенанта Заломай. Группу снабдили двумя лодками. Четыре лодки с экипажем в 28 человек составляли резерв и должны были находиться на исходном положении. Вооружение разведчиков - 2 ручных пулемёта, 12 автоматов и 2 винтовки для стрельбы противотанковыми ружейными гранатами (против катеров и лодок). Запас продовольствия на 3 дня. Связь с исходным положением и старшим начальником по радио. Одна из лодок имела на буксире малую плавучую лодку.

Ход разведки

К указанному сроку отряд из шести лодок, преодолев трудный путь по речкам и волоком, сосредоточился в бухте на исходном положении. Погода не благоприятствовала вылазке: встречный западный ветер 6-7 баллов, сильные волны. Но в день выступления ветер стих до 2 баллов, волна ослабла, ветер был почти попутный.
В 20.30 группа отплыла и к 0.15 была в 200 метрах от намеченного места - мыса на южном берегу озера.
Сперва выслали на малой надувной лодке двух разведчиков. Осмотрев берег, они дали сигнал фонарём. Через 15 минут высадились остальные. Отправили радиограмму старшему начальнику. Лодки затопили и прижали ко дну найденными на месте намокшими брёвнами. На рассвете группа двинулась к дороге, проходившей в 3 километрах южнее места высадки, оставив четырёх разведчиков для прикрытия лодок.
Весь следующий день РП вела наблюдение за дорогой, по которой почти непрерывно двигались автомашины и повозки в обе стороны. В 20.00 на дороге со стороны фронта показался самокатчик. Боец, знающий финский язык, вышел на дорогу и потребовал, чтобы самокатчик остановился. Но солдат повернул обратно и, так как путь ему не был отрезан, скрылся, несмотря на данную по нему очередь из автомата.
Группа вынуждена была сменить место своего расположения и ушла глубже в тыл врага - на запад. Послышались стрельба с направления оставленных лодок. Послали двух разведчиков связаться с прикрытием лодок и, если к 22.00 вся группа не подойдет, на одной лодке отплыть в исходное положение. Красноармейцы, благополучию прибыв на место, узнали, что финны тренируются в учебной стрельбе в 600 метрах от стоянки лодок.
Выполняя приказ, 6 разведчиков в 22.00 отплыли в исходное положение. Прибыв туда в б.00 следующего дня, они доложили в штабе о положении группы. Из штаба по радио уточнили обстановку и установили, что РП (осталось 10 человек) находится в лесу в б километрах южнее дороги, а также что группу не преследовали. Был отдан по радио приказ - продолжать действия.
Между тем оставшиеся в расположении противника разводчики вернулись на дорогу и в 20.00 захватили без выстрела двух финнов с повозкой. Лошадь с повозкой бойцы завели в лес и, забрав с собой пленных, в 21.00 отплыли в исходное положение, куда прибыли в 1.00 следующего дня (третьего с момента отплытия).
Пленные оказались солдатами N-ского пехотного полка, остатки которого были сведены в один батальон и несли охрану южного и западного побережий озера. Ранее этот полк считался в резерве командира дивизии, занимавшей оборону в районе города М.

Выводы

Успех вылазки обеспечили до конца продуманный план действий и тщательная подготовка.
Неудача с захватом самокатчика объясняется тем, что солдату не был отрезан путь отхода. Но эту оплошность разведчики исправили, захватив двух финнов.
Несмотря на то, что при эпизоде с самокатчиком РП была обнаружена, благодаря решительности и находчивости её командира она действовала в том же районе ещё сутки и добилась успеха.
Безотказно работала радиосвязь, что позволило руководить группой с исходного положения. В результате разведки получены необходимые данные о группировке противника и о составе его частей.

Журнал "Военный вестник" № 11 за июнь 1943 г.


Подполковник Ф. ЛАРИН

КАК БЫЛ ВСКРЫТ ЗАМЫСЕЛ ВРАГА

Опыт воздушной разведки на белгородском направлении, которая велась в течение всего времени подготовки немцев к наступлению, очень поучителен и даёт основание для ряда важных выводов на будущее.
Главный вывод: от умело организованной воздушной разведки противник не может скрыть свою подготовку к наступлению. На нашем участке фронта немцы прибегали к таким изощрённым хитростям, так тщательно скрывали подготовку к наступлению, что вскрыть замысел врага казалось невозможным. И тем не менее он был вскрыт.
Что обеспечило вскрытие замысла противника в период его подготовки к наступлению? Каковы основные требования к воздушной разведке в этот период?
Первое и важнейшее требование - непрерывность разведки. Нельзя это понимать в буквальном смысле слова. Ни один штаб не располагает такими силами, чтобы в течение всего дня и ночи, пусть даже над ограниченным числом дорог, непрерывно держать воздушных разведчиков. Но можно я нужно организовать повторные, последовательно связанные друг с другом вылеты таким образом, чтобы однажды обнаруженная колонна танков не ускользала из поля зрения разведчиков, пока не будет точно известно, на каких выжидательных позициях она остановилась. Когда группа наших разведчиков обнаружила танковую колонну на одной дороге, то она, словно эстафету, передала эту колонну другим разведчикам, вылетевшим в данный район, а те - следующим и т. д. Таким образом, ни днем, ни ночью колонна танков не ускользала из нашего поля зрения. Интервалы между вылетами были такими, что танки не смогли скрыться от самолётов. А всевозможные ухищрения противника в этом направлении своевременно разоблачались.
Второе требование к штабу, ведущему авиационную разведку в интересах наземных войск, заключается в том, чтобы найти предположительный участок главного удара, откуда вероятнее всего можно ожидать наступления. Невозможно тщательно просматривать всю линию фронта, на всех участках. Где-то нужно сосредоточить основное внимание. Как найти этот главный участок? Что помогло нам правильно установить направление будущего наступления немцев?
Мы занялись тщательным изучением конфигурации линии франта. Анализ линии переднего края помог нам определить, где немцам выгоднее всего наступать. Вскоре мы получили подтверждение своей правоты. Именно на этом участке, в районе Белгорода, немцы, начиная с первых чисел июля, вели активную воздушную разведку. С другой стороны, первые же вылеты наших воздушных разведчиков в этот район показали, что немцы начали стягивать сюда танки, подкрепляя будущую белгородскую группировку.
Мы вели наблюдение за тем, в каком порядке враг располагает свои танки. Ежедневно на карту наносилась каждая застигнутая на марше или на выжидательных позициях группа танков. Изучение карт с нанесёнными на них точками сосредоточения танков дало возможность выявить участки будущего наступления.
Самым трудным для воздушной разведки было найти дороги, по которым враг намеревался подтягивать и живую силу и технику. Усилиями специальных авиационных разведывательных подразделений Миронова и Татулова и усилиями боевой авиации, сочетая аэрофотосъёмки с визуальными наблюдениями, мы смогли установить и это.
По дорогам вместо сплошных танковых колонн, как это бывало раньше, двигались смешанные группы: танки чередовались с автомашинами, следовавшими на разомкнутых дистанциях. Противник часто прибегал к созданию ложных колонн, особенно там, где несколько дорог шло параллельно.
В течение июня днём и ночью мы непрерывно искали места сосредоточения танковых групп. Здесь-то нашим разведчикам и пришлось встретиться с разнообразными ухищрениям противника. Раньше при расположении на месте немецкая танковая часть занимала населённый пункт и прятала свою технику в сараях и даже в жилых домах, наполовину разрушая строение. Так, например, было во время наступления немцев на Москву в октябре 1941 г. Теперь же разведчики после длительного наблюдения заметили, что немцы вводят танковую часть в село, создают видимость остановки в нем, а с наступлением темноты выводят все танки в поле и рассредоточивают их там на широком участке.
Враг старался запрятать танки в леса. Он укрывал их в специальных капонирах, обкладывая ветвями или соломой. Разведчикам пришлось проявить исключительную находчивость и зоркость, чтобы найти танки. В плохую погоду истребители вели разведку с малых высот. Разведчики на самолётах "Пе-2" сделали огромное количество фотоснимков. Были найдены те едва уловимые приметы, которые выдали врага. Сброшенные зажигательные бомбы помогли вскрыть танки, замаскированные соломой. Ветви, которыми укрывались танки на опушке леса, высыхали, и скрытые под ними танки хорошо просматривалась сверху. Следы движения танков на южной опушке леса и отсутствие этих следов на северной опушке наводили на мысль, что танки скрываются здесь. Чтобы окончательно убедиться в этом, разведка сочеталась с боем. Над лесом появлялись штурмовики, бомбардировщики и огнём "выкуривали" танкистов из леса.
Так как противник должен был скрыть в лесах на выжидательных позициях не десятки, а сотни танков, то при разведке несколько машин всегда просматривалось на опушке. Это давало основание для выводов, которые затем контролировались другими видами разведки.
Так на нашей карте день за днём увеличивалось число густо теснившихся друг к другу коричневых точек, обозначавших малые и большие группы танков.
Начался новый этап в работе разведки: следить за обнаруженными группировками танков, чтобы уловить момент выхода их на исходные позиции для наступления. Эта работа велась днём и ночью, несмотря на то, что в июне разведчики констатировали полную тишину на переднем крае и в армейских тылах противника. Это затишье - одна из уловок врага, и она не должна обмануть бдительность воздушного разведчика.
Действительность подтвердила наши предположения. Июньская тишина была перед бурей. Мы не обманывались этим затишьем.
Не смутило нас также своеобразие подготовки немцев к наступлению: враг усиленно укреплял свой передний край, как бы готовясь к обороне. Наблюдая за каждым шагом противника в подготовке к наступлению, мы вместе с тем фотографировали его многочисленные оборонительные укрепления на переднем крае.
Разведка танков и мотопехоты велась наряду с непрерывным наблюдением за вражескими аэродромами. Первый признак подготовки к наступлению - подтягивание авиации, поэтому немецкие аэродромы ежедневно по два-три раза фотографировались и просматривались. К концу июля авиация немцев вновь вернулась на аэродромный узел, с которого она временно убывала. Это был предвестник подготовки к наступлению. Об этом же свидетельствовал такой факт: районы сосредоточения танков тщательно прикрывались немецкими истребителями. Попытки наших разведчиков наблюдать за этими районами всегда встречали активное противодействие немцев.
Как и следовало ожидать, основную ударную силу своей авиации враг перебросил на полевые аэродромы только накануне наступления - к исходу 4 июля. Это следует учитывать нашим разведчикам, наблюдающим за подготовкой авиации противника к наступлению. Некоторые немецкие эскадры: 52-я истребительная, 1-я штурмовая, действовавшая на белгородском направлении, буквально с хода вступили в бой.
Терпеливое наблюдение разведчиков за районом сосредоточения вражеской техники продолжалось много дней, пока, наконец, к 4 июля воздушные разведчики не сделали окончательный вывод: немцы готовятся к наступлению. В эту ночь разведчики получили задание: с рассвета находиться над передним краем, передавая по радио всё, что они увидят. Как известно, разведчикам пришлось находиться уже над полем жаркого боя. 5 июля, рано утрем, немцы перешли в наступление. Начался новый этап работы - разведка поля боя.
Была получена новая, трудная, но успешно выполненная задача: после первых двух дней сражения сфотографировать весь район боевых действий. Это нужно было для того, чтобы выявить количество сосредоточенной на данном участке техники. Фотографирование помогло установить число сконцентрированных танков, самоходных орудий, автомашин и другой боевой техники.
Опыт работы наших воздушных следопытов на белгородском направлении ещё раз показал, что правильно организованная, непрерывно ведущаяся авиаразведка всегда поможет наземному командованию вскрыть замысел врага.

