Сборник "Войсковая разведка". Выпуск №7 1944г.

E-mail Печать
Индекс материала
Сборник "Войсковая разведка". Выпуск №7 1944г.
ГЛАВА ПЕРВАЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНАЯ РАБОТА ОФИЦЕРСКОГО СОСТАВА И ШТАБОВ
ГЛАВА ВТОРАЯ ПРИМЕРЫ ИЗ БОЕВОЙ РАБОТЫ РАЗВЕДЧИКОВ
ГЛАВА ТРЕТЬЯ РАЗВЕДКА СПЕЦИАЛЬНЫХ РОДОВ ВОЙСК
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ РАЗВЕДКА В ТЫЛУ ВРАГА
ГЛАВА ПЯТАЯ ТАКТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ПРОТИВНИКА
ГЛАВА ШЕСТАЯ ИЗ ОПЫТА СОЮЗНЫХ АРМИЙ
Все страницы
ГЛАВА ВТОРАЯ

ПРИМЕРЫ ИЗ БОЕВОЙ РАБОТЫ РАЗВЕДЧИКОВ

 

Гвардии полковник АНДРЕЕВ К.
Гвардии подполковник РАКИТСКИЙ Ф.

РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫЙ ПОИСК ПРИ РАСПОЛОЖЕНИИ
ПРОТИВНИКА В ТРАНШЕЯХ

Боевые сооружения первой линии обороны врага были расположены друг от друга на расстоянии 40-50 метров. При помощи коротких ходов сообщения эти сооружения соединялись с непрерывной траншеей, идущей параллельно начертанию переднего края. Сплошные проволочные заграждения, приспособленные к местности и скрытые от нашего наблюдения, опоясывали окопы и отстояли от них всего на 30-50 метров. Первая линия окопов была насыщена рассредоточенными огневыми средствами. Одним словом, перед, фронтом нашего соединения вырисовывалась типичная картина новой линейной обороны немцев.
Надо отметить, что разведчикам соединения не приходилось ещё действовать в подобных условиях. В прежних боях они всегда имели возможность выбрать для поиска совершенно изолированный объект (огневую точку) или, по крайней мере, объект, удалённый от других огневых точек на 150-300 метров.
Поисковая партия обычно состояла из захватывающей группы и одной или двух обеспечивающих групп. Минные поля и проволочные заграждения на путях движения, располагавшиеся ранее на 100-150 метров впереди огневых позиций противника, легко и незаметно разграждались специальными группами разграждения. Соседние с намеченным объектом огневые точки успешно подавлялись артиллерийским огнём, разрывы которого не мешали действиям разведывательной партии. В такой обстановке захватывающая группа обходила намеченное боевое сооружение с тыла или с фланга и внезапным броском нападала на него. Успех был всегда гарантирован.
Происшедшие изменения в обороне немцев поставили наших разведчиков в затруднительное положение. Старые методы разведывательных поисков могли привести к ненужным потерям, к напрасной трате материальных средств, к потере времени и, главное, ставил под сомнение успех разведки. Новых же способов обеспечения разведывательного поиска у нас не существовало, и их пришлось добывать боем.
В расположении противника была замечена какая-то загадочная перегруппировка. Разведчики получили задание захватить пленного. Незначительное расстояние между огневыми точками в первой линии немецких окопов не позволило поисковой партии проникнуть в тыл или во фланг намеченного объекта. Пришлось действовать в лоб. При этом наша группа захвата была обнаружена сразу несколькими вражескими наблюдателями. Противник с близкого расстояния открыл пулемётный огонь по этой группе, причём ввёл в действие до шести огневых точек, расположенных справа и слева от объекта захвата. Огневые средства разведывательной партии позволили оказать воздействие только на часть обнаруживших себя огневых точек немцев. Наши артиллеристы и миномётчики не смогли оказать помощи в подавлении огня противника, так как огневые точки находились в непосредственной близости друг от друга и от избранного для захвата объекта, разрывы мешали действиям поисковой партии. Разведчики добрались до первой линии траншей, но под давлением противника, пустившего в ход гранаты из соседних окопов, вынуждены были отойти, не захватив пленного.
Но уроки этого первого неудачного поиска не пропали даром. Офицеры-разведчики учли полученный боевой опыт и наметили новые методы обеспечения разведывательного поиска на переднем крае непрерывной обороны немцев.
Подготовка к следующим разведывательным действиям заняла 5 дней. Была выделена группа захвата из шести опытных разведчиков и пять групп обеспечения, четыре из которых в составе трёх человек и одна из пяти человек. На местности, подобной той, на которой предстояло вести разведку, была проведена тренировка на слаженность действий всех групп поисковой партии. Тщательному изучению подверглись пути движения каждой группы, разведаны были минированные участки. Каждая из пяти обеспечивающих групп была нацелена на определённую огневую точку, которую она должна будет подавить. По целям, которые не могли быть полностью уничтожены во время поиска, но которые могли с началом отхода разведывательной партии ожить и преследовать её огнём, был подготовлен огонь двух артиллерийских батарей.
Вечером разведывательная партия приступила к выполнению задачи. Выдвинувшись несколько вперёд от исходного положения, труппы обеспечения расчленились в обе стороны от группы захвата и начали сближение, каждая со своим определенным объектом (схема 6). Через 25-30 минут обеспечивающие группы приблизились к огневым точкам противника на 20 метров, а захватывающая продолжала движение к намеченному объекту и через несколько минут без открытия огня ворвалась в окоп врага, убила двух вражеских пулемётчиков, а третьего пленила.

Однако захваченный в плен вражеский солдат успел крикнуть. Соседняя огневая точка немцев немедленно открыла огонь по захватывающей группе, но тут же была подавлена обеспечивающей группой. Вслед за нею по захватывающей группе разведчиков немцы открыли огонь, но также были скованы огнём соответствующих групп. Но вот в действие вступила огневая точка врага, расположенная вблизи от группы захвата, с правой от неё стороны. Подавлять эту точку пришлось самой захватывающей группе, так как соответствующая группа обеспечения в период сближения отклонилась несколько вправо от намеченной для неё цели.
Захватив пленного и нейтрализовав соседнюю огневую точку врага, группа захвата начала отходить, в то время как обеспечивающие группы своим огнём прикрывали её отход. Затем начали отход и обеспечивающие группы. В это время по переднему краю противника был открыт артиллерийский и миномётный огонь, чтобы дать возможность всей разведывательной партии полностью выйти из сферы вражеского огня. Несколько подобных поисков было проведено и на других участках фронта, которые дали также успешные результаты.
Обобщая полученный опыт, можно сказать, что проведение поиска на участках, где вражеская оборона построена системой непрерывных окопов, траншей и ходов сообщений, требует очень тщательной подготовки и организации. Выделение нескольких обеспечивающих групп по числу огневых точек врага, непосредственно примыкающих к избранному объекту нападения, является обязательным условием, гарантирующим успех действий всей разведывательной партии.
На успех поиска при этих условиях большое влияние оказывает одновременность и согласованность действий всех групп разведывательной партии, а это в свою очередь в период подготовки к действиям требует не одной, а нескольких тренировок на слаженность и взаимодействие. Основная задача обеспечивающих групп - сковать своим огнём соответствующую огневую точку врага и ни в коем случае не допустить, чтобы эти огневые точки сосредоточили свой огонь на группе захвата. В состав обеспечивающих групп с успехом можно выделять хорошо подготовленных бойцов из стрелковых подразделений.

Газета "Красная звезда" № 75 от 29 марта 1944 г.

