Сборник "Войсковая разведка". Выпуск №2 1943г.

E-mail Печать
Индекс материала
Сборник "Войсковая разведка". Выпуск №2 1943г.
ГЛАВА ПЕРВАЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНАЯ РАБОТА КОМАНДНОГО СОСТАВА И ШТАБОВ
ГЛАВА ВТОРАЯ РАЗВЕДКА В ОСОБЫХ ВИДАХ БОЯ
ГЛАВА ТРЕТЬЯ АВИАЦИОННАЯ РАЗВЕДКА
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ РАЗВЕДКА СПЕЦИАЛЬНЫХ РОДОВ ВОЙСК
ГЛАВА ПЯТАЯ ТАКТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ПРОТИВНИКА
ГЛАВА ШЕСТАЯ ИЗ БОЕВОГО ОПЫТА
ГЛАВА СЕДЬМАЯ РАЗВЕДЧИКИ
Все страницы
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

РАЗВЕДКА СПЕЦИАЛЬНЫХ РОДОВ ВОЙСК

 

Полковник 3. ЛЕВИТ

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ АРТИЛЛЕРИЙСКОЙ РАЗВЕДКИ

Обнаружить цель - доблесть не меньшая, чем поразить её. Это положение подтверждается в каждом бою и относится ко всем родам оружия, особенно к артиллерии. Если артиллерия ведёт огонь не "вообще" в сторону противника, а по целям, заблаговременно и точно засеченным, - успех гарантирован. Но в боевой практике иногда бывает так. На узком фронте сосредоточивается немалое количество орудий. Перед атакой открывается сильный огонь. Однако, когда пехота атакует, многие огневые точки врага оказываются неподавленными и встречают атакующих сильным огнём. Каковы здесь причины? Укажем на некоторые из них, наиболее распространённые. Одна целиком зависит от артиллеристов. Они имели достаточно времени на подготовку, но не организовали как следует разведку целей.
Вторая причина является для артиллеристов объективной, поскольку зависит от общевойскового начальника. Известны примеры, когда общевойсковой начальник не отводит светлого времени, необходимого для того, чтобы как следует обеспечить артиллерии выполнение поставленной задачи. Между тем цели недоразведаны, стреляющий командир в их достоверности не убеждён. Огонь открывается в срок, указанный общевойсковым начальником, но результат в таком случае сомнителен.
Но вернёмся к первой причине - попустительству некоторых артиллеристов в организации разведки целей. Дело здесь сплошь и рядом зависит от невыполнения элементарных требований артиллерийской культуры. Характерно заметить, что пренебрежение разведкой более всего типично для некоторых молодых командиров, которым улыбнулось счастье в первом бою, и они поразили важную цель, не потратив на разведку её ни труда большого, ни времени. Но в современных условиях обычно приходится провести кропотливую, систематическую работу, прежде чем цель будет разведана. Вот этой предварительной, систематической работы не ведут некоторые молодые командиры, переоценившие свой лёгкий успех при первых стрельбах.
Должной культуры в разведке целей недостает иногда и более опытным командирам. Они порой не вникают в то, как осуществляются простейшие законы наблюдения и разведки и планируют её без учёта этих законов. Во-первых, можно встретить факты, когда круглосуточного наблюдения не ведут. Между тем немцы стремятся обеспечить внезапность нападения маскировкой своих боевых порядков пехоты, артиллерии, танков. Вскрыть их систему огня нелегко. Они часто используют кочующие орудия, ведут огонь с ложных позиций. Следовательно, все виды артиллерийской и войсковой разведки должны работать с особым напряжением, чтобы основательно прощупать как передний край, так и глубину неприятельской обороны. Но без круглосуточного наблюдения невозможно надеяться на. разгадку замысла противника. Данные о нём нужно методически наращивать, изучать, для чего состав разведчиков на наблюдательных пунктах должен быть полным. Во всяком случае, к этому нужно всегда стремиться.
В практике артиллерийских частей на нашем участке фронта смена наблюдателей производится по принципу караульной службы. Подобное мероприятие подчёркивает неприкосновенность дежурящего состава наблюдательных пунктов. Оно благотворно сказывается на дисциплине наблюдателей, методичность их работы повышается, и они, кроме того, себя не демаскируют. Это последнее обстоятельство особенно важно. Кое-где на наблюдательных пунктах расхаживают во весь рост, пользуясь тем, что немцы не ведут огня. Но противник делает это не спроста. Он даёт безнаказанно ходить в рост, чтобы обнаружить места наблюдательных пунктов и, в случае своего наступления, внезапно обрушиться на них, лишив нас наблюдения, а следовательно и управления огнём.