Газета "Сталинский сокол" № 32 от 6 августа 1943 г.


НАМЕРЕНИЯ ПРОТИВНИКА РАСКРЫТЫ

Немцы готовили внезапный удар. Разведывательная операция, успешно проведенная под руководством капитана Николая Сергеевича Колесова, помогла раскрыть замысел противника.
Бесстрашные и умелые разведчики захватили контрольного пленного, который назвал час предполагаемого немецкого наступления.
Группа доблестных воинов по заслугам получила высокие правительственные награды.


Капитан Н. КОЛЕСОВ

КАК БЫЛ ВЗЯТ ПЛЕННЫЙ

Мы обнаружили подозрительное оживление в районе переднего края противника. Появилась необходимость во что бы то ни стало захватить контрольного пленного. Надо было утонить намерения врага, и как можно быстрее.
Усиленным наблюдением и активными вылазками было установлено, что противник обезвреживает свои минные поля и снимает проволочные заграждения перед своим передним краем. Однако попытки захватить "языка" успеха не имели.
Для того чтобы парализовать работу наших разведчиков и поставить наши части под угрозу окружения, немки стали практиковать засады больших групп, численностью до 50 человек.
Мы учли это и состав группы увеличили с 12 до 25 человек. В группу захвата, возглавляемую старшим сержантом Андреем Ивановым, вошло 8 стрелков и 2 сапёра. В правую и левую группы прикрытия вместо обычных 2 автоматчиков были включены по 6 человек и по одному ручному пулемётчику в каждую.
Детально разработанный план операции предполагал три варианта действий. Первый вариант заключался во внезапном нападении разведчиков на огневую точку, обнаруженную нами в 600 метрах западнее высоты Н.
В случае неудачи этого варианта намечалось сделать стремительный и дерзкий бросок группы через проволочное заграждение с помощью шинелей и плащ-палаток, при этом мы рассчитывали на большую помощь артиллеристов и миномётчиков.
В случае же, если противник обнаружит разведчиков у проволочного заграждения и откроет по ним сильный пулемётно-ружейный огонь, предполагалось осуществить третий вариант. Группа в этом случае должна была подорвать проволочное заграждение и под прикрытием дымовой завесы прорваться в расположение врага.
Для управления действиями захватывающих и прикрывающих групп, а также приданных средств были установлены сигналы по телефону и в случае выхода связи из строя - сигналы ракетами.
Кроме этого тщательно разработанного и продуманного плана была предусмотрена и возможность неожиданной встречи с противником в нейтральной зоне (в этом случае группам предоставлялась широкая инициатива действий, заранее предусматривались меры предосторожности).
На практике получилось именно последнее. В нейтральной зоне оказалась группа немецких минеров, которая продвигались к нашему переднему краю для обезвреживания минных полей. Немцы двигались в направлении группы разведчиков. Лейтенант Иван Милешников и старший сержант Андрей Иванов со своими группами подпустили немцев на расстояние 10 метров и стремительно обрушились на них, пустив в ход гранаты. Среди немцев произошло замешательство. Они были ошеломлены. В течение короткой схватки все гитлеровцы были перебиты, а один уцелевший немец захвачен в плен. Наша группа без потерь отошла в своё расположение. Вся операция длилась 30 минут.
Захваченный "язык" дал сведения, которые помогли встретить немецкое наступление на нашем участке во всеоружии.


Ефрейтор А. ГУЗЫНИН

НА ЭТОТ РАЗ ТОЧНО

Я - молодой разведчик. Сегодня исполняется только три месяца со дня моей первой вылазки в расположение врага.
Первая моя разведка прошла неудачно - немецкий солдат, захваченный мною, вырвался и убежал. Мне было очень стыдно.
В ночь на 5 июля я ходил за "языком" уже в третий раз. Когда лейтенант Милешников схватил немца, я помог командиру. Немца держали крепко, вырваться не дали. Я наблюдая за поведением опытных товарищей, все время учился у них. Мы пришли из этой разведки с хорошей добычей и без потерь.
Меня наградили орденом Красной Звезды. В новых разведках я покажу, что научился делу разведки и оправдаю доверие.


Ефрейтор Ф. СЕМЕНОВ

ЦЕННАЯ НОША

По правде говоря, мы не думали, что схватим немца в нейтральной зоне. Я считал, что придётся "выковыривать" его из траншеи.
Когда мы увидели на бугре силуэты, очень трудно было сдержаться, хотелось скорее прыгнуть вперёд. Но в разведке поспешность - опасная штука.
.Мы дождались момента, когда гансы поровнялись с нами, и тогда напали на них. Я израсходовал диск патронов и 4 гранаты.
Зная, что я сибиряк, человек крепкий, ребята передали немца мне. Пришлось его нести на плечах чуть ли не через всю нейтральную зону. Ноша была тяжёлая, но оказалась очень ценной. Я не знал, что несу на своей спине "пакет с донесением" о начале немецкого наступления. Но живой пакет доставили точно и в срок.
Разведчики роты Колесова всегда работали, как часы, и всегда "по заказу" доставляли "языка".


