Сборы разведчиков

E-mail Печать
Индекс материала
Сборы разведчиков
1. ВВЕДЕНИЕ
2. РОЛЬ И НАЗНАЧЕНИЕ СБОРОВ
3. СИСТЕМА СБОРОВ
4. ЦЕЛИ СБОРОВ
5. ВРЕМЯ И СРОКИ ПРОВЕДЕНИЯ СБОРОВ
6. ПОДГОТОВКА СБОРОВ
7. ПОРЯДОК ПРОВЕДЕНИЯ СБОРОВ
8. ИЗ ДОКЛАДОВ И ВЫСТУПЛЕНИЙ НА СБОРАХ
А. ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ОРГАНИЗАЦИИ РАЗВЕДКИ И РУКОВОДСТВА РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫМИ ОРГАНАМИ
Б. ОРГАНИЗАЦИЯ, ПОДГОТОВКА И ПРОВЕДЕНИЕ ПОИСКОВ
В. ОРГАНИЗАЦИЯ И ДЕЙСТВИЯ ЗАСАД
Г. ДЕЙСТВИЯ В ТЫЛУ ПРОТИВНИКА
9. ПРОВЕДЕНИЕ СБОРОВ РАЗВЕДЧИКОВ В МИРНОЕ ВРЕМЯ
10. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Все страницы
Г. ДЕЙСТВИЯ В ТЫЛУ ПРОТИВНИКА

