Сборник "Войсковая разведка". Выпуск №19 1947г.

E-mail Печать
Индекс материала
Сборник "Войсковая разведка". Выпуск №19 1947г.
ЗАДАЧИ ОБУЧЕНИЯ РАЗВЕДЧИКОВ НА ОПЫТЕ ДЕЙСТВИЙ МЕЛКИХ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ГРУПП
ПРОТИВ ШАБЛОНА В ПОДГОТОВКЕ РАЗВЕДЧИКОВ
О ПОДГОТОВКЕ СОЛДАТА-РАЗВЕДЧИКА
НАБЛЮДЕНИЕ ПРИ ПРЕСЛЕДОВАНИИ
ОРГАНИЗАЦИЯ И ПРОВЕДЕНИЕ ПОИСКА С ПРЕОДОЛЕНИЕМ ВОДНОЙ ПРЕГРАДЫ
ПОДГОТОВКА РАЗВЕДЧИКОВ-ТАНКИСТОВ
РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫЙ ПОЛЕТ
НАСТУПАТЕЛЬНЫЙ БОЙ АНГЛИЙСКОЙ ПЕХОТНОЙ БРИГАДЫ
ТАНКИ АНГЛИИ И США
Все страницы

В ПОМОЩЬ ШТАБНОМУ ОФИЦЕРУ И ОФИЦЕРУ-РАЗВЕДЧИКУ

ВЫПУСК 19

ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО
МИНИСТЕРСТВА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СССР
1947

 

 

 


 

ЗАДАЧИ ОБУЧЕНИЯ РАЗВЕДЧИКОВ НА ОПЫТЕ ДЕЙСТВИЙ МЕЛКИХ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ГРУПП

В боях с немецкими захватчиками наши доблестные гвардейские части показали образцы военного мастерства. Ещё на первом этапе войны они проявили умение бить врага, обладающего численным и техническим превосходством. Что же, какие боевые качества обеспечили гвардейцам успех в тяжёлой борьбе? Знаменательную оценку их действиям дал Верховный Главнокомандующий товарищ Сталин в своём приказе о переименовании соединения генерала Катукова в Первую гвардейскую танковую бригаду. "Отличные действия бригады и ее успех, - сказано в приказе, - объясняются тем, что бригадой: 1. Велась непрерывная боевая разведка"...
Гвардейцы хорошо знали силы, намерения врага и уверенно били его. Не случайно товарищ Сталин в дальнейшем ходе войны неоднократно требовал, чтобы командиры всех степеней и рангов неустанно улучшали и развивали нашу разведку. Образцово организованная разведывательная работа в частях и соединениях в большой мере помогла нашим Вооружённым Силам добиться полной победы в решающих сражениях с немецкими полчищами.
Теперь, когда стрелковые, танковые и другие части Советской Армии перешли на мирное положение и, опираясь на опыт Великой Отечественной войны, учатся воевать по-гвардейски, одним из важнейших разделов обучения по-прежнему остаётся совершенствование разведывательной деятельности войск.
Два боевых правила обязан всегда помнить офицерский состав, занимающийся тактической подготовкой своих подразделений. Первое: на войне войска не имеют права ни одного шага сделать без разведки. И второе: разведывательная деятельность отнюдь не является монополией специальных подразделений. Наоборот, все батальоны, роты, взводы, находящиеся на переднем крае, в походе, участвующие в прорыве вражеской обороны, наблюдением или активными действиями, несут службу боевого обеспечения, выполняют разведывательные функции. Только при такой постановке дела можно досконально изучить впереди лежащую местность, собрать полные данные о противнике, предугадать его намерения и найти верное решение боевой задачи.
Каждый офицер, каждый боец должен стать отличным разведчиком. Такое требование предъявляет войскам опыт войны. Это обязывает командиров частей и подразделений воспитывать и обучать подчинённых так, чтобы они могли вести разведку боем, наблюдением и подслушиванием.
Программа обучения предусматривает для стрелков и подразделений автоматчиков отработку тактических тем по разведке. Отделениям и взводам предстоит усвоить действия разведчиков в засаде, поиске, в тылу противника и гор. Но было бы непростительной ошибкой считать, что этими темами можно исчерпать подготовку стрелковых и других подразделений к разведывательной деятельности.
Без разведки немыслим успех в бою. Это означает, что и на тактических учениях нельзя решать наступательные или оборонительные задачи, если командиры подразделений не занимаются на всех этапах палевого выхода изучением местности и "противника". Однако не всегда руководители и офицеры - участники тактических занятий - придерживаются этого боевого правила.
Порой приходится сталкиваться с такими явлениями, когда руководитель только на первом этапе занятия заставляет обучаемого офицера организовать наблюдение, вести разведку. Но как только командир взвода отдаст приказ и отделения сделают первый бросок вперёд, - наблюдение за "противником" прекращается. Руководитель следит лишь за техникой продвижения обучаемых и вводными заставляет их реагировать на артиллерийский или пулемётный огонь "противника". Поступая так, руководитель снижает качество занятия, не даёт подчинённым почувствовать на тактическом поле биение пульса настоящего боя.
Чтобы полевые выходы подразделений были по-настоящему поучительными, руководитель должен создавать такую обстановку, которая ставила бы обучаемых перед необходимостью вести непрерывную разведку. Здесь, конечно, большое значение имеют и выбор участка местности, и продуманная организация обозначения активно действующего "противника". Главное же чтобы руководитель придирчиво следил за тем, чтобы решение каждой учебной задачи основывалось на проваренных разведывательных данных, на непрерывном изучении местности и "противника". Это заставит командиров активизировать разведку, более тщательно проводить рекогносцировку, добывать данные о "противнике" наблюдением, подслушиванием, боем, захватом "пленных". А поскольку всё это будет выполняться практически, постольку и все обучаемые, вплоть до рядового бойца, получат разносторонние навыки разведчиков.
Офицеру мало уметь организовать разведку. Ему необходимо также научиться сопоставлять и обобщать разведывательные данные, получаемые из разных источников. Неверно полагать, что этим делом должны заниматься только старшие начальники и их штабы. Командирам стрелковых батальонов, рот также нужна практика в сопоставлении и обобщении данных, получаемых от своих разведчиков, от соседей, от артиллеристов, сапёров. Иначе офицер не сможет правильно информировать вышестоящий штаб об обстановке, сложившейся в ходе боя на его участке.
В стрелковых частях и соединениях имеются специальные разведывательные подразделения. Они должны стать в войсках очагами пропаганды боевого опыта войсковой разведки. Привлечение бывалых разведчиков на беседы, лекции, на инструкторско-методические уроки, проведение показных занятий по соответствующим темам силами разведывательных подразделений, несомненно, окажет благотворное влияние, поднимет культуру разведки в стрелковых взводах, ротах, батальонах.
Разумеется, разведывательные подразделения справятся с этими задачами, окажут действенную помощь пехотинцам только при том условии, если они сами будут настойчиво совершенствовать свою боевую подготовку. Физическая закалка, при чём не обычная, а связанная с боевой работой - один из основных разделов обучения бойцов, сержантов и офицеров-разведчиков. На уроках по физподготовке и тактике им нужно дать пластунские навыки, связанные с преодолением препятствий, искусственных и естественных, с ведением рукопашного боя в траншеях, ходах сообщений. Огневая подготовка разведчика также специфична, здесь от него требуется умение метко и быстро поражать цели навскидку и с хода, в абсолютной темноте и на освещенной местности. Большее внимание необходимо уделять топографической подготовке солдат и сержантов, добиваясь в первую очередь, чтобы они могли грамотно отобразить на схеме результаты наблюдения, умело ориентироваться на любой местности.
Поле, лес, горы - лучшая лаборатория разведывательного мастерства. Прошлой зимой подразделения разведчиков Белорусского военного округа значительную часть учебного Времени проводили в подвижных лагерях. Находясь в длительном отрыве от баз постоянного расквартирования, бойцы и офицеры решали задачи по разведке, организовывали свой быт в обстановке, наиболее приближенной к боевой. Опыт подвижных лагерей следует перенять не только разведывательным, но и стрелковым, пулеметным и другим подразделениям.
"Изучать противника, улучшать разведку - глаза и уши армии, помнить, что без этого нельзя бить врага наверняка". Такой наказ в дни войны дал товарищ Сталин командирам всех родов войск. Надо приложить все силы к тому, чтобы поднять искусство разведки на новую, высшую ступень.

Газета "Красная звезда" № 126 от 30 мая 1946 г.

 


 

Полковник Н. ШАНДАРАЕВ

ПРОТИВ ШАБЛОНА В ПОДГОТОВКЕ РАЗВЕДЧИКОВ

Значение разведки для успеха боя - общеизвестно. Недаром наши уставы требуют от командиров в боевых условиях вести её непрерывно. Во многих частях и соединениях подготовке разведчиков на основе боевого опыта уделяется большое внимание.
Но в ряде подразделений в этой области допускаются крупные промахи. Достаточно сказать, что при отработке очередных тактических тем в подразделениях Н-ской части предварительных занятий, как это полагалось бы, с офицерами не проводилось. Командиры взводов, проводя занятия, вынуждены были опираться только на свои прежние знания и свой личный опыт. Немудрено, что в ходе занятий они допускали организационные и методические ошибки. Плохо были поставлены планирование занятий и подготовка к ним. Офицеры к занятиям готовились накануне и, конечно, не успевали не только оборудовать намеченный участок, но и произвести надлежащим образом рекогносцировку его. Нечего и говорить, что в результате всего этого качество занятий снижалось. Но это не всё. Основной недостаток в обучении разведчиков заключался в том, что подготовка их подчас проходила шаблонно, в отрыве от действительного, живого и многообразного опыта войны.
Нельзя сказать, что командиры разведывательных подразделений не пытались использовать боевой опыт, усвоить новые тактические способы. Но это были отдельные немногочисленные попытки и сводились они только к рассказу о том или ином эпизоде и, в лучшем случае, показу какого-нибудь приёма бывалым разведчиком. Вот и всё. Правда, некоторые офицеры строили занятия по технике ближнего боя в строгой последовательности в соответствии с программой. И это правильно, но одного этого мало. Нужно ещё живое содержание занятия, творческий подход к обучению. Вот этого-то и не было. Такие темы, как "Отделение в поиске", "Взвод в налете на объект на переднем крае обороны противника", проводились однообразно, схематично, шаблонно. Всё дело сводилось к тому, что создавались постоянные группы захвата, разграждения, обеспечения. Между ними устанавливали взаимодействие, атаковывали объект, и... тема считалась отработанной.
А между тем каждый разведчик знает, что на самом деле, в жизни поиск гораздо сложнее, чем он разыгрывался на занятиях. Все знают, что поиск, налёт наиболее часто проводились ночью, в сумерки, в непогоду. В этих условиях разведчику часто приходилось вести огонь из автомата на 30-50 м, метать гранаты в траншею или блиндаж врага, наносить удары прикладом, ножом, кулаком и т. д. И всё это делалось в темноте, когда трудно не только видеть, но и опознать, кто действует у тебя справа и слева, товарищ или противник. Отсюда, естественно, возникает требование: ночным тактическим занятиям должны предшествовать ночные тренировки по рукопашному бою, физические упражнения и стрельбы.
Насколько сложна, разнообразна и иной раз необычайна деятельность разведчиков, насколько они должны быть инициативны, дерзки и ловки, показывают многочисленные примеры из опыта Отечественной войны. Взять хотя бы такой эпизод. На одном из участков фронта южнее города Остров оборона врага проходила в 120-150 м от наших позиций. Обычная разведывательная группа делала неоднократные попытки захватить пленного, но все они были безрезультатны. Тогда создали группу в составе шести разведчиков. В течение 6-7 дней они тренировались в прыжках и беге на 150 м в одну сторону без груза и обратно с грузом - "пленным". На рассвете разведчики, вооружённые автоматами, пистолетами, ножами, в тапочках, без гимнастёрок, стремительно бросились в траншею противника через заранее проделанный проход в заграждениях. В траншее, куда разведчики внезапно ворвались, произошла короткая схватка. Одного немца закололи ножом, второго оглушили и доставили его бегом в свою передовую траншею. Налёт длился всего три минуты, без единого выстрела. Задача была выполнена.
Интересен и такой случай. Группа разведчиков, весьма опытных и натренированных, владеющих техникой бесшумного переползания и преодоления вертикальных заграждений, ночью, ползком преодолела 40-метровую полосу и дерево-земляной вал врага и внезапно ворвалась в траншею. Пулемётный расчёт немцев оказал незначительное сопротивление и был быстро уничтожен. Но на шум из блиндажа выбежали ещё три немца, причём двое оказались без оружия. Одному из них удалось бежать, второго разведчики уничтожили, а третий споткнулся и, видимо, со страху обхватил лежавшее на бруствере бревно и оцепенел, так что трое разведчиков не смогли оторвать его от бревна. А в это время немцы подняли тревогу и открыли беспорядочный огонь. Минутная задержка грозила разведчикам гибелью, тогда по команде сержанта пять разведчиков схватили бревно с пленным и скрылись в темноте.
О чём говорят эти примеры? Прежде всего о том, что разведчика, как мастера своего дела, следует обучать различным способам и приёмам действий, которые применялись и будут применяться в бою, разнообразить обстановку учений, создавать сложные условия. Как учит опыт войны, успех разведчиков всегда зависел от того, как они владели техникой ближнего боя. Это обстоятельство ещё раз заставляет нас обратить внимание на индивидуальную выучку каждого разведчика. И в период сколачивания подразделений занятия следует строить в комплексе всех элементов подготовки разведчика.
Выше мы указывали на недостатки обучения действиям поиска и налёта, но, может быть, это было случайно, и другим темам более "повезло". К сожалению, этого нельзя сказать. И при отработке таких важных тем, как "Отделение в разведке в тылу противника" и "Взвод в разведке в тылу противника ночью", где особенно нужны разнообразие обстановки и способов действий, проявились те же схематизм и однообразие. Жизненный боевой опыт свидетельствует, что самым важным и трудным делом бывает проникнуть через боевые порядки первых позиций врага. В таком случае обычно разведчики отыскивали слабые места в его обороне, выбирали лесистые, болотистые, горные участки; использовали момент, когда проводилась разведка боем, и просачивались в тыл врага.
В практике же обучения этот опыт забывают, и разведчики на занятиях беспрепятственно проникают через линию обороны "противника". Та, в свою очередь, оборудуется примитивно, неправдоподобно, динамика проникновения в тыл врага не отрабатывается. Всё это, на наш взгляд, следствие того, что офицеры разведслужбы штабов и подразделений не осмыслили достаточно глубоко методическое содержание программы, задач и упражнений и подходят зачастую к разрешению их формально. Такой подход отразился и на создании материальной базы обучения. Вместо того чтобы оборудовать специальные учебные поля, создать усложнённые условия, наподобие тех, в которых действовали разведчики в дни войны, они базировались на лёгкое и готовое - на учебное поле части и соединения, на штурмовой городок, который прост и легко преодолим.

