Внезапность в разведке

E-mail Печать

Внезапность - один из основных принципов разведки. Действуя внезапно, небольшие по своему составу разведывательные органы могут наносить врагу серьёзные поражения.
Автор, приводя примеры из опыта Отечественной войны, даёт методические указания о применении внезапности в разведке.

Брошюра рассчитана на офицеров, сержантов и рядовых Красной Армии.

Военное Издательство Народного Комиссариата Обороны
1944г.

Глава I
ВНЕЗАПНОСТЬ КАК СРЕДСТВО ДОСТИЖЕНИЯ ПОБЕДЫ В БОЮ

Под внезапностью на войне следует понимать неожиданное нападение на противника или же применение таких приёмов боя и технических средств борьбы, которые ранее не были противнику известны.
Внезапность действует на противника ошеломляюще и временно парализует его волю к организации сопротивления. Войска, подвергшиеся внезапному нападению, больше всего поддаются панике и вследствие этого терпят поражения, даже имея численное превосходство.
Командиры всех степеней в боевых столкновениях должны учитывать элемент внезапности как один из решающих факторов победы. Чем чаще и искуснее будут использовать командиры элемент внезапности в бою, тем вернее будет успех.
Ошеломляющее действие внезапности на противника будет длиться до тех пор, пока противник не предпримет контрмеры с целью ликвидации последствий неожиданного удара. Поэтому каждый частый успех, достигнутый в результате действий небольшой группы, необходимо развивать более крупными силами, стремясь достигнуть oполного разгрома врага.
Сохранение в строжайшем секрете боевого замысла я плана боевых действий, а также величайшая скрытность всех действий являются важнейшими условиями обеспечения внезапности в бою. Соблюдение военной тайны вообще и в особенности в отношении планов командования и группировки наших сил играет решающую роль как в обеспечении элемента внезапности с нашей стороны, так и в предупреждении внезапного нападения противника. Соблюдение военной тайны должно быть одной из главнейших обязанностей бойца и офицера. В противном случае всякий план действий станет в какой-то мере заранее известен противнику и, таким образом, элемент внезапности отпадёт. Так, например, немцы, готовя в июле 1945 г. Орловско-Бедгородскую операцию, рассчитывали путём внезапного и массированного ввода в бой новых средств борьбы (танков "Тигр" и самоходных орудий "Фердинанд"), а также посредством быстрого и скрытного сосредоточения крупных мотомеханизированных сил на решающих направлениях сломить нашу оборону и в короткий срок выполнить намеченный план. Однако наша разведка своевременно вскрыла замысел немецкого командования, что дало возможность нашим войскам подготовиться для отпора и перейти в наступление, которое решило успех летней кампании 1943 г. в пользу Красной Армии.
При обеспечении внезапности большую роль играет военная хитрость, особенно в бою мелких подразделений и в действиях разведывательных органов. Внезапность и военная хитрость находятся в тесной СВЯЗИ между собой. Отличие военной хитрости от внезапности заключается в том, что последняя не всегда предполагает обман.
Для обеспечения внезапности в период подготовка операции (боя) и в ходе боя чрезвычайно важное значение имеет скрытое управление войсками. Для того чтобы ввести противника в заблуждение относительно наших планов и мероприятий по подготовке операции (боя), необходимо практиковать дезинформацию. Дезинформировать противника надо так, чтобы создать у него уверенность в правдоподобии доводимых до его сведения данных. Неумело организованная дезинформация не привлечёт внимания противника, а иногда может даже способствовать установлению им наших истинных намерений.
Эффективность внезапных действий находится в прямой зависимости от того, насколько они искусно организованы и насколько бойцы и офицеры, осуществляющие их, обладают мужеством и хладнокровием. Невозможно дезорганизовать и морально подавить противника, если не проявить при этом огромного напряжения сил.
Эффект внезапности является временным явлением. Противник, опомнившись от внезапного удара, всегда постарается оказать противодействие. В этот период от всего личного состава войск, предпринявших внезапное нападение, потребуются величайшие стойкость и выдержка.
Нападающий внезапно всегда должен чувствовать своё превосходство над врагом. Малейшая растерянность, малодушие и нерешительность дают возможность противнику быстрее оправиться от внезапного удара.
Успех внезапных действий зависит также и от того, какой противник находится перед нами. Необходимо учитывать политико-моральное состояние и боевой опыт войск противника, равно как и боевые качества командного состава. Стойкий и энергичный враг менее подвержен деморализующему воздействию внезапности. Эффективность применения элемента внезапности определяется также бдительностью противника и характером принятых им мер обеспечения.
Не преувеличивая, можно сказать, что без использования элемента внезапности любая операция окончится неудачей или, в лучшем случае, будет иметь ограниченный и относительный успех.
Выдающиеся полководцы всегда придавала элементу внезапности огромное значение.
Наполеон утверждал: "Имея против себя превосходящую по числу армию, я, как молния, бросался на её фланг, разбивал его, пользовался смятением неприятеля и кидался опять со всеми силами на другие пункты; таким образом наносил я поражения по частям, и победа, которую я одерживал, была не что иное, как победа сильнейшего над слабейшим".
Знаменитый русский полководец Суворов учил свои войска: "...противник не ждёт - поёт, веселится, а ты из-за гор высоких, из-за лесов дремучих пади на него, как снег на голову".
Суворов не только нападал внезапно, но и находил новые приёмы боя, не известные для врага, придерживаясь принципа "удивить - победить".
Современные средства военной техники не только не ослабляют значения внезапности как одного из важнейших факторов победы, но, наоборот, усиливают его.
История войн от древних времён до наших дней изобилует множеством примеров успешных боевых действий, в которых .решающую роль играла внезапность.
8 сентября 1380 года на Куликовом поле произошла знаменитая битва между русскими и татарами. Успех русских в этой битве достигнут был благодаря внезапной атаке конного отряда, который до определённого момента находился в засаде. Князь Дмитрий Донской построил свой боевой порядок следующим образом: вперёд был выдвинут передовой полк; за передовым полком стоял Большой полк, на флангах которого расположились полки правой и левой руки. За Большим полкам находился резервный полк. Кроме того, в густом лесу, за левым флангом был спрятан в засаде большой отборный конный отряд под начальством воеводы Дмитрия Боброка.
В полдень с юго-западной стороны Куликова поля показались татарские войска, значительно превосходившие русских своей численностью. Войска Мамая насчитывали до 300 тысяч человек; силы Дмитрия Донского были вдвое меньше. Сблизившись, татарские и русские войска остановились. Призывные звуки труб и воинственные крики дали знать о начале битвы. Татары направили главный удар в центр боевой линии русских. Первый удар принял на себя передовой полк, в котором находился сам Дмитрий Донской. Отборная пешая рота билась отважно, не отступая ни на шаг. Но слишком велико было численное превосходство татар, и почти все ратники передового полка пали смертью храбрых. Тогда татарские войска обрушились на Большой полк. Через некоторое время стоявшие в резерве русские войска тоже вступили в бой и заставили татар отступить. Удар татарских войск на центр был отражён, и главная линия боевого порядка русских восстановлена. Потерпев здесь неудачу, татары отошли за левый фланг и сильным натиском опрокинули полк левой руки. Торжествуя победу и надеясь прорваться через открывшийся проход в тыл русским войскам, татары мчались за отступавшими русскими.
Конный отряд, находившийся в засаде, рвался в бой. Но опытный воевода Боброк выжидал наиболее удобного момента для нападения и сдерживал нетерпеливых.
