Сборник "Войсковая разведка". Выпуск №16 1946г.

E-mail Печать
Индекс материала
Сборник "Войсковая разведка". Выпуск №16 1946г.
В СОВЕРШЕНСТВЕ ОВЛАДЕТЬ МАСТЕРСТВОМ ОБУЧЕНИЯ И ВОСПИТАНИЯ ВОЙСК!
ОБУЧЕНИЕ РАЗВЕДЧИКОВ МАСКИРОВКЕ
ПОДГОТОВКА НАБЛЮДАТЕЛЯ
ОРГАНИЗАЦИЯ ЗАНЯТИЙ ПО ОГНЕВОЙ ПОДГОТОВКЕ В СТРЕЛКОВОМ ВЗВОДЕ
ЗНАЧЕНИЕ ТРЕНИРОВКИ В ОБУЧЕНИИ И ВОЕННОМ ВОСПИТАНИИ ВОЙСК
СЪЕМКА ПО ПАМЯТИ
СБОРЫ НАБЛЮДАТЕЛЕЙ
ОТДЕЛЕНИЕ (РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНАЯ ГРУППА - РГ) В ЗАСАДЕ
ВЗГЛЯДЫ ГЕНЕРАЛА М.И. ДРАГОМИРОВА НА БОЕВОЕ ВОСПИТАНИЕ И ОБУЧЕНИЕ ВОЙСК
РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНАЯ СЛУЖБА
Все страницы

 

Старший сержант Н. ЩИТОВ

СБОРЫ НАБЛЮДАТЕЛЕЙ

После завершения боёв под Сталинградом Н-ская гвардейская стрелковая дивизия была отведена в тыл для отдыха и пополнения. Во время этого отдыха мы непрерывно совершенствовали свою боевую выучку. В апреле 1943 г. командование решило провести трехнедельные сборы наблюдателей, чтобы, используя опыт сталинградских боёв, подготовить вполне грамотных разведчиков-наблюдателей.
Решено было подготовить на сборах квалифицированных наблюдателей для 8 наблюдательных пунктов. Для этого из каждого полка в разведывательную роту дивизии было направлено по 6 - 8 бойцов. Сразу же по прибытии наблюдателей на сборы я разбил их на группы с таким расчётом, чтобы каждая из них могла в будущем самостоятельно работать на НП.
На первых занятиях мы ознакомили бойцов с основными задачами и возможностями наблюдения. Одновременно с этим мы проводили практические занятия по топографии, уделяя особое внимание обучению бойцов определению точек своего стояния способом обратных засечек, нанесению местных предметов на карту, отысканию на местности предметов, обозначенных на карте, и определению расстояний глазомерным способом и при помощи бинокля.
Обычно эти занятия проводились следующим образом, Я выводил наблюдателей на какую-нибудь возвышенность, откуда можно было видеть местность на многие километры вокруг, и, указывая на угол синеющего вдали леса, на степной курган, мельницу соседнего села или на какой-нибудь другой предмет, предлагал отыскать их на карте. Получив несколько ответов, я указывал на ошибки, допущенные бойцами, и здесь же добивался исправления их. Через неделю наблюдатели умели хорошо ориентироваться по карте.
Иногда, предварительно отобрав у бойцов карты, я водил их в течение получаса или часа по лесу, а затем, выведя на незнакомое место и возвратив им карты, предлагал определить место, где мы находились.
Вечерами мы занимались вычерчиванием схем, а также знакомились со всей документацией, ведущейся на наблюдательном пункте. Это было особенно важно, так как в ходе боёв я убедился, что даже хорошие наблюдатели, умеющие хорошо наблюдать, допускали больше всего ошибок как раз вследствие неумения зафиксировать на бумаге результаты своей кропотливой работы. Особое внимание приходилось обращать на обучение наблюдателей вычерчиванию схем, так как часто в бою наблюдатели не располагали картами крупного масштаба (1:25000 и 1:10000) и им приходилось готовить самим схемы с карт масштаба 1:100000 или 1:50000. Естественно, что схемы, полученные таким путём, не отличаются большой точностью, а многие местные предметы на них совершенно не были обозначены. Для того чтобы нагляднее это показать, я приказал увеличить несколько участков карты района наших занятий, а затем, выведя наблюдателей на местность, предложил им произвести рекогносцировку и внести необходимые коррективы, т. е. нанести на схему недостающие на карте местные предметы. Вначале это казалось делом трудно выполнимым, но после некоторой тренировки наблюдатели начали чертить вполне удовлетворительные схемы, отличавшиеся достаточной полнотой и необходимой точностью.
Изучение приборов наблюдения не вызвало особых затруднений: большинство наблюдателей были с ними знакомы, а зачастую и подолгу пользовались ими. Однако и тут встречались некоторые вопросы, известные наблюдателям недостаточно хорошо. Я имею в виду перевод делений угломера в градусы и наоборот, а также измерение целей и расстояния до них при помощи сетки бинокля. Научить переводить угловые величины в градусы было не особенно трудно, - это достигалось тренировкой наблюдателей в решении таких задач, как, например, "азимут ориентира 136°30', пятьдесят пять тысячных вправо пулемёт противника; определить азимут пулемёта". Что же касается измерения расстояний при помощи бинокля или стереотрубы, то после нескольких практических занятий ошибки, допускаемые наблюдателями, также стали незначительными, а к окончанию сборов уменьшились ещё более.
Тем временем, пока шли наши занятия, отделение разведывательной роты, которому в течение всех сборов пришлось выполнять роль полигонной команды, рыло окопы в низине, расположенной в 700-1000 м от места, предназначавшегося для расположения наблюдательных пунктов. Огневые точки и блиндажи строились по заранее составленному плану; после окончания работ была сделана подробная схема всех этих сооружений. В дальнейшем она служила нам для проверки результатов наблюдения.
Когда учебное поле № 1 (см. схему 1) было оборудовано, я указал наблюдателям районы, где они должны были выбрать себе НП. Наблюдатели приступили к работе. Часа через два я сделал проверку и убедился, что, несмотря на то, что принципы выбора и маскировки НП были всем хорошо известны, не обошлось и без курьёзов. Так, одних наблюдателей я увидел на одиноко стоявшем дереве, откуда их, несмотря на все попытки укрыться в листве, противник мог обнаружить по меньшей мере за километр. Другая группа, наоборот, так "замаскировалась" в кустарнике, что сама почти ничего не видела в заданном ей секторе. Им пришлось переменить ещё два места, пока они, наконец, нашли себе место для НП с хорошим обзором.