Добиться наличия соответствующего состава людей на наблюдательных пунктах - это ещё далеко не всё. Нужно правильно организовать их работу. Известно, что величина сектора, даваемого для разведки одному бойцу, не должна превышать 1-00. Тогда можно действительно изучить каждую складку местности и заметить всё новое в своём секторе. В некоторых же частях бойцу дают 5-00, 6-00, т.е. в несколько раз больше нормального! Можно ли считать, что тут хорошо организована разведка целей? Конечно, нет.
Учитывая всё это, мы сейчас добиваемся того, чтобы нарезка секторов была всегда нормальной, чтобы разведывались отдельные районы, участки, объекты. Мы жёстко требуем от артиллерийских командиров тщательного планирования разведки и постоянного контроля её.
Артиллерийская разведка основывается на всей сети наблюдательных пунктов, из коих часть выносится вперёд в боевые порядки пехоты. Задача передовых пунктов - прежде всего разведка целей на переднем крае обороны противника и поддержка непосредственной связи с пехотой. Не всегда с передовых пунктов удаётся прощупать цели поглубже. Может оказаться так, что более глубокие цели доступны наблюдению с пунктов, находящихся позади (скажем, на высотке), а цели на переднем крае удастся разведать только при максимальном приближении к ним. Так или иначе, в предвидении наступления нужно смело выбрасывать вперёд наблюдательные пункты, если требуется - то и на линию боевого охранения. Так поступали наши артиллеристы под Сталинградом. Разведчики одного гвардейского полка, гвардии сержанты Карьян и Разуваев, выползали даже за линию боевого охранения и с 200 м от противника вели наблюдение. Однажды они за день обнаружили 3 отлично замаскированных немецких орудия, пулемётную батарею и большой блиндаж. В том же полку по звуку была обнаружена миномётная батарея, точное местонахождение которой удалось установить лишь тогда, когда лейтенант Черняк вплотную подобрался к немецкому переднему краю. В обоих случаях цели были полностью уничтожены.
В этом полку умели поднять значение разведки, наладить поистине боевую организацию её. Выдвижение вперёд наблюдательных пунктов сочеталось здесь с организацией, если можно так выразиться, поисковых пунктов. Одиночные разведчики ночью просачивались за передний край обороны противника, маскировались и выискивали цели, вызывая огонь на себя.
Стремление старших начальников иметь перед боем полную ясность о противнике и расположении целей должно сказываться в многообразии способов разведки. Многие наши артиллерийские начальники включали в состав войсковой разведки и ночных поисковых партий своих разведчиков со специальной целью - выявить позиции вражеской батареи, просмотреть какой-либо объект, уточнить некоторые данные. Это целиком оправдывало себя.
Сочетание всех видов артиллерийской разведки, включение в войсковую разведку артиллеристов, а также тщательная организация работы каждого наблюдателя обеспечивают получение данных, достаточно полных для принятия решения. Это и является подлинным показателем артиллерийской культуры, которой обязаны владеть все артиллеристы, причём на различных стадиях боя - в глубине обороны и в преследовании. Под Сталинградом наши орудия сопровождения действовали почти как станковые пулемёты, с хода поражая цели, мешавшие пехоте. Наличие артиллерии в боевых порядках пехоты позволяло сразу же отражать вражеские контратаки. Каждое орудие сопровождения имело своего разведчика. Он шёл с наступающими, даже атакующими бойцами, поскольку артиллерия двигалась тут же с пехотой. Разведчики указывали цели, которые уничтожались прямой наводкой. В преследовании особую роль играли подвижные группы артиллерийской разведки. Пользовались всем - конями, машинами, броневиками, не давая врагу отрываться от артиллерийской разведки.
Подробное рассмотрение всех видов разведки выходит за рамки настоящей статьи. Мы лишь хотели обратить самые факты, весь накопленный опыт - против ведения огня "на-авось" и показать некоторые простейшие способы разведки, которые часто решают успех боя. Огонь наш всегда будет в должной мере точным, если артиллерийские начальники будут кропотливо заниматься разведкой, а общевойсковые - всемерно этому способствовать.