Гвардии майор ГОЛИКОВ

ОТДЕЛЬНЫЕ ПРИМЕРЫ РАЗВЕДКИ С ПРЕОДОЛЕНИЕМ ВОДНОГО РУБЕЖА

Разведка войск противника с преодолением водного рубежа усложняет деятельность разведчиков и требует от них, кроме обычных боевых качеств (бесшумных действий, хорошей маскировки, скрытного переползания и т. д.), ещё и умения хорошо плавать, а также преодолевать водные рубежи с помощью табельных и подручных переправочных средств.
Как бы ни был хорош разведчик на суше, на болоте или в лесу, он может оказаться (без соответствующей подготовки) беспомощным на воде. Следовательно, чтобы иметь опытных ловких разведчиков, их надо отбирать, учить и тренировать.
Опыт боевых действий в Великой отечественной войне показал, что те части и соединения, в которых не учат преодолевать водные препятствия, имеют односторонне подготовленных разведчиков. Такие разведчики умело действуют в степях, лесах и болотах, но с выходом на водный рубеж, когда разведку приходится вести через водную преграду, становятся в тупик. И, наоборот, всесторонне подготовленные разведчики действуют успешно, независимо от обстановки, рельефа местности, условий погоды и т. д.
Приведём пример действий разведывательной партии Н-ского соединения (описываемый пример относится к осени 1942 г.).
Наши части отошли за Дон и готовились к нанесению удара во фланг немецкой группировки, прорвавшейся к Сталинграду. Известно было, что левый фланг этой группировки обеспечивают румынские и итальянские части, занявшие оборону на правом берегу Дона от станицы Вешенская до Сиротинская.
Город Серафимович на правом берегу наши части удерживали в качестве плацдарма. Противник всеми силами стремился выбить наши части из города и лишить нас таким образом плацдарма на правом берегу Дона. В бой за г. Серафимович противник бросил третью итальянскую дивизию, которая была нами почти полностью разгромлена. Этому успеху способствовала разведка. Разведчики точно и своевременно доложили о скоплении неприятельской пехоты за высотами и о начале выдвижения её к переднему краю обороны. Это позволило нашему командованию подготовить свои подразделения для контратаки и своевременно ввести их в бой о того направления, с которого противник не рассчитывал встретить сопротивления.
Наблюдением было установлено, что противник сосредоточивает войска в районе Верхне-Фомихинский (12 км северо-западнее Серафимович). Требовалось установить: какие именно части сосредоточиваются в указанном районе, каковы их силы, состав, вооружение, национальная принадлежность и намерения.
Полковник Меркулов приказал начальнику разведки дивизии капитану Батыреву: переправить группу разведчиков через Дон в районе Верхне-Чирский; разведчики должны были, скрытно пройдя линию обороны противника и углубившись на 12 км в его тыл, захватить в районе Верхне-Фомихинский пленного.
Получив задачу, капитан Батырев сразу же организовал наблюдение за действиями противника в намеченном для переправы районе. Наблюдение производилось о трёх наблюдательных пунктов за одним и тем же объектом; иными словами, оно велось "внакладку", причём разведчики не знали, что объект наблюдения у них общий. Такая система наблюдения позволила Батыреву более подробно изучить противника и проконтролировать достоверность данных каждого наблюдательного пункта.
Организовав наблюдение, Батырев приступил к отбору людей в разведывательную партию. Он знал, что в тыл противника необходимо засылать отборных людей, так как не каждый разведчик обладает большой силой воли и хорошей смекалкой. Кроме того, разведчикам предстояло преодолеть водную преграду.
В разведывательную партию были отобраны младший лейтенант Яковлев, старший сержант Зиновьев, сержант Гладков и красноармеец Кострубов. Эти разведчики являлись артистами своего дела.
Вызвав к себе младшего лейтенанта Яковлева, т. Батырев поставил ему задачу на разведку.
Была тёмная, сырая осенняя ночь, когда разведчики под покровом темноты, используя кустарник донского лозняка, тянувшийся до района Усть-Хопёрекий, бесшумно вышли на левый берег Дона, где находились заранее подготовленные лодки.
Перед тем как начать переправу, Яковлев решил проверить бдительность противника. С этой целью он отвёл пару лодок от места, намеченного для переправы, и организовал ложную переправу.
Как только лодки отчалили от берега, два станковых пулемета противника открыли огонь из района Усть-Хоперский. Ясно было, что немцы не спят. В то время как бойцы отвлекали внимание немцев ложной переправой, разведчики, незамеченные противником, переплыли р. Дон.
Укрывшись в кустарнике, они осмотрелись, проверили, все ли налицо, засекли огневые точки противника и по команде Яковлева двинулись дальше в глубь вражеской обороны.
Отважные разведчики бесшумно проползли у самых огневых точек и к рассвету были уже в глубине вражеского тыла, в районе перекрестка дорог северо-восточнее Верхне-Фомихинский. Расположившись в засаде по обе стороны перекрёстка, разведчики стали внимательно наблюдать за движением противника. Они укрылись у самой дороги в лощине, покрытой густым седеющим ковром полыни. Стрельба давно прекратилась, и разведчики чувствовали себя уверенно и спокойно.
Вскоре у перекрёстка дорог показалась немецкая машина, за ней другая, потом двинулись подводы, мелкие группы пехоты и снова машины. Прошли подводы с порожними бидонами из-под молока, вслед за ними ещё две подводы, видимо ездовые, ехавшие за сеном; навстречу им шла гружёная подвода, от которой исходил приятный запах свежеиспечённого ржаного хлеба.
Вот вдали показались две подводы, каждая из которых была запряжена тройкой лошадей. На подводах сидело по шести немцев. Как только подводы спустились в лощину, Яковлев скомандовал: "Огонь!" Под ноги лошадей полетело двенадцать гранат, после чего раздались короткие очереди из автоматов. Кострубов, заметив офицера, раненного в ногу, бросился к ценному "языку", но офицер упредил его и выстрелил из пистолета.
Пуля пробила восьмикратный бинокль и вошла в грудь разведчика.
Кострубов не сразу понял случившееся. Он только почувствовал ноющую боль в груди, рассвирепев, подскочил к офицеру и, забыв о первоначальном своем намерении, пристрелил его. Потом Кострубов посмотрел по сторонам. Двенадцать гитлеровцев валялись рядом с шестью убитыми лошадьми. Разведчики извлекали документы убитых.
Кострубов тоже нагнулся над трупом офицера, но боль в груди заставила его выпрямиться. Расстегнув ворот рубахи, он увидел кровь. Пуля впилась в грудь и остановилась, достигнув ребра. Тупой её конец виднелся в груди. Он вытащил пулю. Густая кровь полилась сильнее. Ему стало плохо, но усилием воли он взял себя в руки, подозвал Зиновьева, и тот перевязал ему рану.
Пока разведчики возились у трупов убитых немцев, на дороге показалась ещё одна подвода.
Разведчики быстро перешли в другую лощину и укрылись в. густом бурьяне и чертополохе. Когда подвода приблизилась к ним, разведчик Кострубов стремительно бросился на поравнявшегося с ним ездового, выхватил у него автомат и стащил с телеги.
Второй налёт группа смельчаков совершила, когда было уже совсем светло.
Разведчики укрылись неподалеку от немецкой траншеи. Здесь им пришлось пролежать целый день до наступления темноты. Между тем о случившемся на перекрестке дорог немецкому командованию вскоре стало известно. Немцы встревожились не на шутку и немедленно вызвали из района Перелозовский кавалерийский эскадрон румын для поимки разведчиков. Весь день рыскали румыны по оврагам и сёлам, но безрезультатно.
Мог ли кто подумать, что отважные разведчики рискнут укрыться вблизи немецкого блиндажа? Это казалось невероятным, но именно на нелепости такого предположения и строил свои расчёты младший лейтенант Яковлев.
С наступлением темноты разведчики стали скрытно пробираться к реке, где их ожидала заранее подготовленная лодка.
К 24 часам они добрались к месту переправы, бесшумно сели в лодку и благополучно доставили пленного командованию.
Утром в землянке начальника разведки дивизии допрашивали пленного. Немец показал, что он уроженец Верхней Силезии и был во Франции, где формировался их батальон. Позже его зачислили в артиллерийский полк, с которым он попал на советско-германский фронт. Полку было приказано выйти в район Серафимович на помощь третьей итальянской дивизии.
Документами убитых солдат и офицеров показания пленного подтвердились.
В десять часов утра разведчиков вызвал полковник Меркулов, долго беседовал с ними.
Через несколько дней четверо отважных разведчиков получили боевые ордена.
Приведём несколько примеров, относящихся к более позднему периоду - к ноябрю 1943 года.
Мы рассмотрели пример преодоления разведчиками водной преграды с помощью лодок. Однако надо помнить, что не всегда у разведчиков могут быть лодки; разведку же надо вести постоянно, следовательно, разведчик должен найти иные переправочные средства.
Группе разведчиков под командованием старшины т. Рудой приказано было организовать ночной поиск с переправой через озеро Бол. Иван для захвата контрольного пленного. На подготовку отводилось два дня.
Получив задачу, старшина Рудой сразу организовал наблюдение за противником, а сам приступил к изучению местности. Ширина озера в намеченном районе переправы достигала 2,5 км. Противник не мог ждать нападения в этом месте.
Оценив обстановку, Рудой начал готовиться к выполнению задачи. Переправочных средств в указанном районе не оказалось, Тогда разведчики сколотили из сухого леса плоты и замаскировали их на берегу озера. В процессе подготовки возник вопрос: как поступить, чтобы при переправе не отклониться в темноте ночи от намеченного пункта высадки? По компасу можно отклониться, - ночи беззвёздные, ориентиров не видно. Ночью преодолеть водную гладь в два с половиной километра и прибыть в намеченный пункт можно только при точной ориентировке.
Будучи по природе находчивым, т. Рудой быстро вышел из создавшегося затруднения. Он наметил место высадки на противоположном берегу озера, а затем укрепил винтовку, приспособив её для стрельбы ночью, в направлении намеченного места. С началом действий один боец, находясь у винтовки, должен был стрелять из неё трассирующими пулями, разведчикам же следовало, ориентируясь по выстрелам, переправляться несколько левее. Для того чтобы не вызвать у противника подозрения стрельбой трассирующими пулями в одну точку, т. Рудой поставил на флангах два пулемёта, предназначив их также для стрельбы трассирующими пулями только в разных направлениях. Таким образом одиночные винтовочные выстрелы должны были стушевываться общей стрельбой пулемётов.
В ночь, намеченную для действий, разведчики, ориентируясь по выстрелам винтовки, переправились на противоположный берег озера и скрылись в кустарнике. В траншеях, расположенных на берегу озера, немцев не оказалось, и разведчики углубились на пятьсот метров в лес. На только что выпавшем снегу они обнаружили свежие следы. "Это патрульная тропа", - подумал Рудой и расположил разведчиков в засаде по обе стороны тропы. Предположение оправдалось. Вскоре на тропе показались две фигуры. Немцы шли, ни о чем не подозревая, и оживлённо беседовали.
Как только немцы поравнялись с засадой, разведчики быстро набросились на них и бесшумно захватили в плен.
Пленные - унтер-офицер и солдат - были доставлены в штаб и дали ценные сведения о производившейся противником перегруппировке войск.
Бывали случаи, когда разведчики гвардии майора Акулова преодолевали водный рубеж под водой, пользуясь для дыхания стеблем камыша. Этот способ применялся летом в тех местах, где озёра были не слишком глубоки. Особенно он оправдал себя в тех случаях, когда группу разведчиков необходимо было пропустить в тыл противника, а озеро выводило за его боевые порядки.
В качестве переправочных средств разведчики капитана Дмитриева широко использовали плащ-палатки. Приспосабливаются они следующим образом: четыре плащ-палатки сшиваются и набиваются соломой (за неимением соломы можно использовать сухой мох и т. п.). Для прочности плащ-палатки, набитые соломой, обводятся деревянной рамой. Такой плот вполне выдерживает на воде трёх человек в полном вооружении. Его можно сделать в любом месте за один час. Кроме того, он имеет то преимущество, что при обстреле попадание пули или осколка не влияет на его грузоподъёмность. В качестве подручных переправочных средств можно широко применять резиновые камеры от автомашин, пустые бочки, бидоны и т. п.
Приведённые здесь примеры отнюдь не исчерпывают всех способов и средств, применяемых при ведении разведки войск противника с преодолением водных преград. Шаблона в разведке не должно быть. В каждом отдельном случае разведчики прибегают к тому способу, который наиболее соответствует данной обстановке, проявляя хитрость, находчивость и изобретательность.

ДЕЙСТВИЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ ПАРТИИ В РАЙОНЕ ЛЮБЦЫ
8 декабря 1943 года

(схема 7)

Командование дивизии поставило перед разведкой задачу - захватить контрольного пленного в районе северо-западнее Любцы.

Передний край обороны противника хорошо просматривался с наших наблюдательных пунктов. Система сооружений противника состояла из ДЗОТ с легкими перекрытиями, открытых площадок, устроенных в траншеях, и ходов сообщений.
2 декабря командир разведывательной роты капитан Данильченко, начальник разведки дивизии майор Гатич, старший группы захвата старший сержант Рассолов и командир разведывательной партии старший лейтенант Гепферт произвели рекогносцировку местности, в результате которой наметили объектом действий разведывательной партии ДЗОТ и открытую пулемётную площадку севернее Любцы.
Разведывательная партия была разбита на три группы: группу захвата в составе 7 человек, старший группы старший сержант Рассолов; группу прикрытия в составе 6 человек, старший группы лейтенант Гепферт, он же командир разведывательной партии; группу разграждения в составе 5 человек (в том числе двое сапёров), старший группы сержант Сидоров.
3 декабря, в 8 часов утра, старшие групп и четверо разведчиков из группы захвата выдвинулись на передний край обороны для наблюдения и подслушивания за противником, находившимся в районе ДЗОТ.
Наблюдением было установлено: проволочное заграждение в два кола, за ним в 10 м рогатки в один ряд, в 50 м от рогатки земляной вал, высотой в 70 см с маскзабором, и впереди проволочного заграждения противотанковое минное поле в два ряда. В районе ДЗОТ никакого движения не наблюдалось, но из ДЗОТ доносилась немецкая речь.
4 декабря майор Гатич провел показное занятие на учебном поле по подготовке к предстоящим действиям групп и каждого разведчика в отдельности. В последующие дни с группами проводились тренировочные занятия.
7 декабря с составом разведывательной партии было проведено тактическое занятие с боевой стрельбой.
Для огневого обеспечения действий разведывательной партии были выделены: артиллерийский дивизион, батарея полковой артиллерии, батарея ПТО, три 82-мм миномёта, четыре станковых пулемёта и два противотанковых ружья. Выделенные огневые средства, вели в течение 4 и 5 декабря пристрелку. Им ставилась задача - перед началом действий разведчиков по сигналу "две жёлтые ракеты" произвести одноминутный налёт по переднему краю обороны противника на участке объекта атаки, после чего перенести огонь на окаймление. При отходе разведывательной партии они должны были по сигналу "две красные ракеты" вторично произвести артиллерийский налёт по переднему краю обороны противника.
План действий. Установить и произвести пристрелку всех огневых средств, соблюдая скрытность. Группе захвата путём наблюдения изучить объект атаки, подход к нему и путь отхода.
В начале разведки группа разграждения проделывает проходы в минном поле и проволочном заграждении, затем захватывающая группа выдвигается на исходное положение для броска. После того как все группы займут свои места, артиллерия, станковые пулемёты и противотанковые ружья производят одноминутный налёт по переднему краю обороны противника, вслед за чем переносят огонь в глубину. Перенос огня в глубину должен служить для разведчиков сигналом к броску в атаку. Захватив пленного, группа захвата отходит первой; отход её прикрывает группа прикрытия; при необходимости вызывается огонь артиллерии.
Ход действий. 8 декабря, в 5 часов утра, разведывательная партия вышла на свой передний край обороны, где получила от командира роты капитана Данильченко приказ на действия по захвату пленного.
В 6 часов группа разграждения проделала в проволочном заграждении проходы. Получив сигнал о готовности прохода, группа захвата и группа прикрытия вышли на исходное положение для атаки. По сигналу "две жёлтые ракеты" все средства огневой поддержки и автоматный огонь разведчиков были обрушены на передний край обороны противника. После одноминутного огневого налёта группа захвата и группа прикрытия броском вышли к завалу и завязали гранатный бой. Когда группа захвата преодолела завал, противник, находившийся в ДЗОТ, начал забрасывать разведчиков ручными гранатами. В этот момент красноармеец Малякин бросил в ДЗОТ противотанковую гранату, взрывом которой три немца были убиты и один ранен. В то же время справа по направлению к ДЗОТ бежало до 20 солдат противника; последние были обстреляны группой прикрытия. В ходе борьбы группе захвата удалось автоматным огнём, гранатами и ножами уничтожить всех солдат, находившихся в ДЗОТ. Захватив раненого солдата и документы убитых, разведчики начали отходить. Только спустя 13 минут когда они были уже в траншеях своей обороны, противник открыл по ним пулемётный и артиллерийский огонь, который однако не причинил нашим разведчикам вреда.
В этой операции было уничтожено 24 солдата противника, два пулемёта, разрушен ДЗОТ и захвачены документы, которыми подтверждалось нахождение на данном участке подразделений 49-го егерского полка 28-й легкой пехотной дивизии.

ДЕЙСТВИЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ ПАРТИИ
ПО ЗАХВАТУ ПЛЕННОГО В РАЙОНЕ КРУТИК
8 декабря 1943 года

(схема 8)

Пленные показали, что части 28-й легкой пехотной дивизии обороняются на прежнем рубеже, но большинство оборонительных сооружений подготовлено к подрыву, и 28-я легкая пехотная дивизия должна в скором времени начать отход. Наблюдением были замечены оживленное движение противника в глубине обороны и пожары в населённых пунктах. Командование дивизии поставило перед разведчиками задачу - посредством захвата контрольных пленных в районе юго-восточнее Крутик установить истинные намерения противника.