Хладнокровно выждав время, Боброк внезапно набросился на татар с тыла. Татары растерялись и в беспорядке бросились бежать. Отступившие русские войска привели себя в порядок и перешли в наступление. На протяжении 30 вёрст русские безостановочно преследовали татар. Внезапная атака конного отряда решила успех Куликовской битвы.
История мировой войны 1914-1918 годов знает немало случаев, когда успех сражений достигался благодаря использованию элемента внезапности. Знаменитый Брусиловский прорыв в мае - июле 1916 года, как известно, был рассчитан на внезапное применение новых тактических приёмов боя. Начальник германского генерального штаба генерал Фалькенгайн, описывая в своих воспоминаниях Брусиловское наступление, вынужден был констатировать: "Как гром на ясном небе, разразилась беда".
Одна из крупнейших операций мировой войны - Амьенская операция, проведённая союзными войсками 8 августа 1918 года, - богата примерами внезапности. Эта операция готовилась в строжайшей тайне. Даже командиры дивизий не были осведомлены о цели предстоящих действий. Канадский корпус, входивший в состав 4-й альпийской армии, был сосредоточен (с целью обеспечения внезапных действий) лишь накануне наступления. Действия, предшествовавшие наступлению, производились с соблюдением величайшей скрытности. Несмотря на то, что немецкая разведка кое-где и установила движение танковых колонн к фронту, данные её не были приняты во внимание немецкими штабами. Накануне наступления пехотной разведке немцев удалось захватить в плен несколько английских солдат, но никто из пленных и словом не обмолвился о предстоящем наступлении. Таким образом, оперативная внезапность наступления была достигнута полностью.
Генерал Людендорф, бывший в то время первым генерал-квартирмейстером германской главной квартиры, писал, что удар 8 августа лично для него оказался совершенно неожиданным. Не меньшее значение имела и тактическая внезапность. Наступление англичан началось в 4.20 утра без предварительной артиллерийской подготовки; танки и пехота шли в атаку под прикрытием огневого вала артиллерии. "Штабы дивизий были захвачены врасплох", - признавался впоследствии Людендорф. Французы же из-за малочисленности танков начали атаку после сорокаминутной артиллерийской подготовки. Неожиданности удара французов способствовал густой туман, кое-где усиленный искусственным дымом.
Сокрушительный огневой налёт артиллерии, внезапное появление танков и эффект массовой атаки привели к быстрому успеху наступления. Система связи немецких частей была нарушена буквально в первые же минуты боя, и они оказались предоставленными самим себе. Немецкие пулемёты, расположенные на главной позиции сопротивления, не могли своевременно открыть огонь из-за тумана, боясь расстрелять собственные подразделения, отходившие с позиций боевого охранения. В итоге немцам удалось обнаружить противника лишь в 15-20 шагах от своих окопов.
Хорошее взаимодействие союзной пехоты с танками способствовало окружению и уничтожению отдельных немецких гарнизонов, при этом танки, несмотря на свою малую (для того времени) подвижность, не только атаковали с фронта, но проникали и в глубину немецких позиций, нанося удары по отдельным объектам с тыла.
В результате, тактическая полоса немецкой обороны севернее и южнее Соммы в течение нескольких часов оказалась прорванной на всю глубину.
В условиях позиционной войны это был серьёзный успех. Союзные войска за день боя захватили более 13 тысяч пленных и 300 орудий. Немецкое командование не успело подтянуть к участку прорыва оперативные резервы. В конечном итоге этой операции немецкий фронт был прорван и серьёзно поколеблен. Союзники продвинулись в глубину на 10-18 км по фронту протяжением до 75 км: Немцы потеряли только пленными 40 тысяч человек.
Во всех перечисленных операциях приняты были чрезвычайные меры для сохранения тайны, причём зачастую приходилось идти на большой риск. Так, например, 8 августа 1918 года вся пехота 42-й французской дивизии компактной массой построилась для атаки в непосредственной близости от позиций германцев на участке 400 м в глубину и 1 200 м по фронту. Бели бы немцы обнаружили это своевременно, их артиллерия могла уничтожить всю дивизию. Французы пошли на этот риск в целях достижения внезапности атаки, что и решило успех боя. Избежав контрподготовки и заградительного огня противника, французы прорвали германский фронт, продвинулись на несколько километров в глубь расположения противника и захватили 2 500 пленных.
Наступление французов весной 1917 года не имело успеха главным образом потому, что в нём отсутствовал элемент внезапности. По этой же причине окончились неудачей и многие предшествовавшие операции союзников. Слишком явно предупреждали они противника о своём наступлении артиллерийской подготовкой, которая велась иногда по нескольку суток.
Красная Армия в период Отечественной войны провела немало блестящих операций, которые войдут в историю военного искусства как образцы вождения войск и славы русского оружия; во всех этих операциях использование элемента внезапности имело решающее значение:
Летом 1942 года командование немецкой армии предприняло наступление на юго-западном направлении. На этот раз немецкое командование не решилось нанести прямой удар на Москву, а задалось целью отрезать Москву от Волги и Урала, обходом Москвы с востока окружить её и добиться, таким образом, окончания войны. Создав значительный перевес в силах, немцы прорвали Юго-Западный фронт и проникли в глубь нашей страны до предгорий Кавказа и берегов Волги. Однако Красная Армия упорным сопротивлением остановила немецкие войска, сорвав тем самым план гитлеровского командования.
19 ноября 1942 года Красная Армия силами нескольких фронтов предприняла крупное наступление, в результате которого в районе Сталинграда были окружены и разгромлены отборные фашистские войска общей численностью в 330 тысяч человек.
Для маскировка наступления принимались чрезвычайные меры.
Все действия по сосредоточению и перегруппировке войск проводились с соблюдением строжайшей тайны.
Передвижение войск в районы сосредоточения производилось исключительно ночью. Подразделения и части занимали исходное положение скрытно. Были запрещены команды голосом, курение, разговоры и пользование какими-либо световыми сигналами. В частях были назначены командиры, ответственные за соблюдение маскировки. В целях дезориентации противника в широком масштабе проводились ложные перегруппировки и передвижения; на второстепенных направлениях предпринимались усиленные разведывательные поиски.
В итоге противнику не удалось сколько-нибудь достоверно выяснить группировку наших сил и определить направление главного удара. Несмотря на то, что противник, имея самые общие сведения о готовящемся наступлении, пытался отразить его, проведённые нами мероприятия обеспечили осуществление элемента внезапности в смысле времени, направления и силы ударов Красной Армии.
Элемент внезапности имеет огромное значение не только в крупных операциях, но в ещё большей степени влияет на успех действий в боях мелких подразделений.
Исключительно велика роль внезапности в войсковой разведке. Действия разведывательных органов построены главным образом на внезапности.
Захват одиночных солдат противника или мелких его групп посредством организации засад вообще немыслим без соблюдения элемента внезапности, ибо действия засады построены именно на использовании этого принципа.
Успех поиска всегда зависит от внезапности действий разведывательного органа. Если противнику заранее становится известно о готовящемся поиске или он обнаружит поисковую партию в момент её приближения к объекту, то поиск почти всегда оканчивается неудачей.
В разведке боем успех также в огромной мере определяется внезапностью.
В этой брошюре мы ставим себе целью на конкретных примерах показать, какую роль в действиях разведывательных органов играет элемент внезапности и какими .мерами она достигается.