Старший сержант А. ИВАНОВ

ДЕРЗОСТЬ И ИНИЦИАТИВА

Более двух лет я на войне и всё это время в разведке. Много раз ходил в расположение врага, не раз захватывал контрольных пленных - вместе с товарищами и сам, но ни разу ещё взятый "язык" не давал столь ценных сведений, как этот пойманный нами в ночь под 5 июля немец.
Что решило успех нашей операции? Прежде всего - тщательная подготовка, скрытность продвижения и внезапность действий.
Были продуманы все варианты возможных действий по поимке "языка". Мы получили тщательный инструктаж и были готовы к тому, чтобы в любых условиях выполнить боевой приказ.
Когда наши группы продвигались вперёд, ни один шорох, ни один звук не выдавал нас. Разведчики понимали всю важность задачи и поэтому строго соблюдали правила ведения ночной разведки. Это и помогло нам скрытно приблизиться к балке и почти вплотную подпустить к себе группу минёров.
- Вперёд! Огонь! - скомандовал лейтенант Иван Милешников, когда немцы были у нас уже под самым носом.
Лейтенант Иван Милешников, ефрейтор Федор Семенов, ефрейтор Александр Гузынин и я первыми бросились на фашистов, забросав их гранатами.
Ефрейтор Гузынин метнул противотанковую гранату в самую гущу врага и сразу вывел из строя много гитлеровцев.
Короткой, но напряжённой была эта схватка. Мы были готовы на всё.
- Есть ганс? - кричу в темноту.
- Есть, - отзывается лейтенант.
В это время на склоне балки находилась вторая группа немцев. Услышав внезапно раздавшийся гул взрывов, немцы бросились наутёк, а мы без единой царапины с ценной ношей возвратились в свои окопы.

Газета "Красная Армия" №162 от 12 июля 1943 г.


Гвардии старший сержант С. ПАТРИН
Гвардии младший сержант Л. РЫЖУХИН
Гвардии ефрейтор Ф. ПОЛУЯН
Гвардии старший сержант И. ПОПОВ
Гвардии старшина П. ПОЗДНЯКОВ
Гвардии старший сержант Д. МИХАИЛОВ
Гвардии старшина И. КАМЕНКОВ

КАК МЫ ПРОВОДИМ НОЧНОЙ ПОИСК

Рассказы отважных охотников за "языками"

Разведчики батальона, которым командует гвардии майор А. Колотий, много раз участвовали в ночных поисках. Они захватили 13 "языков" и во время схваток истребили большое количество немцев.
Ниже разведчики, участвовавшие в ночных поисках, делятся опытом.

ПОДГОТОВКА К ПОИСКУ

Подготовка разведчиков к поиску - большое и важное дело. Даже в том случае, когда в поиске участвуют опытные разведчики, обязательно нужно проводить тренировку на местности, похожей на ту, где предстоит действовать.
Тренировку мы обычно начинаем после объяснения задачи и распределения бойцов по группам. Сначала тренировка проходит внутри групп. Бойцы группы разграждения учатся резать проволоку, отыскивать и обезвреживать мины. Бойцы атакующей группы осваивают технику траншейного бои и захвата "языка". Группы обеспечения отрабатывают выдвижение на огневые рубежи и последовательность отхода с них по сигналу командира.
Особое внимание я обращаю на тренировку атакующей группы. Мы учим бойцов скрытно и бесшумно подползать к окопам, прыгать в них, вести гранатный бой, захватывать пленного, вытаскивать его из траншей и быстро отходить в указанном направлении.
Как только бойцы усвоят свои обязанности, мы приступаем к тренировке всей поисковой группы. Главное заключатся в том, чтобы хорошо отработать взаимодействие, без чего успех поиска невозможен.
Организуя взаимодействие, командир поисковой группы на местности ставит бойцам задачу, указывает порядок ее выполнения и устанавливает сигналы начала поиска, отхода и открытия огня. Проверив, как бойцы уяснили задачу, командир подает сигнал. Разведчики приступают к делу. И действуют они так, как полагается во время поиска. Потом командир собирает бойцов и делает разбор. В случае надобности занятия повторяются. Очень полезно провести тренировку ночью, научить бойцов ориентироваться по слуху, держать направление по азимуту, действовать бесшумно, смело, решительно.
Недавно, проведя такую тренировку к ночному поиску, мы успешно выполнили боевую задачу - захватили двух пленных.

ПРОВЕРКА ОРУЖИЯ И СНАРЯЖЕНИЯ

Чтобы не попасть в засаду, устроенную противником, и не обнаружить себя во время поиска, разведчики всегда должны действовать бесшумно - не бряцать оружием и снаряжением, не разговаривать и не курить.
Всё это достигается хорошей подготовкой бойцов к разведке. Я больше 60 раз ходил в разведку и всегда прилежно готовился сам и проверял подготовку своих бойцов.
Я хорошо знаю свой автомат и всё же, подготавливаясь к поиску, каждый раз осматриваю его, чищу и смазываю. Если обстановка позволяет, - проверяю боем. И автомат никогда меня не подводит.
Большое внимание обращаю на противогаз. Некоторые бойцы тяготятся им, не берут с собой. Это, конечно, неверно. Противогаз должен всегда находиться с бойцом, и содержать его нужно в порядке.
Внимательно нужно осмотреть гранату, капсюли-детонаторы и патроны. Очень редко, но всё же бывают случаи, когда наш автомат даёт осечку. Это происходит оттого, что попадаются патроны, у которых капсюли слишком глубоко сидят в шляпке гильзы. Такие патроны нужно при снаряжении магазина отсортировывать.
Закончив осмотр и подготовку оружия и боеприпасов, я начинаю подгонять снаряжение. Чтобы проверить правильность подгонки перед выступлением, делаю несколько прыжков на месте. Если что-нибудь гремит, сразу же устраняю недочёт. Так же я подготавливаю к поиску и своих бойцов.

ВЫБОР ОБЪЕКТА

Успех ночного поиска во многом зависит от умения выбрать место для захвата "языка". Поиск обычно проводится там, где наше расположение наиболее приближается к немецкой обороне.
Однажды гвардии лейтенант Урасов приказал мне, гвардии младшему сержанту Щуке и гвардии старшему сержанту Патрину изучить расположение противника в полосе: справа - опушка леса, слева - дорога. Это нужно было для выбора объекта ночного поиска.
Мы выбрали наблюдательный пункт на высоте впереди наших подразделений, подправили старый окопчик, замаскировались и стали наблюдать за противником. На небольшой возвышенности, расположенной впереди, вскоре заметили двух немцев. Они тянули связь. На другой день невдалеке от этого моста увидели свежую землю. Стало ясно, что здесь немцы отрывают окоп. Пять суток мы днём и ночью наблюдали за возвышенностью и заметили там группу немцев, ведущих окопные работы. Немцы вели себя очень осторожно. Мы пришли к выводу, что на возвышенности расположено их боевое охранение. Сюда изредка пробирались небольшие группы немцев. С этой возвышенности ночью они вели огонь из пулеметов.
Гвардии лейтенант систематически контролировал нашу работу и личным наблюдением проверял данные, которые мы ему сообщали. Вскоре он убедился, что на возвышенности действительно находится небольшое подразделение немцев. Здесь командир и решил произвести ночной поиск.
Наблюдением мы помогли командиру выбрать объект поиска.

ОБ ОДНОЙ НЕУДАЧЕ

Во время ночного поиска обеспечивающая группа выдвигается к объекту поиска одновременно с атакующей группой. Обеспечивающих групп две. Действуют они на флангах, прикрывая атакующую группу.
Когда атакующая группа выполнит свою задачу, она начинает отход. За ней отходит труппа разграждения, а группы обеспечения прикрывают отход.
Во время одного поиска произошёл следующий поучительный случай. Обеспечивающие группы должны были выдвинуться на фланги атакующей группы и перехватить немецкую траншею справа и слева от объекта поиска. Это нужно было сделать для того, чтобы отрезать немцам пути отхода. Всё шло хорошо. Но когда бойцы атакующей группы вскочили в траншею, немцев там не оказалось, хотя незадолго до этого они отсюда вели огонь. После поиска выяснилось, что левая обеспечивающая группа отстала и подошла к траншее немцев позже. Немцы по этой траншее сумели убежать в глубину обороны. Так левая обеспечивающая группа провалила поиск.
Готовясь к ночному поиску, нужно тренировать не только атакующую, но и обеспечивающие группы.