Местность в нейтральной зоне обороны была открытая, поросшая редким кустарником. Передний край обороны противника хорошо наблюдался с нашей стороны. Оборона противника состояла из ДЗОТ, расположенных на удалении 200-250 м один от другого, с оборудованными в траншеях открытыми площадками для станковых и ручных пулемётов; землянки для отдыха были удалены от переднего края на 100-150 м. Перед передним краем противник создал развитую сеть противотанковых и противопехотных препятствий и заграждений.
Организация и подготовка поиска. Заместитель командира полка майор Ожихин решил захватить пленного в ДЗОТ методом поиска.
Разведывательная партия состояла из 19 человек. Она была разбита: на группу захвата в составе 8 человек (старший группы - старший сержант Кафанов), группу прикрытия в составе 6 человек (старший - лейтенант Комаров, он же командир разведывательной партии) и группу разграждения в составе 5 человек (из них двое сапёров). В течение четырёх суток разведчики вели непрерывное наблюдение за противником и подслушивание.
Наблюдением было установлено: гарнизон ДЗОТ состоит из 4. солдат; солдаты противника завтракают в б часов утра, обедают в час дня; перед передним краем противника проходит проволочное заграждение в два ряда.
С составом разведывательной партии перед началом поиска были проведены занятия на учебном поле, оборудованном по типу обороны противника. На занятиях отрабатывались действия разведчиков всех групп. Основное внимание при проведении занятий обращалось на умение скрытно подойти к объекту атаки, на бесшумное и быстрое переползание через проходы в препятствиях и на отработку техники захвата и эвакуации пленного.
6 декабря со всеми участвующими в операции группами разведчиков было проведено одно совместное занятие с обозначенным противником. На занятиях особое внимание уделялось вскрытию системы огня противника. После занятий и разбора разведчикам был предоставлен отдых до 24 часов. 6 декабря, в 24 часа, разведывательная партия вышла на передний край и в условиях зимней ночи вела наблюдение за расположением противника в районе предстоящих действий. В ночь на 8 декабря группа разграждения доразведала проволочное заграждение и проделала проходы в минном поле противника.
Огневое обеспечение поиска состояло: из артиллерийского дивизиона, батареи полковой артиллерии, двух орудий ПТО, которые предназначались для ведения огня прямой наводкой, восьми 82-мм миномётов, 2 станковых пулемётов и 2 противотанковых ружей. Огневой группой командовал начальник артиллерии полка майор Баранов. Артиллерийская пристрелка проводилась на участке действий в течение 4 и 5 декабря методическим огнём по фронту до 1,5 км. Был установлен сигнал для вызова огня - "две зеленые ракеты", по которому артиллерии надлежало сделать одноминутный налёт по переднему краю, после чего немедленно перенести огонь на окаймление. Для огневого прикрытия действий разведывательной партии и её отхода с пленным, артиллерия должна была по сигналу - "одна красная и одна зелёная ракета" перенести огонь в глубину обороны противника.
Ход действий. 8 декабря, в 7 часов, разведывательная партия получила приказ - захватить в ДЗОТ контрольного пленного.
Командиры групп отдали приказы своим группам на выполнение поставленной задачи.
В 7 часов 30 минут группа разграждения ползком преодолела нейтральную полосу и достигла проволочных заграждений обороны противника. Сапёры к 8 часам закончили проделывание в проволоке проходов и дали об этом сигнал группе захвата. Через 15 минут группа захвата вышла на исходное положение для атаки.
Командир группы захвата немедленно вызвал огонь артиллерии и миномётов. Огонь вёлся в течение одной минуты, разрушая огневые точки противника на его переднем крае. После артиллерийского огневого налёта группа прикрытия, броском достигнув завала, приняла боевой порядок, а группа захвата преодолела завал и вступила в гранатный бой с противником. Противотанковыми гранатами старший сержант Кафанов и сержант Зеленков разрушили ДЗОТ и уничтожили находившихся в нём трёх немцев. В это время из двух соседних землянок начали выскакивать солдаты противника; в коротком бою один из них был захвачен в плен, а остальные огнём из автоматов и гранатами были уничтожены. Старший сержант Кафанов и сержант Зеленков быстро потащили пленного, а остальные разведчики из группы захвата, забросав противотанковыми гранатами землянки и уничтожив при этом до 20 солдат противника, начали отход. Вскоре на помощь немцам прибежали ещё 12 солдат, с которыми завязала бой группа прикрытия. Как только группа захвата прошла проволочное заграждение противника, артиллерии был дан сигнал на прикрытие отхода всей группы.
Разведывательная партия благополучно, без потерь возвратилась в свою часть. Пленный подтвердил нахождение 28-й легкой пехотной дивизии на прежнем рубеже обороны.
Вывод. Противник, ошеломлённый неожиданным сильным огнём и внезапным дерзким налётом разведчиков, не в состоянии был оказать организованного сопротивления. В результате за 15 минут боя противник потерял убитыми до 35 человек; разведчиками было разрушено два блиндажа, ДЗОТ и четыре открытые огневые точки.

ДЕЙСТВИЯ РАЗВЕДЧИКОВ В НОЧНОМ ПОИСКЕ В РАЙОНЕ ГОРМАНЫ
17 декабря 1943 года

(схема 9)

Перед передним краем обороны противника имелся овраг, западные скаты которого были эскарпированы. На дне оврага было установлено проволочное заграждение типа спираль Бруно. Впереди оврага, метров в 10 от него, имелись проволочное заграждение в один кол и мины натяжного действия.

Разведывательной партии в составе 12 человек под командованием красноармейца Смоткина была поставлена задача - бесшумно преодолеть препятствия перед передним краем обороны противника, ворваться в его траншею и захватить пленного. Для действия разведывательная партия распределялась на три группы: первая группа (старший группы красноармеец Габеев) имела задачей прикрывать действия захватывающей группы справа; второй группе - захватывающей (старший группы красноармеец Бардабаев) была поставлена задача ворваться в блиндаж и захватить пленного; третья группа (старший - красноармеец Борисов) должна была прикрывать действия захватывающей группы слева.
Разведывательной партии для обеспечения действий было придано 3 сапёра. Отход её прикрывался одним станковым и двумя ручными пулемётами. 10 декабря разведывательная партия, выбрав участок на своём переднем крае, установила круглосуточное наблюдение за объектом. Кроме того, разведчики провели на местности две рекогносцировки в районе предстоящих действий.
В ночь на 12 декабря командир разведывательной партии совместно с сапёрами произвёл разведку заграждений противника и наметил места для проделывания проходов.
Ход действий: 17 декабря сапёры во главе со старшим сержантом Хрусталевым, выдвинувшись к проволочному заграждению противника, проделали проход, после чего разведчики преодолели проволочное заграждение и достигли эскарпа; оставив у проволоки сапёров, они поползли к траншее противника. Группы обеспечения расположились у блиндажа, а группа захвата, скрытно проникнув в траншею, остановилась у входа в блиндаж.
Командир разведывательной партии красноармеец Смоткин, заметив провод, идущий по траншее, приказал красноармейцу Бардабаеву перерезать его.
Через 2 минуты из блиндажа вышел солдат. На него бросились красноармейцы Смоткин и Ткаченко. Пленного обезоружили, выбросили из траншеи и быстро потащили в своё расположение: Остальной состав группы захвата, забросав блиндаж гранатами, также начал отходить. Услышав шум и взрывы, по траншее к блиндажу подбежали двое солдат, которые были убиты огнем из автомата. Как только первая и третья группы начали отходить, противник открыл огонь, стремясь отсечь им путь отхода. Однако, несмотря на сильный огонь противника, разведывательная партия выполнила поставленную ей задачу и без потерь вернулась в свое расположение.

ДЕЙСТВИЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ ПАРТИИ СТАРШЕГО ЛЕЙТЕНАНТА НЕКРАСОВА
(схема 10)

В ночь на 13 декабря 1943 г. разведывательная партия в составе 14 разведчиков и двух сапёров под командованием старшего лейтенанта Некрасова, получила задачу - захватить пленного в районе юго-восточнее Казаринова.

За двое суток до начала действий старший лейтенант Некрасов вместе со старшими захватывающей и обеспечивающей групп вышли на рекогносцировку местности, где выбрали объект для нападения - станковый пулемёт (300 м юго-восточнее Казаринова), наметили скрытые пути подхода к нему и установили наблюдение за действиями противника. Затем старший лейтенант Некрасов составил план проведения поиска и приступил к подготовке его.
С разведчиками было проведено тренировочное занятие, на котором особое внимание уделялось отработке взаимодействия между захватывающей и обеспечивающей группами.
В 24 часа разведывательная партия вышла в исходное положение. Она состояла из двух групп. Захватывающая группа была организована в составе 8 человек. Старшим группы был назначен старший сержант Батышев и помощником - красноармеец Каширин. Группа обеспечения состояла из 6 человек во главе с сержантом Пятковым. Всю ночь разведчики вели наблюдение за поведением противника. В 7 часов 13 декабря разведчики стали ползком добираться с исходного положения к проволочному заграждению, где в это время группа сапёров под командованием старшего сержанта Пугачева проделывала проходы. Преодолев проволочное заграждение, разведчики скрытно, ползком, достигли траншей противника и залегли перед ними. В то же время разведчики группы обеспечения поползли к траншее для выхода на фланг атакуемого объекта.
В 5 м от траншеи противника разведчики группы захвата заметили двух патрульных, идущих по траншее. Ввиду того что группа обеспечения ещё не достигла назначенного ей места, разведчики группы захвата решили пропустить патрульных. Когда четверо разведчиков группы обеспечения заняли указанные им места в проходах траншеи и обеспечили группу с флангов, разведчики группы захвата в составе 6 человек спустились в траншею, а двое человек остались для охраны их.
Осторожно продвигались разведчики по траншее противника, останавливаясь на поворотах и прислушиваясь к каждому звуку. Первым шел сержант Берекчиян. Позади него на некотором расстоянии пробирались остальные разведчики. Вскоре послышались шаги. Сержант Берекчиян на повороте траншеи прижался к стене и стал прислушиваться к шагам идущего. Появился немец, который подходил всё ближе к разведчикам, не замечая их. Сержант Берекчиян приготовился схватить "добычу". Подойдя вплотную к разведчику, немец остановился, и в этот момент сержант Берекчиян ударом приклада оглушил его.
Схватив немца, разведчики выбросили его на бруствер. Затем, помогая друг другу, они сами выбрались из траншеи. В это время к траншее с тыла подходила группа немцев.
Разведчики группы обеспечения открыли по ним огонь. Несколько немецких солдат было убито, а двое продолжали приближаться к траншее; бросками гранат разведчики уничтожили подходивших немцев. Вскоре немцы открыли по разведчикам пулемётно-автоматный огонь из траншей. Разведчики стали отходить. Вначале отходили разведчики группы захвата с пленным, а затем - группа обеспечения. У прохода в проволоке оставались двое сапёров, а двое разведчиков из группы обеспечения, которые вели огонь по обнаруженным огневым точкам противника, мешавшим отходу разведчиков.
Таким образом, разведывательная партия, руководимая старшим лейтенантом Некрасовым, поставленную задачу выполнила и без потерь возвратилась в своё расположение.
Вывод. Захват пленных в траншеях противника является сложным видом разведывательной деятельности. Он требует особенно тщательной подготовки, натренированности и отваги личного состава разведчиков. Кроме того, разведчики должны отлично стрелять из автомата, бить прикладом, метать гранаты и действовать ножами.
В приведенном примере разведывательная партия была укомплектована именно в таком составе. Отлично знавшие свою задачу разведчики действовали уверенно, решительно и быстро. Вся операция по захвату пленных длилась 15-20 минут.
Учтено было также и то обстоятельство, что немцы, замечая наших разведчиков, часто ускользают по ходам сообщения в глубину обороны; поэтому командир захватывающей группы решил ждать, когда обеспечивающая группа перехватит траншеи с флангов и с тыла объекта нападения, чтобы не дать немцам возможности убежать в тыл и помешать оказанию помощи им из тыла.

НОЧНОЙ ПОИСК В СИЛЬНО УКРЕПЛЕННОЙ ОБОРОНЕ ПРОТИВНИКА
В РАЙОНЕ ОТМЕТКИ 26,0

(схема 11)

Командир дивизии поставил лейтенанту Сбитневу задачу - захватить с группой разведчиков контрольного пленного в траншеях в районе отметки 26,0.
Объектом нападения лейтенант Сбитнев избрал ДЗОТ, расположенный 200 м северо-восточнее отметки 26,0.
В ночь с 12 на 13 декабря 1943 г. разведывательная партия под командованием лейтенанта Сбитнева приступила к выполнению задачи.
Впереди двигалась группа разграждения в составе четырёх человек - двух сапёров и двух разведчиков, вооружённых автоматами и гранатами для обеспечения действий сапёров.
Разведчики группы разграждения ползли со щупами; метр за метром они преодолевали проход в минном поле, обнаруживали и обезвреживали мины и проделывали проход в четырёх рядах проволочного заграждения. По выполнении задачи старший группы разграждения доложил о готовности прохода. После этого группа обеспечения выдвинулась за проволочные заграждения и приняла боевой порядок. Командир сделал короткую остановку для ориентировки и подслушивания (было тихо), после чего дал захватывающей группе сигнал - продолжать ползти до траншеи.
Оставаясь незамеченной, группа достигла траншеи. Командир разведывательной партии оставил часть группы обеспечения в траншее слева для прикрытия действий разведывательной партии, захватывающая же группа двинулась вправо по траншее в направлении ДЗОТ.
При подходе к ДЗОТ группа была обнаружена часовым; он поднял тревогу и пытался сопротивляться, но разведчики тут же сразили его автоматной очередью. Медлить нельзя было: разведчики бросились к ДЗОТ.
Внезапное появление разведчиков в немецких траншеях застало фрицев врасплох. Попытки немцев оказать сопротивление ни к чему не привели. Часть из них была сразу же уничтожена в рукопашной схватке, остальные в панике бросились бежать.
Не захватив в этом ДЗОТ пленных, разведчики стали преследовать немцев по траншее. Смело и ловко действуя в траншеях, разведчики перебили до 30 немцев и уничтожили три огневые точки. Разведчик Савченко, ворвавшись в один из блиндажей, обнаружил там немца, сбил его с ног и обезоружил. Подоспевшие разведчики Амелин, Егоров и Тенятников помогли эвакуировать пленного из траншеи.
По сигналу командира разведывательная партия в полном порядке стала отходить. Вызванный огонь нашей артиллерии и миномётов подавил пулемёты противника и сорвал его контратаку.
Разведчики без потерь вернулись в свое расположение, доставив контрольного пленного.
Из допроса пленного было установлено, что немцы производили на этом участке смену подразделений.

ДЕЙСТВИЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ ПАРТИИ
СТАРШЕГО СЕРЖАНТА ХВОСТОВА В НОЧНОМ ПОИСКЕ
22 ноября 1943 года

В течение 20-21 ноября 1943 г. наблюдением был установлен подход к переднему краю обороны мелких групп пехоты противника, общей численностью до 500-600 человек. Необходимо было выяснить, производит ли противник смену частей или усиливает действующие подразделения.
22 ноября старшему сержанту Хвостову была поставлена задача - захватить контрольного пленного в районе юго-восточнее Совхоз.
Для проведения поиска была выделена разведывательная партия в составе 18 разведчиков (из них двое сапёров).
В течение пяти дней разведчики наблюдали за объектом разведки, наметили наиболее удобные подходы к нему, изучили систему огня, заграждения, режим и поведение противника в районе объекта, после чего приступили к действиям. Разведывательная партия была разбита на две группы: группу захвата и группу обеспечения. В группу захвата было выделено пять человек, остальные должны были действовать в группе обеспечения. 22 ноября в 22 часа разведывательная партия выступила на выполнение задачи. Дойдя до проволочного заграждения, разведчики залегли перед ним. За короткое время (3-5 минут) сапёры проделали проход в проволочном заграждении. Правее и левее проделанного прохода залегли по 4 разведчика из группы обеспечения для прикрытия действий захватывающей группы; остальные разведчики поползли вперед до траншей противника и расположились на флангах объекта разведки.
Затем к объекту стала выдвигаться захватывающая группа. Вдруг противник бросил ракету и осветил местность; в этот момент разведчики заметили немецкого часового, находившегося между двумя пулемётами. Как только ракета погасла, разведчики поползли в направлении часового и приблизились к нему вплотную; часовой хотел закричать, но в этот момент старший сержант Хвостов ударом приклада оглушил его. Разведчики Корольков и Зубов выбросили оглушённого солдата из траншеи и потащили его к оврагу. Таким образом, разведчики без единого выстрела захватили пленного и, не понеся потерь, вернулись в своё расположение.
Пленный Иоганн Верховар, солдат 5-й роты 5-го моторизованного полка, дал ценные показания о составе этого полка и о полученном пополнении.
Через некоторое время разведка соседнего полка захватила на этом участке ещё одного пленного, причём оказалось, что он принадлежал к той же роте. Он рассказал, что исчезновение Верховара было замечено только при смене постов.
Этот факт характеризует работу разведывательной партии старшего сержанта Хвостова, которая действовала так бесшумно, смело и решительно, что немцы не обнаружили её даже после захвата пленного.

ЗАСАДА В ТРАНШЕЕ ПРОТИВНИКА
15 декабря 1943 года

(схема 12)

Допросом пленных из 28-й легкой пехотной дивизии установлено было, что на участке южнее Котовицы одна из частей их дивизии сменена прибывшими из глубины подразделениями и что вскоре должны смениться и другие части этой дивизии.

Командование поставило начальнику разведки дивизии задачу - захватом пленных и документов установить в районе Котовицы группировку частей противника и его намерения.
Перед передним краем обороны противника протекала покрытая льдом р. Волхов, шириной от 100 до 150 м. От западного берега р. Волхов до переднего края обороны противника местность была открытая, с болотными порослями и подъёмом в сторону противника. Оборона противника состояла из ДЗОТ (расположенных один от другого на расстоянии 200-250 м) и открытых пулемётных площадок. В глубине обороны, в 100-125 м от огневых точек, находились жилые землянки на 4-8 человек. Перед передним краем обороны противника имелось проволочное заграждение в два кола и минное поле в два ряда.

Организация, подготовка разведывательной операции и план действий

Начальник разведки дивизии майор Ковалев наметил район действий 200 м северо-восточнее Котовицы и решил захватить пленного методом засады.
Местность впереди объекта простреливалась двумя пулемётами противника.
Разведывательная партия состояла из 16 человек, она была разбита на три группы: разграждения - 3 человека, прикрытия - С человек и захвата - 6 человек. Старший группы захвата - старший сержант Кунявский.
В течение трёх суток разведчики вели непрерывное наблюдение за противником и подслушивание. Наблюдением были засечены огневые точки противника, определён режим его огня и намечены пути подхода к переднему краю; кроме того, было установлено, что противник пользуется для связи между ДЗОТ траншеей, причём днём посыльные ходят по траншеям очень редко, с наступлением же темноты движение по траншее увеличивается. Решено было организовать ночью засаду непосредственно во вражеской траншее.
К огневому обеспечению действий разведывательной партии привлекались: артиллерийский дивизион и три станковых пулемёта. Ночью накануне выступления разведчиков орудия были выдвинуты на заранее подготовленные позиции.
В 18 часов 15 декабря разведчики переправились по льду на западный берег р. Волхов. Командир разведывательной партии лейтенант Мулин выслал группу разграждения для проделывания прохода в заграждениях противника. Через 45 минут от группы разграждения прибыл связной, доложивший о готовности прохода. Разведчики группы захвата, пройдя проход в проволочном заграждении, подползли к намеченному объекту. За группой захвата двигалась группа прикрытия, которая расположилась левее группы захвата. Группа разграждения осталась охранять проход в проволочном заграждении.
Через 10-15 минут в траншее показалось трое немецких солдат, которые громко разговаривали между собою. Когда немцы поравнялись с разведчиками группы захвата, старший сержант Кунявский скомандовал: "Руки вверх!" Немцы подняли крик и начали вести стрельбу из винтовок, разведчики сразу открыли по ним огонь из автоматов. В результате боя двое немцев были убиты, третьего - раненого разведчики взяли в плен, после чего начали отход в свое расположение. В это время из землянки, расположенной справа, выбежало ещё несколько немцев. Разведчики группы прикрытия уничтожили их гранатами и огнём из автоматов. Когда группа захвата отошла к проволочному заграждению, командир разведывательной партии дал сигнал - "три красные ракеты", по которому артиллерия и пулемёты открыли огонь.
Разведывательная партия под прикрытием огня артиллерии отошла на восточный берег р. Волхов, захватив в плен раненого немецкого солдата 2-й роты 561-го штрафного батальона. Пленный показал, что 49-й пехотный полк 28-й легкой пехотной дивизии действительно был заменён на этом участке штрафным батальоном, но сам 49-й пехотный полк не ушёл в глубину обороны, а переброшен на другой участок фронта. Кроме пленного, были захвачены трофеи - 2 винтовки и 1 ручной пулемёт.

ЗАСАДА ПРОТИВ ВРАЖЕСКОЙ РАЗВЕДКИ
24 декабря 1943 года

(схема 13)

Разведывательная партия в составе 11 человек под командованием лейтенанта Рыбникова готовилась к предстоящему поиску. Она неоднократно выдвигалась к переднему краю обороны противника с целью изучения намеченного объекта атаки. Разведчики были разбиты на 3 группы: группу захвата (5 человек) и две обеспечивающих группы (по 3 человека).

24 декабря, в 11 часов, разведывательная партия продвигалась к проволочному заграждению противника, чтобы перед началом поиска ещё раз увязать все вопросы взаимодействия между группами и уточнить каждой группе задачу на местности.
Не доходя до проволочного заграждения, лейтенант Рыбников обратил внимание на свежие следы немецких сапог, чётко вырисовывавшиеся на снегу; следы эти шли в сторону переднего края нашей обороны.
По следам противника лейтенант Рыбников определил, что к нашему переднему краю прошла немецкая разведка, которая, очевидно, скоро будет возвращаться обратно.
Лейтенант Рыбников решил организовать засаду. Каждой группе была поставлена задача.
Группы заняли свои места и приготовились к бою. В это время на переднем крае нашей обороны началась ружейно-пулемётная стрельба. Через несколько минут разведчики заметили, как от нашего переднего края бегут 9 немецких солдат. По всей видимости это бежали немецкие разведчики, которые, не дойдя до нашего переднего края, были обстреляны и, не выполнив задачи, спешно возвращались по старому следу в своё расположение. Подпустив противника на 15 м, разведчики группы захвата внезапно бросились на первых двух немцев и захватили их в плен. Остальных немцев уничтожили разведчики групп обеспечения огнём из автоматов. Бой длился всего лишь несколько минут.
Наши разведчики доставили в свою часть двух пленных и трофеи: б винтовок, 3 автомата и несколько гранат.
Вывод. Командир разведывательной партии правильно оценил обстановку и принял верное решение на организацию засады. Однако в подобных случаях разведчикам надо иметь в виду, что разведка противника не всегда возвращается в своё расположение по старому следу.

ДЕЙСТВИЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ ПАРТИИ МЛАДШЕГО ЛЕЙТЕНАНТА КОСОГОВА
(схема 14)

16 декабря 1943 г. начальник разведки дивизии майор Юревич поставил командиру разведывательной роты задачу захватить пленного в районе кладбища, юго-западнее Шеперово (на схеме нет). Непосредственное выполнение задачи возлагалось на командира взвода разведки младшего лейтенанта Косогова.

В течение дня 17 декабря в результате наблюдения и рекогносцировки местности был выбран объект нападения - огневая точка противника в районе кладбища. В 22 часа 17 декабря разведывательная партия, в составе 25 человек, во главе с командиром взвода младшим лейтенантом Косоговым вышла на исходное положение.
Для действий в поиске разведывательная партия была разбита на три группы: одна из них была захватывающая и две обеспечивающие.
В 23 часа разведывательная партия начала выдвигаться с исходного рубежа непосредственно к объекту нападения. Выдвинувшись на расстояние 150 м за передний край, младший лейтенант Косогов заметил, что противник пропускает сквозь свои боевые порядки группу солдат в количестве до двух взводов и сосредоточивает их, по-видимому, с целью атаковать наш передний край. Таким образом, разведывательная партия, оставаясь незамеченной, оказывалась на фланге атакующей группы противника. Младший лейтенант Косогов принял решение: внезапным ударом рассеять группу противника и в бою захватить пленного. Для этой цели группы, сосредоточенные в одном месте, одновременно по сигналу открыли огонь из автоматов. В результате внезапной фланговой атаки наших разведчиков вражеские солдаты были обращены в бегство.
Разведывательной партии удалось предотвратить готовившуюся противником атаку наших подразделений. Разведчики захватили в бою одного пленного и, изъяв документы трёх убитых солдат, возвратились в своё расположение, имея одного раненого.

ДЕЙСТВИЯ РАЗВЕДЧИКОВ В ТЫЛУ ВРАГА
25 декабря 1943 года

Разведывательная партия в количестве 10 человек под командованием командира взвода старшего сержанта Сошина 25 декабря получила задачу - просочиться через боевые порядки противника, выйти в район Барышевка, определить систему вражеской обороны и захватить пленного.
Достигнув деревни Барышевкз, разведывательная партия остановилась и начала вести наблюдение. Старший сержант Сошин выслал к Барышевке дозорных. Через некоторое время дозорные возвратились и доложили, что в Барышевке противника нет; тогда разведчики решили определить боевые порядки противника в лесу, западнее Барышевки. При выходе из населённого пункта разведчики заметили группу солдат, в количестве 9 человек, движущуюся к Барышевке. Старший Сержант Сошин немедленно принял решение организовать у дороги, на пути движения солдат, засаду и захватить пленного. Разведчики быстро расположились в засаде и стали ожидать подхода немцев. Когда группа приблизилась, разведчики обнаружили, что двое немецких солдат вели под конвоем 7 русских военнопленных. Будучи хорошо замаскированной, засада подпустила движущуюся группу на 20-30 шагов, а затем внезапным нападением обезоружила двух немецких конвоиров и освободила пленных красноармейцев. После этого разведывательная партия дополнительно произвела разведку дер. Барышевка и без потерь вернулась в свое расположение, доставив в штаб части 2 пленных, 7 освобождённых из плена красноармейцев, а также сообщив разведывательные данные относительно обороны дер. Барышевка.

ДЕЙСТВИЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ ПАРТИИ В ЗАСАДЕ
13 декабря 1943 года

(схема 15)

Между передним краем обороны противника и нашими передовыми траншеями проходила нейтральная полоса шириной в 1-1,5 км. Эта полоса представляла собой балку, которая являлась естественным препятствием, как с нашей стороны, так и со стороны противника. В балке, ближе к проволочному заграждению противника, находился пруд.

Наблюдением с наших передовых траншей удалось установить, что немцы часто ходят к пруду за водой. Замечено было также, что немецкие солдаты, чтобы не попасть в плен, как правило, выходили за свой передний край группами в 5-10 человек.
Офицер разведки полка, имея такие данные, решил организовать засаду у пруда с целью захвата пленного.
Для выполнения этой задачи была отобрана разведывательная партия в составе 8 человек, во главе с гвардии сержантом Котовым. 13 декабря с наступлением темноты наши разведчики ползком преодолели нейтральную полосу и подползли к проволочному заграждению противника. Разведчики обнаружили, что в одном месте проволочного заграждения разорваны нижние нити и протоптана тропа. На этом основании они сделали вывод, что солдаты противника проходят к пруду именно здесь.
Разведывательная партия построила следующий боевой порядок. Четверо разведчиков расположились по сторонам прохода в проволочном заграждении, имея задачу - после того как немецкие солдаты выйдут за проволочное заграждение и направятся к пруду, закрыть проход и не дать им возможности возвратиться обратно. Четверо разведчиков расположились у пруда с задачей - по приближении немецких солдат к пруду стремительным броском напасть на них и захватить в плен.
Разведчики построили боевой порядок и тщательно замаскировались; через несколько минут до них донесся шум приближающихся шагов. Лежавшие у проволоки разведчики первыми заметили 8 идущих немецких солдат. Вот они подошли к проволоке, воровато огляделись по сторонам, шопотом о чём-то поговорили и по-одному начали подлезать под проволоку. Когда последний солдат подлез под проволоку, трое солдат отделились и направились к пруду, остальные залегли у проволоки. Трое солдат, которые ушли за водой, были без оружия, а оставшиеся у проволоки имели винтовки.
Когда трое немецких солдат поравнялись с группой нападения, расположившейся у пруда, она стремительно набросилась на немцев. Двоих немцев разведчики прикончили, а одного захватили в плен. Немецкие солдаты, остававшиеся у проволоки, бросилась бежать в своё расположение, но несколькими очередями из автоматов наших разведчиков были уничтожены. Таким образом, семь гитлеровцев было убито и один захвачен в плен. Разведчики забрали личные документы убитых, трофейное оружие и, конвоируя пленного, возвратились в своё расположение.