Газета "Красная звезда" № 99 от 28 апреля 1943 г

 

Подполковник П. БОГДАНОВ

ОПЫТ АРТИЛЛЕРИЙСКОГО НАБЛЮДЕНИЯ

В системе обороны немцев широко практикуется стрельба с временных и ложных позиций. Особенно это отмечено на лесистых участках фронта, где довольно свободно можно занимать временные позиции, вести с них огонь и снова делать соответствующие перемещения. Работа нашей артиллерийской разведки по выявлению достоверных целей в условиях лесистой местности затруднена ещё и тем, что растительность намного сокращает кругозор. И всё же при хорошей организации работы основные огневые точки противника будут выявлены.
Основным, методом разведки в лесу остаётся наблюдение. Чтобы оно давало наиболее эффективные результаты, приходится наблюдательные пункты выдвигать вперёд, ближе к расположению противника, кроме основного, иметь два-три передовых пункта, организовывать боковые.
В боевой практике артиллерийских частей нашего фронта встречались такие случаи, когда батареи имели хорошую сеть наблюдательных пунктов, а всё же она не обеспечивала нужного просмотра. Тогда мы прибегали к так называемым подвижным артиллерийским наблюдательным пунктам. В участок, не просматриваемый с точек постоянного наблюдения, командир батареи и дивизиона выбрасывал группу бойцов с задачей разведать огневую систему противника в указанном месте, его силы и инженерные сооружения.
Выполнив задание, разведчики возвращались, а за вновь обнаруженными объектами, интересующими артиллериста, продолжали следить органы разведки пехоты. Там, где не было этой возможности, артиллеристы устраивали контрольную вылазку. Через два-три дня снова выбрасывались в тот же район разведчики. Они в течение суток устанавливали, какие произошли изменения за время их отсутствия, уточняли положение целей.
Как показал опыт, подвижные наблюдательные пункты дают неплохие результаты. Например, с их помощью разведчики" части, которой командует полковник Морозов, на узкой полосе наблюдения вскрыли 124 цели, т. е. почти всё, что было у немцев.
В практике разведки наблюдением встречается один существенный недостаток. Чтобы увеличить видимость, некоторые командиры размещают все свои наблюдательные пункты на деревьях. Данное мероприятие не всегда себя оправдывает, так как деревья от ветра качаются, что снижает точность засечки целей. В силу этого самая стрельба получается недостаточно эффективной.
Поучителен следующий пример. В части, которой командует подполковник Хмелевой, пункты базы сопряжённого наблюдения были расположены на деревьях, откуда начали производить свои измерения. Когда же стали проверять работу этих пунктов, выявилось, что координаты засеченных ими целей и ориентиров имели расхождение с точными координатами от 400 м до одного километра.
Отсюда вывод, что при размещении наблюдательных пунктов на деревьях это обстоятельство всегда надо иметь в виду.
В условиях леса очень трудно определить огневые позиции артиллерии противника, поэтому мы большое внимание уделяем обнаружению наблюдательных пунктов врага. При хорошо организованной разведке их вполне возможно обнаружить, засечь и обстрелять, что, несомненно, снизит активность вражеских батарей.
Однако, ведя борьбу с наблюдателями противника, нельзя ни на минуту прекращать разведку вражеских огневых позиций с помощью органов артиллерийской инструментальной разведки. Когда нет возможности засечь батареи противника по звуку или вспышкам выстрелов, мы часто прибегаем к методу посылки группы разведчиков с рацией в тыл противника, вернее, в район предполагаемых огневых позиций немецкой артиллерии. Однажды старший лейтенант Савин с небольшой группой разведчиков пробрался в тыл к немцам, обнаружил точное месторасположение одной немецкой тяжёлой батареи и, вызвав по радио огонь своего подразделения, уничтожил её.
Особую трудность в лесистой местности представляет разведка кочующих огневых средств противника. На нашем участке фронта в качестве их немцы используют пушки, гаубицы, миномёты всех калибров и пулемёты. Отличить их ложные и временные позиции от основных можно тогда, когда хорошо изучена местность, ведётся строгий графический учёт огневой деятельности артиллерии и миномётов противника. Лишь при этих условиях можно подстеречь кочующую точку и воздействовать на неё.
Следует остановиться ещё на одном вопросе. При расположении в лесу немецкие артиллеристы, как правило, расчищают секторы обстрела. Это делает их позиции хорошо заметными с воздуха. Аэрофотосъёмка подозрительного района приобретает важное значение. С её помощью мы не раз устанавливали истинное размещение артиллерии противника в лесу. На фотоснимке, сделанном с самолёта, ярко выделяются и траншеи с окопами. По ним тоже можно определить артиллерийские позиции, если наш командир-артиллерист хорошо знает принцип построения боевых порядков противника, конфигурацию его инженерных сооружений.
В боевой разведке положительные результаты дают так называемые разведчики-осколочники. Собирая осколки, учитывая время стрельбы, обстреливаемую площадь, количество воронок на ней, эти разведчики определяют примерную группировку огневых средств противника, систему и калибр стреляющих орудий и миномётов.

Газета "Красная звезда" № 130 от 4 июня 1943 г.

 