АТАКУЮЩАЯ ГРУППА

Во время ночного поиска самую серьезную задачу выполняет атакующая группа. Бойцы этой группы должны действовать смел, дерзко, проявлять инициативу.
Расскажу об одном удачном поиске, к которому мы готовились в течение нескольких суток. Ночью группа разграждения, сделав проходы, подала сигнал. Наша атакующая группа под руководством лейтенанта Краснобаева выступила с исходного положения.
До немецкой траншеи было 800 метров. Темнота и складки местности позволили нам скрытно пройти большую часть пути, преодолеть проволочные препятствия и приблизиться к объекту атаки на 150 метров. Подготовка к поиску была проведена скрытно, и немцы ничего не заметили.
По сигналу командира наша огневая группа открыла огонь. Этот огонь артиллеристы и пулеметчики подготовили заранее. Когда в расположении противника стали разрываться снаряды, мы заметали, что осколки до нас не долетают. Командир приказал нам подползти к немцам ещё ближе.
Семь минут длился огневой налёт. За это время нам удалось приблизиться к немцам на 60 метров. Это сыграло решающую роль. Как только прекратился огневой налёт, мы вскочили и бросились в траншеи. Я сразу увидел двух немцев, вылезавших из укрытия. Одного я тут же пристрелил, а на второго, бежавшего по траншее, прыгнул и сбил его с ног.
Немец оказался сильным, и мы схватились с ним. Оружие пустить в ход не могли ни он, ни я. Тут я вспомнил, что у меня на поясном ремне висит нож. Я решил ранить немца, а потом утащить его. Высвободив правую руку, я стал вытаскивать нож. И тут случилось совершенно непредвиденное обстоятельство. У моего ножа были резиновые ножны. И хотя я ухватил нож за рукоятку, но вытащить его никак не мог. Немец это, видимо, замерил и также протянул руку к моему ножу. Началась борьба за нож. Трудно сказать, чем бы закончилась эта борьба, если бы меня не выручил мой напарник гвардии ефрейтор Затышняк. Он подбежал к нам и ударом приклада оглушил немца. Вдвоем мы быстро вытащили пленного из траншеи и потащили в свои окопы. Рядом с нами немецкого унтер-офицера, захваченного в траншее, тащил гвардии старший сержант Михайлов.
Поиск окончился удачно. В атакующей группе было всего 8 разведчиков. Мы истребили десять немцев и привели двух пленных. А если бы мы во время огневого налёта не сблизились с немцами на короткое расстояние, они устели бы опомниться, и результаты поиска могли быть иными. Большую роль сыграло и то, что разведчики действовали парами. Я был в паре с гвардии ефрейтором Затышняком. Мы всё время следили друг за другом и оказывали друг другу помощь.

БОРЬБА В ТРАНШЕЯХ

Разведчику часто приходится вести бой в траншеях, поэтому он должен отлично стрелять из автомата, бить прикладом, метать гранату, действовать кинжалом или ножом. Как-то ночью мы внезапно ворвались в траншею немцев, чтобы захватить контрольного пленного. Перед прыжком в траншею я заметил группу немцев, убегавших по ходу сообщения. Раздумывать было некогда. Я швырнул в эту группу четыре гранаты и, как только они разорвались, прыгнул в траншею. Смотрю - по траншее бегут два солдата. Очередью из автомата я убил одного из них. Второй нырнул в узкий ход сообщения. Я побежал следом за ним и заметил, что немец скрылся в землянке. Патроны у меня вышли, а гранаты я израсходовал еще раньше. Оставалось ещё одно оружие - нож. Я вынул его и вскочил в землянку. Там было темно, немец где-то притаился и молчал. Я стал руками шарить по стенке землянки и вскоре в углу нащупал немца. В это время ко мне на помощь, прибежал гвардии младший лейтенант Дарбиньян. Вдвоём мы вытащили фрица из окопа и стали отходить к своим.
Автомат, граната и нож помогли мне справиться с немцами и захватить "языка".

ЗАХВАТ "ЯЗЫКА"

Главная задача во время ночного поиска - захватить пленного. В этом деле я участвовал несколько раз, притащил двух "языков". Однако мне и моим товарищам приходилось возвращаться из поиска и с пустыми руками. Получалась это потому, что мы не всегда действовали правильно.
Вначале всё идет хорошо, а вот как прыгнешь в окоп и увидишь немцев, - кое-кто начинает горячиться. Я тоже вначале горячился. Бывало стреляю из автомата, швыряю гранаты и в такой .азарт войду, что забываю, зачем пришёл, и упускаю "языка". Так действовать не годится. Возвратиться без "языка" - позор для разведчика.. Теперь в поиске я действую более осмотрительно.
Один раз мы, пять разведчиков, под командованием: гвардии старшего сержанта Попова ворвались в немецкую траншею. Там находилось семь немцев, и все же мы сумели выполнить боевую задачу. Вы спросите почему? Да потому, что действовали с умом.
Перед поиском артиллерийского налёта не проводилось. Мы тихо подползли к немцам. Как только ворвались в траншею, сразу же увидели двух: один стоял в траншее с ручным пулемётом, второй сидел рядом.
Гвардии ефрейтор Симорков подбежал к немцу и вырвал у него пулемет. Немец закричал. Я стукнул его прикладом автомата по голове. Немец упал. Шестерых немцев мы перебили, а оглушенного притащили в свою часть.

Газета "Красноармейская правда" № 150 от 23 июня 1943 г.


Капитан С. ПОРТНОЙ

СХВАТКА С НЕМЕЦКОЙ ЗАСАДОЙ

Прежде чем провести ночной поиск, разведчики трое суток изучали вражескую, оборону, подступы к ней, учились быстро и бесшумно переправляться через реку.
Как только подразделение получило боевую задачу, разведчики сразу же приступили к её выполнению.
Переправившись через реку, разведчики поползли к нейтральной полосе. Их укрывала густая темнота. Впереди ползли сапёры Карим Торсамбаев и Николай Алексеев с задачей обезвредить вражеские мины. Охраняли сапёр бойцы Ребекин, Жуков и Лавров.
Неподалеку от минного поля противника Владимир Ребекин заметил группу гитлеровцев. Их было семеро. Это, видимо, были немецкие сапёры.
Когда гитлеровцы находились в десяти шагах от разведчиков, Карим Торсамбаев крикнул:
- Стой, руки вверх!
Немцы бросились бежать. Разведчики открыли по ним стрельбу.
Шесть немцев, были убиты, а один ранен. Разведчики бросились нему. Вражеская засада, которая находилась неподалёку, открыла ураганный огонь. Но разведчики видели, что на помощь им идет группа во главе со старшим лейтенантом Сауткиным, и продолжали подбираться к немцу. Разведчики подхватили раненого немца на руки и под прикрытием огня группы Сауткина стали отходить.
В схватке на нейтральной полосе разведчики одержали победу над пятьюдесятью немцами, вооружёнными автоматами, пятью лёгкими миномётами и тремя пулеметами.
За мужество и отвагу, проявленные при выполнении боевой задачи, отважные разведчики удостоены высоких правительственных наград. Знатному разведчику старшему лейтенанту Александру Сауткину, ранее награждённому орденами Красного Знамени и Красной Звезды, вручен орден Отечественной войны 1 степени. Орденом Красного Знамени награждён разведчик Владимир Ребекин, орденами Красной Звезды - разведчики Торсамбаев и Алексеев.

Газета "Красноармейская правда"" № 143 от 15 июня 1943 г.