Глава II
ВНЕЗАПНОСТЬ - ОДИН ИЗ ОСНОВНЫХ ПРИНЦИПОВ РАЗВЕДКИ

Как известно, разведывательные органы, действуя в основном мелкими группами (в 3-5 человек), попутно с решением разведывательных задач (захват пленного, документов, установление численного состава противника, характера его укреплений и т. д.), уничтожают нередко десятки вражеских солдат и офицеров, не неся при этом никаких потерь. Это свидетельствует о том, что противник, в несколько раз превосходивший разведчиков по численности, не знал об их намерениях, а следовательно, в момент нападения не был готов к отпору. Таким образом, внезапные, дерзкие и решительные действия горстки смельчаков на некоторое время могут парализовать волю к сопротивлению целого подразделения. Для достижения подобного эффекта всю подготовку к операции, вплоть до самого момента нападения на противника, следует производить скрытно.
Так, взвод разведчиков под командой лейтенанта Смирнова двигался впереди наступавших частей и, не ввязываясь в бой, когда это было невыгодно, всё дальше и дальше проникал в глубину расположения противника.
Высланные вперёд дозорные подошли к опушке леса. До них донеслись слова команды на немецком языке, и вслед за тем они услышали оглушительные залпы орудий. Это стреляла немецкая артиллерийская батарея по нашим наступающим частям. Разведчики подползли к батарее вплотную и замаскировались среди кустов. Батарея непрерывно вела огонь. Немцы суетились у орудий; их было вдвое больше, чем наших разведчиков, но на стороне разведчиков была внезапность.
С криком "ура" разведчики бросились на немцев, забрасывая их гранатами и расстреливая орудийные расчёты из автоматов. Среди немцев поднялась паника. 'Несколько десятков их было убито, а остальные бросились бежать. Разведчики быстро уничтожили склад боеприпасов и привели в негодность орудия. Когда немцы опомнились, храбрецы уже скрылись в чаще леса.
В разведке более чем в любом другом виде боевой деятельности необходимы точность, аккуратность и учёт всех деталей.
В практике разведывательных органов нередки случаи, когда упущение малейшей детали в ходе подготовки разведывательной операции срывало всю операцию в тот самый момент, когда казалось, что успех уже достигнут. Бывают и такие случаи: план действий разработан прекрасно, тщательно подготовлен личный состав, до мельчайших подробностей изучен объект нападения, словом, учтено всё, что должно обеспечить выполнение задачи. Разведывательная партия, преодолев проволочное заграждение, подползает к ДЗОТ противника, но за несколько минут до броска в окоп один из разведчиков, которому было приказано взять с собой бутылку с горючей жидкостью, неосторожным движением разбивает её. Жидкость немедленно воспламеняется, и пламя озаряет всю группу. Вражеский часовой, стоявший у ДЗОТ, открывает огонь из автомата. Гарнизон ДЗОТ, выскочив из землянок, принимает боевой порядок. Элемент внезапности отпал. Разведывательная партия с боем отходит в своё расположение, не выполнив задачи. Операция сорвана из-за неосторожности одного разведчика.
Рассмотрим условия, обеспечивающие скрытность при подготовке и внезапность при проведении разведывательной операции.
Выбор объекта. При выборе объекта следует исходить из общего плана разведки, в котором предусматривается, на каком направлении должны быть сосредоточены основные усилия.
Наиболее выгодным объектом является тот, к которому можно подойти скрытно, быстро и налёт произвести внезапно, поэтому, выбирая объект, необходимо учитывать связь его с огневыми точками в общей системе обороны противника; при этом надо знать, в какой мере соседние огневые точки могут оказать поддержку объекту атаки и в какой степени понижение его бдительности компенсируется соседями. Важно также иметь представление о том, какова вообще бдительность противника на участке расположения объекта. Часто бывает так, что перед фронтом какого-нибудь нашего соединения почти ежедневно действуют до 6 разведывательных партий противника; это значат, что на каждом километре переднего края его обороны действует разведывательная партия. Подобное обстоятельство неоспоримо свидетельствует о том, что противник насторожен, бдительность его повышена и он постоянно находится в готовности отразить нашу разведку; больше того, противник нередко устраивает засады на путях движения наших разведывательных партий с целью захвата наших разведчиков в плен. Такое положение, естественно, не является благоприятным для достижения внезапности действий.
Некоторые начальники полагают, что разведка должна действовать равномерно по всему фронту и поэтому надо ежедневно организовывать поиски и высылать как можно больше разведывательных партий. Это совершенно неправильно, ибо ведёт к распылению разведывательных сил и средств и не всегда вызывается необходимостью, особенно в условиях стабильного фронта. В самом деле, зачем, скажем, посылать разведывательную партию с целью захвата пленного в направлении пункта Н, если по показаниям пленных, ранее захваченных в этом районе, достоверно известно, что именно представляет собой этот пункт, какими силами он охраняется и т. д. Естественно, что посылать разведывательную партию в этом направлении бессмысленно, даже если действия её были бы успешны. Совершенно очевидно, что на данном участке надо усилить наблюдение, а все активные разведывательные средства и силы перенести на тот участок, где группировка противника неясна и оборона полностью не вскрыта, хотя бы условия для действий разведывательных органов на этом участке были гораздо сложнее.
Не всегда следует выбирать для подхода к объекту тот путь, по которому можно незаметнее всего приблизиться к объекту. Противник всегда учитывает это обстоятельство и обычно усиливает бдительность, а следовательно, и меры противодействия именно на этом направлении. Если местность перед объектом рельефная и почва поросла кустарником или высокой травой, то противник обязательно поставит здесь противопехотные препятствия, а ночью будет освещать этот участок ракетами.
Следовательно, нападение на противника должно быть совершено с такого направления, откуда он меньше всего ожидает его. При соблюдении этого условия элемент внезапности может быть использован эффективно.
Изучение объекта. После того как объект наметен, его нужно тщательно изучить. Результаты изучения намеченного объекта в дальнейшем будут положены в основу плана разведывательной операции. За объектом устанавливается тщательное наблюдение. С этой целью следует организовать специальный наблюдательный пункт или использовать наблюдательный пункт, входящий в общую систему наблюдения и ближе всех расположенный к объекту.
На наблюдательном пункте до начала действия разведывательной партии непрерывно должен находиться опытный сержант из состава разведывательной партии; офицер, который готовит разведывательную операцию, также обязан периодически вести наблюдение за объектом.
Изучение объекта дополняется данными соседних наблюдательных пунктов, входящих в общую систему наблюдения, которым заранее надо поставить задачу - усилить наблюдение за объектом и соседними огневыми точками. Наблюдение ведётся круглые сутки, причём с наступлением темноты необходимо выдвигать непосредственно к переднему краю противника по 2-3 человека для подслушивания.
Если позволяет время, все участники разведывательной партии и в первую очередь участники групп нападения и захвата должны изучить объект с наблюдательного пункта. Кроме непосредственного наблюдения за объектом, последний изучается и по другим данным, которые имелись раньше (показания пленных, местных жителей, аэрофотоснимки и т. д.).
Вопросы, интересующие командира при изучении объекта, определяются характером объекта и методом, которым предполагает действовать разведывательная партия.
Время начала действий. Принято считать, что лучшим временем для действий разведчиков, в частности, для внезапного нападения на противника, является ночь, особенно вторая её половина, с 1.00 до 2-3.00. В основном это верно. Ночь, особенно тёмная, хорошо маскирует разведчиков; большая часть личного состава противника в это время отдыхает. Всё это, конечно, способствует скрытному подходу к объекту нападения, но противнику тоже хорошо известна эта истина, и он принимает все меры к тому, чтобы предотвратить возможность неожиданного нападения с нашей стороны. На тех направлениях, где легче проникнуть в его расположение, он выставляет на ночь дополнительные патрули, секреты, периодически освещает местность ракетами, вешает на проволоку различные предметы, создающие шум при малейшем соприкосновении с нею. Для охраны объектов, расположенных на переднем крае, используются сторожевые собаки. Таким образом, вторая половина ночи не всегда является благоприятной для осуществления внезапного нападения.
В те ночи, когда луна появляется после 12 часов, лучше всего действовать (с точки зрения маскировки) с вечера между 21.00-23.00. Если в первой половине ночи погода ненастная (проливной дождь, буря), а во второй половине - затишье, то первая половина ночи, безусловно, более благоприятна для действия.
Из опыта Отечественной войны можно привести много примеров успешных действий разведки в дневное время. В сентябре 1942 года в одной нашей дивизии, оборонявшейся на Дону, в течение 15 суток, ежедневно, с наступлением темноты действовали по нескольку разведывательных партий, пытаясь переправиться через реку Дон. Противник изучил этот режим и к этому времени поджидал появления наших разведчиков, поэтому ни одна разведывательная операция не дала положительных результатов.
Решено было выйти в разведку утром, когда противник менее всего мог ожидать действий с нашей стороны. В один из вечеров с наступлением сумерек разведывательные партии предприняли демонстративные действия. Противник, как обычно, обнаружил разведчиков и открыл огонь. К полуночи разведывательные партии, закончив инсценировку разведки, возвратились в своё расположение. А когда начало светать, приступила к действиям основная разведывательная партия, организовав переправу через реку Дон.
Уже почти рассвело, когда разведчики на нескольких лодках благополучно причалили к вражескому берегу; незамеченными они подошли вплотную к окопам противника, ворвались в них, захватили спящего солдата, а остальных бесшумно уничтожили и, забрав оружие, документы и пленного, отошли к лодкам. Только тогда, когда они находились всего в нескольких метрах от своего берега, противник открыл по ним пулемётный огонь, но группа, не понеся никаких потерь, благополучно причалила, доставив пленного и документы в штаб своей части.
Выбор времени для действий разведки определяется главным образом конкретно сложившейся обстановкой и режимом противника. Так, например, если противник на дневное время устанавливает впереди своей передовой траншеи пулемёт кинжального действия, а на ночь его убирает и вы решили захватить прислугу пулемёта в плен, то сделать это можно только днём, так как ночью её не будет. И наоборот, если противник выставляет на ночь к проволочному заграждению отдельных солдат для подслушивания или на отдельных направлениях секреты и вам поставлена задача захватить их в плен, то это осуществимо только ночью, ибо днём, как известно, секрет не выставляется.
При подготовке нападения надо не только определить, в какое время суток оно должно быть предпринято, но и уточнить это время в часах и минутах.
Готовясь к захвату в плен вражеского часового, надо не только хорошо изучить поведение часовых на посту, время смены их, маршрут, по которому солдаты приходят на пост и уходят с него, но и точно рассчитать, когда лучше всего напасть на часового, тале чтобы действия разведчиков были для него неожиданными и оказание помощи ему со стороны было маловероятным. Нельзя нападать на часового тогда, когда до смены его осталось несколько минут, ибо во время ваших действий солдат, сменяющий часового, уже будет находиться поблизости и, несомненно, заметит вас. Кроме того, часовые, которых должны сменить, за несколько минут до смены всегда начинают волноваться: ходить, всматриваться в сторону противника, одним словом, бодрствовать, чтобы показать разводящему, что службу свою несут исправно и бдительно. Лучше всего нападать на часового в тот период, когда прежний часовой уже ушёл, а стоящий на посту освоился с обстановкой и пришёл к выводу, что ничего особенного со стороны противника не происходит. В общем, нападать на противника надо в тот момент, когда он меньше всего ждёт нападения.
Планирование разведывательной операции. Для выполнения любой боевой задачи необходимо её спланировать, т. е. заранее составить план предстоящего боя; в этом плане следует предусмотреть все "мелочи", которые могут способствовать достижению внезапности при нападении. Надо помнить, что план проведения той или иной разведывательной операции (особенно мелкими группами), не есть какой-то официальный документ, составленный на бумаге. Составление такого документа в боевой обстановке просто не представляется возможным, да и нет в этом необходимости. Речь идёт о плане разведывательной операции, составляемом командиром разведывательного органа. Подобный план представляет собой тщательно продуманный комплекс мероприятий, которые необходимо осуществить при подготовке и проведении разведывательной операции. Характер этих мероприятий определяется поставленной задачей и данными, полученными в ходе изучения объекта нападения; при составлении плана учитываются также и те условия, которые могут сложиться в ходе выполнения задачи. По отдельным вопросам намеченного плана командир разведывательного органа делает пометки в своей записной книжке.
Составляя план действий, командир разведывательного органа обязан:

  • хорошо уяснить поставленную задачу;
  • точно представлять себе объект нападения;
  • предвидеть, какие огневые точки могут препятствовать нападению на объект;
  • предусмотреть, из скольких разведчиков и бойцов других специальностей должен состоять разведывательный орган, чтобы обеспечить успешное выполнение задачи;
  • установить время начала действий (при этом необходимо точно предусмотреть, когда выйти в исходное положение, когда проделать проход в проволочном заграждении, до какого рубежа приблизиться к объекту и когда сделать бросок; все эти вопросы разрабатываются в порядке их очерёдности);
  • определить, какой боевой порядок необходимо принять при проведении операции;
  • распределить обязанности между группами разведывательного органа по периодам боя;
  • установить, каким должно быть вооружение;
  • выяснить, какие средства поддержки необходимо просить у старшего командира для обеспечения действий разведывательного органа;
  • знать, о чём следует договориться с командиром стрелкового подразделения, перед участком которого будет действовать разведывательный орган;
  • заранее установить сигналы;
  • предусмотреть, какие неожиданности могут возникнуть в ходе выполнения задачи, и наметить меры, необходимые для преодоления их.

Штаб дивизии, если разведывательная операция организуется им, должен в своём плане предусмотреть следующие меры:

  • обеспечить, чтобы на участке расположения объекта, намеченного для действий разведки, в течение нескольких суток не производилось разведывательных операций; это мероприятие проводится для того, чтобы не привлечь внимания противника, причём для дезориентации его необходимо одновременно вести ложную усиленную разведку на других участках;
  • организовать взаимодействие между разведывательным органом, командиром артиллерийских средств поддержки и командиром того стрелкового подразделения, перед участком которого будет действовать разведка; необходимо убедиться, что все вопросы ими учтены и между ними существует полная договорённость; особого внимания требует отработка сигналов вызова огня артиллерии; огонь артиллерии ни а коем случае не должен быть открыт раньше намеченного срока или до того, как разведывательный орган будет готов для броска на объект; перенос огня в глубину должен производиться быстро, по сигналу командира разведывательного органа.