В тот же день группы занялись отрывкой и оборудованием НП. На другое утро мы уже смогли приступить непосредственно к тренировке в наблюдении. НП № 1 находился на высоте, почти лишённой растительности, и его маскировка была связана с большими трудностями; НП № 2 был устроен в сарае, в крыше которого пришлось проделать отверстие для стереотрубы. НП № 3 располагался в кустах на опушке леса, и, наконец, НП №4 - на деревянной площадке, укреплённой между тремя высокими соснами. Кроме того, имелся контрольный НП № 5, связанный телефоном с пунктом управления учебного поля (№ 6). Аналогичным образом было оборудовано учебное поле № 2, на котором мы проводили занятий во второй половине сборов.
Для каждого занятия составлялось расписание действий полы тонной команды. Один экземпляр этого расписания получал старший полигонной команды, другой оставался у меня для контроля действий наблюдателей.
Привожу часть подобного расписания:


по пор
Время Действие полигонной команды

1

2

3

4

5

8.05

8.10

8.20

8.25

8.30

Из окопа № 3 в течение 2 минут выбрасывают землю

Блеск стекла на крыше сарая №5.

Перебежка солдата из окопа № 1 в блиндаж № 7.

№14 - 3 выстрела из орудия в течение 2 минут.

Две пулеметные очереди из ДЗОТ № 8.