ДЕЙСТВИЯ РАЗВЕДКИ НА ФЛАНГЕ
с 27 января по 2 февраля 1944 г.

(схема 16)

Командиру Н-ского кавалерийского соединения необходимо было к утру 30 января уточнить группировку противника на правом фланге корпуса в районе Маневичи, п. Маневичи, Оконьск, Яблонка Велька, так как, по имевшимся неточным сведениям, в этом районе якобы сосредоточивалось до двух моторизованных дивизий противника.
Выполнение этой задачи было поручено разъезду в составе 8 всадников под командованием гвардии старшего сержанта Вырва.

В 7 часов вечера 27 января старший сержант Вырва получил задачу - действуя по маршруту Рофалувка, Косьцухнувка, Маневичи, п. Маневичи, Вольчецк, определить наличие противника в этих районах, а также его состав, силы и группировку.
Разведывательные данные должны были поступить от разъезда к утру 30 января.
При непосредственном соприкосновении с противником в условиях абсолютного бездорожья разъезд прошёл по болотам вброд через ручьи и реки, вскрывшиеся ото льда, 114 км в течение двух суток, ведя разведку.
В завязавшемся бою с вражеской разведкой в районе п. Маневичи разъезд уничтожил шесть немцев и захватил ручной пулемёт, потеряв при этом только одну лошадь:
Продолжая вести разведку, разъезд установил, что населённые пункты в районе Маневичи заняты отдельными гарнизонами противника, численностью в 50-70 человек. В п. Маневичи и на железнодорожной станции размещался гарнизон противника численностью в 250-300 человек с шестью танками, который нёс службу охраны железной дороги.
Задача по разведке была выполнена. Командование Н-ского кавалерийского соединения выяснило, что в районе п. Маневичи - Яблонка Велька большого сосредоточения сил противника не имеется. Сведения, добытые разъездом, были подтверждены последующим захватом пленного, принадлежавшего к 17-му кавалерийскому полку 8-й кавалерийской дивизии противника. Таким образом, данные о сосредоточении двух моторизованных дивизий противника оказались неверными.

ДЕЙСТВИЯ РАЗЪЕЗДА НА ФЛАНГЕ И В ТЫЛУ ПРОТИВНИКА
30 января 1944 года

(схема 17)

Разъезд в составе 12 всадников (из них - два сапёра-подрывника) под командованием гвардии лейтенанта Федяева действовал с задачей - уточнить, группировку противника в районе Комарув, Хрыды, Копыле, Розниче и следить за выдвижением свежих сил противника с направления м. Колки.

Разъезд имел также дополнительную задачу - в случае подтягивания противником резервов из района Чарторыск (на схеме нет) в направлении м. Колки взорвать мост через реку Железница, северо-восточнее Комарув.
Получив задачу, разъезд 30 января, в б часов утра, выступил из Красноволя по указанному маршруту. В районе Куликовичи, в виду невозможности переправиться через р. Стырь в конном строю, разъезд спешился и оставил коней в Куликовичи. Действуя в пешем строю и переправившись через реку Стырь, разведчики вышли на дорогу в районе моста, северо-восточнее Комарув. Оставив группу наблюдения (в количестве четырёх разведчиков и двух сапёров-подрывников) для подготовки моста через реку Железница к взрыву, командир разъезда с тремя разведчиками продолжал выполнять поставленную задачу.
В 11 часов 40 минут дня наблюдатели заметили выдвижение из Новосёлки в направлении Комарув до 100 человек пехоты противника, трех танков и семи противотанковых орудий на конной тяге. Очевидно было, что противник подтягивал резервы в направлении м. Колки, где части Н-ской гвардейской кавалерийской дивизии вели бой за овладение м. Колки.
Подпустив колонну противника на расстояние 350-400 м, группа наблюдателей открыла по ней огонь из ручного пулемёта; одновременно сапёры взорвали мост через реку Железница. Не ожидая внезапного обстрела, противник растерялся; в его рядах поднялась паника. Воспользовавшись этим, группа наблюдателей скрытно отошла в Куликовичи.
Благодаря взрыву моста движение было нарушено и подход резервов противника задержан на сутки.
Командир разъезда путём наблюдения во время движения определил: населённый пункт Хрыды противником не занят; в районе вые. 175,8 установлена артиллерийская батарея на огневых позициях; в Розниче расположен гарнизон в составе до пехотного батальона с четырьмя танками; по берегу реки Стырь, от Розниче до Сёмки, отрыты стрелковые окопы, которые противником не заняты; в Сёмках размещён гарнизон противника в составе до пехотного взвода. За 11 часов разъезд прошёл в пешем и конном строю свыше 65 км, выполнил задачу и без потерь возвратился в свою часть.
Суммировав все данные, командир разъезда доложил командованию о группировке и инженерных сооружениях противника.

ДЕЙСТВИЯ РАЗЪЕЗДА В ТЫЛУ ПРОТИВНИКА

Разгромленные части противника, отходя главными силами в западном направлении, прикрывали свой отход сильными арьергардами.
Для прикрытия шоссе Защебье - Калинковичи противник оставил в районе Защебье арьергард (батальон, усиленный артиллерией, миномётами и танками).
Разъезд, силою в 22 всадника, с двумя ручными пулемётами и одним противотанковым ружьем, под командованием гвардии старшины Шищикова получил задачу - выйти к шоссе 3 км западнее Защебье и установить: предпринимает ли противник отход по шоссе на Калинковичи, а также не подходят ли его резервы в район Защебье. Разъезд должен был захватить пленных.
В 10 часов утра разъезд выступил на выполнение задачи и, пробираясь лесом по просекам, к 12 часам вышел к шоссе. Разведчики спешились, укрыли лошадей в лесу и организовали наблюдение. Командир разъезда Шищиков решил оседлать шоссе и нарушить движение по нему противника.
Разбив состав разъезда на две группы и расположив их по обе стороны шоссе, командир стал ожидать появления противника. Не прошло и 30 минут, как с направления Защебье по шоссе показалось шесть вражеских автомашин. Подпустив головную машину на близкую дистанцию, разведчики открыли огонь изо всех огневых средств и пустили в ход гранаты. С первых же выстрелов им удалось подбить головную машину: она загородила дорогу остальным, и все машины остановились.
Бой длился 10 минут. Разведчики подбили и уничтожили шесть автомашин, истребили 32 солдата противника, а двух солдат захватили в плен. Автомашины, следовавшие сзади (их было до 10), услышав стрельбу, повернули обратно.
Разъезд продолжал оставаться на месте. Через 1,5 часа с того же направления появилось два танка и два бронетранспортёра с пехотой. Подпустив головной танк тоже на близкую дистанцию, разъезд открыл по нему огонь из противотанкового ружья. После третьего выстрела танк был подбит. Второй танк быстро развернулся и ушёл обратно. Бронетранспортёры, не дойдя 400 м до второго танка, тоже повернули обратно. Через два часа противник, в составе до роты пехоты, при поддержке взвода танков перешел в наступление с направления Защебье.
Танки открыли огонь с хода по шоссе и прилегающему к нему .лесу. Под покровом наступающей темноты разведчики незаметно оторвались от противника и возвратились без потерь в свою часть, доставив двух пленных.
Пленные дали ценные показания о вражеской группировке, благодаря которым кавалерийская дивизия с утра следующего дня успешно продолжала свои действия по преследованию противника.

ДЕЙСТВИЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ ПАРТИИ
НА ЮГО-ЗАПАДНОЙ ОКРАИНЕ ДЕРЕВНИ ЖИРХОВКА
в ночь с 26 на 27 ноября 1943 г.

(схема 18)

Противник оборонялся на рубеже Жирховка, восточная окраина Микуличи, оказывая огневое сопротивление нашим наступающим частям. Разведывательная партия в составе 25 человек под командованием старшего лейтенанта Шамраева получила задачу - разведать стыки обороняющихся частей противника и к утру 27 ноября овладеть Жирховкой.

Для подготовки разведчиков было отведено три часа светлого времени, в течение которого старший лейтенант Шамраев совместно с командирами групп провёл рекогносцировку местности, наметил, в каком направлении вести разведывательную партию; поставил группам задачи и организовал наблюдение за противником.
26 ноября, в 23 часа, разведывательная партия скрытно вышла за свой передний край и, маскируясь кустарником, по-пластунски приблизилась на 30-40 м к переднему краю противника. Построив боевой порядок, разведывательная партия стала вести наблюдение с целью выбрать удобный момент для нападения. 27 ноября, в 1 час, разведчики установили в дер. Жирховка (посредством наблюдения и подслушивания) шум машин, движение людей и повозок; слышны были также крики солдат. Тов. Шамраев, правильно оценив обстановку, пришёл к выводу, что противник начинает отход, оставляя для прикрытия заслон на юго-западной окраине дер. Жирховка.
Старший лейтенант Шамраев принял решение немедленно действовать по следующему плану: оставить на переднем крае прикрывающую группу в 8 человек, которая должна завязать бой с заслоном противника, а самому с группой захвата в 17 человек обойти заслон слева, ворваться в деревню и ударить по вражескому заслону. Так и было сделано. По сигналу старшего лейтенанта Шамраева прикрывающая группа под командой младшего лейтенанта Трошкова завязала бой с заслоном противника, а в это время т. Шамраев с группой захвата начал обходить заслон слева. Обойдя заслон, группа ворвалась в деревню. Ударом по вражескому заслону с тыла было уничтожено 13 немцев и, кроме того, захвачено в плен два солдата и 2 ручных пулемёта,
К моменту подхода стрелковых подразделений деревня Жирховка была полностью очищена от немцев нашими разведчиками

ДЕЙСТВИЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ ПАРТИИ В РАЙОНЕ КАРПОВКА
2 октября 1943 года

(схема 19)

Дивизия вмела задачу форсировать р. Сож и овладеть Карповкой.
Группе разведчиков, в количестве 18 человек, под командой командира взвода Шабанова была поставлена задача - переправиться в ночь на 2 октября в районе южнее Карповка через р. Сож и обеспечить переправу стрелковых подразделений, после чего вести разведку в северо-западном и юго-западном направлениях.
2 октября, в 23 часа, разведывательная партия вышла на исходное положение на левый берег р. Сож. Стрелковые подразделения открыли огонь по правому берегу, и под прикрытием их огня разведчики, в количестве семи человек, начали переправу на правый берег р. Сож. Достигнув правого берега, шестеро разведчиков замаскировались, а один из них вернулся на лодке обратно и доставил следующую группу разведчиков. За три рейса вся разведывательная группа, в количестве 18 человек, была переброшена на правый берег р. Сож. Приблизившись на 60-70 м к огневой точке противника - станковому пулемёту, разведывательная партия неожиданно для противника открыла огонь из 18 автоматов и забросала яулемёт гранатами. Не выдержав натаска разведчиков, немцы оставили пулемёт и бежали в западном направлении. Отважные разведчики, захватив пулемёт, открыли из него огонь по убегавшим немцам и по соседнему пулемёту противника.
Командир взвода Шабанов серией красных ракет донёс о выполнения задачи; через час 2 стрелковых батальона достигли правого берега р. Сож, где и закрепились. Разведчики продолжали вести разведку в северо-западном и юго-западном направлениях.

ДЕЙСТВИЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ ПАРТИИ В РАЙОНЕ ДЕРЕВНИ СУТОКИ
21 января 1944 года

(схема 20)

Под натиском наших частей противник отошёл на подготовленный рубеж по реке Веронда и занял оборону по западному её берегу. Силы и группировка его в данном районе были неясны.

Местность в районе действий была благоприятна для противника: с господствовавшего западного берега просматривался весь противоположный берег. Берега были покрыты густым кустарником, что являлось единственным условием, способствовавшим скрытности действий разведывательной партии.
Перед разведчиками была поставлена задача - просочиться через боевые порядки противника та захватать пленного. Объектом действий была избрана группа противника, укрывающаяся в районе отдельного сарая в дер. Сутоки, на западном берегу р. Веронда.
Количество солдат противника, находившихся в сарае, оставалось неизвестным. Разведывательная партия состояла из восьми разведчиков под командованием лейтенанта Пригутова. Время для подготовки её к действиям было ограничено. Лейтенант Пригутов имел возможность только ознакомить состав партии с районом действий и поставить разведчикам задачу.
Решение, принятое лейтенантом Пригутовым, было следующее: внезапным налётом атаковать солдат противника, находившихся в сарае, и захватить их в плен.
Выйдя в исходное положение, разведывательная партия наблюдением установила, что из сарая ведёт огонь станковый пулемёт, южнее ведёт фланкирующий огонь другой пулемёт. Эти пулемёты не давали возможности нашей пехоте подняться в атаку.
Разведывательная партия, используя лощину, незаметно подобралась к сараю и внезапно напала на противника с тыла. Находившиеся в районе сарая 14 солдат противника с пулемётом были так ошеломлены неожиданным нападением, что не оказали сопротивления. Захватив в плен всех солдат противника во главе с командиром взвода фельдфебелем Рейхальд Кодпольд, разведчики, конвоируя пленных, сумели без потерь возвратиться в свое расположение. Наши стрелковые подразделения, воспользовавшись прекращением огня из станкового пулемёта, поднялись и успешно атаковали противника.

ДЕЙСТВИЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ ПАРТИИ В РАЙОНЕ КОЛМАКИ
22 декабря 1943 года

(схема 21)

Разбитые части противника отходили в южном направлении и к утру 20 декабря остановились на заранее подготовленном оборонительном рубеже по южному берегу р. Кульминка.
Требовалось захватить пленных в районе Симонята для установления нумерации оборонявшихся вражеских частей.