Определение состава разведывательного органа. Практика показала, что чем меньше разведывательный орган по своему численному составу, тем легче он проникает незамеченным в расположение противника, тем больше имеет шансов на внезапность действий. Однако главным критерием при определении количественного состава разведывательного органа является поставленная задача; От характера этой задачи будет зависеть количество и характер сил и средств, требующихся для решения её. Метод действий разведывательного органа также влияет на его количественный состав. Если вы приняли решение, с целью установления характера и огневой системы обороны противника, произвести разведку боем, то для этого вам потребуется не менее стрелкового батальона, усиленного артиллерией, миномётами, а иногда и танками. Если же вы поставили себе задачу организовать захват пленного на переднем крае обороны противника методом поиска, то при нормальных условиях её может успешно выполнить разведывательная партия в 3-5 человек. Для нападения на штаб, узел связи или любой другой объект в тылу противника потребуется выделить разведывательную партию силою до роты, обязательно включив в её состав сапёров.
При преследовании поспешно отходящего противника разведывательному органу может быть приказано разведать, в каком направлении отходят главные силы и где готовятся промежуточные рубежи, организовать внезапное нападение на отходящие колонны, захватить переправы и т. п.; для решения этих задач целесообразно высылать моторизованные разведывательные группы в составе до роты танков (или бронеавтомобилей), усиленной бронетранспортёрами, моторизованной пехотой и мотоциклами, или моторизованные разведывательные отряды. И, наконец, для совершения диверсий в тылу противника разведывательные партии обычно высылаются в составе 5-10 человек.
Необходимо всегда стремиться к тому, чтобы малыми силами нанести противнику как можно больший урон, добыв необходимые разведывательные данные. В разведке воюют не числом, а умением, а оно в свою очередь достигается хитростью, внезапностью действий, дерзостью и смелостью.
Подбор и подготовка личного состава. Для выполнения той или иной разведывательной задачи состав разведывательного органа всегда приходится подбирать из того количества людей, которым вы располагаете в разведывательном подразделении. Командир разведывательного подразделения должен хорошо знать личные качества и особенности своих бойцов, чтобы иметь возможность подойти к каждому из них индивидуально. Так, если вы посылаете разведывательную партию в тыл противника, то участники её должны отлично ориентироваться на незнакомой местности. Бойцы разведывательной партии, действующей во вражеском тылу, обязаны хорошо владеть оружием врага (автоматом, гранатой, винтовкой, пулемётом). При выделении бойцов в отдельные группы боевого порядка разведывательного органа (группу нападения, обеспечения и т. п.) также необходимо учитывать личные качества каждого бойца. Для осуществления элемента внезапности особенно тщательно следует подбирать группу нападения; Разведчики, входящие в эту группу, в большей степени, чем остальные участники разведывательной партия, должны обладать такими качествами, как сила воли, находчивость, смелость, физическая сила, и обязаны хорошо владеть приёмами рукопашного боя. Если в группу нападения попал разведчик, который в критический момент может проявить хотя бы в малейшей степени трусость и нерешительность, то этим на 50% предрешён неуспех при выполнении задачи.
В практике был, например, такой случай: все мероприятия, обеспечивающие разведывательным органам внезапность действий, были проведены очень тщательно. Разведывательная партия незаметно подползла к объекту противника, но один разведчик из группы нападения, в задачу которого входило первым ворваться в траншею противника, поднялся, с шумом пробежал несколько метров, но в решительный момент струсил и в траншею не бросился. Произошло замешательство. Тем временем противник опомнился и открыл стрельбу. Внезапность нападения была сорвана. Разведывательная партия вынужден на была с боем отойти, не выполнив задачи и неся потери.
Не всегда, конечно, можно подобрать людей, обладающих абсолютно всеми качествами разведчика, особенно, когда разведывательные подразделения в ходе активных действий периодически пополняются бойцами из стрелковых подразделений. Разведчиков необходимо систематически готовить, обучать, а перед выполнением особо ответственных задач усиленно тренировать с целью отработки ими всех необходимых навыков до автоматизма. Учить разведчиков надо всегда, как только для этого представляется возможность, - в период затишья между боями, перед тем как бойцы отправляются на выполнение задания и после того как оно выполнено. Большую пользу для обучения разведчиков приносят разборы проведённых разведывательных операций. Через день-два после возвращения с разведки командир разведывательного органа собирает участников проведённой операции и подробно разбирает действия каждого разведчика, отмечая его ошибки. При разборе обязательно должны быть отмечены новые способы действий, возникшие в ходе боя. Если некоторые разведчики проявили в бою трусость и нерешительность, поведение их должно быть строго осуждено всем составом разведывательного органа. На разборе задачи должен присутствовать, по возможности, весь состав разведывательного подразделения.
Рассмотрим подготовку личного состава разведывательного органа к выполнению поставленной задачи.
Каждый участник разведывательного органа должен:

  • знать общую задачу и свои конкретные обязанности при решении этой задачи;
  • изучить объект нападения вообще, а также с точки зрения своих действий при нападении на него;
  • отлично знать общие сигналы и сигналы управления внутри разведывательного органа;
  • тщательно изучить взаимодействие между группами (нападения, обеспечения, разграждения).

По всем этим вопросам, если позволяет время, предварительно проводятся тренировочные занятия, на которых отрабатываются (по элементам) действия каждого участника и разведывательного органа в целом. Для проведения занятий в тылу своего расположения выбирается местность, сходная с районом предстоящих действий. По возможности и объект, предназначенный для тренировки разведчиков, должен соответствовать действительному объекту нападения; иногда для этой цели подбирается подходящее инженерное сооружение в тылу нашего расположения.
При тренировке личного состава разведывательного органа надо обратить серьёзнейшее внимание на тренировку разведчиков в умении бесшумно сблизиться с противником и предпринять быстрые и решительные действия. Эти элементы должны быть особенно тщательно отработаны с группой нападения. В дальнейшем весь состав разведывательного органа должен быть натренирован в овладении комплексом всех приёмов действий, намеченных по плану предстоящей разведывательной операции.
Тренировка разведывательного органа в каждом действии по времени и по продолжительности должна полностью соответствовать плану разведывательной операции.
При тренировке нельзя допускать никаких условностей, - все должны действовать так, как этого требует выполнение боевой задачи. Только при таком условии можно достигнуть отличных результатов.
Разведчику больше чем кому бы то ни было надо руководствоваться истиной: больше пота в учёбе, меньше крови в бою.
Подготовка разведывательной операции, так же как подготовка любой операции или боя, должна проводиться в строжайшей тайне. Умение действовать скрытно в подготовительный период - основа для достижения внезапности действий.
Таким образом, мы рассмотрели комплекс основных вопросов, обеспечивающих разведывательным органам использование элемента внезапности при решении разведывательных задач. При этом необходимо оговориться, что мы не затрагиваем тех вопросов, которые не влияют непосредственно "а обеспечение внезапности при подготовке и проведения разведывательных операций, однако их следует постоянно учитывать.

Глава III
ЧЕМ ДОСТИГАЕТСЯ СКРЫТНОСТЬ ПРИ ПОДГОТОВКЕ И ВНЕЗАПНОСТЬ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ВОЙСКОВОЙ РАЗВЕДКИ

ПОИСКИ

Поиск представляет собой один из методов наземной войсковой разведки и ведётся частями как ночью, так и днём с целью добыть необходимые сведения о противнике и местности, захватить пленных и документы.
Как показал опыт Отечественной войны, поиск проводится небольшими разведывательными партиями в составе 15-20, а иногда и 5-10 человек. Основные принципы действий поисковых разведывательных партий - внезапность, смелость и решительность с применением хитрости и заранее обдуманных приёмов борьбы.
Успех поиска зависит от умелого осуществления внезапности действий. Это и есть самое трудное в организации поиска. Для того чтобы поиск был внезапным, следует постоянно изыскивать новые способы его проведения, а для этого, в свою очередь, надо знать повадки врага.
Только наладив непрерывное наблюдение, внимательно присматриваясь к привычкам и режиму врага, обобщая имеющиеся данные, можно будет разнообразить способы проведения поиска и действовать на врага ошеломляюще.
Однажды командир разведывательного взвода младший лейтенант Радченко в процессе наблюдения обратил внимание на то, что по вечерам немецкие сапёры отрывали впереди своих траншей окопы. Работать они начинали сейчас же после ужина. Учтя это обстоятельство, Радченко с группой разведчиков проник за несколько минут до прихода сапёров за передний край и направился к траншеям противника. Ничего не подозревавшие немецкие сапёры в темноте приняли наших разведчиков за своих и продолжали спокойно двигаться к месту работы. Как только немцы приблизились на расстояние 20 м, разведчики забросали их гранатами. Унтер офицер, пытавшийся сопротивляться, был опрокинут ударом приклада и захвачен в плен. Противник настолько растерялся, что открыл огонь по своим, а наши разведчики тем временем благополучно отошли в своё расположение.
Подготовительные мероприятия к поиску должны проводиться с исключительной тщательностью, а сам поиск осуществляться внезапно, без предварительной огневой подготовки. Разведчики, действующие в составе поисковой группы, обязаны всегда стремиться к тому, чтобы выполнить поставленную задачу незаметно для противника. Если они действуют с задачей захватить пленного или добыть документы, то надо стараться нападать бесшумно, документы же "украсть", а не брать с боя.
При проведении поиска допустимо прибегать к бою только в тех случаях, когда этого требует обстановка, которая может неожиданно измениться в ходе операции.
Во избежание повторений мы не будем затрагивать те общие условия, обеспечивающие введение элемента внезапности, о которых нами уже упоминалось в главе второй; бесспорно, что все они должны быть учтены при организации войсковой разведки любыми методами.
Если объект предварительно изучен, каждый разведчик знает свою задачу и разведывательная партия в целом достаточно натренирована, то она выходит в исходное положение за несколько минут до начала действий. О начале операции командир разведывательной партии отдаёт приказ заранее. В исходном положении разведывательная партия находится минимальное количество времени, чтобы не обнаружить себя. Пребывание разведчиков в исходном положении длится до того момента, пока сапёры, заранее выдвинувшиеся к проволочному заграждению, не сообщат, что проход готов. Такие проходы в проволочном заграждении сапёры делают перед самый выходом разведывательной партии в исходное положение. Готовить проход в проволочном заграждении и производить разминирование за несколько часов до начала действий не рекомендуется, так как противник может обнаружить проход и, догадавшись о наших намерениях, организовать в этом месте засаду.
Как только сапёры доложат, что проход готов, разведывательная партия начинает движение в исходное положение для атаки. Расстояние между исходным положением для начала движения к объекту и исходным положением для броска на объект должно быть преодолено как можно быстрее, однако не в ущерб маскировке. Движение происходит в боевом порядке, заранее предусмотренном планом.
Опыт показал, что боевой порядок (схема 1) в исходном положении для броска на объект надо строить следующим образом: если нападение решено произвести в лоб, то группа нападения располагается непосредственно перед объектом; если же нападение на объект производится с заходом с тыла или фланга, то группа нападения располагается в том месте, с которого ей лучше всего начать обход. Группы обеспечения чаще всего располагаются на флангах атакуемого объекта в готовности подавить своим огнём соседние огневые точки и отрезать пути, по которым атакуемому объекту может быть оказана помощь. В группах обеспечения следует заранее выделить бойцов в помощь группе нападения, задача которых будет заключаться в том, чтобы броситься на атакуемый объект, как только в этом появится необходимость.

