Сборник "Войсковая разведка". Выпуск №19 1947г.

E-mail Печать
Индекс материала
Сборник "Войсковая разведка". Выпуск №19 1947г.
ЗАДАЧИ ОБУЧЕНИЯ РАЗВЕДЧИКОВ НА ОПЫТЕ ДЕЙСТВИЙ МЕЛКИХ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ГРУПП
ПРОТИВ ШАБЛОНА В ПОДГОТОВКЕ РАЗВЕДЧИКОВ
О ПОДГОТОВКЕ СОЛДАТА-РАЗВЕДЧИКА
НАБЛЮДЕНИЕ ПРИ ПРЕСЛЕДОВАНИИ
ОРГАНИЗАЦИЯ И ПРОВЕДЕНИЕ ПОИСКА С ПРЕОДОЛЕНИЕМ ВОДНОЙ ПРЕГРАДЫ
ПОДГОТОВКА РАЗВЕДЧИКОВ-ТАНКИСТОВ
РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫЙ ПОЛЕТ
НАСТУПАТЕЛЬНЫЙ БОЙ АНГЛИЙСКОЙ ПЕХОТНОЙ БРИГАДЫ
ТАНКИ АНГЛИИ И США
Все страницы

 

Полковник Н. ШАНДАРАЕВ

ПРОТИВ ШАБЛОНА В ПОДГОТОВКЕ РАЗВЕДЧИКОВ

Значение разведки для успеха боя - общеизвестно. Недаром наши уставы требуют от командиров в боевых условиях вести её непрерывно. Во многих частях и соединениях подготовке разведчиков на основе боевого опыта уделяется большое внимание.
Но в ряде подразделений в этой области допускаются крупные промахи. Достаточно сказать, что при отработке очередных тактических тем в подразделениях Н-ской части предварительных занятий, как это полагалось бы, с офицерами не проводилось. Командиры взводов, проводя занятия, вынуждены были опираться только на свои прежние знания и свой личный опыт. Немудрено, что в ходе занятий они допускали организационные и методические ошибки. Плохо были поставлены планирование занятий и подготовка к ним. Офицеры к занятиям готовились накануне и, конечно, не успевали не только оборудовать намеченный участок, но и произвести надлежащим образом рекогносцировку его. Нечего и говорить, что в результате всего этого качество занятий снижалось. Но это не всё. Основной недостаток в обучении разведчиков заключался в том, что подготовка их подчас проходила шаблонно, в отрыве от действительного, живого и многообразного опыта войны.
Нельзя сказать, что командиры разведывательных подразделений не пытались использовать боевой опыт, усвоить новые тактические способы. Но это были отдельные немногочисленные попытки и сводились они только к рассказу о том или ином эпизоде и, в лучшем случае, показу какого-нибудь приёма бывалым разведчиком. Вот и всё. Правда, некоторые офицеры строили занятия по технике ближнего боя в строгой последовательности в соответствии с программой. И это правильно, но одного этого мало. Нужно ещё живое содержание занятия, творческий подход к обучению. Вот этого-то и не было. Такие темы, как "Отделение в поиске", "Взвод в налете на объект на переднем крае обороны противника", проводились однообразно, схематично, шаблонно. Всё дело сводилось к тому, что создавались постоянные группы захвата, разграждения, обеспечения. Между ними устанавливали взаимодействие, атаковывали объект, и... тема считалась отработанной.
А между тем каждый разведчик знает, что на самом деле, в жизни поиск гораздо сложнее, чем он разыгрывался на занятиях. Все знают, что поиск, налёт наиболее часто проводились ночью, в сумерки, в непогоду. В этих условиях разведчику часто приходилось вести огонь из автомата на 30-50 м, метать гранаты в траншею или блиндаж врага, наносить удары прикладом, ножом, кулаком и т. д. И всё это делалось в темноте, когда трудно не только видеть, но и опознать, кто действует у тебя справа и слева, товарищ или противник. Отсюда, естественно, возникает требование: ночным тактическим занятиям должны предшествовать ночные тренировки по рукопашному бою, физические упражнения и стрельбы.