21 декабря командир разведывательной партии старший сержант Виноградов, изучив местность, принял решение с наступлением темноты обойти Колмаки по болоту и лесу о востока и захватить контрольного пленного в районе Симонята, Мал. Романята.
В 23 часа 21 декабря разведывательная партия, в составе 13 человек, выступила по маршруту: Козырево, лес восточнее Колмаки, Симонята и, пройдя незамеченной через передний край обороны противника, вышла в лес северо-восточнее Мал. Романята.
Командир решил организовать засаду на наезженной дороге, идущей из Переделки на Мал. Романята, для чего разбил разведывательную партию на три группы; хорошо замаскировавшись, группы залегли по обе стороны дороги на расстоянии 20-25 м одна от другой (см. схему). Через 40 минут разведчики заметили движение противника (до 20 человек) из Переделки на Мал. Романяты. Когда немцы, ни о чем не подозревая, вошли в центр расположения засады, разведчики - забросали их гранатами и обстреляли из автоматов.
Трое немцев, оставшихся в живых, были захвачены в плен. Разведывательная партия, выполнив задачу, без потерь возвратилась в свою часть по тому же маршруту.

ДЕЙСТВИЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ ПАРТИИ В РАЙОНЕ ЛАПТЕВКА
16 декабря 1943 года

(схема 22)

Разведывательная партия была разбита на две группы. Первая группа должна была действовать, в составе 12 человек, под командой старшего сержанта Ольховского, вторая, в составе 8 человек, под командой гвардии лейтенанта Сазонова.
Обе группы имели задачу - установить наличие противника в районе Ломоносово - Лаптевка, а также расположение огневых позиций его артиллерии и миномётов.

Старший сержант Ольховский с группой разведчиков переправился через реку и неожиданно для противника ворвался в лес. В темноте немцам показалось, что против них действует крупное подразделение. В результате в рядах противника возникла паника. Немцы начали бежать из леса в дер. Ломоносово и в дер. Лаптевка. Слух о нашем прорыве в лес, севернее Ломоносово, быстро распространился в дер. Лаптевка. Немцы стали спешно заводить машины и выезжать к мосту. Группа гвардии лейтенанта Сазонова, воспользовавшись замешательством немцев, скрытно проникла через передний край обороны противника восточнее Лаптевки, вышла на северную опушку леса южнее Лаптевки и организовала; наблюдение.
У моста разведчики обнаружили скопление отходящих машин и танков противника, о чём немедленно донесли в штаб части и вызвали огонь артиллерии. Артиллерийский огонь был настолько сильным и метким, что немцы, бросая машины, в панике разбежались.
Подучив от разведчиков донесение, что немцы бегут, наши части двинулись вперёд, и встречая со стороны противника слабое сопротивление, овладели деревнями Ломоносова и Лаптевка.

ДЕЙСТВИЯ РАЗВЕДЧИКОВ СТАРШЕГО СЕРЖАНТА РЫЖКОВА
5 ноября 1943 года

(схема 23)

Разведывательная партия, в составе 12 человек, под командованием старшего сержанта Рыжкова получила задачу захватить пленного или документы в районе Софиевка.
Старший сержант Рыжков детально ознакомился по карте с районом предстоящих действий, наметил маршрут и составил план действий, после чего выбрал место для перехода переднего края вражеской обороны. Он сам проверил оружие и наличие боеприпасов, ознакомил разведчиков с особенностями действий в лесистое местности, а тылу врага и распределил обязанности между ними.

В ночь на 5 ноября разведывательная партия приступила к выполнению задачи. Скрытно пройдя через передний край обороны противника, разведчики подошли к дороге, идущей из Софиевки на Крошино. Организовав наблюдение, они скрытно расположились у дороги. Вскоре наблюдатели обнаружили четыре грузовые машины, следовавшие в направлении разведывательной партии. Старший сержант Рыжков решил, действуя из засады, произвести всем составом разведывательной партии налёт на автомашины. Когда машины подошли к расположению засады, в них полетели гранаты; одновременно разведчики открыли огонь из автоматов; немцы в панике бросились бежать. В результате внезапного нападения разведчики уничтожили более 20 вражеских солдат, захватили четыре машины и вездеход с противотанковой пушкой. Пленного захватить не удалось.
Подорвав пушку и автомашины, разведчики направились дальше по намеченному маршруту.
На пути они обнаружили телефонный провод и стали двигаться вдоль него. Впереди шёл парный дозор. Пройдя около двух километров и приблизившись к деревне Софиевка, дозорные заметили, что провод идёт к землянке, о чём доложили командиру разведывательной партии. Старший сержант Рыжков принял решение совершить нападение на землянки. Четверо разведчиков вели наблюдение, другие же оставались в лесу. После предварительной разведки разведывательная партия совершила налёт на четыре землянки, в которых, как впоследствии выяснилось, размещался штаб вражеской части.
В результате налёта разведчики уничтожили 12 немцев, захватили штабные документы, карты, радиостанцию и подорвали легковую машину. Группа без потерь вернулась в расположение своей части.
Вывод. Быстро оценив создавшуюся обстановку, старший сержант Рыжков принял правильное решение на организацию засады у дороги и проведение налёта на землянки. Вместе с тем успех разведки в тылу врага обеспечили внезапные, смелые и решительные действия разведчиков.

ДЕЙСТВИЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ ПАРТИИ В ПРЕСЛЕДОВАНИИ
(схема 24)

Действуя впереди авангарда, разведывательная партия, в количестве 16 человек, под командованием гвардии лейтенанта Валуевича 16 декабря 1943 г., в 23 часа, вышла из Солоха и продолжала движение через Белодедова, Крицкие, Волки.

На рассвете разведчики обнаружили колонну противника, двигавшуюся с севера на юг. Командир принял решение отрезать вражеской колонне путь отхода и задержать её. Совершив бросок, разведывательная партия скрытно обошла колонну и организовала засаду севернее моста через р. Оболь, в районе Волки. Разведывательная партия была разбита на три группы: одна из них располагалась севернее дороги, чтобы противник не мог уйти обратно из-под удара разведчиков; остальные же две группы были расположены по обеим сторонам дороги западнее Волки.
Как только колонна противника подошла к мосту, разведчики дружно, с криком "ура" внезапно атаковали её. Немцы, приняв разведчиков за большое подразделение, в панике бросились бежать, оставив весь обоз и два 105-мм орудия. В результате налёта разведчики уничтожили до 30 человек пехоты, разгромили обоз противника, захватили 45 человек в плен, а также взяли много винтовок, пулемётов, 4 телефонных аппарата, 15 км кабеля и удерживали рубеж по р. Оболь до подхода авангарда.

ДЕЙСТВИЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ ПАРТИИ В ТЫЛУ ПРОТИВНИКА
26-27 декабря 1943 года

(схема 25)

Разведывательной партии в составе 3 человек под командой сержанта Иванова была поставлена задача - проникнуть в тыл противника, путём наблюдения установить; какие силы пехоты и танков сосредоточены им в Преображенка - Петровка, а также захватить пленного или документы.

Разведчики тщательно изучили участок переднего края обороны противника. В результате наблюдения установлено было, что наиболее благоприятным участком для перехода переднего края обороны является участок между опорными пунктами восточнее Красный Кут, не простреливаемый пулемётным огнём.
Каждый разведчик имел автомат, финский нож и 4 гранаты. Разведывательная партия была обеспечена запасом продовольствия на трое суток.
26 декабря с наступлением темноты разведчики ползком преодолели проволочное заграждение и скрытно просочились через передний край обороны противника. К. 7 часам утра 27 декабря разведывательная партия достигла высоты 118,9. На высоте находились скопы, не занятые противником. Укрывшись в этих окопах, разведчики организовали наблюдение за Преображенка - Петровка и прилегающими дорогами. Весь день 27 декабря они вели наблюдение, в результате которого на северной и западной окраинах Преображенки было установлено скопление пехоты и артиллерии, а также наличие нескольких самоходных орудий и трёх замаскированных танков.
Вечером 27 декабря разведывательная партия вышла на дорогу Преображенка - Петровка и организовала засаду с задачей захватить пленного или документы.
В 21 час на дороге в Преображенку показалась повозка с двумя немецкими солдатами. Засада бесшумно, без единого выстрела уничтожила обоих солдат и забрала их документы.
В ночь на 28 декабря разведывательная партия благополучно возвратилась в своё расположение.
Наблюдением и по захваченным документам было установлено сосредоточение новой части противника (ранее неизвестной нашему командованию) в районе Преображенка - Петровка.

 

Гвардии полковник АНДРЕЕВ К. Г.

БОЕВАЯ РАБОТА СОВЕТСКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

I

Каждому бою, каждой операции должна предшествовать целеустремлённая, активная, непрерывная разведка.
Разведка не прекращается и в процессе боя.
Можно быть мастером тактики, можно обладать численным превосходством над противником, но, не зная его сил и возможностей, нельзя достигнуть победы в бою, нельзя разбить и уничтожить врага.
Непрерывная разведка, систематическое изучение противника в динамике действий позволяют во-время разгадать его манёвр, упредить в действиях, перехватить инициативу и, используя его слабые места, нанести сокрушительный удар в выгодном для нас направлении.
"Никогда не пренебрегайте противником, но изучайте его войска, его способы действий, изучайте его сильные и слабые стороны", - требовал от своих войск русский полководец Суворов.
Об огромном значении разведки свидетельствует история всех прошлых войн. Это же положение неоспоримо подтверждается боевым опытом Великой отечественной войны. В этой войне, характерной крупными маневренными боями и сражениями, высокой подвижностью войск и применением многочисленных технических средств борьбы, значение разведки необычайно возросло.
В, современных условиях разведка стала очень сложным делом. Причины этому следующие:

  • во-первых, разведка не может сразу получить полные данные о расположении и силах противника, а также о его намерениях; эти сведения, поступающие из разных источников, накапливаются постепенно; по мере их собирания, обработки и тщательного изучения производится соответствующая оценка противника и делаются выводы;
  • во-вторых, противник стремится скрыть свои силы и намерения, окутать тайной все свои начинания, передвижения и действия; враг, с которым мы сражаемся, чрезвычайно хитёр и имеет большой опыт в применении многочисленных приёмов и способов обмана.

Наши командиры частей и соединений должны располагать всесторонними и, по возможности, наиболее полными сведениями о неприятеле.
Они должны знать:

  • какое подразделение, какая часть противника непосредственно противостоит нашей части, соединению;
  • каковы численность, боеспособность и степень вооружения этого подразделения, части;
  • как построены боевые порядки противник;
  • где находятся стыки и фланги действующих подразделений и частей противника;
  • как расположены огневые средства (от отдельной огневой точки до артиллерийских позиций);
  • виды, характер и месторасположение всевозможных заграждений;
  • где располагаются штабы, узлы связи, склады;
  • каково моральное состояние солдат и офицеров противника;
  • что представляет собою командир вражеского подразделения (части), каковы его излюбленные приёмы борьбы, привычки и т. д., каковы боевая подготовка и боевой опыт подразделений противника.

Главное в современном бою - знать, где и в каком боевом составе противник располагает такими ударными средствами, как танки, самоходная артиллерия и авиация, и как эти средства будут введены в бой.
Необходимо также знать, какими силами располагает противник в глубине своей обороны, определять боевой состав этих резервов и следить за их передвижениями. Не зная этого, нельзя разгадать полностью планы противника, а следовательно, и выработать (с учётом вероятного развития боя) свои меры противодействия, направленные к срыву задуманных врагом мероприятий. Для того чтобы добыть столь разнообразные и подробные сведения, нужны большая инициатива, изобретательность и настойчивость наших советских разведчиков.
Разведка - это прежде всего область дерзания, область самых активных и внезапных действий, военной хитрости. Без применения этих свойств нельзя успешно решить ни одной, даже самой простой разведывательной задачи.
Вот почему пост разведчика - очень ответственен и высоко почётен. Вот почему специальность бойца-разведчика - самая тяжелая и сложная! из всех военных специальностей. Никому на войне не приходится преодолевать больше трудностей, чем разведчику. Он должен обладать исключительной энергией, выносливостью, находчивостью, высокими политико-моральными качествами. Никакая опасность, как бы серьезна она ни была, не может его остановить и не останавливает.
Разведчик - человек сильной воли, острого взгляда и тонкого слуха. Он не достигнет успеха, не обладая мужеством. Действуя в расположении врага, он каждую секунду рискует жизнью. И всё-таки смело идёт навстречу опасности и с честью выполняет боевой приказ.
Родина поставила на ответственные посты разведчиков тысячи воинов - пехотинцев, лётчиков, танкистов, связистов, кавалеристов, сапёров, обязав их ежедневно, ежечасно знать, что происходит в расположении противника, чтобы дать возможность нашему командованию наносить врагу внезапные и сильные удары по наиболее уязвимым местам.
Многообразна и сложна боевая деятельность советских разведчиков. Днём и ночью ведут они наблюдение. Для захвата пленных они предпринимают труднейшие, рискованные ночные и дневные поиски, организовывают заезды в расположении врага, дерзкими налётами громят вражеские штабы, захватывая оперативные документы.
С целью нарушить управление, создать панику в тылу противника и нанести ему возможно большие- потери в живой силе и технике наши разведчики часто совершают глубокие рейды по вражеским тылам; они минируют дороги, взрывают мосты, уничтожают средства связи, склады и материальную часть противника, уничтожают тысячи ненавистных захватчиков.