Гвардии майор В. КОНОВАЛЕНКО

БОЙ В ТРАНШЕЯХ

Захват в населённом пункте оборонительного рубежа, состоящего из целой системы траншей, окопов, блиндажей, ходов сообщения и укреплённых огневых точек, представляет собой исключительно сложный вид современного боя. Он требует особенно тщательной подготовки и натренированности личного состава, большого умения и отваги.
Опыт организации боя лучше всего можно показать на примере операции усиленного стрелкового взвода.
Личный состав до начала штурма разведкой и наблюдением изучил характер вражеских сооружений и их расположение на местности. Одновременно шла усиленная тренировка в условиях подобных тем, в которых предполагалось действовать в бою.
Группа капитана Бербешкина была усилена подрывниками, группой разграждения в составе пяти сапёр, противотанковым орудием, станковым пулемётом и двумя бронебойщиками.
После детальной увязки плана боя и вопросов взаимодействия группы с артиллерией и миномётами, после проверки уяснения каждым бойцом поставленной перед ним задачи начался штурм. Двигавшаяся вслед за разрывами снарядов захватывающая группа броском ворвалась в первую линию окопов и без промедления пустила в ход гранаты, штыки, лопаты. В некоторых местах завязались рукопашные схватки. В течение нескольких минут немцы в ближайших окопах были уничтожены.
Отлично знавшие свою задачу бойцы действовали уверенно решительно и смело. Старший сержант Никульев, замаскировавшись на втором этаже здания, стал в упор бить из своей бронебойки по амбразуре ДЗОТ. Противотанковое орудие, установленное в развалинах дома, в непосредственной близости от противника, открыло огонь по соседнему зданию. Командир расчёта старшие сержант Скороходов точными попаданиями громил вражеские огневые точки, не давая противнику возможности вести фланговый огонь по наступавшим группам.
Не задержали наших бойцов и немецкие "рогатки". Сапёры во главе со старшим сержантом Николаевым на ходу выбрасывали из траншеи рогатки, обезвреживали мины, разрушали проволочные заграждения. Другая группа взрывала ДЗОТ, которые ещё оказывали сопротивление.
Опорный пункт, на который немцы возлагали большие надежды, был разгромлен.
Бойцы на ходу быстро переоборудовали под огневые точки траншеи, хода сообщения и другие сооружении, умело применили трофейное оружие и организованным огнём отразили контратаки противника.

Газета "Красная Армия" № 142 от 20 июня 1943 г.


Разведчик-наблюдатель В. БЛИНКОВ

ВЫБОР НАБЛЮДАТЕЛЬНОГО ПУНКТА

(из опыта бывалого разведчика)

Успех разведчика-наблюдателя во многом зависит от умелого выбора места для наблюдательного пункта и его искусной маскировки.
Где же лучше всего оборудовать наблюдательный пункт?
Если, скажем, близ переднего края есть несколько высоток, то нельзя располагаться на самой заметной из них. Лучше окопаться на высотке, не выделяющейся среди прочих. Она лишь должна иметь скрытые пути подхода и хороший сектор обзора.
Ничто так не демаскирует наблюдателя, как движение в районе наблюдательного пункта, поэтому всякое хождение в таком месте следует строго запрещать. Чтобы ввести противника в заблуждение, сбить его с толку, нужно практиковать оборудование ложных наблюдательных пунктов. К ним время от времени должны осторожно пробираться бойцы. На ложном наблюдательном пункте противник только при тщательном наблюдении может заметить амбразуру или блеск стёкол. В ложной маскировке надо постоянно стремиться к тому, чтобы всё точно напоминало подлинный, наблюдательный пункт, иначе противник разгадает хитрость.
Чем удачнее выбрана позиция, тем больше гарантирован успех наблюдателя. В моей практике был такой случай. С одного наблюдательного пункта за короткое время я засёк восемь орудийных батарей немцев. Высотка, на которой я находился, позволяла глубоко просматривать оборону немцев, видеть каждое их движение, замечать вспышки выстрелов, наблюдать тропинки, ведущие к огневым точкам.
Наблюдательный пункт можно оборудовать и на дереве, опять-таки не выделяющемся среди других. Вести наблюдение с дерева не всегда удобно, а в ветреную погоду, когда дерево колышется из стороны в сторону, и вовсе трудно. Тут, определяя расстояние до цели, легко ошибиться.
Чтобы этого не случилось, мы поступаем так. Зарываем в землю два-три столба и высоко над землёй проволокой привязываем дерево к столбам. У дерева "на привязи" будет покачиваться только верхушка. Наблюдать станет гораздо удобнее, и данные будут более точными.
Капитан Лампига оборудовал наблюдательный пункт на ёлке. Наблюдая отсюда, разведчики вскоре засекли миномётную батарею немцев и много других целей.
С ёлки хорошо видна была и деревня, занятая противником. Присмотрелись. Оказывается, в ней немцы сделали баню. Мы выждали, пока там собралось побольше солдат, и дали несколько выстрелов. Немцы так и не помылись: одни были перебиты, другие раздетыми побежали в лес.
Был случай, когда мы устроились на берёзе. Это было рискованное место, и противник мог нас обнаружить. Однако другого выхода не было. Немцы вели методический огонь, и обнаружить их позиции с других мест не удавалось. Я поместился на дереве и по вспышкам засёк три вражеских орудия. В тот же день наши артиллеристы подавили их.

Газета "Красноармейская правда" № 142 от 13 июня 1943 г.


Ставший сержант М. АРАПОВ

МЫСЛИ БЫВАЛОГО РАЗВЕДЧИКА

Ни одна разведывательная операция немыслима без тщательной подготовки.
Наблюдение мы ведём почти непрерывно, чтобы командир части всегда имел нужные ему данные о противнике. А вести наблюдение - не простая вещь. Надо, чтобы от разведчика не ускользнула ни одна деталь. Наблюдатель-разведчик должен обладать отличной зрительной памятью, исключительной выдержкой, должен уметь грамотно составить схему, нанести на бумагу всё, что видит; обязан уметь правильно оценить то, что заметил. Этому мы и учим своих бойцов. Надо сказать, что, например, Зотов, Озерянский и Дорофеев достигли многого. Схема, составленная ими в результате наблюдения, вызывает одобрение самого взыскательного командира. Недавно эти товарищи 22 часа пролежали на наблюдательных пунктах под дождём, но не отвели глаз от противника пока не выполнили задачи.
Непрерывное наблюдение, тщательное изучение местности позволяют впоследствии действовать наверняка. Был в моей практике такой случай: в районе Р. несколько месяцев не могли взять "языка". Оборона противника на этом участке проходила по равнине. Явившись на этот участок, наша группа прежде всего начала изучать местность. Я обратил внимание на реку, пересекавшую поперёк нашу и вражескую оборону. Но по реке тоже далёко не пойдешь, - она ведь контролируется. Вспомнил запорожцев, отсиживавшихся под водой и дышавших через трубку.
- А нельзя ли таким способом прогуляться под водой?
Попробовал, получается. Только тяжело, быстро сдавливает грудь. Мы изучили глубину и характер реки, грунт на дне её. В некоторых местах глубина достигала двух метров.
Но иного выхода нет. Начали овладевать водолазным искусством. Заткнули ватой уши, нос и в полном боевом снаряжении с камнями, перекинутыми через плечо, чтобы вода не подымала, шагали под водой. После семидневной тренировки добились своего, и на восьмой день, завернув гранаты в промасленную бумагу, заткнув плотно стволы автоматов, мы спустились в воду и по изученному пути двинулись к вражеской огневой точке. Шли 2 часа, то приближаясь к берегу, то отдаляясь от него. В изгибах реки, где было удобно, отдыхали, имея в виду, что предстоит ещё большая и нелёгкая работа. На левом берегу реки стоял пулемёт, а на правом был пулемёт и блиндаж, откуда мы решили взять "языка". Эти огневые средства, между прочим, простреливали берег и самую реку. И всё-таки нам удалось перехитрить фашистов. Не буду подробно рассказывать, как мы действовали дальше. Важно, что, изучив местность, мы всё-таки нашли выход и выполнили задачу.
Хочу ещё сказать и об использовании разведчиков по назначению или, вернее, по призванию. Известно, что разведчик должен быть храбрым человеком, с сильной волей, сообразительным, хитрым и ловким. Но у каждого бойца есть свои особенности. Чтобы лучше, с большей пользой для дела использовать разведчика, командир должен знать эти особенности, считаться с ними. Для этого надо изучать бойцов. У меня, например, красноармеец Лужников отличный стрелок и зоркий наблюдатель. От него ничего не скроется. Если он заметил немца - пиши фрицу крест. В группе прикрытия - это незаменимый человек, а вот к группе захвата не совсем подходит. Тушуется он в ближнем бою с врагом. Долгих и Бородаенко - молодые разведчики. Используя их увёртливость ловкость и решительность, мы развили в них такие качества, что в группе захвата, т. е. в окопах врага, они как у себя дома. Каждый из них стремится взять противника своими руками. Дорофеев, Зотов, Озерянский - люди хорошо подготовленные: они зорки, чyтки, умеют ориентироваться в любой обстановке. Таких послать в тыл к противнику - любое дело сделают и обратно возвратятся.
Как правило, перед тем как проникнуть к траншеям противника или в его тыл, мы должны преодолеть минное поле, проволочное заграждение и другие препятствия на переднем крае обороны врага. Это нередко отнимает у нас много времени и сил, потому что разведывательные группы не имеют у себя постоянного боевого, связанного с разведкой опытного сапёра. Обычно вспоминают о сапёре в день, когда надо выступать. Ясно, что человек действует вслепую, наощупь, нерешительно, и это нередко срывает выполнение задачи, а иногда приводит к излишним жертвам. Значит, опытный сапёр, сапёр-разведчик, отлично знающий местность, расположение и характер инженерных сооружений, способы их взламывания и преодоления, должен быть у нас постоянно.