Газета "Красная звезда" № 165 от 14 июля 1946 г.

 


 

Майор В. ТОКАН

О ПОДГОТОВКЕ СОЛДАТА-РАЗВЕДЧИКА

Роль разведки на поле боя исключительно велика. Разведчик- это преданный сын нашей Родины, смелый, храбрый, правдивый и доблестный воин. В разведке, пожалуй, больше, чем где бы то ни было, моральный фактор играет первостепенное значение.
Разведчик часто проникает в тыл врага. Действуя подчас самостоятельно или с небольшой группой товарищей, он преодолевает большие трудности, смело идёт на риск и нередко подвергается самым жестоким и суровым испытаниям; в этих условиях воля человека, твёрдость его характера, самообладание, стойкость и выносливость всегда берут верх "ад опасностью.
Перед каждым командиром подразделения и части, перед каждым офицером-разведчиком сейчас стоит задача: воспитывать именно таких разведчиков, передать им всё то ценное, что накоплено богатейшим опытом разведки в ходе Великой Отечественной войны.
Что для этого требуется?
Прежде всего, нужно чётко уяснить, что, кроме общих обязанностей солдата, необходимо воспитать в разведчике ряд особых качеств, свойственных разведчику. К этим качествам относятся: безукоризненное владение техникой маскировки, подкрадывания к противнику, внезапного нападения и бесшумного захвата в плен, умение действовать самостоятельно "в одиночку" в полном отрыве от своих войск. Разведчик должен уметь отлично ходить на лыжах, преодолевать на них различные препятствия, вести огонь из всех положений, ориентироваться на местности днём и ночью.
Важнейшими качествами разведчика, которые надо всемерно развивать в нём, являются способность наблюдать, слушать и правильно докладывать обо всём, что удалось определить по звукам и внешним признакам, демаскирующим противника, а также умение по следам на земле и окружающим предметам определить время пребывания или прохождения противника, направление его движения и принадлежность к тому или иному роду войск.
Любознательность, военная хитрость, сметка, находчивость - неотъемлемые черты разведчика.
Успех в деле воспитания всех перечисленных качеств разведчика прежде всего будет зависеть от правильного подбора личного состава разведывательных подразделений. Каждый человек, отбираемый в разведчики, должен быть изучен всесторонне. Командир обязан знать степень его политико-моральной стойкости, волевые качества, сильные и слабые стороны характера.
Нужно помнить, что если в разведку попадут трусы, слабохарактерные или безвольные, неискренние и неправдивые люди, то они могут в самую трудную минуту подвести своих боевых товарищей, дать ложные сведения, ввести в заблуждение командование.
Тем более недопустим в обучении и воспитании разведчика огульный подход.
Обучать надо конкретно, индивидуально каждого солдата. Каждому знакомо чувство уверенности в солдате, которого приходилось самому обучать, воспитывать, вкладывать в его душу "зёрна" знаний своей любимой профессии разведчика.
И вот, прежде чем приступить к подготовке новых кадров солдат-разведчиков, каждому офицеру-разведчику необходимо подумать над этими вопросами. Тогда он сможет найти правильные методы обучения, помогающие развить в разведчике качества, присущие охотнику-следопыту, направить его способности по правильному пути, учесть его положительные качества, своевременно выявить характерные недостатки и помочь нажить их в ходе учебы.
Если у одного разведчика больше всего развита наблюдательность и он отличается хорошей памятью, то надо всемерно помочь ему развивать эти черты, в то же время всячески культивируя в нём другие необходимые качества. Если другой разведчик обладает хорошими навыками в ориентировании на местности, в ведении рукопашного боя, в преодолении препятствий, то ему нужно создать условия для всестороннего развития этих качеств.
После того как каждый разведчик усвоит программу действий одиночного стрелка по тактике, отлично овладеет своим личным оружием, научится вести огонь из любых положений, можно переходить к специальной подготовке разведчика.
Подготовку солдата-разведчика следует начинать с обучения его умению вести скрытное, непрерывное наблюдение за "противником", всё видеть и слышать, делать правильные выводы и своевременно докладывать их начальнику, в должной мере разбираться в топографических картах и ориентироваться на местности; уметь маскироваться в любых условиях.
Прежде всего командир подразделения должен показать разведчику, что человек нередко пропускает мимо ушей и глаз многие происходящие вокруг явления и если разведчик не избавится от подобного свойства, то это поставит под угрозу безопасность части, в интересах которой он действует.
Ничто так не обостряет органы чувств и не заставляет их реагировать с наибольшей быстротой и точностью, как огонь противника.
Но имеются такие учебные приёмы, которые дают возможность добиваться приблизительно таких же результатов. Основами этих приёмов являются наблюдение, устный доклад и описание того, что видел. Начать можно с простого упражнения.
Занимающимся показывают расположенные на столе различные предметы (чернильный прибор, коробка от спичек, предметы военного снаряжения и т. п.), затем быстро закрывают их и предлагают устно или письменно описать всё, что видел.
Такой простой пример убедит будущих разведчиков, что точное наблюдение невозможно без специальной тренировки, у них появится стремление преодолеть свойственный многим недостаток - смотреть и не видеть. Можно провести следующее простое упражнение для слуха: воспроизводится ряд сходных звуков, причём источник звука не виден. Требуется установить, в какой последовательности они были даны (так, например, был ли свист слышен до или после выстрела, раздался ли крик до или после взрыва и т. д.).
От этих простых упражнений в неподвижном положении надо перейти к наблюдению с быстро движущейся автомашины. В автомашине должен находиться руководитель, который производит беглый опрос практикующихся. Могут быть заданы примерно следующие вопросы: сколько автомашин вы видели в деревне? каков характер большей части зданий в этой деревне (деревянные они или каменные)? сколько автомашин мы встретили? какой груз был на автомашинах? и т. п.
Следует провести ряд практических занятий, чтобы научить будущих разведчиков определять с различной дальности численность и характер автомашин, находящихся в движении или на месте, а также определять дистанции (особенно ночью) по звуку или световым вспышкам с 100, 500, 3000 м.
Необходимо обучать разведчиков определению дистанции выстрела по интервалу между огнём и звуком.
Командир подразделения должен проявлять в этих практических занятиях всю свою изобретательность. Вместе с представителями химической и инженерной служб он проводит учения с применением дыма и взрыва зарядов.
Добиваясь от разведчика умения скрытно наблюдать и слушать, надо прежде всего научить его бесшумно ходить по любой местности в течение продолжительного времени. Тренировку следует проводить так: выбрать участок местности шириной 150-200 м и длиной до 300 м, стать самому на середине, а затем заставить разведчиков проползти 'В этой полосе так, чтобы вы их не заметили. Тренировку проводить до тех пор, пока каждый разведчик не научится переползать незамеченным вами.
Научите разведчиков беззвучно открывать дверь и окна, обнаруживать ловушки, бесшумно плавать и переходить реку вброд.
Надо внушить каждому разведчику необходимость личной маскировки и строжайшего соблюдения тайны. Научите его при движении не допускать ни малейшего бряцания оружием и снаряжением.
Разведчика надо тренировать как можно больше стоять, сидеть или лежать в неудобном для тела положении, в абсолютной неподвижности. Надо научить, как воздержаться от чихания и кашля. Особое внимание при обучении разведчика должно быть обращено на сигнализацию с помощью сигналов и условных знаков.
Для того чтобы обучить разведчика умению ,в любой момент определить на -местности и на карте своё местонахождение и описать, что он видит, надо научить его, прежде всего, определять по солнцу, компасу и местным предметам направление стран света.
Детальная отработка и хорошее усвоение этих вопросов всеми разведчиками в совокупности с приобретенными знаниями обязанностей одиночного солдата-стрелка и будут завершающим этапом в подготовке одиночного разведчика.
После этого можно переходить к обучению разведчиков в составе отделения, взвода.

 


 

Майор А. В. ЗАХАРКИН

НАБЛЮДЕНИЕ ПРИ ПРЕСЛЕДОВАНИИ

Разведка наблюдением нашла широкое применение на фронтах Отечественной войны в общей системе разведывательной деятельности частей и соединений.
Как правило, при подготовке к бою командиры всех степеней производили личную разведку всей полосы (или участка) предстоящих действий последовательно с нескольких наблюдательных пунктов. В ходе боя они продолжали вести личное наблюдение за действиями противника и своих войск со своих наблюдательных пунктов, позволяющих видеть поле боя на направлении главного удара. Кроме того, дополнительно создавалось несколько подвижных наблюдательных пунктов (2-4), которые, двигаясь впереди передовых частей (иногда на удалении 5-8 км), подробно освещали всю полосу наступающей дивизии. С этой целью большая часть наблюдательных пунктов сосредоточивалась на осях перемещения штабов частей и соединений и на направлениях отхода главных сил противника.
Таким образом, созданию системы наблюдательных пунктов, как средству разведки, все штабы в Отечественной войне уделяли серьёзное внимание во всех видах боя.
В подвижных формах боя, особенно при преследовании противника, подвижные наблюдательные пункты создавались заранее (перед началом наступления), причём количество их было разным. Например, в Н-ской армии в Варшавско-Познаньской операции были созданы радиофицированные подвижные наблюдательные пункты на автомашинах в следующем количестве: один-два в корпусах, один-два в дивизиях и полках. Наблюдатели были подготовлены к тому, чтобы вести наблюдение на различной местности и с местных предметов (высокие строения, церкви, фабричные трубы, деревья и т. п.).
Обеспечение наблюдательных пунктов подвижными средствами зависит от наличия их в частях и соединениях. Так, в Н-ской армии в частях и соединениях было организовано такое же количество подвижных наблюдательных пунктов на бронемашинах, бронетранспортёрах и самоходных установках. Связь поддерживалась, как правило, подвижными средствами и радио. Сам факт заблаговременной подготовки наблюдательных пунктов (до начала наступления), безусловно, является положительным; такой порядок следует рекомендовать и при обучении войск в мирное время.
Эти наблюдательные пункты выполняли следующие задачи:

  • устанавливали характер действий и состав отходящего противника, а также направление и пути отхода его подразделений и частей, при этом особое внимание обращалось на обнаружение засад, особенно танков и противотанковых орудий, расположенных на путях движения наших войск;
  • сообщали исчерпывающие данные о своих войсках (куда они вышли и какими силами).

Некоторые наши части и соединения возлагали на подвижные наблюдательные пункты и такую задачу, как выбор НП для командира части (соединения).
Наблюдение велось специально обученными разведчиками-наблюдателями, а на важных направлениях офицерами штабов и подразделений, знающих организацию и тактику войск противника и отлично ориентирующихся на местности.
Подвижный наблюдательный пункт обычно состоял из трех-пяти человек: командира НП (офицера или сержанта) и двух-трех наблюдателей. Кроме того, в зависимости от задач в состав НП включались разведчики родов войск, артиллеристы, сапёры, химики.
Наряду с этим необходимо отметить, что штабы некоторых частей и соединений по сути дела не ставили подвижным НП разведывательных задач, а превращали их только в средство связи по доставке донесений.
Подвижные наблюдательные пункты, двигаясь непосредственно в боевых порядках или впереди своих частей, добывали важные сведения о противнике. Так, например, Н-ское соединение 14 апреля 1945 г. в период преследования отходящего противника выслало на бронетранспортёре и мотоцикле с коляской подвижный наблюдательный пункт в составе 8 человек с радиостанцией. Задача была поставлена следующая: не отрываясь от противника, наблюдать за его действиями и направлением отхода. До р. Нейсе подвижный наблюдательный пункт двигался в 3-8 км впереди своих наступающих частей и через каждые 30 минут информировал штаб по радио о результатах наблюдения. Подойдя к р. Нейсе, передовой наблюдательный пункт не смог переправиться с машинами через реку из-за отсутствия переправ. Тогда командир наблюдательного пункта принял решение - бронетранспортёр и мотоцикл оставить на восточном берегу и, переправившись через реку без них, продолжать вести наблюдение в пешем строю. Водителям бронетранспортёра и мотоцикла было приказано: как только будет готова переправа или если они найдут её в другом месте неподалёку, - догнать ушедших.
Вскоре, с подходом передовых частей, переправа была готова, и машины, переправившись через р. Нейсе, догнали командира. Дальнейшее движение наблюдательного пункта снова происходило на машинах.
В 16 часов 16 апреля 1Э45 г. при подходе к Дубруцке передовой наблюдательный пункт был обстрелян ружейным и миномётным огнём. При попытке проникнуть к окраинам этого населённого пункта, он встретил ещё большее огневое сопротивление. Тогда командир решил выйти из сферы действия ружейно-пулемётного огня и организовать наблюдение за действиями противника, за пределами его досягаемости. В Дубруцке же он выслал пешую разведывательную группу из трёх человек, которой приказал установить состав гарнизона.
Вскоре подошли наступающие части. Им были сообщены данные наблюдения, и они успешно использовали эти сведения - разгромили гарнизон и продолжали: преследование противника.
Подвижные наблюдательные пункты, обеспеченные радиосвязью, докладывали не только своим штабам результаты наблюдения, но и обменивались взаимной информацией с соседними подвижными наблюдательными пунктами. Такая система работы способ вала лучшему изучению поля боя и более быстрому обобщению всех данных.
Командир подвижного наблюдательного пункта после получения и уяснения задачи намечал вероятные места остановок и способы связи с передовыми частями и со своим штабом. Подготовка личного состава ПНП сводилась к следующему:

  • проверка исправности оружия, состояния, машин (конского состава и повозок), приборов наблюдения;
  • пополнение (если это необходимо) запасов патронов, гранат, продовольствия и горюче-смазочных материалов.

Перемещение подвижных наблюдательных пунктов весьма неравномерно. Они то быстро перескакивают через открытый участок местности, то двигаются медленно или останавливаются для наблюдения, не выпуская из поля зрения отходящего противника.
НП обыкновенно располагается у какого-либо предмета с учётом естественной маскировки. Однако место НП должно удовлетворят двум основным требованиям: иметь наибольший обзор в нужных направлениях и обеспечивать полную скрытность наблюдателя как на самом наблюдательном пункте, так и при подходе к нему.
Выбрать такой наблюдательный пункт часто бывает очень трудно.
Если позволяет местность (наличие укрытий - опушка леса, куст, забор и т. д.), командир может вести наблюдение из бронемашины (с коня). При выборе места укрытия для нее надо помнить, что пушка и лобовая часть бронемашины значительно выдаются вперед, и нередко кусты или деревья, укрывающие башню, оставляют открытыми пушку и лобовую часть.
Кроме того, необходимо следить, чтобы, подходя к опушке, не закачать впереди себя кустов и веток, - это привлечёт внимание противника.
Безопасность работы на наблюдательном пункте обеспечивается круговым наблюдением, наличием скрытных путей отхода, быстрым свёртыванием и организованным отходом в нужном направлении.
Удобными для наблюдения местами являются опушки лесов, окраины населённых пунктов, расположенных на высотах, отдельные высокие предметы (мельницы, крыши домов, отдельные деревья, колокольни и т. п.). Занимать места наблюдения следует осторожно, так как эти предметы привлекают внимание вражеской разведки и, в первую очередь, внимание наблюдателей противника.
Подойдя к месту, избранному для наблюдения, необходимо быстро оценить его и точно наметить, откуда будет вестись наблюдение, а затем, укрываясь и маскируясь, занять его.
Искусство разведчика заключается не только в умении выбрать место для наблюдения, но и в умении наблюдать.
Смена мест наблюдательных пунктов производится перекатами: в то время как один НП передвигается и выбирает новое место, другие НП продолжают свою работу.
Такие действия подвижных наблюдательных пунктов похожи на действия небольших разведывательных групп, продвигающихся по пятам противника и ведущих скрытное наблюдение за ним. Так, например, в Н-ской армия движение наблюдательных пунктов происходило следующим порядком: полковые, дивизионные, корпусные и армейские наблюдательные пункты тщательно просматривали в первую очередь -все дороги в полосе действия армии, при этом полковые и батальонные наблюдательные пункты перемещались совместно с войсками, а дивизионные, корпусные и армейские наблюдательные пункты - перекатами поочерёдно.
Наряду с подвижными наблюдательными пунктами, действующими впереди своих наступающих частей и соединений, разведывательные органы ведут разведку скрытным наблюдением в тылу противника. Этим способом, как правило, уточняются сведения, полученные из других источников разведки и в силу тех или иных причин требующие перепроверки или личного просмотра нужного района, объекта, маршрута, рубежа. К задачам, которые решаются способом скрытного наблюдения в тылу противника в период его отхода, могут быть отнесены:

  • установление районов промежуточных (тыловых) оборонительных рубежей и опорных пунктов, степени готовности их в инженерном отношении, а также степени занятости их войсками противника;
  • определение путей отхода, боевых порядков и группировки отходящего противника;
  • определение принадлежности частей противника к тому или иному роду войск;
  • выяснение состояния железнодорожного участка или железнодорожной станции и грунтовых дорог; качество и грузоподъёмность мостов через реки и на дорогах; наличие бродов;
  • разведка местности и проходимости её для разных родов войск;
  • установление мест штабов и узлов связи;
  • установление мест расположения неприятельских складов, их ёмкости, порядка охраны и бдительности противника;
  • проверка и уточнение сведений, полученных посредством других видов разведки.

Все эти задачи выполняются путём засылки в тыл отходящего противника разведывательных групп, отдельных разъездов и дозоров.
Сущность разведки способом скрытного наблюдения состоит в том, что хорошо сколоченная разведывательная группа (разъезд, дозор), состоящая из опытных разведчиков и обеспеченная радиостанцией, незаметно просачивается в тыл отходящего противника и, выбрав удобное место, организует наблюдение за определёнными пунктами, объектами "ли направлениями (узлы дорог, шоссе, дефиле и т. д.).
Как при движении, так и в период работы на наблюдательном пункте разведывательный орган стремится избегать неожиданных встреч с противником. Разведывательный орган вступает в бой лишь в том случае, когда при неожиданной встрече с подразделениями или группами противника он не может от них скрыться, а также когда его боевые действия не только не помешают выполнению поставленной задачи, а, наоборот, дополнят сведения о противнике.
Приёмы скрытного наблюдения в тылу отходящих войск противника всякий раз следует устанавливать на месте на основе конкретной обстановки, характера местности и местных предметов, боевого состава разведывательного органа и условий для ведения разведки. Шаблона тут нет и быть не может.
Приведём пример действий разведчиков в тылу противника способом скрытного наблюдения.
Отходящие части противника, остановившись на промежуточном рубеже, оказывали упорное сопротивление наступлению наших частей с северной окраины Дергачи.
11 августа 1943 г. разведывательной группе из семи человек под командой старшего сержанта Бойко была поставлена задача определить силу и состав обороняющегося противника в районе Дергачи и захватом пленного проверить наличие частей 198-й пехотной дивизии немцев. На подготовку к выполнению задачи дали 6 часов светлого времени.
Старший сержант Бойко провёл за это время тренировочное занятие и произвёл разведку маршрута.
С наступлением темноты разведчики ползком преодолели перед-кий край обороны противника и, двигаясь по огородам и между постройками, установили, что Дергачи занимают небольшие группы автоматчиков.
Разведав силы и состав обороняющегося противника, Бойко принял решение остаться в населённом пункте на день и организовать наблюдение. Для устройства наблюдательного пункта он наметил чердак одного жилого дома. Осмотрев дом снаружи, разведчики скрытно вошли в него и, выделив двух человек для наблюдения за хозяевами дома, залезли на чердак, откуда повели наблюдение за противником.
Во время пребывания разведывательной группы в доме хозяева его (гражданки Мищенко и Бокуненко) оказывали разведчикам всемерную помощь, выполняя отдельные поручения по разведке, и сообщали обо всех передвижениях противника. Воспользовавшись сведениями местных жителей, старший сержант организовал засаду. Через некоторое время бесшумно был взят в плен связной командира роты 198-й пехотной дивизии немцев.
С наступлением темноты разведчики оставили наблюдательный пункт и без потерь возвратились в свою часть.
Так продуманная организация разведки, хорошо проведенная подготовка личного состава, инициатива и выдержка всего личного состава разведывательной группы обеспечили выполнение поставленной задачи.
От разведчиков, действующих в тылу противника способом скрытного наблюдения, требуется умение ориентироваться на местности, знать демаскирующие признаки расположения войск и инженерных сооружений противника. Кроме того, они должны знать тактические приёмы действий мелких подразделений, применяемые противником при отходе, и уметь по внешним признакам определить численность и боевой состав отходящих частей и подразделений противника.
Двигаясь в тылу противника, разведчики должны действовать осторожно, не оставлять на пути своего движения и на местах остановок никаких предметов, указывающих на их присутствие. В то же время они должны на своём пути по предметам и признакам, оставляемым противником, разгадать: кто (пехота, танки, артиллерия) и когда здесь был и в каком направлении убыл. Присутствие противника могут выдать:

  • признаки - измятость травы, следы на почве (дороге, тропе), поломанный кустарник, срубленные деревья, истоптанный снег, наезженные дороги и т. п.;
  • предметы - окурки, бумажки, обрывки книг, газет, остатки пищи, оставленные (брошенные, забытые) отдельные предметы обмундирования, снаряжения, вооружения и т. п.

Разведка способом наблюдения в тылу противника будет эффективной лишь в том случае, если сведения, добытые ею, поступят в штаб своевременно. Поэтому разведывательные органы необходимо снабжать радиостанциями и, если обстановка позволяет, придавать им подвижные средства связи (мотоциклы, бронемашины, бронетранспортеры, велосипеды).

 


 

Капитан МАХНЕВ

ОРГАНИЗАЦИЯ И ПРОВЕДЕНИЕ ПОИСКА С ПРЕОДОЛЕНИЕМ ВОДНОЙ ПРЕГРАДЫ

Разведывательные операции с преодолением водной преграды требуют особенно тщательной подготовки, так как наличие водной преграды крайне затрудняет проникновение в оборону противника.
Опыт Отечественной войны показал, что немцы уделяли водным рубежам исключительно большое значение.
Если передний край обороны противника проходил непосредственно по берегу реки, то проволочные и минные заграждения выносились немцами к воде или устанавливались прямо в воде.
Если имелись острова, то немцы их использовали для позиций боевого охранения, которые опутывали большим количеством проволоки, и устанавливали минные поля.
Всё это сильно усложняет высадку разведывательной группы на берег противника и требует особенно тщательной подготовки к операции. Наибольшее внимание нужно уделить подбору личного состава, выбору объекта, обеспечению связи и прикрытию огнём действий разведывательной группы.
Как показывает опыт Отечественной войны, для ведения разведки с преодолением водной преграды нецелесообразно выделять большие разведывательные органы. Громоздкий по составу разведывательный орган труднее скрытно переправить и осуществить внезапное нападение.
Целесообразнее выделять разведывательную группу в 10-15 человек, переправу же производить на двух-трёх лодках.
Каждый разведчик должен уметь хорошо грести и управлять лодкой.
В условиях разведки с преодолением водной преграды разведывательной группе как на воде, так и после высадки на берег приходится действовать совершенно самостоятельно, - она может рассчитывать только на огневую поддержку с противоположного берега, занимаемого нашими войсками. Практика же показала, что разведчик, даже опытный, но не умеющий грести и плавать, становится на воде нерешительным. Внимание его приковано не к ведению разведки, а к обеспечению личной безопасности.
Особое значение приобретает также умение ориентироваться на воде ночью. Кроме того, разведчики должны обладать хорошим физическим развитием, в совершенстве владеть личным оружием, уметь действовать в темноте и в траншеях, отлично владеть приёмами рукопашного боя, уметь самостоятельно разграждать заграждения противника, хорошо плавать.
Лучше всего для таких операций подбирать разведчиков из числа солдат, ранее живших в районах приморья, у больших рек и озёр или занимавшихся водным спортом.
Вооружение разведчиков должно быть лёгким и действовать безотказно. Лучшими видами оружия для разведчиков являются автоматы, гранаты РГ-42, кинжалы. Кроме того, каждая группа должна иметь по 2-3 противотанковые гранаты, 2-3 плащ-палатки, осветительные фонари и спасательные пояса. Обмундирование и снаряжение разведчиков, так же как и вооружение, должно быть лёгким, не стесняющим движения.
Подготовка личного состава разведывательного органа к ведению разведки с преодолением водной преграды имеет исключительное значение. Особенно важной является тренировка разведчиков к предстоящим действиям на воде. Только хорошо умея ориентироваться на воде ночью и в тумане, учитывая при этом скорость течения и силу ветра, разведчики могут причалить и высадиться точно в намеченном пункте. Большую роль играет также умение разведчиков бесшумно грести и умело управлять переправочными средствами.
Место для проведения тренировочных занятий должно быть сходно с тем, на котором придётся действовать. Никаких условностей во время тренировки не допускается. Посадка и переправка производятся в том же составе и порядке, какой определён да время действий, и на тех же переправочных средствах, что предназначены для разведки. В преодолении препятствий разведчики также должны тренироваться на приближённых к реальным объектах и макетах.
Важно, чтобы разведчики могли заменять друг друга на тот случай, если кто-либо выбывает из строя.
При выборе района действий желательно, чтобы берег, занятый противником, находился как можно; выше над уровнем воды; это послужит укрытием для причала, сосредоточения и развёртывания разведывательного органа, а также воспрепятствует противнику вести настильный ружейно-пулемётный огонь, даже если он заметит переправившуюся группу.
Желательно, чтобы берег, обороняемый противником, был покрыт растительностью; это поможет разведчикам скрытно выдвинуться к объекту, а группе охраны - замаскироваться.
Если же есть острова, на которых расположено боевое охранение противника, то объектом выбирать лучше остров, предварительно окаймив огнём берег его и пути подхода к нему.
Время суток для проведения поиска различно. На основе опыта, рекомендуется ночь, - лучше всего тёмная, дождливая и ветреная. Иногда противник операции, проводившиеся ночью, обнаруживал раз за разом, а когда их перенесли на утренние часы, - всё сходило удачно.
Для ориентировки тёмной, дождливой и ветреной ночью время от времени следует давать выстрелы трассирующими пулями в направлении объекта, но непременно так, чтобы это было незаметно для противника.
Боевой расчёт разведывательной группы, состоящей из 10-15 человек, производится следующим образом:

подгруппа захвата - 3-5 человек;
подгруппа разграждения - 2 человека:
подгруппа обеспечения - 2-4 человека;
подгруппа охраны переправочных средств - 2 человека.

Если разведывательная группа состоит из 15-16 человек, то переправу её лучше производить на трёх лодках.
В каждую лодку нужно сажать разведчиков с таким расчетом, чтобы в случае, если остальные лодки не переправятся, смогла бы самостоятельно решить поставленную задачу даже подгруппа одной лодки. Для этого в каждой лодке должен находиться хотя бы один разведчик, умеющий проделывать проходы в проволочных и минных заграждениях.
Во -время переправы оружие разведчиков должно быть в полной боевой готовности; запрещается разговаривать и подавать команды голосом. Каждый разведчик должен знать своё место и обязанности и выполнять их по одному жесту командира. Огромное значение имеет умение бесшумно грести. Нужно всегда устраивать крепление вёсел так, чтобы при гребле не производилось никакого всплеска воды. Исправность крепления вёсел необходимо каждый раз проверять, ибо она играет решающую роль в обеспечении бесшумной переправы; неисправность крепления не раз срывала выполнение задачи.
Крайне существенна надёжная и бесперебойная связь с разведывательной группой, ведущей разведку с преодолением водной преграды.
Для связи можно применять светосигнальные фонари и ракетницы, имел заранее разработанную таблицу сигналов. Если таблица предусматривает подачу сигналов фонарём, то им должен быть обеспечен старший каждой подгруппы. Вызов артиллерийского огня чаще всего производился ракетами.
Выделение специальных средств для обеспечения действий разведывательной группы с переправой через водную преграду играет важную роль, а применение их отличается существенными особенностями.
Во всех случаях отхода разведывательной группы и переправы под воздействием противника огневые средства должны прикрывать отход 'разведчиков. Для подавления огневых точек, расположенных у берега, огромное значение имеет выдвижение непосредственно к берегу пулемётов, противотанковых ружей и орудий прямой наводки.
Для обеспечения разведывательной группы огнём необходимо подготовить огонь на окаймление объекта не менее, чем двух-трёх батарей артиллерии и миномётов.
Открывать огонь артиллерия должна по сигналу только командира разведывательной группы.
Цели должны быть пристреляны заранее, примерно дня за 2-3 до начала действии.
Вести наблюдение и корректировать огонь артиллеристам целесообразно с самого берега, тогда они смогут наблюдать за световыми сигналами командира разведывательной группы.
Приведенные положения подтвердим действиями разведывательной группы с преодолением водной преграды 4 декабря 1944 г.
Наши части, преследуя отступающего противника, вышли на р. Неман в районе г. Тильзит и восточнее. Противник отошёл на южный берег р. Неман, где и занял заранее подготовленный оборонительный рубеж. Первая траншея проходила непосредственно по самому берегу, который возвышался над водой на 2-2,5 м. Противник возвёл проволочное заграждение в 2 кола, усиленное спиралью Бруно, установил минное поле в два ряда и мины типа ПОМЗ.
На острове противник выставлял боевое охранение. Остров также был опутан проволочным заграждением и прикрыт минными полями.
В течение пяти суток разведывательная группа вела усиленное наблюдение за противником, в результате которого был выбран объект нападения - пулемётный расчёт, расположенный в окопе на острове - и подробно разработан план действия разведывательной группы.
Дополнительным наблюдением было установлено, что на острове имелось 2 пулемёта и 2 блиндажа. Остров с берегом противника был связан мостиком. Ширина реки (от нашего берега до острова) равнялась 350-400 м.
Разведывательная группа состояла из 18 человек и была разбита на следующие подгруппы:

- подгруппа захвата - 6 человек;
- подгруппа разграждения - 2 человека;
- две подгруппы прикрытия по 4 человека;
- для охраны лодок - 2 человека.

Дополнительно была подготовлена аварийная подгруппа, в задачу которой входило оказывать помощь раненым и тонущим разведчикам. Эта подгруппа во главе с военфелъдшером состояла из пяти человек.
Было проведено три тренировочных занятия на местности, сходной с предстоящим районом действий.
Каждый разведчик имел автомат, кинжал, по 5 ручных гранат; группа захвата имела 2 противотанковые гранаты.
Форма одежды была установлена: фуфайки, летние брюки, сапоги. Из переправочных средств разведывательная группа имела 3 лодки вместимостью по б-7 человек.
Задачей разведывательной группы являлся захват пленного на острове.
План действия сводился к следующему: с наступлением темноты переправиться через р. Неман. Выйдя в тыл пулемёту, напасть на расчёт, захватить одного немца в плен и под прикрытием огня отойти на исходное положение.
Переправа производилась тремя группами по 6 человек, в том числе один сапёр на лодку. Каждая группа имела ракетницу на тот случай, если высадившейся группе придётся решать поставленную задачу самостоятельно.
Для прикрытия действия разведчиков огнём был подготовлен огонь двух миномётных рот, двух 120-мм миномётных батарей, двух 76-мм артбатарей, четырёх 45-мм орудий прямой наводки. Сигнал для вызова артиллерийского огня был установлен: одна зелёная ракета в сторону противника.
В ночь на 5 декабря 1944 г. разведывательная группа начала переправу на берег противника.
Лодки отчаливали от берега в течение одной-двух минут. Первая лодка при подходе к вражескому берегу была обнаружена и обстреляна. Воспользовавшись тем, что противник всё внимание перенёс на первую лодку, подгруппа, находившаяся во второй лодке, беспрепятственно высадилась на берег и залегла, ведя наблюдение. Третья лодка при подходе к объекту тоже была обнаружена противником, люди из нее не смогли высадиться. Таким образам, на берег противника переправилась только одна подгруппа. Две остальные, отвлекая внимание противника на себя, начали отходить обратно.
Вторая подгруппа, видя, что она оказалась на берегу одна, решила действовать самостоятельно. Как уже было сказано, в её составе был сапёр. Он проделал проход в проволочном заграждении и минном поле противника.
Оставив для охраны прохода и лодки двух человек, четверо разведчиков напали на пулемёт. Одного пулемётчика захватили в плен, а другого прикололи кинжалом, после чего начали отходить к лодке. При отплытии от берега эта подгруппа также была обнаружена противникам. Но командир её вызвал сигналом огонь артиллерии и миномётов, и под прикрытием огня подгруппа благополучно переправилась на свой берег.
В результате того, что каждый разведчик знал своё место и объект действия, а также в результате того, что заранее был продуман план действий, задачу удалось выполнить, несмотря на то, что не все подгруппы смогли высадиться на вражеский берег.
Приведенные выше положения организации и проведения поиска с преодолением водной преграды можно рекомендовать при обучении разведчиков и в мирное время.

 


 

Генерал-майор танковых войск В. ЗЕЛИНСКИЙ

ПОДГОТОВКА РАЗВЕДЧИКОВ-ТАНКИСТОВ

Танковые и механизированные войска, обладающие высокой подвижностью, ведут преимущественно маневренные бои. Они действуют в условиях быстро меняющейся обстановки и часто в глубоком тылу врага. Поэтому им более, чем другим родам войск, необходимо тщательно изучать противника и местность.
Отечественная война показала, что танковые и механизированные части могут вести -разведку во всех видах боевой деятельности. в любых условиях местности и погоды своими средствами.
Ни в одном роде войск так не сконцентрированы средства наземной разведки, как здесь. Танковые и механизированные части могут выделить в разведывательный орган танки, бронетранспортёры, бронемашины, мотоциклы, артиллерию, пеших разведчиков, сапёров, связистов. Но для этого необходимо знать особенности каждого рода оружия, хорошо подготовить и умело использовать его в наивыгоднейших направлениях.
Умению вести разведку должны быть обучены в танковых частях все подразделения.
Искусство ведения разведки приобретается упорной, хорошо организованной учёбой. Вместе с тем условия разведывательной работы требуют внимательного подхода к вопросу подбора кадров разведчиков. Во время войны в разведывательные подразделения подбирали людей с высокими морально-политическими качествами, здоровых, решительных, находчивых, инициативных и наиболее смелых. Такая практика вполне себя оправдала и, следовательно, заслуживает того, чтобы она всемерно применялась в период мирной учёбы. Но подбор и укомплектование разведывательных подразделений еще не решают успеха. Необходима систематическая работа по повышению мастерства разведчиков в применении многообразных приёмов и способов изучения противника, которыми пользовались в период Отечественной войны.
Чему же следует учить разведчиков на основе опыта войны?
Боевая практика предъявила серьёзные требования к вопросам наблюдения, которое является одним из главных способов войсковой разведки. Наши уставы отмечают, что сведения о противнике разведывательный орган должен стремиться добывать наблюдением. В бой следует вступать только в тех случаях, когда к этому вынуждает обстановка или когда добыть нужные сведения другими способами не удаётся. При обучении наблюдению в первую очередь следует обратить внимание обучаемых на тщательное изучение системы огня, определение районов огневых позиций противотанковой артиллерии, умение выявить расположение огневых точек и противотанковых средств неприятеля на переднем крае и в глубине его обороны, а также характер искусственных и естественных, противотанковых препятствий и заграждений. Одновременно при обучении должно быть обращено внимание на организацию и ведение наблюдения в подвижных формах боя, на быстроту передачи имеющимися средствами результатов наблюдения.
Занятия по обучению наблюдению желательно проводить в полевых условиях, на разнообразной местности, на которой должны быть созданы оборонительные участки и узлы.
При обучении наблюдению в подвижном бою, где обстановка не позволяет продолжительное время следить за действиями противника, следует прививать обучаемым различные практические навыки: уметь быстро отыскивать места для расположения или остановки подвижного наблюдательного поста, быстро отыскивать цели, уметь распознавать их в различных условиях видимости и отличать действительную огневую точку, заграждение или препятствие от ложных, а также определять противотанковые препятствия и заграждения на поле боя.
Важным разделом в подготовке разведчиков-танкистов является обучение умению скрытно проводить разведку, умело использовать выгоды местности для незаметного сближения с объектом противника. Скрытности действий способствуют знание местности и умение использовать её при выполнении разведывательных задач. А чтобы этого достигнуть, необходимо как рядовых, так и офицеров-разведчиков обучить топографии. Умение хорошо ориентироваться в любых условиях местности, безукоризненно читать карту - первейшая обязанность и ценнейшее качество разведчиков. Поэтому на всех полевых занятиях разведчики должны приобретать навыки в умении ориентироваться на местности и передвигаться по азимуту и на ориентир.
В период Отечественной войны более полные и достоверные данные добывались обычно ночью поисковыми группами, действия которых тесно увязывались с наземным наблюдением, а также мелкими группами, действовавшими накоротке, постами подслушивания и системой командирского наблюдения. Это обязывает при обучении разведчиков проводить больше ночных занятий, преимущественно двусторонних или с обозначенным противником. Такие занятия желательно проводить для большей поучительности на незнакомой местности. Полезно с этой целью обучение разведывательных подразделений увязывать с занятиями других подразделений. Для достижения наибольшего эффекта желательно, чтобы каждому ночному занятию разведчиков предшествовало инструкторско-методическое занятие днём, на котором должны быть показаны обучаемым способы движения, а также техника ведения разведки различных объектов, захвата "языка" и т. п. Такие занятия организуются квалифицированными руководителями с привлечением хорошо подготовленных экипажей и подразделений. После этого подразделения повторяют их на новых участках местности самостоятельно в дневных и ночных условиях как пеший по-танковому, так и с материальной частью. В целях контроля за действиями обучаемых на важных направлениях необходимо устанавливать помощников руководителя с радиостанциями или другими средствами связи для передачи как руководителю, так и обучаемым необходимых указаний, вытекающих из характера действий обучаемых, а также для информации руководителя о допущенных обучаемыми грубых ошибках.
Разведчики всех категорий должны быть хорошо подготовлены в тактическом отношении. Они должны знать не только свой род оружия, но также тактику других родов войск, особенно тактику и технику противника. Опытный разведчик сумеет не только быстро найти на местности неприятельские противотанковые и противопехотные средства, но и определить методы и способы их применения врагом, сможет по незначительным признакам предусмотреть дальнейший характер действий противника. Изучение боевых свойств бронетанковых средств, тактики зарубежных армий должно проводиться как путём чтения наставлений и статей из периодической печати, так и в ходе тактической подготовки. На каждом занятии необходимо создавать условия применительно к тактике изучаемой армии.
В целях улучшения руководства подготовкой разведывательных подразделений, а также для внесения единства в метод обучения целесообразно, помимо инструкторско-методических, показных и обычных занятий, проводить в масштабе частей и соединений краткосрочные сборы как перед началом, так и по окончании определённых разделов обучения.
В первом случае на сборы привлекается офицерский состав разведывательных подразделений, с которым отрабатываются темы и методика обучения. Во втором случае привлекаются разведывательные подразделения в полном составе. На этих сборах отрабатываются темы по усмотрению штабов. Однако значительная часть времени должна быть отведена действиям разведывательных органов в особых условиях, а также слаживанию их и отработке вопросов взаимодействия с разведывательными органами других родов войск.
Большую помощь в подготовке разведывательных подразделений окажет привлечение их на штабные, командно-штабные учения и учения с войсками, проводимые как пеший по-танковому, так и с материальной частью. Всё обучение разведчиков, начиная от одиночной подготовки и кончая подготовкой разведывательных подразделений, должно быть подчинено принципу: учить ведению разведки в подвижных формах боя, непосредственно в поле, практическим показом и самостоятельными тренировками в соответствии с требованиями уставов.
При этом следует всячески поощрять отдельных бойцов, экипажи и подразделения, которые умелыми действиями, применяя элементы военной хитрости и изобретательности в способах и методах действий, достигали цели.
Обладая богатым опытам войны, мы имеем все возможности воспитывать у офицеров, сержантов и рядовых качества, необходимые разведчику. Нужно лишь внимательно и кропотливо прививать им эти качества в процессе обучения и методически правильно строить занятия по обучению разведчиков.

Журнал "Бронетанковых и механизированных войск" № 4, апрель 1946 г.

 


 

Генерал-майор авиации М. СМИРНОВ

РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫЙ ПОЛЕТ

Подготовка к полёту

Ни к одному из видов авиации не предъявляются такие высокие требования при подготовке к полёту, как к разведывательной. Чем тщательнее подготовка к разведывательному полёту, тем выше результаты самой разведки.
Необходимо различать два этапа подготовки: предварительную и предполётную.
Предварительная подготовка имеет целью поддержать постоянную готовность экипажей к разведывательному полёту. Она ведётся систематически до получения конкретной задачи на разведку. Получив такую задачу, экипаж приступает к предполётной подготовке.
Предполётная подготовка заключается в уяснении задачи и новых данных обстановки, в подготовке карт к полёту и в прокладке маршрута, а также в аэронавигационных и фотографических расчётах. Предполётная подготовка выполняется под углом зрения конкретного вылета для решения определённой разведывательной задачи.
Изучив задачи, обстановку и район разведки (по карте), экипаж намечает маршрут и профиль своего полёта, производит аэронавигационные и фотографические расчёты. При разработке маршрута намечается несколько вариантов, причём в воздухе применяется тот вариант, который в процессе полёта наиболее соответствует сложившейся обстановке.
Исходя из полученной задачи и руководствуясь прежде всего целью разведки, экипаж намечает в виде графика краткий личный план своего разведывательного полёта. В этом плане определяются: последовательность разведки объектов, сроки полёта, порядок фотографирования, время сообщения данных разведки по радио и порядок сбрасывания донесений.

При нанесении маршрута полёта на карту запрещается чертить маршрут на своей территории. Его начинают наносить за линией фронта на территории противника. Запрещается также наносить на карту данные о своих войсках, командных пунктах, постах воздушной связи и аэродромах. Эти данные экипаж обязан знать напамять.
При подготовке к групповому разведывательному полёту командир разведывательной группы распределяет задачи и функции между экипажами своей группы.

Действия экипажа в полёте

Выполнение разведывательного полёта состоит из следующих этапов: полёта к району разведки, выполнения разведки, возвращения на аэродром. Полёт к району разведки в свою очередь делится на полёт над своей территорией и. полёт над территорией противника.
Полёт над своей территорией до линии фронта используется экипажем для набора высоты, уточнения штурманских расчётов и установления связи с наземной аэродромной радиостанцией, а также дли проверки вооружения и специального оборудования (пулемётов - производствам пробных очередей, фотоаппаратов - выполнением контрольных фотоснимков). Одновременно ведётся непрерывное наблюдение за воздухом.
При подлёте к линии фронта экипаж, не дожидаясь обстрела, должен выполнять противозенитный манёвр, прекращая его лишь при выходе из зоны действительного огня. Выполнение противозенитного манёвра необходимо начинать на расстоянии 2-3 км до линии фронта. Этот манёвр осуществляется изменением направления, скорости и высоты полёта.
При этом как над линией фронта, так и над, другими районами, где ожидается обстрел зенитной артиллерией, необходимо сочетать все элементы манёвра, избегая повторяемости интервалов, поворотов, изменений высоты, чтобы затруднить пристрелку вражеских зенитных батарей.
С подходом к линии фронта экипаж обязан усилить наблюдение за воздухом. Опыт Отечественной войны показал, что в борьбе с нашими воздушными разведчиками противник широко использовал радиолокационные установки. Они обладают дальностью в пределах 60-300 км.
Таким образом, в современных условиях противник имеет возможность засекать наши самолёты-разведчики с момента их вылета с аэродрома и наводить на них своих истребителей ещё до подхода разведчиков к линии фронта. Отсюда ясно, насколько важно тщательно наблюдать за воздухом, а также использовать высоту и облачность в целях маскировки полёта.
При наличии облачности полет на выполнение задания по разведке производится во всех случаях вблизи облаков. При этом к району разведки самолёт идёт обычно над облаками или в облаках, а разведку экипаж производит либо в облачные просветы ("окна"), либо из-под облаков.
Во всех случаях разведывательного полёта профиль его не должен оставаться постоянным.
В трёх-четырёхместном самолёте-разведчике обязанности экипажа распределяются следующим образом.
Летчик, по указаниям лётчика-наблюдателя, ведёт самолёт, соблюдая общую ориентировку. В процессе всего полёта он наблюдает за воздухом, а в районе разведки - за её объектами, дополняя тем самым работу лётчика-наблюдателя. Лётчик-наблюдатель сохраняет общую и детальную ориентировку, держит радиосвязь с землёй, ведёт разведку, отмечая её объекты на карте или схеме и фотографируя их. Стрелки во всех случаях ведут непрерывное наблюдение за воздухом и отражают пулемётным (пушечным) огнём атаки истребителей противника.

Выполнение разведки

При подходе к району разведки экипаж прежде всего устанавливает детальную ориентировку от характерного ориентира, сличая его с изображением на карте крупного масштаба.
Процесс разведки принято делить на три этапа: дальний обзор (опознавание или узнавание объекта), изучение (с одновременной фиксацией его), контроль.
При приближении к объекту необходимо выбрать наиболее выгодные подходы к нему и определить высоты для наблюдения и фотографирования.
В ясную погоду экипаж выходит на объект обычно со стороны солнца, что помогает произвести опознавание при дальнем обзоре, улучшает видимость объекта и затрудняет обнаружение самого разведчика с земли.
Опознав объект, лётчик-наблюдатель визуально как в перспективе, так и в плане изучает детали объекта согласно поставленной задаче. Визуальное наблюдение при всякой к тому возможности следует сопровождать фотографированием.
Пролетев над объектом, экипаж обязан произвести контроль результатов наблюдения путём просмотра назад. В том случае, когда экипаж убеждается, что при первом заходе на объект он не охватил всех необходимых деталей или не подверг объект фотографированию, надо произвести повторный заход с изменением высоты и направления.
Даже интенсивный огонь зенитной артиллерии и активное противодействие истребителей противника не могут служить препятствием к выполнению задачи по разведке. В этом случае надо производить заходы с новых направлений и на разных высотах.
Общие данные об объекте разведки устанавливаются с больших высот, с применением противозенитного манёвра. При этом целесообразно использовать такой приём, как резкая потеря высоты и проход над объектом разведки на большой скорости.
При нападении истребителей на больших высотах следует уходить в облака или в сторону солнца.
Практиковавшийся иногда разведчиками на самолётах Пе-2 приём отрыва от истребителей противника посредством ухода в ясную погоду с набором высоты должен быть осуждён. Он может привести к гибели самолёта и экипажа, так как даёт преимущество противнику, который использует своё превосходство в скорости.
На малых высотах наиболее целесообразным манёвром разведчика является переход на бреющий полёт на предельно большой скорости.
При отрыве от истребителей противника экипаж, оценив воздушную обстановку и свои возможности, вновь продолжает разведку.
Образцом удачного построения разведывательного полёта может служить пример разведки экипажем старшего лейтенанта Дементьева 7 февраля 1944 т. (схема 1). Экипаж имел задачу на разведку и фотографирование шести действующих аэродромов (в том числе двух аэродромов истребителей противника): Вознесенск, Новый Буг, Кривой Рог, Апостолово, Никополь, Б. Александровка. Все аэродромы были прикрыты сильным огнем зенитной артиллерии и дежурными истребителями.

Разведка выполнялась на самолёте "Бостон". При подходе к аэродрому Вознесенск на высоте 6000 м экипаж был атакован парой дежурных истребителей противника Me-109, патрулировавших на высоте 5500 м. Экипаж, в целях отрыва от воздушного противника, использовал облачность, развернулся в направлении к своему расположению и, набрав высоту 7000 м, вновь вышел на объект и сквозь "окна" облаков сфотографировал аэродром. После этого, с манёвром по высоте, он подошёл к аэродрому Новый Буг, произвёл заход со стороны солнца, сфотографировал объект и, вновь используя облачность, развернувшись, имитировал полёт в своё расположение.
Затем, за 2 минуты до подхода к аэродрому Кривой Рог, где облачности уже не было, лётчик стал планировать и с приглушенными моторами, снизившись до 5500 м, сделал над объектом небольшую "площадку", на которой штурман и сфотографировал аэродром. Затем лётчик, резко набрав высоту, ушёл в сторону солнца.
После этого экипаж подобным же образом вышел в район Апостолово, к которому подошёл со снижением и заглушёнными моторами непосредственно со стороны солнца, на большой скорости произвёл фотографирование и тотчас же, развернувшись в сторону солнца, направился к следующему объекту.
Маневрируя таким образом, правильно используя условия полёта, действуя сообразно с воздушной обстановкой, экипаж полностью выполнил сложную задачу и благополучно возвратился на свой аэродром.
Результат разведки, кроме фотографирования, кратко фиксируется графически на картах (схемах) условными знаками, а также записью на специальных бланках. В отношении каждого объекта разведки фиксируются время, место, высота и результат наблюдения.
Экипаж, производящий разведку с одновременным маршрутным или площадным фотографированием местности и объектов, руководствуется следующими положениями.
В процессе подготовки к вылету летчик-наблюдатель рассчитывает по карте крупного масштаба (1:100000 - 1:50000) захватываемую фотографированием площадь и гари помощи палетки прокладывает маршруты, намечая входные и контрольные ориентиры. Последние избираются с таким расчётом, чтобы облегчить экипажу правильный выход на маршрут. Наиболее подходящими, ярко выраженными ориентирами могут быть перекрёстки дорог, слияние рек, озёра, характерные местные предметы, хорошо заметные при визуальном наблюдении со средних и больших высот.
Лётчик-наблюдатель, подходя к цели, рассчитывает высоту фотографирования по прибору по заданной истинной высоте, измеряет скорость и направление ветра, рассчитывает прямой и обратный курсы я интервалы между экспозициями. Для облегчения работы в воздухе надо заранее заготовить таблицы интервалов между экспозициями для различных путевых скоростей.
На подходе к первому входному ориентиру лётчик-наблюдатель, пользуясь переговорным аппаратом, сообщает лётчику высоту, скорость, компасный курс и корректирует его в случае нарушения им заданных условий полёта.
После прохождения первого входного ориентира лётчик-наблюдатель включает фотоаппарат, а при подходе ко второму ориентиру производит первый снимок и контролирует правильность ведения лётчиком самолёта по маршруту.
По окончании фотографирования первого маршрута лётчик-наблюдатель выключает фотоаппарат и отыскивает на местности первый входной ориентир второго маршрута. Действия экипажа в данном случае аналогичны его действиям на первом маршруте (схема 2).

По окончании фотографирования всей площади лётчик-наблюдатель обязан зафиксировать район, объект, время и высоту фотографирования. Подобные отметки экипаж делает и на своей полётной карте.
В случае надобности лётчик-наблюдатель кратко сообщает по радио на свой аэродром данные о пунктах и объектах, подвергнутых фотографированию.
Каждый разведывательный полёт должен быть использован экипажем для проверки качества маскировки своих войск, авиации и тылов, расположенных на маршруте полёта. Это делается как при следовании на задание, так и при возвращении. Однако фиксацию результатов этой проверки и в особенности фотографирование следует производить только при возвращении, чтобы эти важные данные не попали в руки врага при вынужденной посадке или аварии самолета на территории противника.
В зависимости от задания, результаты разведки передаются по радио непосредственно в процессе наблюдения или же по возвращении. Донесения по радио всегда сообщаются открытым текстом; кодируются лишь пункты.
Возвращение на свой аэродром строится в основном так же, как и полёт к району разведки. Во избежание перехвата обратный маршрут не должен совпадать с тем, по которому экипаж летел к району разведки. Профиль обратного маршрута следует строить таким образом, чтобы исключить встречи с противником. Перелёт линии фронта при возвращении обычно производится или на больших высотах или на бреющем полёте, что предохраняет разведчиков от перехвата истребителями и поражения зенитным огнём противника.
Следует помнить, что самолёт, возвращающийся с разведки и имеющий с собой ценные разведывательные сведения о противнике, представляет для последнего весьма важную цель, которую он будет стремиться уничтожить. Поэтому экипаж обязан принять все меры к тому, чтобы избежать всякой возможности встречи с врагом.

Наблюдение поля боя

Наблюдение поля боя в его динамике является наиболее сложной функцией воздушных разведчиков.
Целью наблюдения (в общей формулировке) является ориентирование командиров наземных войск, в первую очередь пехоты и танков, относительно обстановки на поле боя:
а) в отношении противника - о наличии тех или иных препятствий, лежащих на пути наступления наших войск (в наступательном бою), и о направлении и силах атакующих войск противника (в оборонительном бою);
б) в отношении своих войск - о рубежах, достигнутых передовыми частями, результатах атак и артиллерийского воздействия (в наступлении), о положении своих войск, их переднем крае, направлениях отхода и направлениях атак противника и его силах (в обороне, в случае вынужденного отхода).

В современных условиях наблюдением охватывается зона боевых действий наших войск до 25 км в глубину. Такая глубина определяется необходимостью выявления не только картины поля боя, но и подходов к нему.
В задачи наблюдения поля боя входит:

  • вскрытие расположения и изменения боевых порядков пехоты, позиций артиллерии, миномётов противника;
  • определение районов сосредоточения танков, тактических резервов и выдвижения их к полю боя;
  • выявление признаков контрнаступления или отхода противника.

В условиях Великой Отечественной войны для наблюдения поля боя с наибольшим эффектом применялись самолёты-истребители. Преимущество истребителей перед другими типами самолётов заключается в большой скорости полёта, обеспечивающей их относительную безопасность от зенитной артиллерии противника, огнём которой сильно насыщено современное поле боя. Помимо того, истребители могут вести разведку боем и, разумеется, не нуждаются в прикрытии. Наконец, возможность вертикального манёвра в сочетании с большой горизонтальной скоростью в максимальной степени обеспечивает истребителю-разведчику осуществление принципа внезапности.
Однако следует помнить и отрицательные стороны, с которыми связаны разведка и воздушное наблюдение на истребителе.
Прежде всего лётчик-наблюдатель лишён возможности производить в воздухе запись всех данных своего наблюдения и отмечать их на карте. Всё замеченное ему приходится запоминать. Наиболее важные данные своего наблюдения он обязан передавать по радио немедленно по обнаружении.
Большая скорость полёта часто не позволяет произвести наблюдение с хода и выявить все необходимые данные об объекте. Поэтому нередко требуются повторные заходы для уточнения деталей.
Для вскрытия маскировки объектов наблюдения истребители часто обстреливают их пулемётно-пушечным огнём. Такой приём в значительной степени способствует вскрытию мельчайших подробностей, которые другими способами и даже фотографированием установить иногда не удаётся.
В ряде случаев наблюдение поля боя истребителями сопровождается фотографированием, выполняемым обычно с малых высот.
Для наблюдения поля боя, как показал опыт войны, успешно используются также штурмовики Ил-2 (они же, как и истребители, с достаточно большим эффектом применяются и для тактической разведки).
Преимуществом штурмовиков является наличие у них мощной брони, обеспечивающей живучесть самолёта. Благодаря этому увеличивается возможность сравнительно безопасного наблюдения на малых высотах, а часто и на бреющем полёте. Немаловажным обстоятельством является наличие на борту Ил-2 воздушного стрелка, защищающего заднюю полусферу, чем обеспечивается также относительная безопасность при атаке воздушного противника.
Наблюдение поля боя штурмовиками-разведчиками осуществляется обычно парами.
Разведка поля боя как на истребителях, так и на штурмовиках выполняется большей частью на средних (1000-1500 м) и на малых (100-200 м) высотах, а нередко и на высотах бреющего полёта.
Техника наблюдения поля боя строится на эпизодических полётах накоротке в расположение противника с возвращением на свою территорию.
При наблюдении с высоты 1000 м и выше самолёты обладают круговым обзорам в пределах до 5000 м. Экипаж разведчика, ещё находясь над своей территорией и совершая полёт вдоль фронта, может при благоприятных условиях видимости и открытой местности просмотреть почти всю глубину основной полосы обороны противника.
В процессе подобного предварительного обзора поля боя экипаж уточняет дальнейший план полёта и строит маршрут с расчётом быстрейшего и внезапного выхода к основным объектам своего наблюдения.
Во всех случаях полёт, совершаемый с целью наблюдения поля боя, состоит из частых, но коротких "вылазок" со своей территории на территорию противника.
В отдельных случаях применяется подход к заданным объектам наблюдения методом "укола" (часто употребляемый истребителями и штурмовиками-разведчиками в условиях сильного зенитного огня противника). Этот приём заключается в том, что экипаж подходят к объектам с фронта или флангов, планируя или пикируя из облаков до высоты, обеспечивающей детальное распознавание объектов, а затем уходит в своё расположение (схема 3).

Полёты накоротке в расположение противника, осуществляемые по продуманному плану методом "восьмёрки" или "укола", позволяют достаточно детально просмотреть всё, что происходит на поле "боя и за укрытиями, а также охватить наблюдением глубину расположения противника до дивизионных и корпусных резервов включительно. Подобным же образом воздушным наблюдением выявляются подступы к полю боя и фланги противника.
Примерное построение маршрута при наблюдении поля боя показано на схеме 4.

Здесь нами приведены лишь общие положения о схеме разведывательного полёта и действиях экипажа разведчика. Ясно, что техника разведки во всём её многообразии не укладывается в эти общие рамки, ибо она зависит и от специфики конкретных объектов разведки и от тактико-технических свойств самолёта, на котором выполняется разведывательный полёт.

Журнал "Вестник воздушного флота" №1, январь 1946 г.

 


 

Полковник Д. КАЗАНЦЕВ

НАСТУПАТЕЛЬНЫЙ БОЙ АНГЛИЙСКОЙ ПЕХОТНОЙ БРИГАДЫ

Англичане различают следующие формы манёвра в наступлении: охват, обход, прорыв (в одном или нескольких пунктах), сочетание фронтального удара (прорыва) с охватом одного или двух флангов.
В уставах рассматривается два основных вида наступления: наступление в маневренных условиях с подходом к полю боя и наступление на остановившегося противника, из непосредственного соприкосновения с ним.
Наступление в маневренных условиях с подходом слагается из сближения, атаки и преследования.
Рассматриваются два метода ведения наступления: первый - развёртывание всех сил с самого начала на широком фронте и решительное наступление с целью охвата одного или обоих флангов противника с последующим его окружением; второй - сковывание противника на всём фронте и нанесение удара силами резерва в то время, когда внимание противника будет отвлечено подготовительными действиями. Последний способ обеспечивает нанесение решительного удара в нужном месте и в нужный момент.
Если же обстановка сложилась так, что ни обойти, ни охватить фланги обороняющегося нельзя, то предпринимается фронтальный удар с целью прорыва. При этом наиболее благоприятным моментом является такой, когда противник распыляет силы и, заняв оборону на широком фронте, ослабил силу своего сопротивления.
Считается наиболее выгодным прокрывать оборону в двух или нескольких направлениях, так как это в дальнейшем даёт возможность окружения и уничтожения войск противника по частям.
Для сосредоточения массы сил на главном направлении второстепенные участки значительно ослабляются.
На направлении главного удара сосредоточивается основная масса сил и технических средств - свыше 100 танков и 200 орудий на 1 км фронта.
Задачи по наступлению пехотная бригада выполняет в составе пехотной дивизии.
Наступление на обороняющегося противника, по английским взглядам, может производиться после ускоренной или нормальной подготовки.
В случае ускоренной подготовки наступления штаб дивизии не разрабатывает подробный план боя, и командир дивизии только намечает ближайшую и последующую задачи дивизии, задачи бригад и распределяет средства усиления. План боя разрабатывает командир бригады с командирами подразделений. При нормальней подготовке наступления разработка плана боя производится в масштабе дивизии.
Время на подготовку наступления в маневренных условиях, по опыту, боёв во вторую мировую войну, для бригады определяется в пределах 1/2-2 суток.
Английские уставы требуют в целях экономии времени проводить всю подготовительную работу к наступлению параллельно в разных инстанциях, т. е. командиры соединений и частей не должны дожидаться, пока будут даны все детали общего плана, а вести подготовительную работу самостоятельно.
До проведения тщательной разведки обороны, особенно противотанковых препятствий и минных полей, план наступления, как правило, не разрабатывается.
Отмечается, что опыт войны показывает необходимость доведения плана наступления подразделения до каждого солдата, - при выходе из строя офицеров это обеспечивает выполнение боевой задачи.
В разработке плана и доведения его до войск требуются предвидение и быстрота. Вначале сообщается общий замысел, на основе которого войска и проводят всю подготовительную работу. Так, в пехотном батальоне подготовка к наступлению проходит по следующим этапам.
Командир батальона проводит разведку совместно с командирами поддерживающих средств.
Перед началом разведки командир батальона указывает командирам рот направление наступления, какую предварительную подготовку (в том числе разведку) провести, а также место встречи, где они получат приказ и указания о предстоящей задаче, чтобы затем организовать полную подготовку. Соответствующие указания дают старшие командиры поддерживающих средств своим подчинённым. Таким образом, на основании предварительных соображении по выполнению предстоящей задачи все звенья командного состава ведут работу параллельно.
Тем временем личный состав батальона под командованием заместителя командира направляется в район сбора (для сосредоточения перед занятием исходного положения для наступления). Начальник связи батальона производит рекогносцировку места командного пункта батальона и принимает меры к организации связи.
После разведки командир батальона ставит задачи командирам рот, а командиры поддерживающих средств инструктируют своих подчинённых. Затем роты выводятся в исходное положение для наступления, и их командиры дополнительно проводят личную разведку.
При разработке плана наступления большое внимание уделяется выбору объектов атаки. Считается, что объект для батальона должен находиться в среднем на глубине первой позиции обороны. Вклинение батальона на такую глубину обеспечивает ему захват минометных позиций противника. Ко времени выхода батальона на рубеж миномётных позиций должен иметься наготове резерв не менее роты.
При атаке противника (объекта), силы которого расположены на обоих скатах высоты или гребня, атака производится вдоль оборонительного рубежа и параллельно гребню. Такое направление удара, по мнению англичан, даёт возможность одновременно подавлять противника, расположенного на обоих скатах (не рекомендуется атаковать снизу вверх).
Хорошие результаты даёт также атака флангов обороняемой позиции с последующим закреплением для отражения контратак. По овладении флангами позиции атака проводится против центра при .поддержке огнём с флангов.
Установление часа атаки зависит от ряда обстоятельств. Атака может начинаться на рассвете, днём и ночью. Ночные атаки, как показывает опыт войны, проводятся весьма часто, особенно при прорыве сильно укреплённых позиций.
Во время войны атаки ночью производились как с предварительной артиллерийской подготовкой, так и без неё. Лучшим временем для ночных атак считаются лунные ночи, но не исключаются атаки и в тёмные ночи. В последнем случае они лучше обеспечивают внезапность, но требуют применения светящихся снарядов (в качестве средства, облегчающего выдерживание направления).
Нормально атака пехотной бригады обеспечивается мощной артиллерийской, танковой, авиационной поддержкой. Фронт атаки пехотная бригада получает в зависимости от обстановки и задачи в пределах 800-1000 м, реже до 1,5 км.
Опыт второй мировой войны показал англичанам, что при проведении наступления необходимо создавать превосходство не только в технических средствах, но и в живой силе. Поэтому, там, где кажется, что для выполнения поставленной задачи достаточно одной роты, наиболее разумный и экономный план боя должен предусматривать использование батальона. Это обеспечивает более глубокое эшелонирование боевых порядков и лучшее закрепление захваченного рубежа.
Боевой порядок пехотной бригады обычно строится в два или три эшелона.
Первый эшелон бригады - атакующий. Он подразделяется на две части: эшелон стрелков и эшелон поддержки. Эшелон стрелков состоит из пехотинцев, вооружённых винтовками, дымовыми и ручными гранатами, лёгкими пулемётами. Эшелон поддержки состоит из миномётов, противотанковых орудий и противотанковых ружей, предназначенных для поддержки эшелона стрелков. Второй эшелон бригады предназначается для очистки захваченного района от противника и охранения флангов бригады (для охранения флангов от огня противника применяются также огонь артиллерии и дымзавесы). Третий эшелон бригады составляют общий и противотанковый резервы (рис. 1). Движение эшелонов происходит в таком порядке, чтобы второй эшелон мог оказать в случае необходимости огневую поддержку первому.
По овладении первым эшелоном опорными пунктами первой линии второй эшелон очищает их от противника или продвигается вперед через первый (тогда движение происходит перекатами).

Батальон обычно атакует на фронте 300-600 м, применяя боевые порядки: каре (две роты в первом эшелоне, одна, во втором и одна в резерве), треугольник (три роты в первом эшелоне, одна в резерве ближе к открытому флангу или за центром первого эшелона), уступами влево или вправо на заходящих флангах.
В минувшую войну батальоны для ночной атаки обычно строились в боевой порядок каре - две роты впереди на фронте 700 м, одна рота сзади для очистки позиций и местности от остатков противника и одна рота в резерве.
Атака пехотной бригады производится как с танками, так и без них. Атака с танками производится на местности, доступной для действия танков, и против не сильно укреплённой позиции. Боевой порядок при этом строится в зависимости от обстановки (рис. 2). Ориентировочная норма усиления танками: на пехотную бригаду танковая бригада, на пехотный батальон - танковый батальон.

Для атаки с танками боевой порядок пехотной бригады может быть построен в несколько эшелонов, чаще в три (в том числе резерв). Первый эшелон - ударный, атакующий (в него входят, если это необходимо, пехотные штурмовые группы) - подразделяется на две волны: первая волна - примерно до четырёх эскадронов танков и вторая волна - пехота.
Во время атаки танки атакующего эшелона идут на больших скоростях и, вырываясь на позиции противника, удерживают опорные пункты первой линии до подхода второй волны атакующего эшелона - пехотного, который сменяет танки, очищает захваченный район и закрепляет его.
Второй эшелон - поддерживающий - состоит тоже из пехоты и танков и имеет основной задачей усиливать атакующий эшелон, обеспечивать удержание объекта, захваченного атакующим эшелоном. Танки поддерживающего эшелона поддерживают пехоту первого эшелона при движении её в атаку.
Резерв пехоты и танков (третий эшелон) выделяет отряды для очистки местности от противника и используется для развития удара в глубину и отражения контратак.
При атаке танки атакующего эшелона, как правило, движутся, не считаясь со скоростью движения атакующей пехоты, но так, чтобы наилучшим образом поддержать её огнём с фронта и с флангов. Пехота, в свою очередь, стремится не отстать от танков.
Танковые эшелоны должны иметь такую глубину, чтобы обеспечить поддержку пехоты, после того как головные танки уйдут вперёд.
Артиллерия занимает позиции возможно ближе к переднему краю обороны противника. При подготовке прорыва огневые позиции подготавливаются заблаговременно, а занимаются в последнюю ночь перед атакой. Во избежание поражения огнём артиллерии и авиации противника на каждую батарею подготавливается несколько запасных позиций; при наличии времени позиции соединяются дорогами.
Продолжительность и интенсивность артиллерийской подготовки зависят от характера, прочности оборонительных сооружений противника и от условий обеспечения внезапности (длительная артиллерийская подготовка снижает эффект внезапности, поэтому уставы рекомендуют в некоторых случаях вообще не проводить артиллерийскую подготовку, в первую очередь при атаке ночью).
В количество времени, необходимого на артиллерийскую подготовку, может быть включено и время, необходимое для прорыва проволочных заграждений.
При подготовке атаки и при поддержке её применяются два основных вида артиллерийского огня: заградительный и последовательного сосредоточения.
Заградительный (прикрывающий) огонь применяется в несколько поясов (соответствует огневому валу) и является наиболее простым способом поддержки атаки в то время, когда позиции противника точно неизвестны.
Последовательно сосредоточенный огонь применяется тогда, когда имеются достаточно полные разведывательные данные о расположении противника.
Поддержка пехоты во время атаки производится и выдвижением вперёд орудий для ведения огня прямой наводкой.
Авиация дополняет артиллерийский огонь ударом по первой позиции и тылу обороняемого района.
Артиллерия должна оказать максимальную поддержку штурмовым группам, прикрывая их действия. В дальнейшем она поддерживает атакующий эшелон, прикрывает фланги поддерживающего эшелона.
Поддерживающий эшелон при продвижении должен обеспечивать себя своими огневыми средствами; артиллерийский огонь для поддержки его не планируется.
Поддерживающий эшелон поддерживает своим огнём атакующих на дистанции действительного огня станковых пулемётов.
Атака распадается на три фазы: преодоление препятствий и минных полей, удар, закрепление.
Преодоление препятствий и минных полей производится с помощью штурмовых групп и мостовых танков. Работу штурмовых групп прикрывает своим огнём артиллерия. После этого начинается удар (атака).
Атакующий эшелон, захватив опорные пункты первой линии, стремится развить успех в глубину.
Незначительные опорные пункты или узлы сопротивления обходятся; их уничтожают последующие эшелоны. Тяжёлые огневые средства, поддерживающие пехоту, следуют на бронетранспортёрах.
По овладении танками назначенного рубежа большая часть их сосредоточивается в указанном районе в укрытии, а закрепление занятых позиций осуществляется пехотой, поддерживаемой артиллерией и частью танков (последние остаются до прибытия противотанковых орудий).
По достижении намеченного рубежа все части производят перегруппировку и готовятся к дальнейшему наступлению.
Преследование организуется подвижными соединениями (рекомендуется использование танковых бригад). Об организации преследования заботится высшее командование.

Журнал "Военный вестник" №7-8 апрель 1946 г.


Инженер-майор В. ТАРАСОВ

ТАНКИ АНГЛИИ И США

Англия

В английском танкостроении уже к 1937 г. довольно чётко наметилось производство двух типов танков: пехотного и крейсерского.
Пехотный танк предназначается для непосредственной поддержки пехоты, а крейсерский - для действий на флангах, для обеспечения глубоких охватов, окружения и преследования.
По замыслу конструкторов, пехотный танк должен был иметь броню толщиной 60-70 мм, не пробиваемую на всех дистанциях из 37-мм пушек, а крейсерский - броню 30 мм, не пробиваемую на тех же дистанциях огнём крупнокалиберных пулемётов.
В соответствии с этими требованиями фирме Виккерс в 1937 г. был дан заказ на проектирование и постройку танков указанных двух типов.
Пехотные танки. К концу 1939 г. был построен 25-тонный пехотный танк МК-II ("Матильда"). Первая партия танков этой марки (15 штук) приняла участие в боях под Аррасом в мае 1940 г. Танки "Матильда" в достаточной степени отвечали на том этапе войны задачам, поставленным перед пехотными танками. В боях во Франции в 1940 г. немецкие 37-мм танковые и противотанковые пушки не пробивали брони танков "Матильда". Однако малая удельная мощность двигателя (7,6 л. с./т), невысокая максимальная скорость движения (25 км/час) и большая величина удельного давления 2 (более 1 кг/см2) не обеспечивали танкам МК-II хорошей маневренности.

Удельной мощностью танкового двигателя называется отношение мощности двигателя (в л. с.) к весу танка (в т). Чем меньше удельная мощность, тем менее подвижен танк, тем меньше его скорость.
Удельным давлением танка называется отношение веса танка (в кг) к площади опорной поверхности двух его гусениц (в см2). Удельное давление является одной из данных, характеризующих проходимость танка. Танк, имеющий удельное давление более 0.9 кг/см3, с трудом может двигаться по рыхлому грунту (пашня и т. д.)

В конце 1940 г. в Англии появились 16-тонные пехотные танки MK-III ("Валентайн"), имевшие большое количество модификаций ("Валентайн" I, II, III и т. д.). На первых танках этой марки ("Валентайн I") устанавливался бензиновый двигатель, на машинах "Валентайн" II и III - четырёхтактный дизель АЕС мощностью 130 л. с, а на всех последующих сериях (с IV по X) - двухтактные дизели GMC мощностью 165 л. с.

Танки MK-III принимали участие в боях в Ливии. Маневренность танков "Валентайн" оказалась значительно выше, чем у танков "Матильда" (удельная мощность до 10 л. с./т и удельное дав. 0,75 кг/см2).
Впервые появившиеся в 1941 г. в Ливии модернизированные средние немецкие танки Т-III с пушкой калибра 50 мм (вместо 37-мм на первых сериях) легко пробивали броню английских пехотных танков МК-Н и МК-Ш. Ответом англичан на это явился выпуск в декабре 1941 г. нового пехотного 40-тонного танка MK-IV ("Черчилль"). Броня танков "Черчилль", увеличенная по толщине в сравнении с бронёй танков МК-П и МК-III, оказалась достаточной защитой от 50-мм немецкой пушки.
Танки MK-IV имели несколько вариантов вооружения. "Черчилль I" был вооружён пушкой калибра 75 мм, установленной в носовой части корпуса, и пушкой калибра 40 мм, спаренной с пулемётом в башне; "Черчилль II" вооружён спаренной установкой 40-мм пушки с пулемётом в башне, а также пулемётом в лобовом листе корпуса танка.
С весны 1942 г. на производство был поставлен наиболее массовый танк - "Черчилль III", имевший на вооружении спаренную установку 57-мм пушки с пулемётом в башне и пулемёт в лобовом листе корпуса. Все серии танков MK-IV имели скорость 28 км/час и высокое удельное давление - 0,94 кг/см2.
Танки MK-IV всех серий принимали участие в августе 1942 г. в десантной операции у Дьеппа, осенью 1942 г. в Северной Африке и в 1944 г. в Европе.
К моменту вторжения на европейский континент появились новые серии танков MK-IV: "Черчилль IV" с 95-мм гаубицей и "Черчилль Авро" с мортирой калибра более 200 мм, отличавшейся от "Черчилль III" только вооружением. Эти танки применялись в боях в Европе в 1944-1945 гг. Последним модернизированным образцом танка MK-IV является "Черчилль VII", вес его 45 т, броня значительно превосходит броню всех машин предыдущих выпусков.
Крейсерские танки. К концу 1939 г. были построены крейсерские танки M-VI (А-14), названные "Крусайдер", обладавшие скоростью 42 км/час и весившие 16-18 т. Танки M-VI выпускались в нескольких сериях: "Крусайдер I", "Крусайдер II". "Крусайдер II" был вооружён пушкой калибра 40 мм и спаренным с ней пулемётом, установленным в центральной большой башне, а также пулемётом Максим, установленным в малой башне. Эти танки производились до середины 1942 г. Впервые они принимали участие в боях в Ливии (1940-1941 гг.).

Вслед за танками "Крусайдер II" появились однобашенные танки "Крусайдер III", отличавшиеся от предшествующих серий только увеличенным калибром пушки - 75 мм. "Крусайдер III" участвовали в Тунисской операции и были прекращены производством в йервой половине 1943 г. Танки "Крусайдер" имели клёпаные корпус и башню и очень большой угол наклона боковых стенок башни. На танках устанавливался карбюраторный двигатель "Либерти" 340 л. с.
В 1942 г. были построены опытные образцы крейсерских танков "Кавалер" и "Центавр" с удвоенной, по сравнению с танкам" "Крусайдер", толщиной брони, но с тем же вооружением - 57-мм пушкой. Вес танков достиг 28 т, и, несмотря на форсированный двигатель "Либерти" в 400 л. с, скорость их снизилась то сравнению с танками "Крусайдер" до 30 км/час.
В том же 1942 г. появились крейсерские танки M-V (А-15), названные "Ковеиантор". Вес этого танка не превышал 16 т, а максимальная скорость достигала 60 им/час. Вооружение танка M-V - 40-iMM пушка; удельное давление - 1 кг/см2.
Появление танков "Кавалер", "Центавр" и "Ковенантор" объясняется поисками лучшего сочетания скорости и толщины брони для крейсерского танка, чем это имело место у танка "Крусайдер". Эта новая линия развития крейсерских танков, по-видимому, появилась в результате знакомства англичан с нашим танком Т-34. Однако при высокой скорости танка "Ковенантор" его броневая защита была очень слаба. Мощное же бронирование танков "Кавалер" и "Центавр", почти не уступающее бронированию пехотных танков, привело к значительному снижению скорости.
Лучшее решение вопроса сочетания скорости и толщины брони сравнительно с предшествующими образцами крейсерских танков было получено англичанами в 30-тонном крейсерском танке "Кромвелл", сконструированном, по-видимому, в 1943 г. Танки "Кромвелл" имели много различных модификаций. Некоторые серии танков "Кромвелл" отличались двигателем, а серии, имевшие один и тот же двигатель, различались вооружением: 57-мм и 75-мм пушки или 95-мм гаубицы.

Танки "Кромвелл" всех серий имели примерно одинаковое бронирование, не уступающее бронированию пехотных танков МК-III. Максимальная скорость машин всех серий равнялась 62 км/час. Удельное давление достигало 1 кг/см2. Танки "Кромвелл", имея двигатель мощностью 600-630 л. с, обладали очень большой удельной мощностью - 20-21 л. с/т, что обеспечивало им высокую маневренность, сыгравшую большую роль в битве за Францию летом 1944 г. Танки "Кромвелл" всех серий приняли участие в битве за освобождение Франции и в окончательном разгроме немецко-фашистских войск на территории Германии.
Одной из вариаций танка "Кромвелл" являлся опытный образец крейсерского танка "Экоцельсиор" (А-30), весивший 32 т. Он имел то же вооружение, что и танк "Кромвелл", и почти ту же броневую защиту. Его максимальная скорость равнялась 40 км/час.
Крейсерский танк "Челенджер", весивший 32 т и вооружённый пушкой калибра 76,2 мм и тремя пулемётами, практически является повторением танка "Кромвелл".
После танка "Кромвелл" англичане в 1944 г. приняли на вооружение своей армии крейсерский танк "Комета", также являвшийся фактически одним из вариантов танка "Кромвелл". Обладая несколько лучшей броневой защитой, чем танк "Кромвелл", и несколько усиленным вооружением (пушка калибра 76,2 мм), танк "Комета" весит 32,5 т и имеет скорость 45 км/час. Во всех операциях англичан от Рейна до Эльбы танк "Комета" был основной машиной в английской армии.

Для десантных операций англичане построили в 1940-1941 гг. лёгкий танк MK-VII ("Тетрарх"), весом 9-10 т, с толщиной брони 15 мм, вооружённый 40-мм пушкой, спаренной с пулемётом.

Интересной конструктивной особенностью танка "Тетрарх" является возможность поворота при помощи руля всех четырёх его опорных катков каждого борта, по принципу поворота управляемых колёс автомобиля. Этот поворот катков изгибал гусеницу, что обеспечивало поворот танка.
Дальнейшего распространения ни сами танки "Тетрарх", ни принцип их поворота не получили.
Слабым местом английских танков всегда являлось их вооружение; по огневой мощи они уступали однотипным немецким машинам. Лишь в 1942-1943 гг. на модернизированных танках "Валентайн", а затем на тяжёлом танке "Черчилль" и на первых сериях средних танков "Кромвелл" англичане стали устанавливать 57-мм пушку с высокой начальной скоростью снаряда. Но если 57-мм пушку можно считать очень хорошим вооружением для лёгкого танка, то для среднего и тем более тяжёлого её калибр явно мал. Гаубица калибра 95 мм устанавливавшаяся на некоторых сериях танков "Черчилль" и "Кромвелл", также не могла превзойти в огневом отношении немецкие танки, так как гаубица не имела бронебойного снаряда.

США

Основными танками американской армии в 1941 г. являлись: средний М-Зс, называвшийся также "Генерал Ли" (а одна из его модернизаций, без командирской башенки, - "Генерал Грант"), и лёгкий М-Зл ("Генерал Стюарт").

Средние танки. Танки М-Зс (весившие 28 т и имевшие скорость 40 км/час) выпускались всего лишь девять месяцев, так как машина имела крупные недостатки: неудачное размещение вооружения - основное орудие (75-мм пушка) устанавливалось не в башне, а в боковой части корпуса, что резко снижало возможность маневрирования огнём (в башне устанавливалась 37-мм пушка); большие габариты (высота более 3 м - самый высокий танк в мире), увеличивающие поражаемость; звездообразный карбюраторный авиационный двигатель, требовавший применения высокосортното труднохранимого бензина; большая опасность в пожарном отношении. Кроме того, танк обладал плохой проходимостью - удельное давление 1,2 кг/см2. Толщина брони танка М-Зс и всех последующих образцов средних танков была стандартизована: лобовая часть 2 дюйма (50,8 мм), борта 1,5 дюйма (38 мм), башня 3 дюйма (76 мм).
По-видимому, в конце 1941 г. американцы начинают серийное производство нового среднего танка М-4 ("Генерал Шерман"), имевшего в дальнейшем большое число модификаций, различавшихся главным образом моторной группой.

Танки М-4 имели такую же броню, как танки М-Зс, но вместо двух пушек - одну 75-мм, установленную в башне; скорость танка - 45-50 км/час.
Последние варианты танка М-4 имели усиленное вооружение: 76-мм пушку с повышенной начальной скоростью, 90-мм пушку в башне без крыши ("Генерал Джонсон") и, наконец, ко времени вторжения на европейский континент в 1944 г. - 105-мм гаубицу.
Лёгкие танки. Танк М-Зл (его называли также кавалерийским) выпускался до середины 1942 г. и имел несколько модификаций. В этих вариантах лёгкого танка существенное изменение претерпел корпус, форма которого в значительной степени заимствована у танка Т-34 (лобовая часть и даже борта). Танк М-Зл был очень быстроходен; максимальная его скорость - 60 км/час. Танк весил 13 т и был вооружён 37-мм пушкой и пятью пулемётами. Толщина брони этого и всех последующих образцов лёгких американских танков была стандартна: лобовая часть- 1,5 дюйма (38 мм), борта - 1 дюйм (25 мм).
С 1942 г. на серийное производство был поставлен лёгкий танк М5-А1, по основным боевым показателям воспроизводивший танк М-Зл (броня, вооружение и скорость). Танк М5-А1 имел автоматическую коробку передач. Эта, машина положила начало переходу американцев к максимальной автоматизации управления танками. Коробка данного типа впервые была применена на массово-серийных образцах танков.

Танк М5-А1 принимал участие в боях в Италии и после высадки союзных войск в Нормандии - в боях за освобождение Франции.
Тяжёлые танки. В 1941-1942 гг. в США был построен опытный образец тяжёлого танка М-6 весом 54 т, вооружённый спаренной установкой 76-мм и 37-мм пушек в башне и тремя пулемётами. Скорость танка достигала 35 км/час. Один из вариантов этого танка имел электрическую трансмиссию. Таким образом, и в своём опытном танкостроении американцы последовательно продолжали начатую ими лёгким танком М5-А1 автоматизацию управления танком. Толщина брони в опытных образцах тяжёлых танков была значительно увеличена в сравнении с бронёй средних танков. Тем самым было положено начало увеличению толщины брони последующих серийных образцов новейших танков.

Новейшие американские танки. Операции 1943 г. выявили значительное превосходство тяжёлых немецких танков "Пантера" и "Тигр" над американскими. Это побудило американцев создать в 1943-1944 гг. ряд новых серийных образцов танков всех типов с увеличенной толщиной брони и более мощным вооружением, чем на однотипных машинах прежних выпусков.
Сначала появилась небольшая серия средних танков Т-23 с электротрансмиссией, которые на массово-серийное производство поставлены не были. Затем американцы построили лёгкий танк М-24- ("Генерал Чеффи") весом 18 т, принятый на вооружение армии. Эта машина имела весьма сильное для лёгкого танка вооружение - 75-мм пушку - и скорость 48 км/час. При конструировании танка в значительной степени был учтён опыт войны. Танк М-24 имел высокую проходимость, его удельное давление равнялось 0,66 кг/см2; трансмиссия танка - гидромеханическая. Машины этой марки участвовали в боях в Европе в 1944 т, и в операциях на Тихом океане.

В тот же период времени - конец 1943 г. и начало 1944 г. - на вооружение армии поступает средний танк М-26 ("Генерал Першинг") весом 38 т, вооружённый 90-мм пушкой и по броневой защите (лобовая броня 100 мм) не уступающий немецким тяжёлым танкам "Пантера" и "Тигр". Скорость танка М-26 равнялась 45 км/час. В операциях от Рейна до Эльбы танк М-26 был основным в американской армии.
Танки специального назначения (десантные, амфибии, тральщики и т. д.). Небезинтересны попытки американцев создать в 1942 г. авиадесантный танк М-22, получивший наименование "Саранча". Эти танки перебрасывались по воздуху в Нормандию и участвовали в операциях авиадесантной армии у Арнтгема (Голландия). Танк обладал хорошей скоростью (65 км/час) и был вооружён 37-мм пушкой и двумя пулемётами.

Американцы возродили во вторую мировую войну танки-амфибии, впервые применённые ими при захвате острова Сайпан и применявшиеся в дальнейшем почти во всех операциях в бассейне Тихого океана.
Танки-амфибии имели на вооружении 37-мм пушку и два пулемёта. Некоторые серии машин предназначались для использования в качестве транспортёров; они вмещали до 30 человек и были вооружены двумя зенитными пулемётами. Известна также амфибия "СУ", вооружённая 75-мм пушкой.
Широкое применение имели танки - минные тральщики (на шасси английских танков "Матильда" и "Черчилль" и американского танка М-4).
На некоторых танках американцы и англичане устанавливали огнемёты и установки для стрельбы реактивными снарядами.
Самоходные установки. В конце 1942 г. и в первой половине 1943 г. широкое развитие в Америке получало строительство самоходных установок.
Многие американские самоходные установки имели пушку во вращающейся башне (М-8 - на базе танка М-5; М-10 и М-36 - на базе танка М-4 и М-18). Основным отличием самоходной установки от танка в Америке является характер боевого использования машины. Кроме того, как правило, самоходные установки имели уменьшенную толщину брони, не снабжались стационарным пулемётом и в некоторых из них башни не имели крыши.

Самоходные установки СУ-М-7 имели 105-мм гаубицу, установленную в корпусе машины, а СУ-М-12 - гаубицу калибра 155 мм, также установленную в корпусе машины.
СУ-М-10 на базе танка М-4 с 76-мм пушкой в башне (башня без крыши) имелась в нескольких вариантах, в зависимости от моторной группы. Эта машина участвовала в боях в Италии и во Франции.

СУ-М-8 имела 75-мм гаубицу, а СУ-М-36 пушку калибра 80 мм.
В 1943 г. была построена СУ-М-18 (Т-70 или "Ведьма") с 70-мм пушкой, весом 17 т и максимальной скоростью 88 км/час. Машина имела гидромеханическую трансмиссию и торсионную подвеску. СУ-М-18 благодаря своей большой скорости сыграли в последствии большую роль в операциях союзников во Франции в 1944 г.

Журнал "Военный вестник" № 9, май 1946 г.