II

Разведка наблюдением требует от наблюдателей высокой квалификации, большой смекалки и находчивости.
Разведчик-наблюдатель должен обладать тактическим чутьем. Подобно фотопластинке, он моментально запечатлевает и закрепляет в своей памяти все, что видит его вооружённый и невооружённый глаз. В дальнейшем эти сведения обобщаются, и по ним делаются выводы. Целыми днями напролёт, с раннего утра до поздней ночи, тысячи разведчиков-наблюдателей, вооружившись оптическими средствами - биноклем, перископом, стереотрубой, - находясь часто под артиллерийским, миномётным и пулемётным огнём, непосредственно в первой линии окопов или в тылу противника, ведут непрерывное наблюдение за врагом, выявляют и уточняют расположение его огневых средств и систему заграждений, внимательно и зорко следят за всеми его передвижениями.
С наступлением ночи работа наблюдателей не прекращается. Тысячи из них отправляются в ночные вылазки и поиски непосредственно к логову врага и на слух уточняют данные дневного наблюдения, более детально разведывают систему заграждений и расположение огневых точек, следят за ночной перегруппировкой войск противника.
По данным наблюдения, кажущимся порой, на первый взгляд, маловажными, незначительными, наше командование зачастую имеет возможность сделать выводы о намерениях и приготовлениях врага.
Вот несколько примеров той самоотверженной боевой деятельности наших разведчиков, которую они ведут изо дня в день.
Старший сержант Гончаров в течение нескольких дней замечал, что на поляне пасутся пять лошадей, одна из которых была сивая. На другом соседнем участке разведчики ежедневно" видели появлявшегося у блиндажа долговязого фрица в желтых брюках. Бойцы прозвали его "журавлём" и попросили снайперов, чтобы те не трогали "приметного" немца.
Присутствие сивой лошади и "журавля" на данном участке обороны в течение длительного времени дало основание нашему командованию сделать вывод, что немцы не сменили здесь свою часть.
Наблюдатель Григорий Плутанов и днём и ночью скрытно выдвигался за передний край и, не обращая внимания на вражеский огонь, в непосредственной близости от врага вёл наблюдение. Непонятно, когда этот отважный разведчик спал, так как беспрерывно в течение суток он докладывал по телефону свои донесения. То он вызывал артиллерийский огонь на обнаруженные им огневые точки врага, то предупреждал о контратаке, то сообщал о передвижениях на вражеском рубеже.
Вот, к примеру, разведчик Чекарьков. Сам он очень тихий. И специальность у него "тихая": на переднем крае наблюдателем работает.
В журнале наблюдения он отмечает: "Днем слышал звук одной пилы. Ночью - нескольких. На рассвете снова пилили часа три, но чтобы кололи, слышно не было". В своём докладе он делает вывод: "Ясно, что немцы заготавливали не дрова, а брёвна, значит, ДЗОТ новый строить собираются. А зачем он, когда старых много. Наверняка пополнения ждут".

III

Наиболее распространённым методом действий разведчиков являются поиски, которые предпринимаются с целью захвата контрольных пленных и документов, выявления огневых средств и системы огня на переднем крае врага, разведчики всевозможного рода заграждений, промежуточных оборонительных рубежей в расположении врага, выявления района расположения его тактических резервов и их боевого состава и т. д.
Захват языка в поиске - не только смелое и рискованное, но и весьма кропотливое дело. Однако наши разведчики научились работать не по шаблону и систематически захватывают "языка" самыми разнообразными методами. В одном случае они проводят поиск или организовывают засаду на переднем крае, в другом - при поддержке нашей артиллерии накоротке врываются в расположение противника; нередко они предпринимают глубокий рейд по тылам врага, совершают налёты на штабы и т. д.
Подсчитано, что на одном из наших фронтов разведчики проводят в течение суток 40-60 разведывательных операций. Недаром их шутливо называют "языковедами".
Сказать про Николая Паташева, что он бесстрашный и талантливый разведчик - значит сказать ещё очень мало. Свою боевую жизнь в рядах Красной Армии он начал сапёром. Не раз ему приходилось действовать вместе с разведчиками, проделывая для них проходы в проволочных и минных заграждениях врага. И зачастую, выполнив свою задачу, Паташев "стихийно" оказывался в группе захвата и действовал вместе с разведчиками. Так постепенно он стал опытным разведчиком.
Однажды Паташев с группой сапёров должен был проделать проход в заграждениях врага. С наступлением темноты Паташев пополз к проволочному заграждению; сапёры быстро проделали проход и подали разведчикам сигнал о готовности его. Но не успели разведчики подняться для броска, как противник заметил их и открыл сильный огонь. Разведчики залегли. Старший группы разведчиков отдал приказ прекратить поиск и отойти. Сапёрам тоже подали сигнал к отходу. Во время отхода Паташев заметил в траншее немецкого солдата. Используя короткий перерыв в огне противника, Паташев рывком бросился к немецкой траншее. Часовой опешил, не успел он вскинуть винтовку, как Паташев направил свои ножницы прямо в переносицу врага, вынудив его бросить оружие и поднять руки.
Один, без чьей либо помощи, вооружённый только ножницами для резки проволоки, Паташев захватил "языка".
Отважного бойца так увлекла разведка, что он решил стать разведчиком-профессионалом. Долго пришлось ему ходатайствовать о переводе его в разведывательное подразделение. Но он добился своего. Вскоре Паташев и его товарищи Федоров, Денискин и Налягач составили боевую группу и стяжали себе славу неустрашимых разведчиков, действующих всегда наверняка.
В районе хутора Махоткина нашему командованию была неясна группировка противника. Для того чтобы определить её, необходимо было захватить "языка". Поиски, предпринимавшиеся с этой целью в течение нескольких дней, успеха не имели. Тогда эту задачу поручили Паташеву. Он провёл тщательную подготовку, выследил немецкий пост и однажды ночью, скрытно пробравшись к посту, бесшумно захватил часового и доставил его в штаб.
Много славных подвигов совершил т. Паташев. Не раз уж бывал он награжден боевыми орденами.
Заслуженно пользуется званием мастера разведки младший командир Николай Вавилов. Его излюбленный метод - пробраться в расположение противника, и, действуя с тыла, захватывать "языка" во вражеских траншеях.
Вавилов умеет не только молниеносно и скрытно захватывать "языка", но и мастерски разведать вражескую оборону.
Он стоек в бою, упорен и настойчив в достижении цели. Для выполнения задачи он отдаёт все свои силы, использует всю свою хитрость и смекалку.
Однажды немцы обнаружили группу разведчиков, возглавлявшуюся Вавиловым ещё на исходном положении. Будь на его месте менее энергичный разведчик, он бы, может быть, безнадёжно махнул рукой и повернул обратно. Но не таков Вавилов. Он приказал двум разведчикам выдвинуться в сторону от основной группы и своим огнём приковать внимание немцев.
Занятые перестрелкой, немцы и не заметили, как предприимчивый разведчик уклонился в другую сторону, вышел фашистам в тыл, по траншее забрался на высоту и захватил "языка".
Там, где нужно, Вавилов проявляет дерзость - одно из необходимейших качеств советского разведчика.
Вавилов в разведке смел, предприимчив и наблюдателен. Эти качества он воспитал и в своих бойцах, которые, стремясь подражать своему командиру, действуют решительно, хитро и инициативно, не испытывал страха в борьбе с врагом.
Рядовой Силаев, один из самых бывалых и опытных разведчиков, находится на особом счету у командования.
В разведке, чтобы добыть какие-либо данные, он часто использует свои особые приёмы хитрости, свои методы обмана врага.
Однажды Силаеву' была поставлена задача - выявить огневые точки противника на одном из участков, перед которым оборонялась наша стрелковая рота. Придя в роту, Силаев узнал, что перед фронтом роты за всё время замечен лишь один пулемёт, настолько немцы были осторожны. Он сам понаблюдал несколько часов, но тоже ничего не заметил. Тогда он решил заставать немцев самих раскрыть свою систему огня.
С наступлением темноты Силаев подполз к немецкой проволоке и открыл огонь из автомата. Однако немцы не отвечали. В эту ночь Силаев так и не добился никаких результатов. Но утром он принял твердое решение перехитрить немцев. Вот тут-то и помогла ему хитрость, которая на войне нужна всем, а разведчику больше всех.
Вместе с двумя бойцами Силаев в течение дня соорудил из веток и травы чучела и нанизал их на верёвку, с интервалом в 5-6 метров. Когда стемнело, Силаев вместе с одним из товарищей выдвинулись за наше проволочное заграждение, расставили чучела на поле, а сами, разместившись по концам верёвки, укрылись в заранее вырытых окопчиках и стали ждать, когда немцы начнут пускать ракеты.
Ночь была тёмная. Но вот, наконец, вспыхнула ракета и осветила всю местность. Силаев потянул за конец верёвки, и чучела "залегли". Снова взвилась ракета, и снова с чучелами был повторен тот же приём. На этот раз немцы заметили их. Вспышки ракет участились. Открыли огонь станковые и ручные пулемёты. Заговорили миномёты и автоматы. Весь передний край обороны противника ожил. Только это и требовалось разведчикам. Задача была выполнена.
Нередко разведчикам приходится проводить ночные поиски в очень трудных условиях. Но трудности, как бы велики они ни были, никогда не останавливали наших бойцов.
Так, в районе Букань противник, находившийся в обороне около 18 месяцев, установил минные поля и проволочные заграждения, причём система пулемётного и миномётного огня была продумана им весьма тщательно. Все попытки наших разведчиков захватить контрольного пленного для проверки наличия на данном участке определённой немецкой дивизии и для выяснения её группировки в течение длительного времени не приводили к успеху. Однако в конце концов задача была решена благодаря смекалке наших мужественных разведчиков.
За поимку пленного взялся опытный и преданный своему делу разведчик ефрейтор Гусев. Он долго обдумывал положение. И, наконец, предложил командованию следующий план: прорыть тоннель под проволокой и минными полями противника.
Долгими ночами Гусев вместе с другими разведчиками терпеливо и, бесшумно копал тоннель. И настало время, когда тоннель был прорыт.
В следующую же ночь Гусев с группой разведчиков прополз по тоннелю и вышел через окно вблизи немецкого пулемёта. Немцы растерялись. Они никак не могли предполагать, что русские разведчики могут появиться в этом месте.
Используя растерянность противника и панику, возникшую в его рядах, разведчики молниеносно забросали жилые блиндажи и землянки гранатами, захватили двух пленных и уничтожили 25 вражеских солдат и офицеров. Возвратившись тем же путём и не понеся потерь, разведчики доставили к себе в штаб двух пленных, которые дали ценные показания.

IV

Нередко наши разведчики совершают нападения на вражеские штабы и командные пункты с целью захвата важных оперативных документов, карт с обстановкой, шифров и т. д. Крайне заманчиво получить из первоисточника готовые данные о намерениях противника и расположении его сил.
Нашим разведчикам достаточно только узнать о месторасположении вражеского штаба или командного пункта, - они не заставят долго ждать себя там. В результате благодаря дерзким разведывательным операциям наше командование получает подлинные, исключительно ценные документы врага.
Так, например, небольшая группа разведчиков, во главе с т. Эсколиным - уроженцем Северной Карелии, прекрасно знающим финский язык, - в тёмную, сырую ночь, вышла глухой лесной тропой к деревне. Ползком по мокрой, холодной, липкой земле разведчики добрались до плетня в начале улицы.
- Со мной пойдут Караев и Тишин. Остальным ждать сигнала. До сигнала ни с места, - приказал т. Эсколин.
Тьма мгновенно поглотила три фигуры. Вскоре перед ними на фоне темного неба замаячил небольшой домик с тонкой полоской света, пробивающейся сквозь занавешенное окно. У крыльца неподвижно стоял часовой.
- Тишин, вперёд, - шепнул Эсколин.
Разведчик круто свернул влево, проскользнул мимо часового и притаился за домом.
Вскоре часовой направился в обход дома. Он шёл прямо на Тишина. Затаив дыхание, разведчик плотно прижался к стене. Потом стремительно метнулся и вонзил свой нож в горло врага. Часовой беззвучно осел.
- Готов, - топотом доложил вернувшийся Тишин Эсколину.
Через одну-две минуты советские разведчики ворвались в дом, где три офицера сидели за столом, на котором были разложены документы.
- Бросай оружие, - приказал по-фински Эсколин.
Офицеры были обезоружены.
- Мы сдаемся, не стреляйте, - вдруг заорал во всё горло один из шюцкоровцев, надеясь этим криком вызвать помощь.
Эсколин резко повернулся к офицеру.
- Мы стрелять не будем, мы будем колоть, если ты, сволочь, скажешь ещё хоть слово...
Через несколько минут разведчики снова шли по тёмной чаще карельского леса, конвоируя трёх пленных вражеских офицеров. Кроме того, разведчики несли в мешке все оперативные документы, захваченные в этом штабе.
Однажды лейтенант Никифоров получил от командира части задачу - проникнуть ночью в деревню и установить, какие силы противника расположены в этой деревне и что намерен он предпринять.
Вечером разведчики двинулись в путь. На пути предстояло форсировать реку. С наступлением темноты противник поливал реку свинцовым огнём. Но группа разведчиков лейтенанта Никифорова благополучно преодолела эту зону огня. Когда разведчики подошли к деревне, они обнаружили в саду часового, которого умело и бесшумно сняли.
Наши бойцы вошли в деревню, в каждом доме которой был враг. В одном домике светился огонёк. Разведчики скрытно двинулись на свет. По пути к этому дому они обнаружили провода телефонной связи. Сомнений не было - там располагался вражеский штаб.
Сержант Ванаков осторожно приблизился к окну и заглянул в него. За столом сидели четыре пьяных офицера.
"Выпивают, - ответил он, - им, видимо, закуски не хватает. Вот вы с Бондаренко и угостите их".
Вскоре в окна дома, где помещался штаб, полетели гранаты. Зазвенели стёкла, погас свет. Оставив Бондаренко под окнами, Ванаков бросился в дом. Гитлеровцы валялись мёртвые. Ванаков быстро снял с убитых офицеров две полевые сумки, достал из стола документы, забрал портфель, туго набитый' бумагами, и выскочил на улицу. К этому времени из другого дома выскочил с несколькими бойцами лейтенант Никифоров. Он тоже захватил документы. Не медля ни минуты, разведчики начали отход.
Документы оказались весьма ценными для командования этого участка фронта.
...На одном из южных участков фронта разведчикам Н-ского соединения стало известно, что в населённом пункте Андреевка расположен командный пункт вражеской части.
Группа разведчиков в 12 человек под командой старшего сержанта Малуха получила задачу - разгромить этот командный пункт и захватить штабные документы и офицеров противника.
Старший сержант Малуха, пройдя с разведчиками несколько километров по вражескому расположению, умело и скрытно вывел группу к дер. Андреевка. Проникнув в деревню, разведчики установили расположение вражеского командного пункта, подкрались к нему, убили командира части и забрали находившийся при нём портфель с документами.
Среди захваченных документов оказались различные карты с обстановкой, в том числе карты, на которых были, нанесены расположение в обороне частей 16-й танковой и 125-й пехотной дивизий, расчёты боевого состава этих дивизий и различная важная переписка. На основе этих документов удалось полностью вскрыть группировку вражеских частей, оборонявших северный сектор Запорожского предмостного плацдарма по левому берегу р. Днепр.
Наше командование немедленно использовало эти данные и вскоре успешно ликвидировало весь Запорожский плацдарм противника.
Бесстрашные советские разведчики были удостоены высоких правительственных наград.
Вот как отзывается о своей профессии рядовой разведчик Вавиков. Это высказывание характерно для многих и многих наших неутомимых разведчиков.
"Я воюю с немцами два года. И всё это время работаю разведчиком. Я полюбил свою профессию и горжусь тем, что нас, разведчиков, называют глазами армии. В действительности это так и есть: мы следим за противником и днём и ночью, в зной и пургу, в оттепель и в морозы. Мы проникаем в его оборону, как бы она ни была забаррикадирована; нас не останавливают ни минные поля, ни проволочные заграждения, ни различные сюрпризы, которые немцы устанавливают на переднем крае своей обороны и которые мы научились ловко обезвреживать.
Мы видим многое, сами оставаясь невидимыми; мы засекаем огневые точки врага, чтобы указать цели своей артиллерии; мы разведываем расположение боевой техники противника, его вооружения и живой силы; мы зорко следим за вражескими коммуникациями; мы часто захватываем "языков", которые дают ценные показания; мы беспощадно уничтожаем, и всё в большем количестве, живую силу и технику врага...".

V

Чтобы представить, какие огромные результаты даёт непрерывная боевая деятельность наших разведчиков, достаточно привести следующие данные.
За истекший 1943 год разведчиками одного только гвардейского соединения захвачено 5100 пленных, что составляет более половины боевого состава немецкой дивизии. А если добавить сюда количество немцев, убитых во время разведывательных операций (которое во много раз превышает число захваченных), то станет ясно, как самоотверженно выполняют наши славные разведчики величайшую задачу по истреблению живой силы врага на нашей советской земле.
Боевое мастерство наших разведчиков за годы Отечественной войны значительно выросло и окрепло.
Тысячи наших бойцов стали опытными профессионалами-разведчиками, не знающими преград в достижении поставленных перед ними целей.
Товарищ Сталин, отметив в своём приказе о ликвидации летнего наступления немцев (1943 год), что "немецкое наступление не застало наши войска врасплох", дал тем самым высокую оценку деятельности наших разведчиков.
Но успокаиваться на достигнутых успехах ни в коем случае нельзя. До тех пор пока враг окончательно не разбит, - боевое мастерство наших разведчиков должно изо дня в день совершенствоваться и становиться все более активным.

 

Капитан ХОЛЕНДРО Д.

РАЗВЕДЧИК ПРОНИН

Не пришёл из поиска разведчик Пронин. Все, кто ходил этой ночью в налёт, вернулись разом, вынесли раненого сержанта, а Пронина не было. Офицеры и бойцы разведывательной роты приуныли. Видно, Пронина все уважали и даже любили. Заслужить внимание, а тем более любовь у разведчиков не просто. Выходит, Иван Пронин был разведчиком особенным, дорогим для каждого, как воин и друг.
Капитан - высокий, красивый осетин - в четвёртый раз расспрашивал бойца Сорокина.
- Ну так что, когда добрались до камней, Пронин был с вами?
- Был...
- Ну а дальше?
- А дальше, товарищ капитан, как открыл фриц огонь, кто остался лежать, а кто отполз. Светать уже стало. Дали команду отходить. Начали отходить. Все пошли назад, а Пронин, вскочил и - вперёд. Немец опять из пулемёта...
- Зачем же он вперёд? - не выдержал капитан.
- Не знаю... И не знаю, куда он потом девался. С этой очереди сержанта Наседкина и ранило. Наседкин сказал, будто сам он видел, как Пронин упал.
- И что же?
- Далеко мы уже были, - совсем тихо сказал Сорокин, разгадав укор в вопросе капитана. - Разрешите этой ночью пойти?
- Эх вы, - с горечью в голосе произнес капитан, - ещё разведчиком называетесь...
- Так я же...
- Идите, - оборвал капитан, но его тотчас же осенила новая мысль (капитан всё строил догадки), и он остановил Сорокина.
- Что хоть есть там? - спросил капитан. - Лощинка какая или воронка? Может, залёг и ждёт ночи, а мы его тут хороним?
Сорокин переступил с ноги на ногу раз, другой и, наконец, поднял на капитана глаза и сказал твердо:
- Нет там ничего, никакой даже воронки. Горка там, товарищ капитан. Одни камни. Там ещё убитые бойцы лежат третий день. И ночью немец вынести не даёт...
Сорокин ушёл. Капитан долго думал, чуть наклонившись вперёд и подперев подбородок кулаками. Потом вздохнул:
- Эх, Пронин, Пронин. Был парень - и нет. А какой разведчик!..
Жизнь в разведывательной роте продолжалась своим чередом, но в этот день все только и говорили о Пронине. И по многим рассказам можно было судить, что Пронин был разведчиком поистине изумительным.
К делу разведчика лежала у него душа. А это очень много значит для солдата. Всякому боевому заданию отдавался Пронин с увлечением, но был настолько скромным, что его далеко не сразу заметили.
Однажды - это было уже давно - вышла группа за "языком". Ночью пересекли линию вражеской обороны, устроили засаду в кустарнике, совсем под носом у немцев. Даже было слышно, как они разговаривали (невдалеке стояла их батарея), но к кустам ни кто из немцев, как на зло, не подходил.
Пока не рассвело, командир решил обойти батарею и остаться на день в тылу врага. Разведчики пересекли дорогу и углубились то ли в высокую траву, то ли в пшеницу, - не поняли ночью, утром увидели, что оказались в гречишном поле, таком беле точно пухлый снег лёг толстым слоем на траву. Разведчики, и положено, были в маскировочных ярко-зелёных халатах. Первому немцу ничего не стоило их обнаружить. Смешно было бы так глупо попасться! Переходить куда-то всей группой днём ещё бессмысленней. Что же делать? Тут-то и спас положение Пронин.
- Раздеться надо, - сказан он, - совсем. Скинуть и халаты, гимнастёрки...
Находке Пронина обрадовались, хотя потом и посмеивались раз над этим. Но уж чего только не случается с разведчиками. Через минуту все разведчики остались в одном нижнем белье и исчезли в белом гречишном цвете, над которым кружили пчёлы.
А ночью разведчики на дороге захватили "языка" и благополучно вернулись в часть.
Вот на какие штуки был мастаком Пронин! Конечно, на него обратили внимание. Стали посылать в разведку старшим. Опытные бойцы слушались его безоговорочно, потому что у Пронина обнаружился своего рода талант - талант разведчика.
Но вот выяснилось, что Пронин большими группами на разведку ходить не любит. Возьмёт и оставит половину группы на нашем переднем крае, говорит - для охраны. Разведка - искусство сложное, и каждый вырабатывает в ней стиль. Пронин был следопытом, мастером бесшумных вылазок.
Одна разведка сорвалась у Пронина по той причине, что сапёры, делая проход в минном поле противника, подорвали мину и вызвали на себя огонь. До этого Пронин с сапёрами ходил не раз, но теперь пришёл к командиру:
- Хочу научиться сам мины снимать. Суеты будет поменьше.
И научился! Выучился сам обезвреживать мины - и противотанковые, и противопехотные. Теперь он ходил в разведку втроём, а то и вдвоём - чаще всего с Сорокиным. И задания получал он особенные. Скажем, узнать точно, есть ли в таком-то месте пулемёт у немцев, а если есть, то где стоит и как укрыт.
Разведывал он огневые точки и миномётные батареи, артистически проникая в тыл врага, как невидимка. Случалось, спрашивали товарищи:
- Сам видал пулемёт?
- Видал.
- Чего же ты его гранатой не уничтожил?
На это Пронин раз ответил:
- Не мое дело, когда не надо...
И друг прошёл слушок, что Пронин боится драться. То ли кто пошутил, то ли от зависти сказали, - чего скрывать! Но в самом деле был Пронин не раз в тылу врага и ещё чаще за колючей проволокой, а ни одной ДЗОТ не подорвал, не бросался с автоматом в; траншеи и, пожалуй, немного имел на своём счету убитых им гитлеровцев.
Вспомнили: лежало четверо разведчиков у немецкого окопа за бугорком. Их заметили, обстреляли. Трое схватились за автоматы, Пронин - он был четвёртым и старшим - остановил:
- Не стрелять!
Бугорок еле скрывал разведчиков от пуль. Пули впивались в землю, обрывая свист. Потом немцы стрелять перестали. Трое фрицев вылезли из окопа. Опять разведчики подняли автоматы, и опять Пронин остановил. Разведчики злились, но лежали. Немцы прошли взад, вперёд, - видно, долго ходить было им не совсем по нутру, - и скрылись.
Вернувшись, Пронин доложил:
- Обнаружены одна огневая точка и один блиндаж.
Конечно, Пронин был храбрым. Ползать под рукой у немцев - не шутка, ходить в тыл - тем более. А ведь он, Пронин, проходил по немецкому тылу среди белого дня. Однажды в пургу Пронин прошёл через село, занятое противником, таким образом: немцы носили куда-то бревна; снег мёл так, что облепил шинели, валил с ног; и вот Пронин взял на плечо бревно и пошёл через село. Какой-то фриц уступил ему даже дорогу. За селом Пронин бросил бревно, скрылся в лес - и был таков. Так что в храбрости Пронину не отказывали. Но слушок, что язва, - проходит не скоро. Тем более, что все разведчики - народ храбрый. Но вот случилось и Пронину попасть в громкое дело.
Было так. Группу разведчиков обошли немцы. Разведчики рванулись вперёд, но напоролись на немецкий пулемёт. И первым бросил в него гранату Пронин. Началась свистопляска. С разных мест засверкали, как искры, трассирующие пули. К Пронину двинулись два немца. Он ещё не успел встать на колено, но и так, с ходу обоих скосил автоматной очередью. В это время навалился на Пронина немец сзади, стал душить. Пронин сумел подняться. Немец висел на нём. Последним усилием Пронин отстегнул от пояса гранату и бросил через себя.
Может быть, просто повезло Пронину, но все осколки вошли немцу в спину, а Пронина не задело. Он освободился от груза, помог товарищу покончить ещё с одним гитлеровцем и вместе с этим разведчиком вынес раненого командира. Дома Пронин, как обычно, деловито доложил:
- Три пулемёта есть ещё там у немцев.
И нанёс их на схему.
После этого случая злые языки умолкли. Теперь все поняли: Пронин - прирожденный разведчик, в котором соединяются находчивость и бесстрашие, риск и расчёт, умение владеть своим оружием и самообладание.
И вот не пришёл он из поиска.
Прошёл день. Прошла ночь. Три разведчика во главе с Сорокиным ползали на каменную горку, но Пронина не нашли...
А на завтра, часов в двенадцать, Сорокин вышел из блиндажа и вдруг крикнул:
- Пронин! Пронин идёт...
Сбежались всё разведчики. Тут и меня познакомили с этим удивительным человеком. Оказался Пронин пареньком небольшого роста, худощавым. У него узкие, с хитрецой глаза, бровей почти незаметно - такие светлые. Но заострённый нос придаёт лицу, серьёзное выражение.
Капитан крепко обнял Пронина, все засылали его вопросами. И вот что выяснилось.
Уходить ни с чем Пронину в тот, казавшийся всем роковым, день не хотелось. У него созрел дерзкий план. Пробежав вперёд, оп упал среди наших убитых бойцов и сам притворился мёртвым. Так пролежал он весь день в каких-нибудь ста шагах от немцев, наблюдая за ними. А ночью Пронин пополз в свои окопы с очень ценными сведениями...
- Ах, ты, друг, хороший друг, - укорил Сорокин, - что ж ты мне не сказал? Вдвоём бы...
- Вдвоём бы не вышло, - вновь серьёзно ответил Пронин, - сколько мне тебя учить? Вдвоём бы заметили. У немцев, небось, и трупы на счету...
Скоро Пронин сладко спал на своём месте, в своём блиндаже, подложив под голову кулак. Может быть, снился ему хороший сон. Пронин - человек с романтикой и мечтами. Например, он сам сказал, что мечтает ещё привести первоклассного "языка", вроде немецкого генерала.
А у блиндажа говорили о Пронине. И в штабе уже заполняли наградной листок: рядового Ивана Пронина, разведчика, представляли ко второму ордену Красного Знамени.

Газета "Комсомольская правда" № 57 от 8 марта 1944г.