Газета "Красная Армия" № 139 от 16 июня 1943 г.

Лейтенант И. КАРДАШЕВ

ВООРУЖЕНИЕ РАЗВЕДЧИКА

Поиск протекал строго по плану. Бойцы атакующей группы незаметно для немцев проникли в их расположение и окружили блиндаж. На стоявшего неподалёку от блиндажа часового прыгнул Заливако - сильный и рослый боец. Схватить немца за горло и выбить из его рук оружие было делом одной минуты.
- Пошли! - шепотом приказал боец гитлеровцу.
Тот, видя перед собой ствол автомата, покорно выполнил команду.
Заливако и пленный немец скрылись в темноте. Когда они находились за проволочным заграждением, сержант Михайлов подал очередной сигнал.
Три бойца приподнялись с земли и швырнули в дверь блиндажа гранаты. Раздались сильные взрывы.
- А ну, ещё по одной...
Снова гранаты полетели в блиндаж.
- Отходи! - скомандовал Михайлов своей группе.
У врага поднялась тревога. Застучали немецкие пулемёты, у проволочных заграждений стали рваться снаряды. Почти в упор по разведчикам из ДЗОТ застрочил пулемёт.
- Мы отползём в лощину, - сказал сержант красноармейцу Васюкову, - а ты дай по пулемётчику пару очередей и ползи за нами.
- Есть, товарищ сержант, дать пару очередей и ползти за вами!
Михайлов и два бойца поползли в сторону. Они уже отползли метров на пятьдесят, а Васюков всё не стрелял. Михайлов заволновался:
- Что же он? Почему не стреляет? Может, ранен?
Приказав одному бойцу пробираться дальше, сержант с другим пополз к тому, месту, где оставил Васюкова. Тот был цел и невредим.
- Что же ты не стреляешь?
- Автомат отказал, товарищ сержант.
Прикрывать отход атакующей группы остался Некрасов.
Неисправность автомата оказалась пустяковой. Когда разведчики ползли по болотистому месту, в затвор набралась грязь. От этого и произошла задержка.
Этот случай заставил командира разведки более внимательно следить за вооружением своих бойцов. Учтя случай с Васюковым, он нескольких бойцов вооружил карабинами, которые всегда безотказны.
Опыт ночных поисков показал, что разведчикам при захвате "языка" часто приходится схватываться с немцами врукопашную. Для этого необходимо и соответствующее оружие. Для боя в траншеях больше всего подходят автомат и карабин. Не совсем удобна ручная граната РГД. Значительна проще и удобнее Ф-1. Эту гранату можно быстрее изготовить к бою, она имеет большую убойную силу. Разведчики нашей части предпочитают "лимонку".
Кроме гранат, автоматов или карабинов, у разведчиков другого оружия нет. Лишь группа прикрытия усиливается ручным пулемётом.

Газета "Красноармейская правда" № 142 от 13 июня 1943 г.


ГЛАВА ПЯТАЯ

ИЗ ОПЫТА СОЮЗНЫХ АРМИЙ

 

Генерал-майор Британской армии КОЛЛИНЗ

О НЕКОТОРЫХ ПРАВИЛАХ КОМАНДИРСКОЙ РАЗВЕДКИ

В одном из довоенных наставлений то боевой подготовке английской армии приводится часто цитируемая поговорка: "Время, потраченное на разведку, никогда не потерянное время". Какой-то злой шутник перефразировал её так: "Время, потраченное на разведку, обычно потерянное время". Немногие опытные офицеры станут отрицать обоснованность подобного сарказма. По правде говоря, нередко бывает, что драгоценное время, израсходованное на разведку, не окупается сведениями, полученными в результате её проведения.
И всё же разведка является необходимым вступлением к плану любой операции. С целью сократить время, необходимое для проведения разведки, или, по крайней мере, избежать неоправданной растраты его, автор этих строк разработал ряд приёмов и методов разведки. Применение этих приёмов и методов не только оправдывает себя на практике, но и облегчает работу командиров, позволяя им сосредоточить все своё внимание на главной задаче - разработке плана сражения.
Разрабатывая инструкцию о приёмах подготовки к разведке, я руководствовался следующими соображениями:

  1. При планировании операции время у всех командиров, как правило, ограничено, поэтому разведка должна быть проведена по возможности просто, легко и быстро.
  2. Какой бы точной ни была карта, как бы внимательно она ни изучалась и как бы хорошо ни читалась, на отыскание подходящего наблюдательного пункта уходит время. Поэтому выбор наблюдательного пункта следует возлагать на части первого эшелона, которые могут выбрать его на месте.
  3. Во избежание ошибок и с целью экономии времени руководители операции не должны сами вести повседневную работу по сличению карты с местностью. Это должны делать для них штабы.
  4. Перед наступлением рекогносцировку местности следует предпринимать со всей осторожностью, так как проведение её связано с большим риском. Потеря во время рекогносцировки командира, в руках которого ключ к действиям, может роковым образом отразиться на всей операции.
  5. Ничто с большей вероятностью не выдаёт того факта, что в данном районе готовится операция, как появление на пунктах, просматриваемых противником, офицерских групп с картами и биноклями. Любая разведывательная группа должна быть укрыта от наземного наблюдения противника.
  6. Ввиду того что воздушное нападение противника возможно повсюду и в любое время, командирская разведка должна быть организована так, чтобы вражеские самолёты, не могли обнаружить ни тех, кто производит разведку, ни их машин, вестовых и т. п. Укрытие от воздушного наблюдения противника во время проведения разведки является существенным моментом.
  7. На наблюдательных пунктах надо с особой осторожностью пользоваться картами с блестящей поверхностью, сверкающими на солнце. Если солнце светит в лицо наблюдателю, то опасно пользоваться и биноклем.
  8. Любой руководитель операции должен всегда находиться в поле зрения своего ординарца, чтобы в случае его руководителя операции ранения или смерти командование и подчинённые были информированы об этом немедленно.
  9. Когда обстановка изменяется быстро или же "линейное" сражение переходит в действия в глубине расположения противника, все командиры, ведущие разведку впереди своих войск, должны быть обеспечены охранением.

На основе этих положений мы можем разработать следующие, пригодные для разведки всех родов войск, правила:

  1. Каждая часть, какому бы роду войск она ни принадлежала, при развёртывании должна организовывать на своём фронте, по крайней мере, один наблюдательный пункт.
  2. О выборе наблюдательного пункта надо немедленно донести высшему командованию, обозначив его, а также сектор наблюдения, на карте. Каждому наблюдательному пункту должна быть дана общая оценка с точки зрения возможности вести с него наблюдение. Следует также выбрать и обозначить на карте укрытое место близ каждого наблюдательного пункта, куда будут прибывать автомашины офицеров, производящих разведку.
  3. Наблюдательные пункты организуются и комплектуются из личного состава разведывательной службы части. Наблюдательный пункт тщательно маскируется, а дорога, ведущая к нему от места стоянки офицерских автомобилей, для движения закрывается. На наблюдательном пункте должны быть оборудованы места, по крайней мере, для трёх офицеров, одновременно осматривающих местность, не считая офицера разведывательной службы. Необходимо приготовить карту, на которой показать сектор видимой местности и штрихами отметить на ней непросматриваемые участки и ориентиры. Кроме того, полезен будет перспективный чертёж. На наблюдательном пункте должен постоянно находиться дежурный из батальонного отделения разведки и наблюдения; он обязан наносить на карту все изменения в расположении противника.
  4. Число офицеров, которым можно разрешить одновременно пользоваться наблюдательным пунктом, несомненно, будет зависеть от близости НП к противнику, активности его снайперов, а также от ветчины имеющегося укрытия. Число это всегда должно быть строго ограниченным, в противном случае наблюдательный пункт легко будет обнаружен врагом и может превратиться в смертельную ловушку.
  5. Командир ни в коем случае не должен отдавать приказаний своим подчинённым на наблюдательном пункте. Риск слишком велик - и риск ненужный. На наблюдательном пункте происходит внимательный осмотр местности, быстрое сличение её с картой и краткое обсуждение тех спорных пунктов, судить о которых можно только на местности; приказ отдаётся в более безопасном месте.