Майор П. СЛЕСАРЕВ

ТАНКОВАЯ РАЗВЕДКА В ОПЕРАТИВНОЙ ГЛУБИНЕ

Танковые и моторизованные части благодаря присущей им высокой маневренности часто, преследуя противника, глубоко вклиниваются на занятую им территорию. В таких условиях танкистам приходится полагайся исключительно на данные собственной разведки.
Поскольку оборона противника в оперативной глубине представляет собою ряд "островных" гарнизонов, подчас не имеющих между собой тактической связи, танковая разведка ведётся преимущественно боем, поэтому состав её должен быть таким, чтобы можно было нанести врагу ряд сильных ударов, а нередко и удерживать в течение длительного срока важные пункты и рубежи.
Командованию N танковой части требовалось немедленно выяснить, какие силы противника группируются вокруг одного населённого пункта, по соседству с которым располагалась крупная железнодорожная станция. Разведывательная группа с подразделением пехоты и несколькими орудиями двинулась с исходных позиций. До намеченного района было около 20 км. Не ввязываясь в бой с мелкими группами противника, разбросанными в сёлах и хуторах по маршруту движения, разведка быстро продвигалась вперёд.
Перед селением и железнодорожной станцией танкисты остановились в лощине, поросшей кустарником. Сначала были высланы пешие разведчики. Они установили наблюдением, что противник, занимающий станцию, не заметил подхода наших танков. Тогда командир разведки решил немедленно захватить станцию и населённый пункт. С этой целью командир расположил вдоль основной шоссейной дороги полковые орудия, а танки и пехоту бросил в атаку с соседнего участка.
Эффект оказался огромным. В то время как артиллеристы перенесли огонь на выходы из селения, танки ворвались на железнодорожную станцию. Они быстро заняли вокзал и депо. Несколько гусеничных машин прочесало улицы селения. Были захвачены контрольные пленные из различных частей. Опрос пленных позволил выяснить нумерацию частей противника, а также, какова их численность, куда они проследовали. Удалось ещё установить с помощью опроса пленных и местных жителей, что за последнюю декаду здесь проходило на восток полтора десятка воинских железнодорожных эшелонов в сутки. Это дало возможность определить численность всей группировки противника.
Немедленно последовал приказ о занятии круговой обороны в населённом пункте, и была перерезана шоссейная дорога на восток. Чтобы вывести из строя железную дорогу, были подорваны все стрелки пути, мосты и другие железнодорожные сооружения. Таким образом, одним ударом были перерезаны две основные коммуникации, питавшие войсками, боеприпасами и продовольствием группировку противника.
Немецкая группировка, о которой идёт речь, непрерывно подвергалась ударам нашего соседнего соединения; изолированное положение её могло стать вскоре критическим. Немцы, видимо, чувствовали это. Они решили во что бы то ни стало возвратить коммуникации и бросили против нашей танковой разведки крупные силы. Однако наше командование своевременно усилило её свежими подразделениями танков, пехоты, артиллерии. В течение нескольких дней здесь шли ожесточённые бои, в ходе которых перемалывались различные части противника, причём был выявлен ряд новых танковых, пехотных и артиллерийских частей, срочно переброшенных немцами из глубокого тыла. Все эти данные позволили разгадать замысел противника и наметить план нового удара.
Анализ действий этой разведывательной танковой группы позволяет сделать ряд тактических выводов. Проникнув в оперативную глубину расположения противника, следует смелее применять разведку боем, чтобы добыть нужные сведения. Противник разобщён, растерян и, находясь в движении, естественно не подготовлен к длительной обороне того или иного рубежа. В этой обстановке даже сильные части немцев после решительного удара по ним быстро утрачивают волю к сопротивлению.
Но всё же, чтобы полнее выявить группировку противника в намеченном районе, разведчики должны быть готовы к длительному бою и даже к обороне. Умелое сочетание методов обороны и наступления - одна из специфических особенностей действий танковой разведки в оперативной глубине.
Нередко, чтобы собрать важные сведения, разведчикам приходится действовать на значительном удалении от своей части и порой даже в окружении. Ясно, что состав танковой разведки и методы её действий в подобной обстановке будут резко отличаться от только что описанных.
Однажды нашему командованию потребовалось выяснить, какие части противника выдвигаются с юга к одному крупному населённому пункту. Заодно нужно было вывести из строя единственную железнодорожную коммуникацию в пункте, который отстоял от наших исходных позиций более чем на 40 км. Пробиться днём на такую глубину через территорию, занятую противником, было практически невозможно, да и невыгодно, так как противник сумел бы определить состав прорвавшейся группы танков. Решено было прорваться к делению и железнодорожной станции ночью. Поскольку двигаться предполагалось, в основном по целине, вместо полковых орудий были взяты противотанковые пушки и подразделение противотанковых ружей. Это мероприятие увеличило подвижность разведки, сохранив её огневую мощь.
Ночью танки, совершив трудный марш, внезапно ворвались в намеченный населённый пункт. Противник, застигнутый врасплох, почти без боя очистил его. Танкисты-разведчики тут же подорвали все пути и железнодорожные мосты и заняли круговую оборону. Контрольные пленные помогли быстро расшифровать ряд неясных вопросов. В итоге двухдневного боя в окружении танкисты полностью разрешили свои разведывательные задачи и лишь после этого, ночью же, отошли на исходные позиции.
Иногда разведка носила смешанный характер. Мелкие группы танков вызывали на себя огонь противника, а в это же время пехота засекала его огневые точки, которые уничтожались огнём артиллерии. Так пришлось действовать на одном из важных направлений, где немцы успели создать стройную систему обороны. Стрелковый батальон, взаимодействуя с небольшим количеством танков, сумел нанести врагу большой урон, приковать его внимание к этому району и целиком раскрыть его группировку.
Таким образом, умело сочетая методы наступления и обороны и производя диверсии одновременно в нескольких направлениях, наши танкисты всегда нащупывали слабые звенья в расположении немцев. Оборонительные формы боя, несвойственные танковой разведке в обычных условиях, приобретали большой тактический смысл, когда разведка действовала в оперативной глубине. Они дезориентировали противника в отношении направления главного удара, заставляли его лихорадочно метаться на широком фронте, распылять силы. Всё это вместе взятое как раз и подготовило почву к разгрому вражеской группировки по частям.

Газета "Красная звезда" № 124 от 28 мая 1943 г.

 