Из выступления капитана Ильиченко

К 19 января 1944 г. противник, выбитый нашими накупающими частями с занимаемого рубежа, сумел закрепиться в глубине своей обороны. Нашему командованию необходимо было установить дальнейшие его намерения, наличие резервов, оборонительные сооружения в глубине обороны и пехотную группировку на занимаемом рубеже.
По приказу командира корпуса из состава разведывательной роты была создана разведывательная группа, командиром которой назначили меня. Задача группы состояла в том, чтобы проникнуть в тыл противника в район Башева, Сысоева, Говорово и добыть необходимые командованию данные.
Состав разведывательной группы был следующий: 9 разведчиков, 2 радиста с рацией и военный переводчик. Срок действий нам был поставлен 5 дней.
Двое суток мы вели наблюдение за передним краем противника, отыскивая проход. Наконец, отыскали его и в ночь на 20 января в районе Заходы-Нижнее перешли линию фронта и углубились в тыл противника. Однако противник сразу обнаружил нас и начал преследовать. Весь день 20 января мы провели в лесу в районе Волынцево. От противника удалось оторваться. Наблюдением установили наличие в этом лесу огневых позиций артиллерии, артскладов и подготовленного рубежа обороны на восточной опушке леса. Эти данные сразу же передали по радио в штаб бригады.
С наступлением темноты прошли между гарнизонами противника в Волынцево и Сысоево и вышли в район Соколово, Черепяги. Устроив здесь засаду, разбили автомашину противника и взяли в плен шофёра. Но здесь мы снова были обнаружены и потому вынуждены были уйти сначала в район Прискуха, затем в район Загорье. 21 января достигли района Чурилово. По большаку почти непрерывно двигался автотранспорт. Я решил установить, каким частям противника принадлежит этот автотранспорт. Установил наблюдение за большаком. Когда появилась одиночная легковая автомашина, шестеро моих людей вышли на большак, а один из них, Дущиков, поднял руку. Машина остановилась. Без выстрела взяли в плен обер-ефрейтора из дивизиона ПТО 331-й пехотной дивизии. Захватили почту с машины, машину взорвали и снова отошли в лес. В этом же районе разбили ещё одну машину противника, уничтожили при этом 4 немцев и изъяли документы. Данные снова передал по радио в штаб бригады.
К 25 января мы вышли в район Пашкове. 27 января устроили засаду в дер. Филиппово, уничтожили 11 немцев и 4 лошади, изъяли документы. Однако двигавшаяся за обозом большая группа немцев стала преследовать нас, и мы вынуждены были отойти обратно в район Коромыслово.
29 января устроили засаду на большаке в районе Лебедево. Здесь уничтожили 10 немцев, захватили 3 лошадей, документы и другие трофеи.
Ночью перебрались в дер. Холмы, где встретились с партизанским отрядом Гаврилова. Перед этим я дважды пытался перейти линию фронта, ибо задачу свою в основном уже выполнил, но все мои попытки были безуспешны, так как противник к этому времени успел создать сплошную траншейную оборону. Между тем питание для рации у меня иссякло, сведений в штаб я передавать больше не мог.
Решил соединиться с партизанским отрядом и продолжать действовать в тылу противника. Через некоторое время я принял на себя командование над всем отрядом. Первым моим шагом в отряде было то, что я установил в нём крепкую дисциплину; первым же результатом моей работы явилась операция по разгрому обоза противника в районе Севриков, во время которой мы убили 13 немцев, многих ранили, одного взяли в плен, захватили 6 лошадей, документы и другие трофеи.
Вскоре отряд начал испытывать недостаток в боеприпасах к отечественному оружию. Нам не хватало также мин, которые я мог бы применить здесь с большой эффективностью. Но наши разведчики нашли оригинальный выход: вывинчивали взрыватели из немецких снарядов и вставляли туда запалы от немецких же гранат. С 1 по 8 февраля 1944 г. мы этими минами минировали пути движения немцев; одновременно устраивали засады. 10 февраля в районе Малеево разбили машину, с которой сняли аккумуляторы для рации. Я попытался связаться со штабом бригады, чтобы передать им все имевшиеся в моём распоряжении данные о противнике, но рации штаба уже сменили свои позывные, и связаться с ними не удалось.
15 февраля 1944 г. в районе Гришино устроили засаду с применением снарядов-мин. Этому предшествовало следующее: в 11.00 мы бесшумно захватили на большаке мотоциклиста, везшего двоих немцев. Они показали, что вскоре здесь пройдёт большой обоз. Пленных и мотоциклиста мы отвели в глубь леса, а сами приготовились к "встрече" этого обоза. В 14.00 на большаке послышался шум приближающихся повозок. Когда голова колонны поравнялась с засадой, разведчики по команде дёрнули 15 шнуров, и на дороге, взорвались 15 снарядов-мин. Через несколько секунд я с другой группой разведчиков был уже около повозок, расстреливая огнём из автоматов разбегавшихся немцев. На поле боя осталось 25 убитых немцев и много раненых. Мы захватили большие трофеи - оружие, боеприпасы, лошадей. Наши потери: 2 легко раненых. Был взят в плен солдат 552-го дорожно-строительного батальона.
18 февраля засада в районе Тархово снова приносит успех: разбили автомашину и взяли в плен трёх немцев. В эти дни, когда противник готовился к отходу, уже оттягивая основные свои силы, я решил действовать особенно активно. 21-го провёл простую по замыслу, но дерзкую по выполнению операцию в районе Исаково. По большаку на запад почти непрерывно шли немецкие обозы. Мы, разведчики, одетые в маскхалаты, выехали на 13 подводах на большак и двинулись навстречу большому немецкому обозу. Когда оба обоза поравнялись один с другим, мои люди открыли по немцам огонь из пулемётов и автоматов. В результате нам достались большие трофеи, двое пленных, в том числе обер-лейтенант - начальник штаба 193-го противотанкового дивизиона 93-й пехотной дивизии - и важные оперативные документы.
Это была последняя операция отряда. Фронт быстро шёл на запад. 27 февраля разведка нашего отряда встретилась в дер. Шиклино с разведгруппой наших войск. Более чем месячная работа в глубоком тылу противника закончилась.
За это время мой отряд уничтожил 85 немцев и 27 полицейских, ранил до 100 немцев, взял в плен 19 немцев и 5 полицейских.
Уничтожили 6 автомашин, 2 мотоцикла, много повозок с вооружением, боеприпасами и продовольствием.
Наши трофеи: 35 лошадей, 5 пулемётов, 12 автоматов, 70 винтовок, 6 биноклей, много боеприпасов и продовольствия.
Вывод: Задачу, поставленную на первые пять дней, мы выполнили. Все добытые за это время данные были своевременно переданы по радио в штаб бригады.
Не совсем правильно были подобраны разведчики. Некоторые из них в предыдущих разведоперациях были ранены и перед выходом в неприятельский тыл не прошли медицинского переосвидетельствования. Нужно было иметь в составе разведгруппы также ручной пулемёт, мы же были вооружены при уходе в тыл врага только автоматами (не считая, конечно, гранат, пистолетов и ножей).