Такой боевой порядок оправдал себя и чаще всего применяется при действиях поисковых партий, при этом нельзя забывать, что боевой порядок разведывательной партии строится с учётом конкретной обстановки, т. е. не может быть шаблонным.
При выходе поисковой партии в исходное положение для броска на объект обстановка может сложиться так, что потребуется изменить боевой порядок, нарушив намеченный план, поэтому командир всегда должен быть готов внести соответствующие коррективы в действия поисковой партии.
Мы уже указывали, что при нападении (особенно с целью захвата пленного) не следует производить шума. Многие допускают ошибку, предпочитая сначала бросить гранату, а потом напасть. Правда, внезапный шум на некоторое время парализует волю противника к сопротивлению, но у каждого человека, которому угрожает опасность, появляется бессознательно инстинкт самозащиты, и он предпринимает какие-то действия. Даже в том случае, если противник не будет сопротивляться, он постарается уйти, что никак не входит в планы разведчиков, стремящихся захватить его в плен.

Ниже мы приводим примеры, иллюстрирующие роль внезапных действий при организации поисков.
Пример 1. На одном участке фронта противник сильно укрепился. Он создал прочный опорный пункт с несколькими ДЗОТ, открытыми площадками для пулемётов, разветвлённой системой траншей и ходов сообщений. Опорный пункт опоясывали минное поле и проволока. Все подступы простреливались плотным пулемётным огнём (схема 2).

Попытки наших разведчиков проникнуть в оборону противника на данном участке не давали положительных результатов. Тогда командир подразделения Шумайко подобрал четырёх бойцов и приказал им рыть туннель (минную галлерею) от нашей передовой траншеи в сторону противника. Расстояние до основной траншеи противника составляло приблизительно 150 м.
Метр за метром продвигались наши бойцы вперёд. Это был тяжёлый труд. Песок осыпался, крепить и обшивать стенки досками было трудно, к тому же следовало проявлять величайшую осторожность, чтобы не быть обнаруженным противником. В то время как бойцы приближались к вражеской траншее, наши пулемёты и миномёты в целях маскировки вели методический огонь.
Когда туннель был подведен на 10 м к ячейкам, отходящим от основной траншеи противника, бойцы проделали в стенках его два ответвления и заложили туда большое количество взрывчатых веществ. За то время, "ока назначенные бойцы прорывали туннель, начальник разведывательной партии тщательно разработал план действий, подобрал разведывательную партию и тренировал разведчиков на местности, оборудованной по типу той, на которой предстояло действовать. Предусмотрено было всё, вплоть до мелочей. Каждый разведчик точно знал свою задачу и место в бою. Основательно продуманы были вопросы взаимодействия как с группами разведывательной партии, так и с артиллерийскими средствами поддержки.
За 10 минут до начала действий разведчики заняли исходное положение в траншее в 170 м от места, где были заложены взрывчатые вещества. 12 сентября 1943 года ровно в 6 часов утра раздался оглушительный взрыв. Поднявшийся столб песка образовал густую завесу.
Пользуясь этим обстоятельством, разведчики бросились вперёд. Впереди бежали бойцы групп обеспечения и разграждения. Разведчики из группы обеспечения, подбежав к проволоке, залегли; бойцы группы разграждения быстро расширили гранатами ранее имевшийся проход в проволоке. В этот проход прошла группа захвата и, разбившись на ходу по парам, разместилась по траншеям, ведущим к ДЗОТ и блиндажам противника. Артиллеристы, получив" сигнал, открыли мощный заградительный огонь по батареям и огневым точкам в глубине обороны противника. Взрыв произошёл у основной траншеи, ведущей к ДЗОТ противника, образовав воронку глубиной в 10 м. Взрывной волной часовые были убиты; не успели ещё отдыхавшие солдаты и офицеры со сна разобраться в обстановке, как одновременно во все блиндажи и ДЗОТ полетели гранаты наших разведчиков.
Разведчики действовали стремительно, расчётливо и смело. Каждый боец имел автомат, нож и 8 гранат. Сержант Пешков, вскочив в траншею и увидев немца, немедленно набросился на него, окрутил верёвкой и потащил в своё расположение. Через 8 минут пленный был доставлен на командный пункт командира подразделения.
Старшие сержанты Иванов и. Появкин дальше всех проникли в оборону противника. Они подбежали к ДЗОТ, бросили в дверь противотанковую гранату и, прострочив ДЗОТ из автомата, ворвались в него. Семь солдат лежали мёртвыми, а один был ранен. Разведчики взяли его в плен.
Старшина Минихин захватил двух пленных следующим образом: продвигаясь по траншее, он заметил двух вражеских солдат. Обезумевшие от страха, они бежали в тыл. Один из них на ломаном русском языке вопил: "Святая Мария, спаси!" "Сейчас спасу", ответил ему разведчики автоматной очередью прикончил бандита; второго, легко раненого, он захватил в плен.
На обратном пути Минихин заскочил в блиндаж и выволок за воротник ещё одного бандита.
Вся операция заняла 20 минут. В результате внезапного, короткого боя опорный пункт был разгромлен, уничтожено до 50 солдат и офицеров противника, захвачено 6 пленных, документы, оружие и имущество. Наши разведчики потерь не имели.
Вывод. Разведывательная операция окончилась успешно благодаря внезапным действиям разведчиков. Внезапность же была достигнута вследствие устройства минной галлереи.
Пример 2. Ночной поиск по захвату пленного (схема 3).

Объектом нападения поисковой группы являлся часовой в траншее противника. Передний край вражеской обороны находился в 300 м от наших передовых траншей. На подступах к объекту тянулась лощина шириной до 120 м. По лощине протекал ручей. С нашей стороны берег ручья был обрывистый, со стороны противника - пологий. Перед передним краем обороны противника был сделан лесной завал. За завалом установлены фугасы в три ряда, далее проволочное заграждение в три кола и по берегу ручья - небольшой завал из хвороста. В 100 м от объекта (часового) находился взорванный мост узкоколейной железной дороги. Позади часового (в 80 м от него) проходило полотно узкоколейной железной дороги высотой в 3-4 м, препятствовавшее зрительной Связи между первым часовым и часовым соседней огневой точки слева. От первого часового ко второму проходила траншея и сигнальная проволока. В 150 м правее второго часового находился ДЗОТ со станковым пулемётом, который простреливал лощину вдоль ручья в направлении железнодорожного моста. Правее ДЗОТ стояла землянка, в которой располагался гарнизон противника силою до взвода. Наблюдением было установлено, что гарнизон этого, опорного пункта вёл себя беспечно. Часовые на постах читали, писали, ели, чистила оружие, на 10-15 минут уходили с постов.
Немцы вели наблюдение не тщательно. Очевидно, противник не ожидал наших действий, так как мы ли разу ещё не предпринимали разведки на этом участке.
Разведывательная партия была организована в составе 21 человека под командой младшего лейтенанта Кайзер и разбита на следующие группы:

  1. Группа захвата - 5 человек. Старший - старший сержант Бокарь. Вооружение: 4 автомата, пистолет, 5 ножей, 10 ручных гранат. Для связывания пленного имелась верёвка.
  2. Группа разграждения - 2 человека, старший - старший сержант Назаров. Вооружение: 2 автомата, 4 ручные гранаты. Для резки проволоки были приготовлены 2 пары ножниц.
  3. Группа обеспечения - 5 человек, из них правая группа - 2 человека и левая - 3 человека. Вооружение: 5 автоматов, 10 гранат.
  4. Резерв командира разведывательной партии - 7 человек.