Полковник И. ХИТРОВ

РАЗВЕДКА МОТОЦИКЛЕТНЫМ БАТАЛЬОНОМ

Мотоциклетному батальону, которым командует капитан Петухов (N армия), последнее время пришлось вести разведку при весьма нелёгких условиях боевой обстановки. На участке танкового соединения, в состав которого входит батальон, немцы предприняли наступление. Они ввели здесь в бой массу танков, моторизованной пехоты и авиации. Наши войска после упорных и длительных боёв были вынуждены оставить свои позиции и вести оборонительные бои на промежуточных рубежах, всё время сдерживая наступающие вражеские силы.
Особенностью обстановки, в которой приходилось вести боевую работу батальону, было также и то, что на участке его действий совершенно отсутствовали лесные массивы. Почти всюду лежали ровные поля, перерезанные широкими балками и высотами с пологими скатами. Эта открытая местность легко просматривается на многие километры с любой возвышенности и каждого топографического гребня, здесь трудно найти скрытые подступы и продвигаться незаметно не только одиночным танкам или автомашинам, но и небольшим пехотным группам.
Такой рельеф местности очень удобен для ведения разведки наблюдением. Bo-время выставленная и хорошо организованная сеть наблюдательных пунктов сможет принести большую пользу, дав командиру ценные данные. На подобных участках наши командиры и штабы не раз получали от НП нужные сведения о действиях противника. Наблюдатели помогали вскрывать районы сосредоточения живой силы и техники, предупреждали о готовящемся врагом наступлении.
Наблюдение является одним из основных методов разведки и в мотоциклетном батальоне капитана Петухова. Батальон собирает сведения о противнике, в которых прежде всего заинтересованы танкисты. Своими наблюдательными пунктами он перекрывает всю полосу действий танкового соединения (ширина её по фронту иногда достигает 16-18 км).
Вести непрерывное наблюдение по всему участку, своевременно обнаруживать подход и разгадывать группировку немецких танков, поддерживать с ними постоянное соприкосновение и следить за маршрутами наступления танковых колонн врага - таковы основные разведывательные задачи, которые решает мотоциклетный батальон. Кроме того, в порядке взаимодействия со стрелковыми войсками и артиллерийскими частями он собирает и такие сведения о противнике, которые требуются другим родам войск. Командир через свой штаб обменивается добытыми данными с пехотинцами и артиллеристами. Этим достигается столь важный контакт в боевой работе разных родов оружия.
Обычно наблюдательные пункты мотоциклетного батальона располагаются и действуют вместе с передовыми подразделениями пехоты. Они следят за теми участками и направлениями, где ожидается и наиболее возможно применение немцами своих танков или где намечается ввести в дело наши танковые части.
Посаженные на мотоциклы и бронетранспортёры, разведчики обладают большой подвижностью и могут отрываться от батальона на значительное удаление.
Численный состав разведывательной группы (РГ) зависит от ширины полосы местности, за которой поручено вести наблюдение, или от количества направлений, которые нужно держать под контролем разведчиков. При трёх-четырёх наблюдательных пунктах группа будет состоять из 13-15 человек с соответствующим количеством средств передвижения - мотоциклов и бронетранспортёров. Кроме расчёта наблюдателей (два-три бойца на один НП), должны быть обязательно выделены один-два связных. Разведывательную группу возглавляет средний командир, который, помимо размещения наблюдательных постов и определения порядка смены ими рубежей наблюдения, должен поддерживать связь с пехотными командирами и обмениваться с ними разведывательными сведениями, проверять достоверность всех поступающих данных, суммировать их и доставлять командиру мотоциклетного батальона.
Следовательно, при любых условиях в качестве начальника разведывательной группы надо назначать среднего командира. Когда же на разведорган возлагается особо важная задача, необходимо выделять опытного штабного командира. Не надо забывать, что начальник РГ производит первичную обработку всех сведений о противнике, поступающих к нему от наблюдательных пунктов и добытых путём взаимной информации с соседями и родами войск. От его подготовки и опыта в области разведки и от способности коротко, ясно .и правдиво составить донесение в значительной мере зависит правильное использование командиром или штабом танкового .соединения полученных о противнике данных.
Рассмотрим на конкретном примерь детали боевой работы разведывательной группы, высланной для наблюдения за врагом. На одном из участков фронта N армии наша пехота занимала оборонительные позиции по восточному берегу реки. Из состава мотоциклетного батальона капитана Петухова была выделена группа разведчиков под командой лейтенанта Лебедько. Группа располагала одним бронетранспортёром и четырьмя мотоциклами.
На этом участке, по имеющимся предварительным данным, ожидалось наступление врага, в частности наша авиаразведка отмечала в ряде районов за рекой подход и скопление немецких танков и моторизованной пехоты. Лейтенант получил задачу: наблюдением с восточного берега реки установить направления и места подхода мотомеханизированных войск противника к переправам и в дальнейшем следить за направлениями их продвижения. Донесения нужно было отправлять в штаб, который находился в 7-8 км от передовых подразделений. Как уже нами указывалось, в распоряжении лейтенанта, кроме мотоциклов, имелся бронетранспортёр на тот случай, если в результате дождя дороги окажутся не везде проходимыми для мотоциклов.
Лейтенант Лебедько выдвинулся с группой разведчиков на участок стрелковой части, не дойдя 2-3 км до противника. Расположив средства передвижения в одной деревне, он произвёл расчёт личного состава группы на три НП. В два из них, которые располагались ближе к деревне, назначил по два человека, а на наблюдательный пункт, отстоящий дальше от селения, - три. Каждому расчёту было указано место расположения, определена полоса и важные направления, которые следовало взять под особый контроль.
Пользуясь небольшими складками местности и укрываясь посевами, наблюдатели выдвинулись на 1,5-2 км за передний край нашей обороны. Чтобы как можно дальше просматривать занятую противником местность, бойцы одного пункта выдвинулись даже за боевое охранение.
Поставив задачи пунктам наблюдения, командир взвода укрыл мотоциклы и бронетранспортёр, принял меры маскировки ядра РГ от воздушного и наземного наблюдения противника, назначил бойца для непосредственного наблюдения и указал степень боевой готовности остальных красноармейцев.
Когда бойцам, составляющим ядро, были отданы нужные распоряжения, лейтенант, умело скрываясь от противника, обошёл наблюдательные пункты и ещё раз уточнил задачи, напомнив бойцам способы связи с ядром. При уточнении секторов пришлось возложить на некоторых наблюдателей осмотр и тех направлений, которые не просматривались с соседних НП.
В дальнейшем большую часть времени тов. Лебедько находился с ядром. Он обобщал поступающие от наблюдательных пунктов сведения о противнике и, если обстановка допускала, проверял их путём личного наблюдения, сопоставляя данные одного НП с данными другого, а также обращался для их подтверждения к находящимся тут же по соседству пехотным командирам. Лейтенант не переставал заботиться о поддержании постоянной и прочной связи со 'штабом батальона, куда он регулярно направлял донесения с мотоциклистами.