Более легкомысленное, молодое поколение, представителям которого случится прочесть эту статью, возможно, подумает, что я уж слишком подробно останавливаюсь на вопросе о мерах безопасности во время проведения командирской разведки. Для них я приведу несколько примеров из опыта войны.
Опасность пользования биноклем я познал ещё молодым офицером, сорок лет назад, в южной Африке, когда мой товарищ по оружию, офицер, был убит во время затишья в операциях. Несколько месяцев спустя в плен был взят один бур; выяснилось, что в офицера стрелял именно он. Узнав, каким полком он захвачен, бур всё допытывался, удалось ли ему тогда убить офицера. Получив положительный ответ, пленный сказал: "Ваш офицер выдал себя тем, что осматривал местность в бинокль, когда солнце било ему в лицо, это было с его стороны самоубийством". Развёртывание карты в пределах дальности огня германского снайпера в 1915 г. стоило жизни одному из лучших английских генералов. Боевой опыт показывает, что необходимо оберегать офицерский состав в то время, как он производит разведку. Во время сражения легко бесследно исчезнуть. Однажды, в 1918 г., в тот момент, когда я пробирался к позициям, занятым моим дивизионом, меня остановил солдат из другой части с просьбой опознать тело неизвестного генерала, только что вынесенное с передней линии фронта. Одного взгляда на убитого было достаточно, чтобы убедиться в том, что один из наших лучших генералов, канадец, поплатимся за свою опрометчивость. Стремясь возможно раньше просмотреть местность, на которой вскоре должна была наступать его дивизия, он один, без всякого сопровождения, вышел вперёд, пересек редкую цепь окопов и чуть не в упор был застрелен германским пулемётчиком. Из-за его гибели, из-за того, что в дивизии в решающий момент не знали, где он, наступление было отложено на 48 часов.
И, наконец, ещё один пример, на этот раз из опыта текущей войны, свидетельствующий о настоятельной необходимости сопровождать командиров охраной, когда операции маневренны, особенно при действии бронетанковых соединений и развитии боя в глубине расположения противника. Во время первого наступления генерала Роммеля в Египте весной 1941 г, в критический момент сражения, двое командующих армиями ехали в одной машине без всякого охранения. В результате они были похищены, как предполагают, наскочившим на них германским мотоциклетным дозором и с тех пор томятся в итальянской тюрьме.
Я надеюсь, что эти примеры (а любой испытанный в боях воин может привести множество их) убедит любого скептика в том, что предлагаемые правила базируются на суровом боевом опыте и не являются проявлением робкого духа. Следовать этим правилам надо во всякой обстановке.

"Infantry Journal" США, 1942 г.


Подполковник ЛОВЕЛЛ (армия США)

ОФИЦЕРУ РАЗВЕДКИ - ОСНОВНОЕ О ГЕРМАНСКОЙ АРМИИ

Разведывательный отдел штаба или начальник разведывательного отделения штаба полка должны являться для командира опытными советчиками по вопросам, касающимся противника. Офицер разведки должен знать противника, уметь проникнуть в ход его мыслей. Если противник готовится к операции, к бою, офицер разведки должен первым своевременно предупредить об этом своего командира.
Цель этой статьи - изложить основные данные, которые должен усвоить офицер разведки при действиях против германских сил. Принципы немецкой стратегии и тактики, изложенные в этой статье, действительны также и для японской армии, которая следовала примеру немцев, так как Япония и Германия обменялись военными миссиями еще задолго до того, как японцы напали на США. Германская военная система в совокупности своей может привести в замешательстве, если не будут помяты принципы ее организации и управления, равно как и принципы ее стратегии и тактики.
Германская военная организация основана на единой системе. По этой системе мобилизуются общие резервы наименьших соединений. В более широком понимании эти наименьшие соединения являются различными типами дивизий и штабных организаций. В зависимости от нужд из частей (соединений), взятых из общего резерва, формируются "группы для выполнения определенной задачи". Эти группы собираются и тренируются в районах, по возможности наиболее похожих на те, в которых предполагается ввести их в бой. Всей системой подготовки немцы стремятся сколотить эти группы в боевой коллектив большой ударной мощи, перед которым ставятся определенные задачи.
Все подразделения (части), вводимые из общего резерва в состав группы, предназначенной для выполнения определённой задачи, подчиняются одному стоящему во главе этой группы командиру. Подразделения (части) всех родов войск (т. е. армии, военно-морского флота, военно-воздушных сил) действуют в одной и той же группе, возглавляются одним командиром так, как будто бы все они носят одну и ту же форму. Соперничество между подразделениями (частями), входящими в состав такой группы, скорее подавляется, чем поощряется. Военное руководство проводит красной нитью мысль о том, что все подразделения (части) должны действовать согласованно, в общих интересах всей группы. Для немца термин "группа для выполнения определенной задачи" имеет вполне определенное значение. Для него - это боевой коллектив, представляющий собой совокупность необходимых родов войск и служб, возглавляемый одним командиром и созданный для выполнения одной определенной задачи.
Такие группы могут быть в составе от отряда в 30 человек до боевого организма, включающего в себя несколько армий. Примерами подобных групп являются усиленный саперный батальон полковника Микош, захвативший форт Эбен Эмель в Бельгии и позднее прорвавший линию Мажино близ Саарбрюкена, корпус Роммеля в Северной Африке, соединение Фалькенгорста в Норвегии, армейские группы Браухича в Польше, на западе и на востоке.
Следует указать несколько важных особенностей германских приёмов использования таких групп.
Почти все германские войсковые соединения усиливаются для боя частями резерва ставки главного командования. Все эти части проходят подготовку совместно; таким образом обеспечивается должное их взаимодействие в динамике современного бои.
Все части, выполняющие любую поставленную перед ними задачу, подчиняются одному командиру.
Две группы или более никогда не назначаются для выполнения тождественной задачи. Этим обстоятельством объясняется то, что авиация, зенитная артиллерия, гражданская организация ПВО и служба оповещения, занятые противовоздушной обороной какого-либо объекта, подчиняются одному командиру. Благодаря этому становится такие понятным, почему артиллерия береговой обороны является органической частью военно-морских сил.
Командир, на которого возложена определенная задача, имеет в своём распоряжении все средства для ее выполнения. Он отвечает за исход дела только перед одним начальником и не может найти оправдания в случае неудачи.
Американские наблюдатели на полях сражения в Европе сделали вывод для себя, что единство командования, точно так же, как правильное использование местности, условий погоды и. других факторов, является средством достижения успеха. В наступлении при едином командовании, имеющем в своем распоряжении все ресурсы, слабость противника может быть использована в кратчайший срок. В обороне же, при аналогичных условиях, обеспечивается возможность выиграть время для того, чтобы подготовиться к переходу в наступление.
Германские дивизии, корпуса и армии являются в руках командования остовом, каркасом, вокруг которого формируются "группы для выполнения определенной задачи".
Дивизия представляет собой соединение всех родов войск и служб, возглавляемое одним командиром и располагающее минимумом средств для выполнения любых задач. Если возникает необходимость в организации дивизии нового типа, германское высшее командование формирует её; таким образом, мы встречаем в германской армии многочисленные виды боевых дивизий: бронетанковая, пехотная, лёгкая, моторизованная, горная, пограничная, полицейская, связи, крепостная и т. п. Эти дивизии организованы, подготовлены и оснащены для выполнения специальных задач. Они содержат только минимально необходимое для того, чтобы вести бой при нормальных условия.
Корпуса и армии являются исключительно ячейками командных кадров, вокруг которых строятся большие группы для выполнения определенных задач. Постоянно в состав этих соединений входят только командиры, штабы и части связи. Такая система даёт возможность применить максимум боевой силы на главных направлениях, в то время как на сковывающих части имеют лишь необходимые для выполнении своих задач средства.
Германский метод военной организации может быть хорошо проиллюстрирован примерами того, как германские воздушные силы оперируют своими воздушными флотами. Германия имеет организованные воздушные флоты на всех активных театрах войны: во Франции, Нидерландах, Дании и Норвегии, в Средиземном море и Северной Африке, на Восточном фронте, в тылу любой группы армий и в самой Германии. Эти воздушные флоты являются административными и тактическими соединениями. В каждом военно-воздушном округе имеются наземные команды и оборудование для большого числа самолётов; воздушные силы перебрасываются из одного флота в другой в зависимости от обстановки. Использование соединений противовоздушной обороны базируется на том же принципе. В каждом воздушном флоте имеется, как правило, зенитный корпус.
Германский принцип командования заключается в следующем: "Подбери командира, поставь перед ним задачу, дай ему средства и позволь ему выполнять задачу самостоятельно".
После того как перед командиром поставлена задача, он подбирает себе штаб (который может включить членов генерального штаба армии, военно-морских сил, военно-воздушных сил), изучает общий план и, исходя из него, составляет перечень средств, необходимых ему для выполнения задачи. Основными данными для составления перечня этих средств являются:

1. Задача Наступление или оборона.
2. Противник Организация (анализ с целью найти слабые стороны).
Численность (различных родов войск в частности).
Состав (воздушные силы и танки).
Политико-моральное состояние (можно ли, использовать пропаганду).
Руководство (высший, старший и средний командный состав).
Расположение войск (где может быть организована ловушка, где возможен прорыв).
3. Местность. Пустынная, болотистая, ровная, гористая и т. п.
4. Климат, время года и погода. Россия зимой или Северная Африка летом.
5. Элемент времени. К какому сроку должна быть выполнена операция, как она увязана в отношении времени с другими операциями.
6. Театр войны. Коммуникации, проблемы снабжения и эвакуации, транспортные средства.
7. Средства, имеющиеся в распоряжении. Воздушных сил в достаточном количестве никогда не имеется.
8. Общий план операции.
9. Выводы командира и его штаба.

Германское верховное командование предоставляет боевые средства командиру группы, также взвесив вышеупомянутые факторы.
Командир группы распределяет полученные им боевые средства по подчинённым ему частям в соответствии с поставленными перед ними задачами. Таким образом, любая германская воинская часть перед введением в бой, как правило, усиливается. Офицеры разведки поймут, почему состав любой германской части, с которой им придется драться, будет различен. Поэтому необходимо в каждом случае пытаться определить способами активной разведки, какие именно силы противопоставил нам противник, как они организованы и каков их состав.
Стратегические и тактические принципы германской армии основаны на принципах уничтожения, развитых Клаузевицем и изложенных Шлиффеном в его книге "Канны". Согласно германской концепции, принципы войны неизменны, в то время как способы ведения военных действий различны.
В первую мировую войну немцы использовали артиллерию, танки и авиацию для того, чтобы помочь своей пехоте продвинуться туда, где она могла бы иступить в схватку с пехотой противника и уничтожить её или заставить отступить с поля боя.
В текущей войне немцы стремились разгромить противника только с помощью артиллерии, танков, авиации и других родов войск, не заставляя пехоту непосредственно вести бой. По их теории эти рода войск совершают прорыв; взаимодействующие между собой авиация, танки и моторизованная пехота при мощной поддержке артиллерии пролагают себе путь с целью окружения противника и уничтожения его огнём орудий поддержки. Пехота же должна следовать за ними, чтобы занять местность и захватить пленных.
Германская тактика и стратегия придают большое значение принципу внезапности. В любом случае немцы стремятся обеспечить внезапность действий. Германские военные руководства утверждают, что внезапность достигается: 1) сохранением тайны, 2) обманом, 3) быстротой выполнения манёвра.
В отношении обмана со стороны противника офицеры разведки должны быть особенно бдительны. Для обмана нет установленного шаблона, каждый раз он будет применяться по-новому. Достаточно сказать, что командиры германской армии, стремясь обеспечить внезапность действия, прилагают все усилия к тому, чтобы ввести противника в заблуждение. Германский командир применяет обман с целью нейтрализовать боевую мощь своего противника, отвлекая его на ложные, не имеющее значения второстепенные объекты.
Немцы уделяют исключительно большое внимание функциям своей разведывательной службы, а на поле боя - средствам разведки. Германские разведывательные части весьма агрессивны. Их тренируют в активных действиях, направленных к тому, чтобы, с одной стороны, получать необходимые данные о противнике, а с другой - лишить противника возможности получить данные о них самих (обеспечить секретность). Эти разведывательные подразделения часто усиливают; как правило, они идут в атаку, как только устанавливается соприкосновение с противником. Встретив сильное сопротивление, они, используя свою подвижность, отступают или пытаются обойти позицию. Обычно они сообщают своему командованию все подробности, касающиеся не только противника, но также и местности и т. п.
Германские командиры всех степеней всегда находятся там, где они могут из первых рук получить данные разведки, "почувствовать" обстановку и своевременно отдать приказы своим подчинённым о быстром развёртывании их частей. Не было бы нужды иметь подвижные ударные боевые отряды, если бы не стремление использовать их мобильность и ударное действие. В результате разведывательной и рекогносцировочной деятельности обнаруживаются слабые стороны, уязвимые места противника. Применяются меры, вводящие противника в заблуждение в то время, как боевые силы большой ударной мощи сосредоточиваются на основных направлениях. По теории немцев, в намеченный момент производится прорыв, осуществляется окружение и уничтожение живой силы противника достигается в возможно кратчайший срок. Описанные приёмы ведения боя вытекают из немецкой военной доктрины, на которой основано воспитание командиров всех степеней в германской армии. Вкратце эта доктрина сводится к следующему:

  1. Получать все возможные данные о противнике, прежде всего стремиться подробно узнать расположение его сил
  2. Выбирать уязвимые, места, где можно осуществить прорыв и поймать в ловушку крупные силы противника.
  3. Сосредоточить боевую мощь против уязвимых пунктов.
  4. Сковать противника на его позиции, сковывая его войска или отвлекая их ложными операциями от места, где готовится удар.
  5. Прорвать боевые порядки противника.
  6. Окружить его основную группировку.
  7. Уничтожить его живую силу и технику.

Командир германской армии придаёт большое значение использованию местности. Он подробно изучает её, чтобы использовать наиболее выгодным для себя образом. Прилагаются все усилия, робы использовать естественные препятствия для достижения своих целей, атаковать вниз по склону холма, получать данные местности, необходимые для эффективного применения поддерживающих родов войск и развития манёвра с тем, чтобы поставить противника в максимально неблагоприятное в отношении местности положение. Оценка местности - важный предмет в любом германском военном училище.
Прорыв обычно производится специально подготовленными войсками. Район прорыва подвергается массированной артиллерийской огневой обработке и бомбардировке воздушных сил.
Окружение осуществляется двумя атакующими передовыми отрядами, движущимися параллельно друг другу. Отряд, идущий по внешней линии, состоит из более подвижных подразделений. Направление атаки - обычно прямая линия, хотя операция и называется окружением. Когда один из флангов представляет собой препятствие (как Дюнкерк), операция окружения совершается только на одном фланге.
Выбор времени атаки всецело зависит от обстановки. В Голландии и Бельгии сперва была начата сковывающая атака, с целью вовлечь в ловушку подвижные части. Иногда сковывающая атака начиналась только тогда, когда германские войска, совершающие окружение, достигали своей цели.
Принципы, изложенные выше, характерны для всех "групп для выполнения определённых задач" в любой частной операции. Каждое подразделение имеет свою цель, свою задачу. Метод действий - просачивание, окружение и уничтожение. Офицеры разведки армии США в то время, как их часть вступает в бой, должны быть особенно настороже; возможно, что немцы ударят с фланга или даже с тыла. Офицер разведки должен быть в курсе плана операции своего командования, систематически изучать местность и наблюдать, не готовит ли враг ловушки.

"Field Artillery Journal", США, ноябрь 1942 г.