Подготовка поиска. Наблюдение за объектом (с целью изучить поведение его гарнизона) велось в течение 3 дней на расстоянии 120 м, Двое разведчиков ползком пробирались на наблюдательный пункт и в течение 4 часов вели наблюдение, потам выходила следующая пара. Таким образом, объект был постепенно изучен всем составом партии. В процессе наблюдения удалось установить время смены часовых и степень их бдительности. Тренировка личного состава разведывательной партии проводилась в тылу своего расположения. Во время тренировки прорабатывались различные варианты действия групп, могущие возникнуть при выполнении задачи. Каждый разведчик тренировался в выполнении своей конкретной задачи.
План действий. 18 сентября в 11 часов вечера разведывательная партия занимает исходное положение. Группа разграждения проделывает проход в проволочном заграждении. Один сапёр остаётся на месте для расширения прохода, а второй сопровождает группу захвата: Правой группе обеспечения поставлена задача - уничтожить под мостом секрет противника, если он окажется там и будет мешать продвижению группы. Левая группа обеспечения прикрывает группу захвата слеза. Группа захвата проникает в траншею противника, оставляя одного разведчика на углу траншеи с задачей прикрыть группу справа. Четыре разведчика по траншее подходят к часовому; один из разведчиков остаётся в траншее и прикрывает группу слева, а трое врываются в ячейку, где находится часовой, захватывают его в плен и тем же путём эвакуируют в своё расположение. В том случае, если противник обнаружит действия нашей разведки, последняя вызывает огонь артиллерийской группы.
С целью отвлечь внимание противника от участка, на котором действуют разведчики, правее, на другом участке, наши стрелковые подразделения, расположенные на переднем крае, открывают сильный ружейно-пулемётный огонь. На этом участке месяца полтора назад наши разведчики дважды пытались действовать (и оба раза неудачно), поэтому противник имел некоторые основания ожидать здесь повторной разведки.
Ход действий. Ночь на 18 сентября 1943 года была тёмная. Дул сильный ветер. В 24.00 сапёры Назаров и Митотрюков спустились в лощину к завалу; сняв три ряда фугасов и очутившись в 40 м от вражеского часового, они бесшумно проделали проход в проволочном заграждении, причём разрезали только нижние нити, чтобы можно было пролезть. Первой двигалась группа захвата: Впереди полз сапёр - старший сержант Назаров; он прощупывал каждый сантиметр местности руками. Наконец, бойцы группы захвата проникли в траншею и оказались в 60 м правее часового. Сапёр Назаров остался на бруствере траншеи для прикрытия группы. Двигаясь по траншее к часовому, группа обнаружила проволочную дверь-сетку, прикрывавшую подход к часовому. Старший сержант Бокарь бесшумно снял дверь и положил её на бруствер. Приблизившись к часовому почти вплотную, разведчики услышали разговор. Происходила смена часовых. Новый часовой, оставшись один, пустил осветительную ракету. Затаив дыхание, разведчики прижались к стенке траншеи. Как только ракета погасла, сержант Бокарь, ефрейтор Левенок и рядовой Савельев молниеносно набросились на часового. Сержант Бокарь схватил его за горло, но, увидев, что у часового потекла кровь из носа, разжал руки. Часовой вырвался, начал кричать и, выхватив нож, пытался нанести удар разведчику Бокарю, но разведчик Дивенко голой рукой схватился за лезвие ножа и вырвал его из рук бандита. Тогда немец ударил ногой в лицо Савельеву, последний упал, но тут же поднялся и ударом кулака свалил немца на землю. Разведчики заткнули ему рот, связали руки и, захватив вражеский автомат и ручной пулемёт, потащили немца по траншее. Отход группы прикрывал ефрейтор Карасёв. На крик часового прибежала группа солдат противника в количестве 5 человек. Ефрейтор Карасёв, подпустив их вплотную, убил трёх солдат из автомата, двое же бросились бежать.
Пленный солдат, услышав приближение своих, ударом ноги в живот сбил с. ног старшего сержанта Назарова и тоже пытался бежать, однако Назаров догнал его, ударил сапёрными ножницами по голове и свалил на землю. С левой стороны на шум бежала вторая группа противника, но ефрейтор Кураков, прикрывавший группу захвата слева, расстрелял двоих немцев в упор, остальных же заставил залечь и задержал до отхода группы захвата.
Командир разведывательной партии сигналом вызвал огонь артиллерийской группы, под прикрытием которого разведчики благополучно преодолели проход в проволочном заграждении. В это время противник открыл на участке поиска беспорядочную ружейно-пулемётную стрельбу. С целью отвлечь его внимание стрелковый взвод лейтенанта Курзина, расположенный правее участка, на котором производился поиск, также открыл интенсивный ружейно-пулемётный огонь, что дало желаемый эффект. Разведчики подошли к обрыву, но они настолько обессилели, что самостоятельно взобраться с пленным на обрыв не могли. Тогда к ним выслали из резерва 3 человек, с помощью которых разведчики вышли в своё расположение.
Разведывательная партия благополучно прибыла в часть. Захваченный ею пленный дал ценные показания о группировке противника и характере его обороны.
Выводы.

  1. Объект поиска был заблаговременно изучен:
  2. Разведчики проявили смелость и решительность, причём действия их соответствовали обстановке, сложившейся в ходе боя.
  3. Захват вражеского часового был произведён внезапно, и вся операция могла бы закончиться бесшумно, если бы разведчики более детально отработали элементы захвата пленного. Крик часового привлёк внимание соседних огневых точек, и операция усложнилась.

Пример 3. Рассказ сержанта Бончука. Мы ползли, сливаясь с темнотой ночи, затаив дыхание. Если бы хрустнула под нами хоть одна, даже самая тоненькая хворостинка, то вся предпринятая операция полетела бы в тартарары.
Сапёры Тимофеев и Котов двигались впереди нас. Они нащупывали мины; попадались им всё больше шрапнельные, самые вредные.
Вблизи проволочного заграждения немцев мы залегли. Проволока была натянута на железных рогатках. За проволокой находился умело замаскированный немцами ДЗОТ. Издали его не заметить, а он-то и был нам нужен.
Несколько часов лежали мы неподвижно и наблюдали. Узнали, когда сменяются часовые и в какое время они ведут себя более настороженно; высмотрели, где помещается вход в огневую точку, где находятся бойницы; наметили, с какой стороны выгоднее подобраться к ДЗОТ. После этого потихоньку вернулись в свою роту.
В следующую ночь снова побывали на прежнем месте, вблизи проволоки у ДЗОТ. Высматривали, запоминали, прикидывали. Ведь чем лучше знаешь повадки врага, тем легче оправиться с ним. И вот после тщательного изучения объекта и поведения противника, уверенные друг; в друге, мы пошли захватывать "языка". Каждый из нас знал, как ему действовать. Главное в нашей работе - бесшумность и расторопность, чтобы напасть на врага внезапно и действовать наверняка. Если хоть один из разведчиков замешкается, он подведёт всех.
Ночь, в которую мы решили действовать, была тёмная, сыроватая. Подползли мы к проволоке. Она была натянута, как струна. Чуть тронешь - звенит. Сапёры Тимофеев и Котов приступили к своему делу. Все были начеку, ждали. Со стороны немецкого ДЗОТ доносился разговор. На пригорке маячил вражеский часовой. Он озирался и прислушивался. Где-то справа от него ври" таился ракетчик, то и дело освещавший небо. Наконец, сапёры проделали в проволоке проход; мы могли бы уже приступить к работе, но в это время происходила смена часовых. Пришлось ещё целый час пролежать без движения; на нового часового сразу не нападёшь; вначале он бывает очень зорок; надо подождать, пока он устанет. Тяжко ждать, когда в душе азарт, а ничего не поделаешь. Разведчик должен быть терпеливым и разумным. Наконец, мы заметили, что часовой свернул папиросу и спустился в блиндаж, видимо, за огоньком. В одно мгновение мы проскочили вперёд и ворвались в ДЗОТ. Не успели немцы глазом моргнуть, как наш сибиряк Наумов схватил первого попавшегося из них, зажал его голову подмышку и потащил. В ДЗОТ оказалось ещё четверо немцев. Мы бесшумно и быстро прикончили их. Успешно выполнив задачу, спокойно возвратились обратно, как с удачной охоты.
Пример 4. Перед разведывательной партией старшего лейтенанта Бабаева стояла трудная задача - захватить пленного из опорного пункта противника, расположенного на расстоянии нескольких сот метров от переднего края. Операция была тщательно подготовлена и, несмотря на трудности, блестяще выполнена. Пленный был захвачен без единого выстрела.
Объектом поиска была избрана наиболее укреплённая огневая точка (ДЗОТ), расположенная на открытой и хорошо обозреваемой местности. От нашего переднего края объект отделяла широкая река. Немцы не ожидали появления наших разведчиков, что и было использовано разведывательной партией для организации внезапного нападения.
В течение шести дней велось тщательное наблюдение за объектом. За три дня до начала поиска разведчики переправились через реку и произвели рекогносцировку местности. По заранее намеченному пути они проникли в водосточную трубу, проложенную поперёк дороги, и оказались в 50 м от объекта. Обстановка всё более прояснялась. Оставалось узнать, сколько солдат находится в огневой точке. Для дальнейшего наблюдения за объектом тов. Бабаев оставил четырёх разведчиков во главе с сержантом Маточкиным. Целый день разведчики пролежали в холодной воде, не произнося ни единого слова и не производя ни малейшего шороха. Разговаривали друг с другом посредством мимики. Ночью они возвратились в своё расположение и доложили о результатах наблюдения. Удалось установить и количество людей в ДЗОТ.
На следующий день, в сумерки, разведчики начали поиск. Незаметно переправившись через реку, они подползли к большому камню - ориентиру, у которого разведывательная партия должна была принять боевой порядок и приступить к действиям. Группа захвата направилась вправо, чтобы выйти в ход сообщения ДЗОТ с фронта. Атакующая группа перерезала ход сообщения с тыла. Таким образом, обе группы двигались навстречу, одна другой, как бы сжимая ДЗОТ противника. Захватывающая группа не ставила своей задачей врываться в ДЗОТ. Тов. Бабаев рассчитал, что при взрыве гранаты немцы выбегут из ДЗОТ, в этот момент их и надо будет захватывать. Так и случилось. Когда раздался взрыв гранаты, уцелевшие немцы выбежали из ДЗОТ и прижались к стенке траншеи. Здесь на них нагрянула группа захват та. Бойцы этой группы были вооружены пистолетами "ТТ", что значительно облегчало им действия в траншее;
Стоило только немцу увидеть обрез дула пистолета, как он поднимал руки и кричал: "Русс, плен!" Трое фашистов были взяты в плен. Основная задача была выполнена, но предстояло ещё одно нелёгкое дело - уйти на свою сторону. Ясно было, что немцы откроют с соседних огневых точек огонь и разведывательная партия может понести большие потери. Тов. Бабаев учёл это и направил одного разведчика с ракетницей в сторону. Тот начал пускать ракеты и стрелять из пистолета, маскируя путь отхода партии, причём ракеты были пушены в направлении противника прямо над землёй, чтобы не освещать разведывательную партию. Тем временем тов. Бабаев с остальными разведчиками круто повернул в сторону и направился к реке. Немцы, будучи дезориентированы, открыли огонь в ложном направлении. Наши разведчики благополучно переправились через реку и без потерь возвратились в своё расположение.
Вывод. Поиск был подготовлен и проведён умело, с учётом имевшегося опыта.
Разведчики действовали не силой, а проявили ловкость и искусство манёвра, правильно использовав элемент внезапности.

ЗАСАДА

Засада - это скрытное расположение разведывательного органа или другого подразделения с целью внезапного нападения на противника и уничтожения его или захвата в плен. Основа действий засады - внезапность.
Если небольшая группа смельчаков появляется перед противником (даже превосходящим её по численности) внезапно и в непосредственной близости, то последний на некоторое время лишается возможности предпринять контрмеры. Однако для достижения успеха недостаточно только внезапно появиться перед противником, так как растерянность его будет продолжаться недолго и уже через несколько минут он сможет организовать сопротивление. Минуты замешательства противника должны быть использованы для того, чтобы нанести ему возможно больше потерь. Действия засады должны быть дерзкими и решительными, бой засады должен быть скоротечным.
Рассмотрим основные условия, обеспечивающие внезапность действий засады.