Через некоторое время правый наблюдательный пункт, на котором находились красноармейцы Дроздов и Веретенников, донёс о том, что на дороге к реке обнаружено движение колонны немецких танков численностью до 15 машин. Командир взвода в это время также наблюдал за врагом, но с другого направления, и сам видел часть немецких танков, о которых сообщили наблюдатели. Казалось, сведения вполне достоверны, но лейтенант решил всё же проверить их по данным из другого источника, сопоставляя результаты своего личного наблюдения и сведения бойцов разведывательной группы с данными, имевшимися в штабе соседнего стрелкового полка. Командир хотел точно проверить численность вражеских боевых машин. Только совершенно убедившись в правильности сведений, полученных от своего наблюдательного пункта, тов. Лебедько послал донесение в штаб батальона. В дальнейшем эти данные послужили основой для решения командира соединения о выдвижении к месту подхода вражеской колонны наших танков. Советские машины были закопаны перед переправой, когда же немцы начали здесь наступление, танковая засада долго сдерживала врага на подступах к реке, причинив ему большой урон в технике и живой силе.
Наблюдательные пункты мотоциклетного батальона не прекращали своей работы не только во время наступления немцев, но и при отходе наших войск на промежуточные и основные рубежи обороны. Действия разведчиков в этот период значительно осложнялись: нужно было всё время поддерживать связь со штабом и в то же время не терять соприкосновения с противником, чтобы постоянно знать группировку его танковых сил. Правда, выполнение последней задачи несколько облегчалось самим порядком движения немецких танков, которые, наступая, двигались по определённым направлениям (чаще всего по дорогам и реже колонными путями). Танковые части немцев развёртывались лишь в тех случаях, когда переходили в атаку или оказывались под огнём артиллерии, поэтому каждый наблюдательный пункт должен был просматривать определённое направление, за которым он следил, передвигаясь впереди колонны наступающих немецких танков. Если же во время отхода обнаруживались танки или мотопехота врага на других направлениях, которые не контролировались разведчиками, лейтенант высылал новые расчёты НП.
Командир разведывательной группы, ядро, мотоциклы и бронетранспортёр обычно передвигались от рубежа к рубежу по основной дороге. В некоторых случаях тов. Лебедько собирал красноармейцев и перевозил их на следующий промежуточный рубеж, а иногда мотоциклы или бронетранспортёр высылались из ядра навстречу наблюдателям, и последние самостоятельно добирались на новые места.
Опыт показал, что при отходе целесообразно назначать общий пункт для всего состава наблюдательных постов. Обычно сборным пунктом является место расположения ядра. Особенно необходимо практиковать это в тех случаях, когда на местности мало дорог или когда отходящие войска задерживаются на значительно удалённых один от другого оборонительных рубежах.
Рассмотренный способ разведки путём организации постов наблюдения, конечно, не является для мотоциклетного батальона единственно применимым. Но он весьма эффективен в условиях нашего юга, в степных и безлесных районах. Из других методов разведки, нашедших применение в боевой практике батальона, остановимся на двух. Первый из них - выбрасывание небольших разведывательных групп в глубину вражеского расположения и второй - высылка дозоров, перед которыми ставится определённая ограниченная задача.
Первый из этих методов получил наибольшее распространение в тех случаях, когда наши части готовятся к наступлению или уже ведут наступательные бои; второй - когда необходимо уточнить в том или ином направлении поступившие из других источников разведывательные сведения или своевременно предупредить о намерениях противника. При высылке отдельных дозоров с ограниченной целью разведчики направляются на фланги и в те районы, из которых танки врага угрожают распространиться в невыгодных для нас направлениях.
Состав того и другого разведывательного органа зависит от ставящейся перед ним задачи и степени удаления от своих войск. Например, при необходимости наблюдения или контроля рокадной дороги, выяснения положения, состава сил противника на одном из флангов боевых порядков наших войск от батальона высылались усиленные дозоры на расстояние до 25-30 км. В группу входило 9-12 мотоциклов и 2-3 бронетранспортёра. Такие разведывательные группы, имея на вооружении значительное количество лёгкого автоматического оружия и противотанковых огневых средств, оказывались способными не только выявлять группировку противника наблюдением, но и добывать необходимые сведения боем. В нужных случаях они брали на себя задачу временного обеспечения фланга.
Боевой опыт учит, что не следует высылать крупные разведывательные группы, не имея предварительных, общих сведений о противнике в направлении его действий. Лучше всего направление или район, интересующие старшего начальника, предварительно осмотреть наблюдением с воздуха или проверить небольшими разведывательными дозорами. Добыв этим путём отправные данные о расположении или движении вражеских сил, следует выслать сильную разведку из состава мотоциклетного батальона, поручив ей собрать более подробные сведения. При таком подходе к решению вопроса разведывательный орган получит конкретную задачу, и его состав будет ей соответствовать. Высылка же из состава мотоциклетного батальона сильных дозоров наобум может легко привести к бесцельному расходу людей и техники. Поступая так, командир не будет иметь резерва и в наиболее ответственный момент боя окажется без средств разведки.
Организуя разведку, надо иметь в виду, что основное качество разведчиков мотоциклетного батальона - их подвижность. Возможность продвигаться на бронетранспортёрах по бездорожью позволяет разведывательной группе, наблюдательным пунктам и дозорам, выделенным из состава мотоциклетного батальона, быстро очутиться на угрожаемом направлении или перебрасываться с одного рубежа на другой, а также с минимальной затратой времени доставлять командиру добытые сведения.
Значительное насыщение мотоциклетного батальона автоматами и противотанковыми ружьями придаст сильную огневую мощь даже небольшим его подразделениям. Умело сочетая подвижность с огнём, они способны вести борьбу с пехотой и одиночными танками противника. Эти качества позволяют дозорам и группам выполнить поставленные разведывательные задачи не только наблюдением, но и боем. В необходимых случаях они могут уничтожить небольшие прикрывающие или разведывательные подразделения противника, пробиться через охранение или проникнуть через слабо защищённые места в глубину вражеского расположения.
Сочетание разведки наблюдением с добыванием сведений о противнике боем, быстрота передвижения разведывательных групп и возможность столь же быстрой доставки донесений - вот те основные качества, которые определяют место батальона в общем арсенале разведывательных средств командира танкового соединения. Правильно организовать разведку силами и средствами батальона - значит умело использовать присущие ему качества. Только в этом случае штаб будет располагать необходимыми ему данными о группировке и о намерениях противника.

Журнал "Военный вестник" № 14 за июль 1942 г.

 

Подполковник R. АФАНАСЬЕВ
Майор Ф. КОЛОСОВ

ИНЖЕНЕРНАЯ РАЗВЕДКА

Наиболее полно и достоверно раскрыть оборонительную систему противника и характер его укреплений - значит положить прочную основу успеха наступательной операции. Точные сведения о вражеских позициях может дать только хорошо поставленная всесторонняя разведка. При этом надо помнить, что никакая другая разведка, кроме инженерной, не сумеет раздобыть исчерпывающие данные о системе и характере вражеских укреплений. Общевойсковая разведка хотя и имеет в своем составе сапёр, но предназначается для других целей.
Основная задача инженерной разведки заграждений состоит в том, что командир, ведущий её, должен точно определить расположение заграждений, их глубину и ширину по фронту, установить их слабые места, наличие обходов и проходов, размещение огневых точек, непосредственно обеспечивающих каждый вид заграждений. Ясно, что такую сложную задачу смогут выполнить только отлично подготовленные сапёры-разведчики, обладающие высокими боевыми качествами.
Весьма важно, чтобы общевойсковой командир, направляя сапёр в разведку, умело поставил им задачу и конкретно определил цели разведки. Слишком общее изложение задачи, что подчас наблюдается, всегда приводит к неудовлетворительным результатам, тем более, что от конкретной постановки задачи зависит характер подготовки сапёр и состав разведывательной группы. Если эта группа формируется вне всякой связи с выполняемой задачей, то такая разведка заранее обречена на провал.
Первым условием правильной организации инженерной разведки является то, что она должна быть непрерывной и активной. До сих пор мы сталкиваемся с фактами, когда инженерную разведку рассматривают как действующую лишь при прорыве переднего края вражеской обороны. После прорыва переднего края разведчики сливаются со штурмовой группой и работают в качестве рядовых сапёр, а иной раз их посылают вперёд вместе с танковым десантом. Таким образом, общевойсковой командир лишается возможности продолжать инженерную разведку и вынужден действовать вслепую, не зная характера укреплений противника в глубине его обороны. Этим подчас и объясняется тот факт, что некоторые подразделения, успешно прорвавшие передний край, не могут наращивать темп наступления в глубине. Боевой опыт свидетельствует: там, где инженерная разведка непрерывна, командир может правильно организовать бой на всех его этапах, и темп наступления не снижается.
Рассмотрим на основе боевой практики, в чём должна заключаться инженерная разведка заграждений на всём протяжении наступательного боя. С начала подготовки к наступлению создаётся сеть сапёрных постов наблюдения. Эти посты организуются в каждом стрелковом батальоне и находятся один от другого на расстоянии 500-700 м. Их выгодно располагать в непосредственной близости к артиллерийским наблюдательным пунктам, чтобы сапёрам можно было в нужный момент воспользоваться стереотрубой, перископом и другими оптическими приборами. Конечно, это ни в коем случае не означает, что сапёры не должны вести самостоятельного наблюдения.
Сапёр-наблюдатель держит связь с командиром, в подразделении которого он действует. Выбор места наблюдения, как правило, производит сапёрный командир, и он же контролирует работу наблюдателей. Задача послов - выявлять расположение, тип и характер оборонительных сооружений противника, его препятствий и заграждений, наличие необстреливаемых проходов и подступов к вражеским позициям.
Посты тщательно следят за местностью, обращая внимание на все её детали и отличительные приметы, по которым можно определить характер укреплений или препятствий. Кроме того, им надо следить и за поведением противника, а особенно за путями следования его солдат к переднему краю и отдельным препятствиям. Можно указать на такой поучительный факт. Однажды сапёру-наблюдателю Чернову удалось заприметить, что гитлеровцы, выставляя посты, строго придерживаются одной тропинки. Стало ясно, что этот участок заминирован и в нём имеется лишь один небольшой проход. Впоследствии этот проход был использован разведывательной группой наших сапёр для проникновения в глубину обороны противника.
На основе данных, добытых сапёрными постами наблюдения, начинают действовать небольшие группы сапёр-разведчнков, имеющие автоматическое оружие. Такую группу, как правило, возглавляет средний командир. Она имеет при себе схему участка, бинокль, часы, миноискатель и щупы, кошку с верёвкой, топор и укороченную пилу, ножницы, заряд взрывчатого вещества. Разведывательные группы обычно действуют в направлении вероятного прорыва укреплённой полосы, добывая точные и полные данные о её заграждениях и сооружениях; при этом сапёры определяют систему минных полей и проволочных заграждений, их размер и вид, уточняют слабые места, обходы, проходы в заграждениях, выявляют огневые точки противника, обеспечивающие прикрытие всех заграждений, а также секторы обстрела, подходы к этим огневым точкам. Все данные, добытые разведчиками, оформляются особым донесением, причём составляется схема. Разведывательные документы концентрируются у инженерного начальника, который делает выводы для общевойскового командира, организующего бой.
Инженерная разведка в период самого наступления должна быть особо тщательной. Ведут её в основном так называемые разведывательно-разградительные группы, придаваемые стрелковым подразделениям. Каждой стрелковой роте наступающей части надо придавать одну такую группу. Целесообразно включать в неё, кроме ,сапёр, также и пехотинцев и ещё артиллеристов-корректировщиков. Сапёры имеют при себе миноискатель, кошки с верёвкой, ножницы для резки проволоки, щупы, сосредоточенные и удлинённые заряды. В первое время наши сапёры снабжались обыкновенно зажигательными трубками, но они оказались непрактичными, так как иной раз отказывали в действии. В дальнейшем разведчики стали применять зажигательные трубки с тёрочным воспламенителем и с упрощённым гильзовым взрывателем. Такая замена обеспечила ' надёжный взрыв каждого заряда.
Опыт учит, что разведывательно-разградительные группы должны двигаться на расстоянии 100-150 м от штурмовых групп, которые в свою очередь идут в 150 м впереди боевых порядков пехоты. Разведчики действуют на основе данных произведенной инженерной разведки. Они точно указывают границы минных полей, отмечая их маяками, и обеспечивают боевые порядки пехоты проходами как в минных полях, так и в проволочных заграждениях. На каждую роту у нас, как правило, делалось два-три прохода. Такую работу удавалось выполнить лишь в том случае, когда в ночь перед наступлением сапёры проводили тщательную подготовку. Ночью бойцы бесшумно подползали к заграждениям, вставляли заряды для взрывания их и подводили шнуры для подрывания мин, чтобы сделать проходы в минном поле. Такая предварительная работа обеспечивала успешные действия сапёр-разведчиков в момент артиллерийской подготовки, когда они взрывали заранее установленные заряды и вражеские мины. К моменту переноса огня в глубину обороны противника разведывательная группа подползала к проходам. Как только огонь был перенесён, она быстро расчищала взорванные места и разбрасывала в стороны колючую проволоку.
Благодаря этому сапёры не задерживались перед минными полями и противопехотными препятствиями. Они старались возможно быстрее продвинуться вперёд и проделать проходы в заграждениях, которые устанавливаются немцами в 20-25 м от окопов или дзотов. Такой образ действий помогал избегнуть больших потерь в живой силе при наступлении. Так действовала, например, группа разведки и разграждения в сапёрной части, которой командует тов. Самофалов. Взорвав во время артиллерийской подготовки заряды, подложенные ночью у проволочных заграждений, и подорвав мины, она сохранила, таким образом, время и силы для проделывания проходов в тех. препятствиях, которые немцы имели непосредственно перед каждым дзотом. Прорыв переднего края обороны на этом участке был совершён без особых потерь, причём была обеспечена внезапность и стремительность действий. Затем уже разведывательные группы начали работать в глубине обороны, уточняя данные о характере укреплений противника. Здесь были созданы так называемые подвижные сапёрные "посты наблюдения.
Выше мы уже отмечали, насколько важна работа инженерной разведки, когда бой перемещается в глубину вражеской обороны. В одной части не учли этого, и сапёры-разведчики не получили конкретных задач на этот период боя. В результате после прорыва переднего края группы разведки и разграждения и штурмовые группы оказались перемешанными, подвижные посты наблюдения не были созданы. Что же получилось? Стрелковые роты неожиданно натолкнулись на вторую линию заграждений противника и вынуждены были преодолевать её, терпя излишние потери. Сапёр пришлось перебросить к Застрявшим на неразведанном минном поле танкам. Темп наступления, конечно, был значительно снижен, и трудности его резко возросли.
В то же время на соседнем участке группа сапёр под командой младшего лейтенанта Корпачёва, имея, конкретные задачи, непрерывно вела разведку и в глубине вражеской обороны. Сапёры-разведчики, энергично действуя, просачивались вперёд. Они раньше других родов войск подошли ко второй линии заграждений, выявили новое минное поле и до появления своих танков успели сделать 10 проходов, обезвредив около 50 мин. Тем самым они обеспечили продвижение танков в глубине и во многом помогли своей пехоте.
На нашем участке фронта практиковался и такой приём, когда разведывательная группа действовала в составе штурмового отряда. Вскоре мы убедились, что такая организация инженерной разведки в ходе боя не всегда целесообразна, так как в этом случае разведчики часто превращаются в обычных бойцов штурмового отряда. Мы пришли к выводу, что группа разведки и группа штурма должны действовать раздельно и каждой из них надо ставить самостоятельные задачи.
Таким образом, как в период подготовки к операции, так и в ходе наступления и во время боя в глубине обороны инженерная разведка должна быть непрерывной. Однако характер действий разведывательной группы на различных этапах боя не одинаков. В соответствии с этими требованиями и должны быть подготовлены сапёры. Самое главное в боевой работе сапёр-разведчиков - умелое взаимодействие со стрелковыми подразделениями, а для этого нужно знать тактику пехоты и предварительно тренироваться на учебных занятиях совместно с пехотой. В период подготовки к прорыву блокады Ленинграда нам пришлось проводить такие совместные учения не менее трёх-четырех раз. Сначала сапёры учились действовать на специальных занятиях, потом - в составе разведывательной группы, после этого - совместно со стрелковой ротой и, наконец, - в составе батальона.

Газета "Красная звезда" №110 от 12 мая 1943 г.