Насколько сложна, разнообразна и иной раз необычайна деятельность разведчиков, насколько они должны быть инициативны, дерзки и ловки, показывают многочисленные примеры из опыта Отечественной войны. Взять хотя бы такой эпизод. На одном из участков фронта южнее города Остров оборона врага проходила в 120-150 м от наших позиций. Обычная разведывательная группа делала неоднократные попытки захватить пленного, но все они были безрезультатны. Тогда создали группу в составе шести разведчиков. В течение 6-7 дней они тренировались в прыжках и беге на 150 м в одну сторону без груза и обратно с грузом - "пленным". На рассвете разведчики, вооружённые автоматами, пистолетами, ножами, в тапочках, без гимнастёрок, стремительно бросились в траншею противника через заранее проделанный проход в заграждениях. В траншее, куда разведчики внезапно ворвались, произошла короткая схватка. Одного немца закололи ножом, второго оглушили и доставили его бегом в свою передовую траншею. Налёт длился всего три минуты, без единого выстрела. Задача была выполнена.
Интересен и такой случай. Группа разведчиков, весьма опытных и натренированных, владеющих техникой бесшумного переползания и преодоления вертикальных заграждений, ночью, ползком преодолела 40-метровую полосу и дерево-земляной вал врага и внезапно ворвалась в траншею. Пулемётный расчёт немцев оказал незначительное сопротивление и был быстро уничтожен. Но на шум из блиндажа выбежали ещё три немца, причём двое оказались без оружия. Одному из них удалось бежать, второго разведчики уничтожили, а третий споткнулся и, видимо, со страху обхватил лежавшее на бруствере бревно и оцепенел, так что трое разведчиков не смогли оторвать его от бревна. А в это время немцы подняли тревогу и открыли беспорядочный огонь. Минутная задержка грозила разведчикам гибелью, тогда по команде сержанта пять разведчиков схватили бревно с пленным и скрылись в темноте.
О чём говорят эти примеры? Прежде всего о том, что разведчика, как мастера своего дела, следует обучать различным способам и приёмам действий, которые применялись и будут применяться в бою, разнообразить обстановку учений, создавать сложные условия. Как учит опыт войны, успех разведчиков всегда зависел от того, как они владели техникой ближнего боя. Это обстоятельство ещё раз заставляет нас обратить внимание на индивидуальную выучку каждого разведчика. И в период сколачивания подразделений занятия следует строить в комплексе всех элементов подготовки разведчика.
Выше мы указывали на недостатки обучения действиям поиска и налёта, но, может быть, это было случайно, и другим темам более "повезло". К сожалению, этого нельзя сказать. И при отработке таких важных тем, как "Отделение в разведке в тылу противника" и "Взвод в разведке в тылу противника ночью", где особенно нужны разнообразие обстановки и способов действий, проявились те же схематизм и однообразие. Жизненный боевой опыт свидетельствует, что самым важным и трудным делом бывает проникнуть через боевые порядки первых позиций врага. В таком случае обычно разведчики отыскивали слабые места в его обороне, выбирали лесистые, болотистые, горные участки; использовали момент, когда проводилась разведка боем, и просачивались в тыл врага.
В практике же обучения этот опыт забывают, и разведчики на занятиях беспрепятственно проникают через линию обороны "противника". Та, в свою очередь, оборудуется примитивно, неправдоподобно, динамика проникновения в тыл врага не отрабатывается. Всё это, на наш взгляд, следствие того, что офицеры разведслужбы штабов и подразделений не осмыслили достаточно глубоко методическое содержание программы, задач и упражнений и подходят зачастую к разрешению их формально. Такой подход отразился и на создании материальной базы обучения. Вместо того чтобы оборудовать специальные учебные поля, создать усложнённые условия, наподобие тех, в которых действовали разведчики в дни войны, они базировались на лёгкое и готовое - на учебное поле части и соединения, на штурмовой городок, который прост и легко преодолим.

Газета "Красная звезда" № 165 от 14 июля 1946 г.