Обычно занятия начинались с того, что сверялись часы на всех НП и на учебном поле. После того как наблюдатели занимали свои места, телефонист с контрольного НП сообщал на учебное поле: "Начинайте!" Если в ходе занятий наблюдатель контрольного НП не замечал какого-либо действия на учебном поле, он звонил на пункт управления учебным полем: "Повторите № 3", что означало - повторите перебежку солдата из окопа № 1 в блиндаж № 7.
Старший на учебном поле во время занятия находился на своём пункте управления учебным полем и голосом или флажками передавал приказания своим подчинённым.
Вначале занятия строились таким образом, чтобы на учебном поле не появлялось одновременно более одной цели, причём в течение часа показывалось 15-20 целей. Постепенно время между появлением отдельных целей увеличивалось: этим мы приучали наблюдателя к условиям боевой действительности, когда зачастую на протяжении долгих часов не удаётся вообще ничего увидеть. Затем на учебном поле стали появляться одновременно по две-три цели, оставаясь на виду всего несколько секунд. Случалось что наблюдатель в течение получаса совсем ничего не видел, а затем на протяжении 2-3 минут перед ним быстро появлялось и исчезало несколько целей, зачастую одновременно. Это заставляло наблюдателей ни на минуту не ослаблять своего внимания, боясь пропустить появление цели.
Каждую ночь на учебном поле производились небольшие изменения, и внимательный наблюдатель, пришедший на следующее утро замечал, что, скажем, около сарая появился новый окоп, стог сена передвинулся на 10 тысячных вправо, а две сосёнки, растущие на бугре, вчера отсутствовали. Этим мы стремились убедить наблюдателей в том, что местность - не подмостки, на которых разыгрывается представление, а маска, позволяющая противнику скрывать свои действия.
Произошли изменения и в методике показа целей. Если вначале мы давали непосредственно цель, то теперь наблюдателям приходилось определять её по совокупности отдельных признаков. заставляло их не просто фиксировать свои наблюдения, вдумчиво и внимательно анализировать их, связывая воедино такие явления, которые, на первый взгляд, часто совершенно не зависимы одно от другого.
Работа на НП велась в строго определённом порядке. Сразу по принятии НП старший наблюдатель рисовал панораму местности в полосе наблюдения. На панораму наносились ориентиры по порядку номеров справа налево, а также и огневые точки противника (по мере их обнаружения). После того как о целях накапливались достаточные данные, они нумеровались, что значительно облегчало запись в журнал наблюдения. Так, например, наблюдатель заносил в журнал следующую краткую запись: "№ 11 - станковый пулемёт ведёт огонь", вместо того чтобы писать: "Из окопа 25 тысячных левее ориентира № 7 ведёт огонь станковый пулемёт". Одновременно к панораме прилагалась легенда, например: "№ 11 - пулемётный окоп с лёгким перекрытием; 4 человека и станковый пулемёт; азимут 323°30'" и т. п.
Следующим этапом нашей работы являлось наблюдение с дополнительной точки, удалённой в сторону от основного НП на 200-300 м, и определение азимутов целей. После того как основной и дополнительный азимуты цели были известны, она с помощью транспортира наносилась на схему (лист бумаги с координатами карты соответствующего района), причём пересечение линий основного и дополнительного азимутов, проведенных из точек основного и дополнительного НП, давало точное положение целей. Расстояние до цели измерялось при помощи обычной линейки, а результаты заносились в легенду панорамы. Наконец, завершением работы являлось перенесение целей на карту, что было очень несложно, так как схема имела ту же координатную сетку, что и карта.
Указанная здесь последовательность работы наблюдателя по засечке целей оправдала себя на практике и обеспечила (если места основного и дополнительного НП правильно нанесены карту) наилучшую точность определения положения цели.
Заключительным этапом подготовки явились ночные занятия. Наша задача состояла в том, чтобы показать наблюдателям, что наблюдение ночью вполне возможно и хотя не даёт такой точности, как днём, но всё же, при известных навыках, позволяет определить положение цели. Мы использовали метод определения азимута цели с одновременным определением расстояния. Это было возможно только при наличии целей, производивших шум, например, стреляющей батареи, ведущего огонь пулемёта и т. п. В этих случаях наблюдатель определял время, протекавшее от вспышки до момента, когда он слышал звук выстрела. Так как секундомеров на НП не было, то приходилось прибегать к упрощённому измерению времени. Увидев вспышку, наблюдатель начинал считать "раз-и, два-и, три-и, четыре-и" и т. д. Произведя отсчёт и помножив полученное таким образом количество секунд на 340 м (округленная скорость распространения звука в секунду), наблюдатель получал расстояние в метрах. Для того чтобы выработать определенный темп счёта, мы ежедневно проводили по нескольку тренировок, которые заключались в следующем: наблюдатель, положив перед собой часы, считал, следя за тем, чтобы отсчёты не расходились с показанием секундной стрелки. После этого он передавал часы товарищу и через несколько минут снова производил отсчёт, в то время как его товарищ следил за правильностью темпа. К концу занятий оказалось, что тренированный наблюдатель был в состоянии определить время с погрешностью не более одной четверти секунды; следовательно, и ошибки в определении цели, даже в случае отсутствия секундомера, не превышали 100 м.
Для того чтобы создать условия, мало отличающиеся от боевой обстановки, наблюдателям было приказано жить на НП.
Землянки, воспринятые ими вначале как нечто условное, имевшее, так сказать, декоративный характер и построенные небрежно, приняли вполне пригодный для жилья вид немедленно после первого же дождя.
В конце сбора была проведена проверка усвоения разведчиками программы сбора.