  1. Выход разведывательного органа в район засады должен совершаться скрытно, с соблюдением строжайших мер маскировки. Это требование необходимо соблюдать особенно тщательно при организации засады в тылу противника. При этом надо принимать во внимание плотность боевых порядков противника, время года и характер местности. Необходимо заранее находить разрывы в боевых порядках противника или, во всяком случае, выбирать менее плотные участки. Крайне важно предварительно изучить путь движения разведчиков, причём желательно, чтобы он проходил по местности, способствующей маскировке. Весь состав разведывательного органа должен иметь маскировочные халаты, Условия проникновения в тыл противника определяют количественный состав разведывательного органа. Чем труднее скрытно проникнуть во вражеский тыл, тем состав разведывательного органа должен быть меньше.
  2. Засады целесообразно организовывать в таких местах, где можно ожидать появления противника, а для этого надо располагать ранее добытыми разведывательными данными.
  3. Боевой порядок в засаде устанавливается с таким расчётом, чтобы при нападении у противника сложилось впечатление, будто против него действует крупное подразделение (схема 4). Все пути отхода противника должны быть перерезаны. Противник, подвергшийся нападению из засады, должен находиться как бы в ловушке.
  4. Группа засады принимает меры непосредственного охранения. С этой целью в стороны, на вероятные пути движения противника, высылаются парные дозоры; в их обязанности, помимо несения службы охранения, входит предупреждать командира засады о приближении противника. Организацию связи с высланными дозорами следует основательно продумать. Ночью связь осуществляется звуковыми сигналами (подражание привычным звукам для данной местности), днём - условными знаками (движениями рук, оружием и т. п.), но пользоваться этими сигналами надо с исключительной осторожностью, чтобы приближающийся противник не мог обнаружить их.
  5. Разведчики, находящиеся в засаде, должны быть замаскированы так, чтобы их нельзя было заметить, даже находясь вблизи от них.
  6. Нападение из засады производится по сигналу дружно, всем составом засады. Огонь открывается всеми разведчиками одновременно.

Все эти условия могут быть созданы только в результате тщательной предварительной тренировки личного состава.
Засады не всегда действуют с применением огневых средств. Так, например, задачу по захвату пленного рекомендуется выполнять без огнестрельного оружия, как говорят, "втихую".
Пример 1. В течение нескольких дней наблюдатели следили с переднего наблюдательного пункта, устроенного на верхушке большой сосны, за вражеским разведчиком, появлявшимся из рощи. Немец осторожно двигался по направлению к нашему переднему краю, искусно прячась за кустами и пнями. Он то рассматривал в бинокль наши позиции, взобравшись на сосну, то шнырял вдоль минного поля, изучая наш передний край. Наши снайперы охотились за ним, но немец был ловок и хитёр, Тогда решили организовать на пути движения вражеского разведчика засаду и захватить его в плен. С этой целью начала действовать разведывательная партия из 5 человек под командованием старшины Кукушкина.
Скрытно преодолев передний край, наши разведчика проникли в расположение противника и на просеке рощи расположились в засаде.
Тропа, по которой передвигался вражеский разведчик, проходила в 50 м от места засады. Это было невыгодно, так как исключалась возможность захватить немца живым. Но старшина Кукушкин придумал, как обмануть врага. Он вышел на песчаную тропу, по которой вскоре должен был проходить немец, и сам несколько раз прошёл по ней взад и вперёд. Его план был прост и умён: немец, заметив свежие следы, не решится пойти вперёд, не зная, что его ожидает там, и обязательно свернёт с просеки в лес. Расчёт оказался безошибочным. Перепуганный немец немедленно бросился в чащу леса, где и попал в руки наших разведчиков.
Пример 2. Непрерывное наблюдение за противником длилось трое суток. Разведчики изучали систему вражеской обороны, расположение огневых средств, нащупывали слабые места в боевых порядках противника, чтобы без особых затруднений проникнуть в его тыл и захватить пленного. На третий день разведчикам удалось установить разрыв между боевыми порядками, который и был использован для проникновения во вражеский тыл. Разведывательная партия сержанта Авдонина приступила к действиям. Разведчики двигались под покровом тёмной ночи. Только редкие вспышки ракет заставляли их плотно прижиматься к земле.
Не встречая на пути серьёзных препятствий, партия быстро миновала передние окопы противника и стала продвигаться дальше.
Невдалеке проходила дорога, по которой двигались немецкие грузовики, повозки с боеприпасами и отдельные группы солдат. Подойдя к дороге, Авдонин увидел разбитую грузовую машину. Здесь и решено было устроить засаду. Группа захвата разместилась под машиной. Группа обеспечения залегла в нескольких метрах от машины, в кустах.
Вскоре разведчики услышали скрип повозки, направлявшейся' по дороге в тыл. Усталые лошади, отфыркиваясь, медленно приближались к месту засады. Двое солдат, сидевших в повозке, беспечно мурлыкали что-то себе под нос. Когда они поравнялись с засадой, четверо разведчиков из группы захвата бросились на гитлеровцев и стащили их с повозки. Перепутанные лошади шарахнулись в сторону. Один гитлеровец при попытке к сопротивлению был убит ножом, второго связали, заткнули ему рот и на его же повозке привезли в своё расположение.

РАЗВЕДКА БОЕМ

Разведка боем производится с целью всестороннего изучения боевых порядков противника, системы его обороны и огня, а также с целью захвата шлейных. Внезапные и дерзкие действия разведывательного отряда с массированным применением артиллерийских средств должны создать у противника впечатление, что на данном участке идёт наступление. Если противнику станет ясно, что мы производим демонстративные или разведывательные действия, то он не обнаружит всех своих огневых средств, а также мест расположения своих резервов.
Для того чтобы прорвать передний край обороны противника (особенно, если она организовывалась в течение продолжительного времени), следует неожиданно массированным артиллерийско-минометным огнём и стремительными действиями живой силы парализовать волю противника к сопротивлению и, используя этот момент, проникнуть в глубину его расположения. Разведывательный отряд не ставит своей задачей захват и удержание местности, поэтому бой должен происходить накоротке, с последующим отходом в своё расположение.
Обеспечение внезапных, а следовательно, и успешных действий достигается, в основном, следующим:

  1. Исходное положение для атаки избирается как можно ближе к переднему краю противника. Выход в исходное положение рекомендуется производить ночью, соблюдая строжайшую маскировку. Подразделения разведывательного отряда должны находиться в исходном положении недолго.
  2. Проходы в проволочном заграждении противника, если есть возможность, следует приготовить заранее. Лучше всего проделать их при помощи удлинённых зарядов, которые взрывают одновременно с открытием огня артиллерией.
  3. До начала разведки боем следует провести некоторые разведывательные мероприятия на соседних участках с целью скрыть от противника действительное место предстоящего боя. За несколько дней до начала разведки боем активизируется разведка мелкими партиями на широком фронте. Производится ложная пристрелка артиллерии и миномётов с запасных позиций.
  4. Атака начинается без артиллерийской подготовки. Артиллерия производит пятиминутный огневой налёт по переднему краю противника, после чего переносит огонь в глубину и на фланги. Подразделения разведывательного отряда тотчас же после пятиминутного огневого начёта бросаются в атаку.
  5. За 3-5 дней до разведки боем в намеченном направлении не должны предприниматься активные действия. Войска, расположенные перед этим участком, сохраняют обычный режим поведения.
  6. За 3-4 дня до проведения разведки боем артиллерия и миномёты производят пристрелку по действительным рубежам и направлениям.

Накануне проведения разведки боем с целью отвлечения внимания противника огонь ведётся в других направлениях.
Приведём несколько примеров успешного проведения разведки боем с использованием элемента внезапности.
Пример 1. Поисковыми группами было установлено, что подступы, ведущие к переднему краю противника, бдительно охранялись. При подходе к объекту группа захвата обычно обнаруживалась противником, и разведчики вынуждены были отходить, не выполнив задачи. Иногда противник, обнаружив подход наших разведчиков к переднему краю, стремился группами в 10-15 человек выйти на пути отхода разведывательных групп. Предпринять более активные действия поисковая группа не могла вследствие своей малочисленности. Решено было провести разведку боем в составе усиленной роты.
Командир отряда капитан Караваев организовал тщательное наблюдение; для выбора объекта нападения он выдвинул к переднему краю противника дозоры, установил характер сооружений, заграждений и примерный численный состав гарнизона противника, а также наметил пути отхода.
К тщательному изучению объекта нападения и путей подхода к нему был привлечён весь личный состав разведывательного отряда.
Для решения задачи методом разведки боем отряд был разбит на шесть групп: 1, 2, 3-я группы, под командой лейтенанта Шмелёва и старших сержантов Ахмадеева и Щёткина, в составе от 14 до 22 человек, предназначались для атаки; 4-я группа, под командой старшины Игнатенко, в составе 3 сапёров,- для обеспечения; 5 и 6-я группы, под командой сержанта Липова и красноармейца Лысина, в составе 7 человек (в каждой), - для прикрытия. Отряд был вооружён: автоматами, винтовками, гранатами (по 5 штук на человека); кроме того, отряду придали один 50-мм миномёт. Вызов огня двух батарей, выделенных для прикрытия групп, решено было произвести пуском ракеты.
10 ноября 1943 года в 5 часов утра разведывательный отряд вышел с исходного положения (боевое охранение нашей обороны), приняв следующий боевой порядок: 1-я группа - слева, 3-я группа - справа и 2-я - незначительным уступом назад в центре. Использовав поля ржи и овраги, отряд незаметно для противника подошёл к его переднему краю. Две группы прикрытия с одним ротным миномётом были предназначены для отражения возможного внезапного удара противника с тыла и флангов. Бойцы группы обеспечения по-пластунски пробрались к заграждениям и проделали четыре прохода в минном поле и проволочном заграждении.
Личный состав атакующей группы также принимал активное участие в обезвреживании мин.
Атакующие группы заняли исходное положение для атаки объекта и на рассвете подползли к нему; будучи в 50 м от объекта, разведчики по команде лейтенанта Шмелёва и старшего сержанта Щёткина бросились вперёд, ведя на ходу огонь из автоматов и закидывая противника гранатами. Отдельные огневые точки противника, пытавшиеся вести огонь по разведчикам, были уничтожены меткими бросками гранат старшего сержанта Щёткина, сержанта Иванова и красноармейцев Кирееза и Любарского. Огнём гранат были разрушены четыре блиндажа, уничтожены семь ручных пулемётов, ротный миномёт и до 40 гитлеровцев. Уцелевшие гитлеровцы стали разбегаться, но разведчики, предприняв решительные и дерзкие действия, обошли и уничтожили их, за исключением двух немцев, захваченных в плен.
После пятиминутных стремительных и дерзких действий разведчики под прикрытием огня групп поддержки, ротного миномёта и огня батарей отошли. Разведывательная партия потерь не имела.

ДЕЙСТВИЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ В ТЫЛУ ПРОТИВНИКА

В тылу противника разведывательные органы выполняют следующие задачи:

  • совершение внезапных налётов на штабы и узлы связи с целью разгрома их и захвата документов;
  • определение группировки противника и его намерений в тактической глубине (до 15 км);
  • установление районов сосредоточения резервов противника (особенно мотомеханизированных);
  • установление интенсивности и характера перевозок по грунтовым и железным дорогам;
  • установление огневых позиций артиллерии и наличия инженерных сооружений в глубине расположения противника.

Эти задачи разведывательные органы могут разрешать посредством организации поисков, засад, скрытного наблюдения, подслушивания телефонных переговоров.
Действия разведывательных органов в тылу противника имеют следующие специфические особенности, которые при всех условиях необходимо учитывать:

  1. Разведывательные органы, находящиеся во вражеском тылу, действуют в отрыве от наших войск, без их помощи и без огневой поддержки артиллерии.
  2. Разведывательной партии, действующей в тылу противника, самой приходится находить и выбирать объект разведки, в то время как в обычных условиях объект выбирается заблаговременно из расположения наших войск.
  3. При выполнении задачи в тылу противника разведывательная партия должна вести усиленную круговую разведку "на себя" и принимать меры непосредственного охранения; разведчики должны избегать встреч и столкновений с противником.
  4. Находясь в тылу противника, разведывательная партия должна обладать высокой подвижностью и маневренностью, ибо, скрытно выходя в один район после удавшейся или неудавшейся разведывательной операции, она так же скрытно и быстро переходит в другой район.

Только при соблюдении перечисленных требований разведывательная партия может оставаться не замеченной противником и действовать внезапно.
Далее мы приводим примеры действий разведчиков в тылу противника.
Пример 1. Командир Н-ской стрелковой дивизии, используя образовавшийся разрыв между отступающими частями противника, принял решение - выслать разведывательную партию в составе семи человек на автомашине в район пункта Г. (в тыл противника на глубину 15 км) с целью установить пути отхода противника и захватить пленного.
В ночь на 23 августа 1943 года разведывательная партия приступила к выполнению задания. 'К 3 часам ночи разведчики достигли реки Г., где выяснилось, что мост через реку взорван. Дальше двигаться на машине нельзя было. Старший партии решил замаскировать машину у реки и пробираться пешком.
Незаметно переправившись на лодке через реку, разведчики продолжали свой путь. Двигаясь по лесу, разведывательная партия скрытно подошла к населённому пункту П. На окраине пункта пять разведчиков организовали засаду, а двое стали пробираться огородами в населённый пункт. У одной избы разведчики заметили мотоцикл с коляской и подползли к нему. Из избы доносился оживлённый разговор. Затаив дыхание, с автоматами наготове, разведчики наблюдали за избой. Ждать пришлось недолго. Вскоре из неё вышли три немца, неся в руках масло, яйца и несколько кур. Бандиты начали грузить свою добычу в коляску мотоцикла и уже собирались сесть сами, но автоматная очередь насмерть уложила двоих, а третий бросился бежать на окраину села, в том направлении, где пятеро наших разведчиков расположились в засаде. Как только немец поравнялся с засадой, разведчики набросились на него и захватили в плен.
Конвоируя пленного, разведчики дотащили до реки и мотоцикл. Затем они благополучно переправились на противоположный берег, где их ждала автомашина.
Пленный был доставлен в штаб дивизии и дал ценные показания об отходящих частях противника.
Пример 2. Под ударами наших частей противник поспешно отходил на запад. Командир соединения решил выслать разведывательную партию на удаление 15 км в тыл противника с задачей перерезать лесную дорогу, по которой совершался отход, вызвать панику во вражеских рядах, нарушить планомерный отход тылов и перерезать связь. Разведывательная партия под командованием гвардии капитана Бякина должна была действовать в составе 20 разведчиков и 15 сапёров. Времени на подготовку оставалось очень мало.
11 августа 1943 года в 9 часов вечера партия выступила на выполнение задания. Путь движения проходил в стыке боевых порядков противника, на местности, изрезанной болотами, и далее по лесному массиву.
Соблюдая все меры предосторожности, имея впереди и на флангах непосредственное охранение, разведчики миновали передний край противника и 12 августа к 9 часам утра вошли в лес (2 км западнее населённого пункта К.). В лесу разведчики встретили местного жителя, скрывавшегося от немцев. Он рассказал, что у перекрёстка просек расположился большой немецкий обоз с имуществом, и согласился провести разведчиков в этот район.
Командир разведывательной партии принял решение - скрытно приблизиться к вражескому обозу и внезапной атакой разбить его, после чего заминировать дорогу и перерезать идущие вдоль неё телефонные провода.
Скрытно приблизившись к месту расположения немецкого обоза, разведчики забросали скученно расположенные повозки гранатами, а затем молниеносно атаковали противника. Немцы, растерявшиеся от неожиданного нападения, открыли беспорядочную стрельбу.
Несколько в стороне от обоза стояло противотанковое орудие, из которого был открыт огонь по разведчикам. Капитан Бякин подскочил к нему и противотанковой гранатой взорвал орудие вместе с его расчётом.
Помимо обозников, в этом месте находилось ещё около взвода пехоты. Произошла горячая схватка.
Опомнившись и разобравшись в обстановке, группа немцев бросилась в глубь леса, очевидно, имея целью обойти наших разведчиков с фланга, прижать их к дороге и при помощи обозников уничтожить. Но этот манёвр своевременно разгадал капитан Чирикало. С группой разведчиков он смело бросился в самую гущу немцев, на ходу уничтожая их гранатами и автоматным огнём. Сам капитан Чирикало уничтожил 10 немцев. Маневр немцев сорвался. Все они были убиты.
Тем временем командир сапёрной группы лейтенант Филатов выдвинулся со своей группой на дорогу к в нескольких местах заминировал её. Минут через 20 на дороге показались две автомашины с солдатами противника, две самоходные пушки и несколько танкеток и бронемашин. Машины с солдатами, наткнувшись на заминированный участок дороги, взлетели на воздух. Пушки, танкетки и бронемашины, не дойдя до заминированного участка, остановились и их экипажи открыли огонь в направлении леса, откуда ещё слышен был бой наших разведчиков с уцелевшими немцами.
Расправившись с обозниками и вражеской пехотой, разведчики стали окружать танки и бронемашины противника, экипажи которых, заметив наших разведчиков, повернули машины обратно.
В течение всего дня разведывательная партия оставалась у дороги, препятствуя движению противника как по направлению к фронту, так и к тылу. И только с наступлением темноты, заминировав дорогу ещё в нескольких местах, разведчики возвратились в своё расположение.
В результате дерзкого налёта было уничтожено до 100 немецких солдат и офицеров, 33 лошадей, две автомашины, одно противотанковое орудие, взорвано семь подвод с боеприпасами и перерезано семь ланий телеграфного провода.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Использование элемента внезапности имеет решающее значение во всех боевых столкновениях независимо от численности участвующих в нём войсковых соединений в частей. Когда отделение открывает огонь, оно должно открывать его внезапно и интенсивно. Когда армия переходит в наступление, она должна наносить удар с неожиданного для противника направления, в неожиданное для него время, с неожиданной силой.
Если противник предвидит наши действия, то он принимает соответствующие контрмеры. Если же осуществить неожиданный для него план, то ему придётся поспешно перестраивать и свои мероприятия, которые поэтому будут менее действенными.
Маскировка участка наступления даёт нам возможность сосредоточить на решающем направлении нужные силы до того, как противник сосредоточит свои силы для отражения наступления. Сохранение в тайне сроков наступления лишает противника возможности оказать активное противодействие и в то же время усиливает моральный эффект наступления, что является одним из существенных условий успеха.
Враг хитёр, но его надо перехитрить. Исход боя не всегда решается численным превосходством.
Искусство крупных и мелких операций, частных боёв заключается именно в том, чтобы путём ловкого манёвра и применения новых форм борьбы, с использованием элемента внезапности, малыми силами разбить численно превосходящего врага. В разведке это основное.
Применение тактической внезапности во всех её многообразных формах доступно каждому командиру и бойцу почти в любой боевой обстановке. Военное дело - это искусство, ему чужд шаблон; в справедливости этого положения каждый участник Отечественной войны убедился на собственном опыте.
Наши разведывательные подразделения имеют богатый боевой опыт, и этот опыт показывает, что любая тщательно подготовленная разведывательная операция, участники которой действовали решительно, внезапно и дерзко, даже при численном превосходстве врага, проходила успешно.
Разведчики! Действуйте решительно, дерзко и смело; обманывайте противника, нападайте на него там, где он не ждёт вас. Помните, что внезапность ошеломляет противника и сковывает его волю к сопротивлению.

 

 

 

Наши Журналы

Баннер

Случайное фото

Наши Проекты

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер