Сборник "Войсковая разведка". Выпуск №6 1944г.

ВР
Печать

В ПОМОЩЬ ШТАБНОМУ ОФИЦЕРУ И ОФИЦЕРУ-РАЗВЕДЧИКУ

ВЫПУСК 6

ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО
НАРОДНОГО КОМИССАРИАТА ОБОРОНЫ
1944

 

 


ГЛАВА ПЕРВАЯ

РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНАЯ РАБОТА ОФИЦЕРСКОГО СОСТАВА И ШТАБОВ

 

ОРГАНИЗОВАННО И НАСТОЙЧИВО ВЕСТИ РАЗВЕДКУ

В ходе сражений мастерство наших разведчиков непрерывно совершенствуется, не отставая от общего роста военного искусства Красной Армии. Об этом красноречиво свидетельствуют победы наших войск, ибо в каждом выигранном бою или сражении есть известная доля заслуг разведчиков. Как во время наступления, так и при отражении немецких ударов на протяжении всех боёв вновь подтверждена старая истина: нет разведки или плохо она организована - нет и победы над врагом. И, наоборот, чем настойчивее работают разведчики, чем организованнее они действуют, тем легче командиру направить усилия своих подразделений и частей по наиболее верному пути к победе.
Особенно велика организаторская роль общевойсковых штабов. Они обязаны координировать усилия разведчиков не только различных стрелковых частей, но и других родов войск. Своевременный обмен разведывательными данными между соседями и различными родами войск, а также аккуратное представление этих сведений снизу вверх и сверху вниз - непременное условие успешной разведки. Это способствует быстрому накапливанию в общевойсковых штабах разносторонних данных о противнике.
Боевой опыт учит, что чрезвычайно важно не только правильно распределить усилия разведчиков между различными инстанциями и разными родами войск, но и разграничить действия разведывательных органов на местности. Каждая стрелковая часть обязана знать, в какой полосе и на какую глубину в расположении врага она ведёт разведку.
При определении зоны действий разведчиков нужно всесторонне учитывать средства и возможности каждой части или соединения. Разведчиков полка лучше всего использовать на глубину до 6 км, тогда как дивизионная разведка может достигать и более дальних тылов врага, работая на удалении 20-25 км от своих передовых подразделений. Степень удаления разведывательных органов от своих войск позволяет разграничить между ними и задачи. Полковая разведка изучает противостоящего противника, выясняет нумерацию его частей и следит за характером их действий. Когда противник находится в обороне, полки обязаны установить его огневую систему и типы вражеских противотанковых и противопехотных заграждений. Дивизионные разведчики, проникая на большую глубину или действуя на флангах, обязаны своевременно заметить всякую перегруппировку сил, которая осуществляется врагом, и предупредить о его резервах, подходящих к полю боя.
Необходимость в точном определении задач разведки тем более велика, что некоторые дивизии склонны ограничивать свою разведывательную деятельность районами передовых подразделений врага. Весьма редко они организуют вылазки в глубину расположения немцев или засады на тыловых дорогах противника. Сужение сферы действий разведчиков, приковывание их внимания исключительно к переднему краю немецкой обороны приводит неизбежно к ряду ошибок. Так, приказанием по разведке Н-ского стрелкового соединения штабы частей нацеливались исключительно на захват пленных. Штабные офицеры этого соединения считали такой вид разведки единственно пригодным для вскрытия группировки немецких войск. Отсюда и однобокость в разведывательной работе частей. Например, начальник разведки капитан Андреев прямо заявил: "У нас главное - это добыть "языка!" Конечно, пленные могут дать ценные данные о противнике, но строить всю разведывательную деятельность только на одном этом источнике - значит непозволительно сужать возможности разведки.
Никогда нельзя рассчитывать на то, что оперативные или тактические планы врага можно получить в готовом виде. Они, как правило, раскрываются разведчиками лишь путём настойчивой и кропотливой работы, путем использования различных данных, поступающих из самых разнообразных источников. Офицеры-разведчики должны тщательно изучать каждое новое донесение, сопоставляя его по времени и по местности с теми данными, которые были получены ранее. Любое явление, обнаруженное разведчиками в расположении противника, следует рассматривать в динамике его развития. По отдельным, иногда едва уловимым приметам надо уметь распознавать основные изменения, происходящие в стане врага. Только действуя так, по крупицам собирая ценные данные из всевозможных источников, можно добиться успешного решения главной разведывательной задачи: выяснить силы противника и разгадать его намерения.
Действуя точно по плану или ведя работу в рамках, очерченных приказаниями высших инстанций, разведывательные органы штабов и офицеры разведки полков должны в нужных случаях широко проявлять инициативу. Они не только имеют право, но и обязаны всемерно разнообразить формы разведки, стремясь в каждом случае добыть наиболее полные данные о противнике. К тому же ограничение деятельности разведчиков определённой полосой местности не освобождает их от обязанности повседневно интересоваться положением противника перед участками соседей.
Маневренный характер боёв, способность противника к быстрым перегруппировкам требуют ведения глубокой разведши и знания обстановки на более широких участках по сравнению с той полосой, которая отведена для действий данной части или соединения. Подвижность современных войск на поле боя ещё в большей степени подчёркивает необходимость взаимного обмена разведывательными данными как между стрелковыми частями, так и между различными родами войск.
Как можно шире развёртывая разведку, следует в то же время всегда сохранять достаточный резерв разведывательных сил. Такой резерв особенно необходим тогда, когда ведётся наступление или преследование противника. В этих видах боя обстановка часто изменяется. Часть или соединение может получить новое направление для действий, где должны быть сосредоточены усилия разведчиков. Между тем они работают на прежних направлениях. Значит, развёртывать вторую сеть органов разведывательной службы придётся за счёт резервных средств. Не будет их - нельзя и выполнить возникшей в ходе боя задачи.
Должно быть законом, что разведчики используются исключительно по прямому назначению. До сих пор есть ещё немало случаев, когда их посылают в бой наравне со стрелковыми подразделениями. Особенно расточительно используются конные разведчики стрелковых полков. Они выполняют обязанности конных посыльных, ординарцев, словом, привлекаются к самой разнообразной работе, не имеющей никакого отношения к разведке. Даже офицеры разведывательных отделов штабов, и те отрываются от своих обязанностей. Этого не должно быть.
Больше заботы о разведке, больше плановости и организованности, больше настойчивости и дерзости во всей разведывательной деятельности наших войск!

Передовая газеты "Красная звезда" № 307 от 29 декабря 1943 г.

Полковник С. И. СУРИН

ВОЕННАЯ РАЗВЕДКА

Все необходимые сведения о противнике добывает военная разведка.
Военная разведка ведётся и в мирное время. Она скрытно добывает нужные сведения по обеспечению подготовки войны, разгрома вооружённых сил будущего противника и защиты своего государства. Но особенного расцвета военная разведка достигает во время войны. В этот период командиры всех степеней лично руководят военной разведкой, организуемой ими в масштабе своих действий. Они определяют и ставят ей задачи, обеспечивая их выполнение соответствующими средствами.
"Знать противника, его силы и боевое оснащение, его подготовку и планы - значит во-время разгадать манёвр противника, упредить его, перехватить инициативу, использовать его слабые места для нанесения сокрушительного удара". ("Правда" от 17 мая 1943 г.)
Цели военной разведки определяются стратегическими, оперативными и тактическими задачами. В зависимости от масштаба задач, военная разведка в свою очередь делится на стратегическую, оперативную и тактическую. Такое деление разведки не обосабливает деятельность каждой из них, наоборот, они взаимно дополняют и уточняют одна другую.
Стратегическая разведка, добывая нужные материалы, изучает вооружённые силы государства, планы действий его вооружённых сил, группировку войск на фронте, промышленные, финансовые и научные возможности противостоящей страны, состояние сельского хозяйства, внутреннюю и внешнюю политику правящих кругов, политическое и моральное состояние населения, стратегические резервы страны как в отношении людских ресурсов, так и во всех областях. Изучение этих материалов способствует разработке плана войны и необходимых мероприятий по выбору направления главного удара.
В военное время ведение стратегической разведки усложняется и данные, добываемые ею, в значительной степени дополняются сведениями, полученными в результате работы органов оперативной и тактической разведки, проводимой непосредственно на полях сражений.
Оперативная разведка организуется командованием фронтов и армий. Глубина оперативной разведки должна превышать глубину намеченной операции минимум вдвое; иначе разведка в последующей операции будет отставать от событий, а не предугадывать их. Поэтому в среднем армия ведёт разведку на глубину до 200 км, а фронт - до 500 км.
Важнейшая задача оперативной разведки - вскрытие плана действий и намерений противника.
Частными задачами являются:

В результате разведки следует установить, как, где и чем противник угрожает или может угрожать нашим войскам, а также где и в чём заключаются слабые и сильные стороны плана действий противника.
Оперативная разведка ведётся авиацией, танковыми и механизированными соединениями, соединениями конницы, авиадесантными частями, средствами связи, агентурой и дополняется данными тактической разведки.
Танковые и механизированные соединения, соединения конницы и авиадесантные части, как правило, выполняют оперативную разведку одновременно с выполнением боевых задач всем соединением.
Тактическая разведка организуется командованием армий, командирами соединений и всех частей. Разведка в подвижных формах боя ведется на глубину: пехотой до 25 км, подвижными частями до 35-50 км, авиацией до 100 км. В обороне пехотная разведка действует на глубину до 10-15 км.
Целью тактической разведки является обеспечение своего командования данными о противнике, необходимыми для принятия решения и обеспечения проведения боя.
Её задачи:

Важнейшей задачей тактической разведки является определение места и боевого состава основной группировки войск, намерений неприятельского командования в отношении использования её, а также установление перегруппировок противника и подхода его резервов.
Тактическая разведка ведётся непрерывно до боя, во время боя и после боя: авиацией, специальными разведывательными частями и подразделениями, всеми действующими войсками и дополняется данными агентурной разведки.
В зависимости от средств выполнения поставленных задач военная разведка делится на следующие виды: войсковая; авиационная; средствами связи; политическая; специальная; агентурная.
Командир, принимая решение на бой, операцию или сражение и приводя в движение свои войска, должен заранее иметь все нужные сведения о неприятеле. В противном случае он уподобляется слепому, с одинаковой силой бьющему по каждому препятствию, на которое он натыкается. При знании же группировки противника и своевременном распознавании его замыслов командир всегда сможет своевременно принять контрмеры и материально обеспечить манёвр своих сил. При этих условиях тактика маневрирования его войск окажется совершеннее и он заранее подготовит все предпосылки для полного разгрома противника.
В действующей армии ведение войсковой разведки является важнейшей обязанностью командиров и штабов во всех видах боевой деятельности войск. Только командир должен нести ответственность за организацию и проведение разведки. Штаб же помогает командиру организовывать разведку и ею руководить.
Войсковая разведка ведётся пехотой, конницей, артиллерией, танковыми, инженерными и другими родами войск, а также топографической, санитарной и ветеринарной службами.
Задачи, возложенные на войсковую разведку, выполняются наблюдением, фотографированием, организацией засад, поисков, налётов и разведкой боем.
Войсковая разведка добывает данные, связанные с определением группировки противника и её боевого состава (особенно в танковых и моторизованных частях); наблюдает за состоянием вооружения и техники противника, изучает их тактико-технические данные; изучает состояние войск противника, а также тактические действия его; изучает организацию тыла противника; выясняет влияние характера и свойств местности на действия всех родов войск; изучает классовый состав населения противника и его политические настроения, а также экономическое, санитарное и ветеринарное состояние района действий.
Все эти сведения войсковая разведка добывает при помощи действий разведывательных органов.
В зависимости от обстановки, вида боя и характера деятельности войск, от них могут высылаться следующие разведывательные органы:
Наблюдательные пункты (НП) организуются всеми действующими подразделениями, частями и соединениями во всех видах боя. Особое внимание должно быть уделено организации командирской разведки (путём наблюдения), так как личное изучение поля боя, действий противника, внимательное наблюдение за всеми изменениями, происходящими в процессе самого боя, помогают командиру правильно оценить обстановку. Наблюдение ведётся непрерывно с наблюдательных пунктов, состав которых может колебаться от трёх до пяти человек. В зависимости от обстановки наблюдательные пункты могут быть подвижными и неподвижными. В подвижных формах боя рекомендуется обеспечивать личный состав наблюдательных пунктов танками, мотоциклами, автомашинами или лошадьми.
Результаты наблюдения, полученные от всех наблюдательных пунктов (полка, дивизии и выше), сосредоточиваются у офицера-разведчика, который суммирует эти материалы, изучает их (с учётом сведений, поступающих о противнике из других источников), докладывает о них вышестоящим органам и информирует нижестоящие органы и соседей.
Разведывательные партии (РП) (в кавалерии ПРП - пешие разведывательные подразделения) высылаются при стабильном фронте и в подвижных формах боя. В зависимости от задачи и конкретной обстановки разведывательные партии действуют наиболее целесообразным в данных условиях методом (будь то наблюдение, поиск, налёт или засада), обеспечивающим выполнение приказа. Разведывательные партии высылаются не только на передний край, но и в глубину расположения противника (на удаление до 25 км). Состав разведывательной партии зависит в каждом отдельном случае от задачи и обстановки и колеблется от группы в 3-5 человек до усиленной роты. Специальные рода войск также высылают от себя разведывательные партии для разрешения своих разведывательных задач, как то: разведки мест наблюдательных пунктов и огневых позиций артиллерии, корректирования нашего артиллерийско-миномётного огня, разведки укреплений противника, его дорог, разного рода сооружений, изучения средств связи противника и подслушивания его телефонных переговоров (путём включения в провода) и т. п.
Наши действующие части и соединения высылают разведывательные партии для захвата пленных, документов, образцов оружия, для разведки дорог, сооружений, местности и т. п.
Разъезды (Р), отдельные разъезды (ОР) и боевые разъезды (БР) высылаются от кавалерийских частей, соединений и разведывательных конных взводов стрелковых частей. Их боевой состав определяется задачей и действиями противника.
Разъезд в составе от звена до взвода высылается от разведывательных отрядов на удаление до 8 км и от кавалерийских и стрелковых полков на удаление до 12 км.
Отдельный разъезд, действующий в составе от взвода до эскадрона, высылается от главных сил кавалерийской дивизии на удаление до 20 км. Отдельный разъезд, высылаемый в тыл противнику, как показал опыт Отечественной войны, может удаляться до 50 км со сроком работы до 5 суток.
Боевой разъезд в составе 3-5 всадников высылается при завязке и в ходе боя на удаление до 4 км. Учитывая, что боевой разъезд действует на широких аллюрах, в его состав необходимо включать сильных, совких лошадей, хорошо подготовленных к полевой езде; всадники должны уметь вести разведку на широких аллюрах.
Личный состав разъезда и отдельного разъезда, если это требуется обстановкой, ведёт разведку не только в конном, но и в пешем строю методами засады, налёта, поиска и наблюдения.
Разведывательные дозоры (РД) высылаются от пехотных, моторизованных и танковых войск только в подвижных формах боя (встречный бой, наступление, преследование, отход), а также действуют в качестве охранительной разведки своей части. Дозор разведывает противника (в определённом пункте, на каком-либо направлении), местность и местные предметы.
Многообразие задач, стоящих перед разведывательными дозорами, определяет и значительные колебания в боевом составе их, поэтому разведывательный дозор может быть от отделения до взвода, усиленный станковыми пулемётами, отдельными орудиями, противотанковыми ружьями, миномётами и группами сапёров и химиков.
Механизированный дозор действует в составе до взвода танков, бронемашин, усиленных мотоциклами, мотопехотой и бронетранспортерами.
Пеший разведывательный дозор высылается на расстояние до 5 км, танковый - до 12 км.
Обычно разведывательный дозор высылается от состава разведывательной группы или разведывательного отряда. Если же дозор высылается не от разведывательного органа, а непосредственно от части или соединения, то он называется отдельным (ОРД). В последнем случае удаление его соответственно увеличивается для пешего разведывательного дозора до 12 км, для танкового и моторизованного - до 25 км.
Разведывательная группа (РГ) высылается от танковых частей и соединений с целью разведки боем определённого объекта или направления, поэтому в боевой состав группы входит до роты танков или бронеавтомобилей, усиленных мотопехотой, мотоциклами, самоходной артиллерией и бронетранспортёрами. Удаление разведывательной группы достигает 20 км. При преследовании противника разведывательная группа может удаляться до 30-50 км, действуя в тылу методом засад и коротких валетов. Для непосредственного обеспечения ядра и заблаговременной разведки противника разведывательная группа высылает от себя разведывательные дозоры и разведывательные партии (из состава мотопехоты).
Разведывательные отряды (РО) высылаются от частей и соединений при необходимости разведки боем наиболее важных объектов или при движении части (соединения) для разведки главного направления.
Естественно, что для выполнения разведывательной задачи боем разведывательный отряд должен действовать в составе роты или батальона пехоты (двух кавалерийских эскадронов), усиленных артиллерией, танками, сапёрными и противохимическими подразделениями. При разведке сильно укреплённой обороны противника состав разведывательного отряда иногда увеличивается до пехотного (кавалерийского) полка, причём он соответствующим образом усиливается огневыми и ударными средствами. В этом случае разведывательный отряд действует по принципу обычного наступления. Если же разведывательный отряд получает объект разведки (направление) в подвижных формах боя, то ему определяется полоса действий шириной до 5-8 км. При этих условиях удаление разведывательного отряда от главных сил будет достигать 15-20 км. От подвижных войск (мотопехота, конница) разведывательный отряд может удаляться на расстояние до 20-30 км.
В целях обеспечения своих главных сил разведывательные отряды высылают от себя дозоры и разъезды, а при остановках - разведывательные партии. Находясь в движении, разведывательные отряды ввязываются в бой только в интересах разведки, причём действия их аналогичны действиям отдельно действующих подразделений (частей) во встречном бою.
Со своими главными силами разведывательный отряд всегда связан радиосредствами.
Как мы видим, сложность предстоящих задач по разведке противника требует специальной подготовки разведчика. Воспитание патриотизма, веры в непобедимость оружия Красной Армии, воспитание ненависти к врагу, постоянное совершенствование военных знаний, тщательное изучение действий противника, развитие наблюдательности, сообразительности, подвижности, разведывательной хватки, систематическая тренировка в действиях в разнообразной обстановке являются необходимыми условиями подготовки хорошего советского разведчика.
Авиационная разведка даёт возможность в короткий срок осмотреть большое пространство и получить общее представление о группировке и действиях противника. Она ведётся не только разведывательной, но и всей боевой авиацией.
Посредством аэрофотографирования, а в отдельных случаях и визуального наблюдения можно получить точные данные о противнике, расположенном в отдельных пунктах и районах. Таким образом, авиационная разведка в современной войне является одним из основных средств, обеспечивающих командованию принятие правильного решения в любой операции.
Авиационная разведка не заменяет, а дополняет остальные виды разведки. Она разведывает расположение войск противника и характер их действий; уточняет состав, группировку и перегруппировку сил противника на поле боя и в глубине его расположения, особенно танков, самоходных орудий и мотопехоты, следит за деятельностью органов тыла, а также за интенсивностью и характером передвижения противника и его грузов на путях сообщения; определяет базирование и группировку военно-воздушных сил противника, а также места расположения основных аэродромов и посадочных площадок.
Авиационная разведка ведётся днем и ночью методом! повторных вылетов для непрерывного наблюдения за выявленными важными целями (танки, мотовойска, перевозки), установления направления движения колонн и мест их сосредоточения, базирования военно-воздушных сил и перегруппировок.
Авиационная разведка ведётся преимущественно одиночными самолётами, скрытно проникающими в расположение противника. Над полем боя (при условии сильного противодействия) и в непосредственной тактической глубине разведка ведётся группами истребителей и штурмовиков.
В зависимости от характера выполняемых задач авиационная разведка делится: на оперативную (организуемую командованием фронтов на глубину до 300 км) и тактическую (организуемую армейским командованием на глубину до 100 км с целью получения данных, необходимых действующим войскам).
Авиационная разведка занимает ведущее место и в общей системе разведки германской армии и на важнейших участках (направлениях) фронта ведётся противником активно.
У немцев авиационная разведка организуется обычно командованием армии и армейских групп (фронтов). Когда отдельные немецкие разведывательные самолёты действуют, над полем боя, то данные разведки передаются командирам соединений первой линии по радио.
Авиационная разведка ведётся немцами на глубину иногда и свыше 500 км. Насыщенность определённых направлений средствами авиационной разведки устанавливается командованием германских войск, исходя из важности этих направлений. Внимательное и повседневное изучение курсов полетов немецких разведывательных самолётов обеспечит нашей разведке выявление этих "важных направлений", что в свою очередь будет способствовать правильному прогнозу намерений противника
Очень большое внимание уделяется немецким командованием авиафотографированию объектов. Снимки быстро дешифрируются, и данные в виде фотосхем передаются в войска.
Авиационная разведка поля боя и тактическая разведка производятся немцами с высоты 1500-3000м; дальняя авиационная разведка ведётся ими на высоте 5000-7000м.
Разведка средствами связи, даёт возможность: определять расположение штабов и вероятную группировку противника; перехватывать радиограммы; подслушивать отдельные переговоры, распоряжения и донесения, передаваемые по проводам.
В немецкой армии разведка средствами связи является армейским средством. Она ведётся специальными радиоразведывательными подразделениями и имеет задачи:

- установление общей системы радиосвязи путём пеленгации;
- перехват незашифрованных радиограмм; и открытых радиопереговоров;
- перехват зашифрованных радиограмм с целью дешифрирования кода;
- дезинформацию;
- подслушивание телефонных и телеграфных переговоров.

Для перехвата работы радиостанций наших частей немцы располагают некоторые отделения радиоразведки возможно ближе к фронту, размещая их у командных пунктов полков и батальонов.
При получении путём радиоперехвата сведений о наступлении или отходе, о смене или перегруппировке частей противника, о целеуказании артиллерийских наблюдательных пунктов, об обнаружении мест штабов, а также о результатах действий своих войск немцы немедленно передают эти сведения в высшие штабы. В свою очередь штабы, быстро обработав материал, посылают эти данные со своими замечаниями войскам своего соединения и соседям.
Немецкое командование считает, что радиоразведка является важным видом разведки, особенно в период нелётной погоды, когда эффект действия авиационной разведки снижается.
Большую помощь в распознавании замыслов врага оказывают нашему командованию партизаны, действующие во вражеском тылу.
Войска генерала армии Рокоссовского, наступая летом 1943 г. на севском направлении, были своевременно предупреждены о подходе резервов противника на этом направлении.
В итоге наличие нескольких подошедших немецких дивизий (в том числе двух танковых) не явилось для войск генерала армии Рокоссовского неожиданностью, им заблаговременно были приняты меры, и эти немецкие дивизии, понеся большие потери, начали откатываться на запад.
Разрабатывая Орловско-Курскую операцию, немецкое командование опасалось за свои тылы, которые были наводнены партизанами; поэтому в мае 1943 г. оно приняло решение разгромить партизан, действующих в Брянских лесах.
Для осуществления этой операции было брошено семь немецких дивизий, в том числе две танковые (4-я и 18-я) и 10-я моторизованная дивизии. Операция проводилась в течение полутора' месяцев при поддержке сотен самолётов и других видов техники. Наши славные партизанские отряды вели упорные бои, нанося противнику внезапные удары. Там, где не удавалось сохранить целостность отрядов, партизаны разбивались на мелкие группы и уходили из-под удара. К концу июня немцы, сочтя, что партизаны ликвидированы, сняли свои кадровые дивизии для наступления на Курск. Однако партизанские отряды продолжали наносить противнику существенные потери. В момент наступления немцев на Курск и Белгород партизаны помогли нашему командованию в проведении операции: они добывали ценные сведения о перебросках войск противника и сами препятствовали этим переброскам, разрушая полотно железных дорог, взрывая мосты, минируя дороги.
В одном партизанском отряде узнали о подготовке населённого пункта N к приёму прибывающей немецкой воинской части. Командованию отряда была поставлена задача - установить время и цель прибытия части, а также её боевой состав и нумерацию. В течение пяти суток партизаны днём и ночью терпеливо наблюдали за дорогами, идущими к населённому пункту. За этот отрезок времени наблюдение не дало никаких результатов; только на шестые сутки с северного направления прибыло полтора десятка грузовых и легковых автомашин с несколькими радиостанциями. Очевидно было, что прибывшие в значительном количестве офицеры и представляют собой штабную группу какого-то соединения. Через несколько часов по этим же дорогам начала подходить колонна автомашин и гусеничного транспорта с войсками и техникой. Подсчёт, средств показал, что в данный район прибыла моторизованная дивизия. Оставалось установить, откуда она прибыла, каков её номер и для какой цели она предназначена. Ответ на эти вопросы партизаны получили у захваченного ими "языка". Дальнейшая задача разведки состояла в том, чтобы следить за выдвижением этой дивизии из указанного пункта к линии фронта, что и было образцово выполнено.
Пути сообщения противника в его глубоком тылу постоянно находятся под ударом. Десятки и сотни вагонов, автобронемашин, мотоциклов и велосипедов уничтожаются и разрушаются разведчиками и партизанами, добывающими попутно важные документы.
Один из населённых пунктов был превращен немцами в формировочный пункт танковых войск. Наши партизаны-разведчики обнаружили в этом районе запасы горючего, боеприпасов и замаскированные в лесу танки. Выбрав наиболее безопасные места в радиусе 800-1000 м от объекта, разведчики выкопали ямы, положили в них дрова и солому и в установленное время разожгли костры. Наши самолёты заметили отчётливые сигналы, и первые же серии бомб разорвались в центре объекта. Сотни тонн горючего, тысячи снарядов и весь обслуживающий технический персонал немецких складов были уничтожены.
Политическая разведка изучает внутреннюю и внешнюю политику враждебного государства, а также следит за военно-политическим его состоянием.
На фронте войска, ведущие политическую разведку, изучают следующие вопросы:

Дезинформация. Одним из методов сохранения своих намерений в тайне от противника является дезинформация. Разведка и дезинформация взаимно дополняют одна другую.
Немцы организуют военную дезинформацию для дезориентации своих противников в вопросах ведения войны, операции, боя с целью обеспечить проведение в жизнь своего плана военных действий.
Немецкое командование проводит дезинформацию в большой тайне, строго централизованно и увязывает ее с общим планом действий своих войск. Этим оно стремится достигнуть успеха в обеспечении осуществления внезапности действий.
Элементы дезинформации встречаются даже в таких официальных немецких документах, как сводки верховного командования немецкой армии и приказы. Фашистское командование прибегает к такому виду дезинформации для того, чтобы поднять моральное состояние своих солдат.
Нашим войскам особую настороженность следует проявлять при допросе пленных и перебежчиков, а также при изучении любых документов, захваченных и подобранных на поле боя. Нельзя забывать, что немецкое командование распускает ложные слухи даже среди своих войск (это особенно характерно для настоящего периода войны, когда немецкая армия под мощными ударами наших войск отступает).
Разведчик должен критически подходить к изучению всех разведывательных сведений. Намерения противника можно установить правильным определением его сил и группировки (особенно танковых соединений и частей, а также авиации). Когда же становятся известными эти показатели, нетрудно бывает уже определить и общий замысел врага. Во всех случаях, когда имеется хоть малейшее сомнение в достоверности тех или иных разведывательных данных, командиры соединений (частей) обязаны ставить разведывательным органам задачи на перепроверку этих данных; такая система обеспечит командиру возможность сделать правильный вывод о противнике.
Разгадать замысел противника, вскрыть его силу и группировку легче тогда, когда на организацию разведки отводится достаточно времени, когда есть возможность организовать доразведку и проверку уже имеющихся данных.
Наступление немцев на орловско-курском и белгородском направлениях, начатое утром 5 июля 1943 г., готовилось немецким командованием в течение длительного времени. Это дало возможность нашим штабам путём тщательного анализа данных войскового наблюдения, авиационной разведки, показаний пленных и перебежчиков, а также с помощью других средств разведки разгадать замысел врага, его силы, определить направление ударов и даже сроки наступления.
Однако обстановка не всегда позволяет длительно изучать противника. Особенно это относится к теперешнему периоду военных действий, когда Красная Армия быстро я успешно гонит фашистские орды на Запад.
Поражения, которые одно за другим терпит немецкая армия, и тяжёлые потери её в живой силе и технике заставляют немецкое командование, в целях нанесения контрударов, перебрасывать части (особенно танковые и мотопехоту) с одного участка на другой.
На тех направлениях, где противник получил удар, он отходит, стремясь на промежуточных рубежах перейти к обороне, зарыться в землю, перебрасывая ударные части на другие участки. Группировка войск противника резко и быстро меняется. Вывод о группировке, действиях и намерениях противника, сделанный вчера, сегодня уже не будет соответствовать действительности и вместо того, чтобы правильно ориентировать командование, может привести к ложной оценке обстановки и, следовательно, к принятию неверного решения.
Как мы уже указывали, противник в широком масштабе применяет дезинформацию; поэтому от всех разведчиков требуется чрезвычайная бдительность, вдумчивость, правильный подход к оценке полученных сведений и точные выводы.
Все виды разведки должны быть нацелены на то, чтобы своевременно вскрыть перегруппировки немецко-фашистских войск, особенно его подвижных частей и соединений.
Никогда не следует пренебрегать данными о противнике. Разведывать его надо всегда с большим вниманием даже при неудачных действиях его войск. Не следует обольщать себя надеждами на оплошность противника.
Не следует пренебрегать добыванием сведений о противнике и тогда, когда наше превосходство над ним очевидно.
Задача советских разведчиков - непрерывно совершенствовать разведку, чтобы обеспечить командование и войска сведениями, необходимыми для полного и окончательного разгрома гитлеровских мерзавцев.

 

Подполковник Ф. ДАВЫДОВ

ОФИЦЕР РАЗВЕДКИ ПОЛКА

14 ноября рано утром в штабе полка был получен приказ о переходе в наступление. В землянке командира полка начальник штаба докладывал обстановку.
- Вы предлагаете нанести удар левым флангом? - задал ему вопрос командир полка.
- Да, - ответил начальник штаба, - но прошу иметь в виду, что на левом фланге, на участке нашего соседа, здесь, в роще, противник сосредоточил до двух рот пехоты; с выходом 3-го батальона на рубеж этих высот следует ожидать контратак.
- Знаю, мне об этом докладывал разведчик.
- Товарищ полковник, - обратился начальник штаба к командиру полка, - разрешите я вызову разведчика, он подробно доложит обстановку.
- Правильно, вызовите. Кстати, я лично поставлю ему задачу на разведку.
Через несколько минут в землянку командира полка прибыл офицер разведки полка старший лейтенант Алексеев.
- Вам известно, что 16 ноября полк переходит в наступление? - таким вопросом встретил лейтенанта Алексеева командир полка.
- Да, я уже ознакомился у первого помощника начальника штаба с приказом штаба дивизии и отдал частям предварительные распоряжения по разведке.
- Хорошо, доложите последние данные о противнике.
Старший лейтенант Алексеев развернул карту; местность, занятая противником, была исчерчена на карте различными тактическими знаками.
- Перед фронтам полка обороняется до четырёх рот противника, - начал Алексеев.
- Это мне известно, - прервал его полковник. - Доложите, какие имеются данные о сосредоточении до двух рот пехоты в роще "Круглая"?
- Вчера ночью я выслал трёх разведчиков, которые с этой высоты в течение дня наблюдали движение группы солдат по опушке рощи; на северо-восточной опушке рощи, вот на этом участке, отрыты окопы. Кроме того, поисковая партия от 3-го батальона захватила прошлой ночью пленного из 4-й роты 116-го пехотного полка (я докладывал об этом начальнику штаба), который также показал, что лично видел в роще скопление солдат. Пленный подтвердил, что правее 4-й роты обороняется 3-я рота этого же полка. Судя по боевому порядку противника перед участком нашего полка, можно сделать вывод, что противник сосредоточил основные силы перед нашим 3-м батальоном, т. е. перед левым флангом. Местность в районе действия открытая; наличие, кроме того, некоторых естественных препятствий затруднит действия наших войск и особенно танков. Видимо, противник менее беспокоится за этот участок (Алексеев показал его на карте). По данным нашего левого соседа, перед его правым флангом обороняется до роты. Мои наблюдатели третий день отмечают усиленные окопные работы, производимые перед фронтом 3-го батальона по скатам этих высот. Огневая система противника и система его инженерных сооружений нанесены на этой карте.
С этими словами Алексеев развернул перед полковником карту. Полковник внимательно рассмотрел её.
- Есть ли у вас ещё какие-либо новые данные о противнике?
- Всё остальное вам известно, товарищ полковник, - последовал ответ.
- Меня интересуют подробные данные о сосредоточении двух рот пехоты противника в роще "Круглая". Вчера вы мне докладывали о наличии, кроме этих рот, 10 танков в кустарнике за обратными скатами высот, что перед фронтом 3-го батальона. Проверьте ещё раз все эти сведения. Для этого вышлите разведку в район деревни Ищиха с задачей - установить характер оборонительных работ по западному берегу р. Ища. Предупредите всех командиров батальонов, чтобы они усилили наблюдение на своих участках. 15 ноября в 20 час. доложите о выполнении задачи. Необходимые средства усиления потребуйте от моего имени у начальника артиллерии, с которым и подготовьте все расчёты. Ну, как будто всё. Можете идти.
Когда Алексеев уже направлялся к выходу, командир полка задержал его:
- Помните, что все мероприятия по разведке до начала нашего наступления должны быть сохранены в тайне. Не поднимайте шума, чтобы противник не заподозрил о. наших планах.
- Есть, - ответил Алексеев.
Возвратясь к себе в землянку, Алексеев приказал связному вызвать к 9 час. командиров взводов пешей и конной разведки. Затем, развернув карту, он начал измерять отдельные её участки циркулем, водил кюрвиметром, что-то записывал в блокнот.
К 8 ч. 30 м. Алексеев разослал батальонам приказание на разведку, в котором указывалось:

  1. усилить наблюдение, для чего от каждого батальона выслать на ночь непосредственно к проволочному заграждению двух опытных бойцов для подслушивания;
  2. подготовить группы разведчиков в количестве 4-6 человек с задачей захвата пленных и сбора документов противника на поле боя; группы должны быть готовы к действиям в боевых порядках рот к 18 час;
  3. командиру 1-го батальона в ночь на 15 ноября организовать ночной поиск в районе высоты 175,3 с задачей захватить контрольного пленного.

Приказание было подписано начальником штаба; в 9 ч. 30 м его получили все командиры батальонов. К этому времени к офицеру разведки полка прибыли командиры взводов пешей и конной разведки.
- Товарищ Андреев, - обратился Алексеев к командиру взвода пешей разведки, - продолжает ли ваша поисковая партия наблюдать за объектом?
- Точно так. Мои наблюдатели из поисковой партии вот уже вторые сутки ведут непрерывное наблюдение. Я сейчас прибыл с наблюдательного пункта, где наблюдал движение отдельных групп противника от ручья в рощу "Круглая"; об этом передвижении разведчики докладывали мне и раньше. Сегодня утром по этой лощине прошло отдельными группами до 45 человек, двигавшихся в направлении рощи. Дальнейшее их движение прикрывалось вот этими высотами.
- Хорошо, - сказал Алексеев. - Сегодня в 23 часа начнём поиск. Я сам буду руководить им. В исходном положения разведывательная партия должна быть к 22 ч. 30 м. По всем вопросам обеспечения поиска вам следует договориться с командиром артиллерийской батареи. Кроме того, подготовьте четырёх самых боевых разведчиков, которые должны будут сегодня ночью проникнуть в рощу "Круглая" и разведать, кем занята эта роща. Передний край они перейдут вот здесь, на участке нашего левого соседа, о чём я с ним договорюсь. Эту задачу, я думаю, надо поручить старшине Иванову и разведчикам Аникееву и Маркину. Действуйте очень осторожно: командир полка требует соблюдения строжайшей маскировки. Старшину Иванова вышлите к 13 час. К начальнику штаба для получения задачи.
После этого Алексеев разговаривал с офицерами разведки соседних полков, и они обменялись последними сведениями о противнике.
Когда Алексеев вернулся в свою землянку, переводчик доложил ему, что в 3-м батальоне задержан местный житель, который перешёл вчера линию франта со стороны противника.
- Это хорошо, - удовлетворённо проговорил Алексеев. - Сейчас я выезжаю в 3-й батальон, приеду завтра утром. Передайте в 3-й батальон, чтобы местного жителя направили в штаб полка, а вы лично опросите его, где он шёл, где видел противника, каковы были его силы и характер его укреплений. Данные опроса немедленно сообщите в дивизию и начальнику штаба. Мне доложите завтра утром.
Всю ночь Алексеев провёл в 3-м батальоне, лично руководя поиском.
15 ноября в 5 час. утра Алексеев допрашивал пленного. Пленный показал, что 1-й батальон 116-го пехотного полка одной ротой обороняет участок по фронту до 500 м; две остальные роты выведены в резерв и сосредоточены в роще "Круглая", так как на высоты севернее рощи "Круглая" ожидается наступление русских. Левее обороняется 2-й батальон. Пленный сообщил также, что в роще "Круглая" закопано 5 танков, что подтвердил и местный житель, задержанный на участке 3-го батальона. В 7 час. утра из штаба дивизии сообщили, что дивизионная разведка, действовавшая на участке 1-го батальона, беспрепятственно прошла боевые порядки противника и установила, что многие окопы им не заняты. Местность по восточному берегу безымянного ручья, что перед фронтом 1-го батальона, оказалась заминированной. По западному же берегу р. Ища противник построил отсечные позиции, которые заняты войсками.
Алексеев наносил полученные данные о противнике на свою рабочую карту.
- Товарищ Яструбенко, - обратился Алексеев к переводчику, - группа старшины Иванова не возвратилась?
- Нет ещё, - ответил Яструбенко.
В 20 час. Алексеева разбудил телефонный звонок. Его срочно вызывал к себе командир полка. Выходя из своей землянки, Алексеев встретился с командиром взвода пешей разведки.
- Товарищ старший лейтенант, - отрапортовал он, - группа старшины Иванова благополучно вернулась. Захвачены документы. Пленный был убит осколком мины при переходе переднего края; тяжело ранен один разведчик.
- Немедленно направьте старшину Иванова к командиру полка, я его жду там, - распорядился Алексеев.
В землянке командира полка собрались начальник штаба, начальник артиллерии и ещё несколько офицеров. Когда в землянку вошёл Алексеев, командир полка, оторвавшись от карты, одобрительно посмотрел на него: "Ну, разведчик, спать я вам не даю, после войны отдыхать будем. Докладывайте, что вам известно о противнике?".
Подробно доложив командиру полка все вновь добытые данные, Алексеев в заключение сказал: "Товарищ полковник, я полагаю, что противник за последние два дня произвёл перегруппировку и стянул все силы против нашего 3-го батальона.
- Это верно. Ну, а мы попробуем их перехитрить. Молодцы разведчики, поработали хорошо.
На рассвете 16 ноября полк правым флангом прорвал оборону противника и к исходу дня в результате упорного боя полностью уничтожил вражеский батальон. В процессе боя разведчики полка захватили 6 пленных и документы, принадлежавшие штабу батальона.

 

Капитан Н. САНИН

ПРИМЕНЕНИЕ СОБАК В РАЗВЕДКЕ

Отыскивая противника или действуя в его расположении, разведчик должен распознавать приближение немецких солдат по, разным признакам. Не видя немцев, надо догадаться, что они находятся где-то близко, по соседству. Это уменье приобретается в результате долгой боевой практики. Когда разведчик сам затрудняется обнаружить присутствие противника, ему нередко помогает в этом случае собака. Она издалека чует приближение вражеских солдат и предупреждает об этом своего хозяина.
В некоторых наших частях стало системой включение собак в состав разведывательных подразделений. Находясь вместе с разведчиками в поиске, они легко находят местопребывание врага и без лая дают знать об этом своему вожатому. Особенно полезны собаки при действиях разведывательных партий ночью и на сильно пересечённой или закрытой местности (лес, кустарник, бурьян, посевы).
В зависимости от состава разведывательной партии и характера поставленной перед ней задачи в партию могут быть включены от одной до трёх-четырёх собак. Каждая собака несёт службу только со своим вожатым. Чтобы одна собака в работе не мешала другой, каждый вожатый получает свое направление.
Конечно, собака-разведчик должна обладать необычайно тонким слухом и чутьём, уметь по одному взгляду понимать желание своего вожака и безотказно слушаться человека. Хорошо обученная собака мастерски обегает, обыскивает впереди лежащую местность на расстоянии 100-150 м от вожатого. Она ведёт поиски по горячему следу от оставленных противником предметов (оружие, подсумки, одежда) на удлинённом поводу и без него, в зависимости от обстановки. Этот верный помощник бойца обнаруживает присутствие людей на любой местности, в любое время года и суток, при всякой погоде. Потом бесшумно (без лая), лёгкими рывками вперёд в направлении обнаруженных людей извещает вожатого о своей "находке". Такая собака умело преследует врага и задерживает его при попытках убежать от наших разведчиков.
Собаки могут лести разведывательную службу в условиях любого вида боя. Разведчики, применяя собак, скрытно и бесшумно прочёсывают лесистую или покрытую кустарником местность как в нейтральной зоне, так и в расположении противника. Они могут при помощи собак своевременно оповещать наших бойцов о наличии поблизости немецких секретов, засад и постов боевого охранения или задерживать одиночных вражеских солдат и доставлять "языка" в расположение наших войск.
Этим, конечно, не исчерпывается всё разнообразие задач, которые выдвигает боевая обстановка и которые могут быть успешно разрешены с помощью этих умных животных.
Боевая практика применения собак показывает, что их целесообразно иметь в разведывательных подразделениях дивизий и стрелковых полков. Обычно в дивизионном звене имелось у нас от 7 до 10 опытных вожатых с одной собакой у каждого; в полку их было примерно вдвое меньше. Иногда практиковалась временная передача вожатых с собаками из дивизии в тот или иной полк, где таковых не было. В разведывательные группы силою менее взвода включался один вожатый с собакой, а в состав разведывательного взвода - один или два вожатых, в зависимости от предстоящей боевой задачи.
В Н-ской стрелковой дивизии одно время находилось 10 вожатых с собаками. Они оказали значительную помощь в работе дивизионных разведчиков. Собаки, обладая хорошей тренировкой и выучкой, во многом облегчали работу бойцов-разведчиков. Так, например, в течение двух летних месяцев прошлого года эта группа вожатых провела 178 выходов в тыл противника и всякий раз с большим эффектом, особенно в отношении отыскания "языка".
В качестве иллюстрации того, как вожатые работают с собаками в разведке, приведём несколько примеров. Красноармеец Морозов со своей собакой "Дозор", действуя в составе группы разведчиков, своевременно обнаружил засаду противника. Разведчики, используя данные тов. Морозова, обошли эту засаду, а затем с помощью собаки нашли свободный проход в тыл противника. Задача была выполнена, разведка без потерь вернулась обратно. Расскажем о втором факте. Сержант Вековшинин с собакой "Нептун" беспрепятственно провёл свою разведывательную группу через передний край обороны противника. Действуя в глубине обороны, собака своевременно обнаружила немецкий секрет. Разведка обошла этот секрет и выполнила поставленную задачу.
Подобные примеры боевой работы разведывательных собак свидетельствуют о том, что собаки своей работой оказывают бойцам значительную помощь. К сожалению, не все вожатые знают элементарные правила содержания, обучения и сбережения собак, используемых для целей разведки. Так, имелись случаи, когда собак продолжительное время не тренировали, отвлекали от прямой работы, они входили в общение с разными людьми, кроме вожатых. Вследствие этого собаки в значительной мере теряли свои боевые качества. Указанные факты не должны иметь места, если мы хотим обеспечить высокое качество работы собак в разведке.
Когда нет боевой работы в течение 2-3 дней, собак следует тренировать не реже чем через день, продолжительностью не менее 2-3 часов. При более длительных сроках отсутствия специальной работы они должны иметь тренировку каждый день.
Главное внимание при тренировках собак необходимо обращать на обработку приёмов обыска местности, уменье ходить по горячему следу и задерживать врага, добиваясь у собак крепкой хватки.
В заключение необходимо отметить, что, несмотря на высокий боевой эффект применения собак в целях разведки, этот вид их применения не получил еще достаточно широкого распространения в наших войсках и требует дальнейшего внимательного изучения, особенно со стороны штабов стрелковых дивизий и полков.

Газета "Красная звезда" № 15 от 18 января 1944 г.


ГЛАВА ВТОРАЯ

РАЗВЕДКА В НАСТУПЛЕНИИ

 

Гвардии полковник К. АНДРЕЕВ

ГЛУБОКАЯ РАЗВЕДКА

В современном бою разведка не должна ограничиваться изучением одних только первых линий боевых порядков врага. Нередко они являются лишь прикрытием. Главные же силы, в первую очередь подвижные войска, находятся в глубине вражеского расположения. Эти главные силы встречают наши наступающие части контратаками, перерастающими порой в сильные встречные удары. Вот почему наступающим иногда сравнительно быстро удаётся преодолеть оборонительную полосу противника, тогда как с подходом его глубоких подвижных резервов развёртываются наиболее упорные бои. Обычно эти резервы состоят из танков и моторизованной пехоты. Благодаря своей подвижности они в короткие сроки поспевают к району решающих боёв.
Если наши наступающие части не ведут глубокой разведки, они, естественно, не могут своевременно обнаружить вражеские резервы. Спору нет, такую разведывательную задачу скорее всего может решить авиация. Но сейчас зима. Метеорологические условия затрудняют наблюдение с воздуха; поэтому в зимнее время чаще, чем летом, необходимо привлекать для глубокой разведки наземные войска, особенно наиболее подвижные из них: лыжные отряды или моторизованные разведывательные группы. Их действия весьма облегчаются там, где главная полоса немецкой обороны прорвана и бои приняли маневренный характер. На таких участках нет сплошной немецкой обороны, и поэтому в ней можно всегда найти промежутки. Через эти промежутки разведывательные отряды и проникают в глубокий тыл противника. Насколько такая разведка важна и реальна, показывает следующий факт из боевого опыта наших частей.
Одно танковое соединение выделило для глубокой разведки специальную группу. В её состав были включены взвод танков Т-34, две мотоциклетные роты, миномётная рота, взвод бронетранспортёров и необходимые средства связи. Перед группой стояла задача - проникнуть в тыл противника, выяснить расположение его резервов и установить, не производит ли он каких-либо перегруппировок. Кроме того, разведчики должны были своими активными действиями расстроить неприятелю управление войсками.
Группа получила не полосу действий, а маршрут, как и принято в таких случаях. Маршрут определялся рядом населённых пунктов, среди которых надо отметить Батызман, Ново-Егоровку и Ново-Павловку. Конечным пунктом разведки являлось село Устиновка (схема 1).
По данным разведки, произведенной в частях, было известно, что наиболее выгодный участок для перехода линии фронта находится в районе деревни Батызман. Здесь во второй половине дня сосредоточились все подразделения разведывательной группы. На исходном положении она подверглась неоднократным налётам вражеской авиации. Последняя нападала группами в 8-10 самолётов. Однако благодаря тому, что разведчики своевременно рассредоточились, вырыли щели и хорошо замаскировались, нападения вражеской авиации оказались совершенно безрезультатными.
Разведчики пробыли в районе деревни Батызман более трёх часов. Такое длительное пребывание группы на исходном положении в зоне артиллерийского огня противника оправдывалось рядом причин. Прежде всего, прибыв в район деревни Батызман, командир группы установил тесную связь с действовавшими здесь частями. Данные командиров этих частей позволили уточнить линию немецкой обороны, а также обстановку в целом на этом участке фронта. Получив необходимые сведения, командир группы немедленно организовал разведку. Она велась несколькими дозорами, высылавшимися в целях обеспечения предстоявших действий всей группы. В результате работы разведывательных дозоров было установлено, что. участок местности между деревнями Ново-Савицкое и Батызман не занят живой силой противника, а лишь прикрывается миномётным и артиллерийским огнём. Таким образом было найдено место для перехода линии фронта.
Когда стемнело, командир группы выделил головной дозор в составе двух танков, одной бронемашины и мотоциклетной роты. Дозор двинулся вперёд. За ним в направлении Ново-Егоровки пошли главные силы группы. Вскоре линия фронта была успешно пройдена. Следуя в таком боевом порядке полевыми дорогами и вне дорог, однако строго выдерживая направление по азимуту, группа в ту же ночь достигла деревни Ново-Егоровка. К этому времени начальник головного дозора встретил своего командира и доложил ему, что в деревне нет противника, если не считать комендатуры в составе коменданта, переводчика и четырёх солдат. Проникнув в деревню, разведывательный дозор напал на комендатуру и взял в плен трёх немецких солдат. Были забраны также все документы, оказавшиеся в помещении комендатуры.
После этого группа двинулась дальше. К утру она достигла Ново-Павловки, где вовсе не оказалось противника. Отсюда разведчики направились к деревне Устиновка. Через полчаса они подошли к её северо-западной окраине. Уже на подступах к этой деревне дозор обнаружил движение моторизованной колонны противника в составе 50 автомашин. Они подходили к деревне со стороны, Изралиевки. Немцы не заметили нашей группы даже тогда, когда находились около самой деревни. Группа внезапно атаковала. Два танка напали на немецкие машины со стороны северной окраины деревни. Этот удар пришёлся по голове вражеской колонны. Одновременно остальные силы группы, действуя с тыла и фланга, начали уничтожать колонну миномётным и пулемётным огнём. В итоге этого короткого боя немецкая колонна была полностью уничтожена.
Разведчики ворвались в деревню и обнаружили здесь большое скопление транспортных средств противника. Очевидно, в Устиновке располагались его тыловые подразделения. Боевой состав вражеского гарнизона оказался тут малочисленным. Танками и огнём всех своих средств группа начала уничтожение вражеских автомашин. Разбегавшиеся в панике солдаты и офицеры противника были уничтожены выстрелами в упор. В этой деревне бой продолжался всего один час и завершился полным успехом наших разведчиков. Закончив этот бой, разведчики выступили в обратный путь по прежнему маршруту. Через два часа они уже были в расположении своих войск.
В ходе разведки группа уничтожила до 80 немецких автомашин с имуществом, более 100 повозок, а также до 200 солдат и офицеров. Разведчики подожгли две цистерны с горючим, выпустили соляровое масло из хранилища и разрушили узлы связи. Что самое главное - группа захватила пленных и документы, принадлежащие батальону связи штаба 52-го армейского корпуса противника. Потери группы были невелики: семь человек, из коих трое было ранено. Урон в технике исчислялся двумя подбитыми мотоциклами.
Свою задачу разведывательная группа, вклинившаяся в расположение противника до 30 км, решила успешно. Этому содействовали прежде всего тщательно организованная предварительная разведка и детальная информация, полученная у командиров частей до того, как группа проникла за линию фронта. Командир группы правильно поступил, внимательно и подробно выяснив обстановку на направлении предстоящих действий разведки. Это помогло не только успешному продвижению в тыл врага, но и всей работе группы после того, как она пересекла линию фронта.
Действия группы от начала до конца отличались быстротой и чёткостью. Она умело маневрировала в тылу врага. Быстро, сохраняя высокую организованность, она перестраивалась из походного порядка в боевой, из боевого в походный. Без этих качеств нельзя рассчитывать на серьёзный успех в таком рейде по тылам врага. Стоит ещё раз подчеркнуть и ту организованность, которую проявила группа при налётах немецкой авиации. Если бы не были приняты должные меры противовоздушной обороны, свою важную разведывательную задачу группа скорее всего не сумела бы выполнить.

Газета "Красная звезда" №6 от 7 января 1944 г.

Майор И. ИГНАТОВ

МАНЁВР ПЕХОТЫ В ГЛУБИНЕ ОБОРОНЫ ПРОТИВНИКА

Как показывает опыт войны, бои в глубине обороны противника главным образом развёртываются вокруг населённых пунктов и тактически выгодных рубежей. Немцы обычно превращают их в сильные очаги сопротивления с развитой сетью полевых инженерных сооружений, минных и проволочных заграждений. Прикрываясь этими очагами сопротивления и опираясь на них, неприятель производит перегруппировку сил, предпринимает контратаки.
Но как бы ни было велико сопротивление врага, в системе его обороны в этот период имеются слабые стороны: во-первых, противник не имеет сплошного фронта, а следовательно, и целостности своей оборонительной линии; во-вторых, он не всегда имеет тесную огневую связь между очагами сопротивления; в-третьих, стыки обороняющихся гарнизонов в ряде случаев защищены слабо, а фланги их обнажены. Указанные обстоятельства создают для наступающих частей Красной Армии определённые преимущества. В частности открываются широкие возможности для применения различных видов манёвра и нанесения внезапных ударов по группировкам противника с флангов и с тыла не только крупными силами, но и такими подразделениями, как рота и батальон.
Однако слабые места немецкой обороны на таких этапах борьбы надо использовать тактически правильно. Нечего думать об успешном исходе манёвра, если наступающие будут действовать без разведки, без учёта сильных и слабых сторон противника.
На нашем фронте был такой эпизод. После напряжённых боёв батальон капитана Назарова овладел опорным пунктом. Потрепанные в бою остатки немецкого гарнизона стали быстро отходить к следующему опорному пункту, находившемуся в 3 км западнее первого. Командир батальона решил воспользоваться выгодным положением, создавшимся после успешного боя, и захватить следующий опорный пункт врага. Для этого он повёл роты в обход по лесу. Скрытно совершив обход, батальон внезапно атаковал гарнизон опорного пункта противника и без особого труда занял первую линию окопов. Но при подходе ко второй линии он встретил упорное огневое сопротивление врага и вынужден был сначала залечь, а потом отойти. Манёвр, начатый довольно удачно, успеха не имел потому, что командир не организовал своевременно разведки, недооценил возможностей противника и поспешно принял решение. Создавшиеся преимущества для батальона нужно было подкрепить умелым тактическим замыслом, основанным на данных разведки.
Без сомнения, главным условием успешного манёвра в глубине обороны немцев является отлично организованная разведка. Она должна действовать непрерывно как перед фронтом противника, так и на его флангах и в тылу. Боем и наблюдением необходимо устанавливать численность гарнизонов вражеских опорных пунктов, выявлять в обороне уязвимые места.
Располагая данными о противнике, командир всегда сумеет перед боем определить, какой вид манёвра нужно применить для захвата того или иного пункта. Подтвердим это положение примером из опыта боёв. Успешно совершив прорыв вражеской обороны и углубившись в неё на несколько километров, батальон капитана Богомольного подошёл к населённому пункту, расположенному на выгодном рубеже. Немцы превратили его в мощный пункт обороны и, опираясь на него, закрывали наступающим выход к важной дороге. Задача батальона состояла в том, чтобы возможно быстрее захватить опорный пункт врага и тем самым не только обеспечить себе дальнейшее продвижение вперёд, но и создать соседним батальонам выгодные условия для развития первоначального успеха, достигнутого при прорыве. В решении этой задачи исключительную роль сыграла разведка. Она действовала впереди батальона и ещё до выхода его на исходный рубеж для наступления установила, что основные средства борьбы противник сосредоточил на восточной окраине населённого пункта, а южная сторона его прикрыта лишь небольшим охранением. Таким образом, в обороне противника заблаговременно было выявлено уязвимое место, что дало командиру батальона возможность принять правильное решение и успешно осуществить его.
Не менее важным фактором успешного манёвра является его быстрота и внезапность нападения. Когда командир принял решение, а исполнители его воли получили боевые задачи, успех удара зависит от организованности и подвижности подразделений, от быстроты и дерзости их действий. Время становится в этот период решающим фактором, потому что манёвр достигает цели лишь тогда, когда он совершается быстрее, чем противник сумеет предпринять какие-либо контрмеры.
"На войне одна минута решает бой", - говорил Суворов. Частям и подразделениям, совершающим манёвр, следует использовать эту "минуту" с предельным напряжением сил, лишить врага возможности собрать необходимые сведения о наших силах и средствах борьбы, помешать ему разгадать наш замысел. Но если противнику так или иначе удастся обнаружить наши намерения, то быстрое выполнение манёвра в назначенный срок лишит врага времени, необходимого для подготовки к осуществлению контрманёвра.
Быстрота манёвра неразрывно связана с внезапностью нападения. Достигнув рубежа атаки при обходе или охвате, нельзя медлить, а тем более топтаться на месте: то и другое пагубно для подразделения или части. Следует без промедления обрушить на врага всю силу техники и огня, причём особенно сильным должно быть первое огневое воздействию. Что же этим достигается? Во-первых, группировка противника будет раздроблена на части, которые изолируются друг от друга последующими ударами атакующих; во-вторых, враг не успеет разобраться в обстановке, узнать численность нападающих; в-третьих, противник, подвергшийся неожиданному и сильному огневому воздействию, быстро поддаётся панике и теряет способность сопротивления, а такого противника легче будет добивать.
При совершении манёвра всегда нужно помнить, что подразделениям приходится действовать с открытыми флангами, порой в отрыве от своих гласных сил, без локтевой связи с соседями и под постоянной угрозой окружения. В этом, бесспорно, трудность манёвра. Но стоит ли опасаться этого? Безусловно, нет. При малейшей возможности необходимо осуществлять обходы и охваты противника, стремиться окружать и уничтожать его живую силу и технику. Смело принимая решение на манёвр, командир обязан организовать надёжную охрану флангов, вести там постоянную разведку, выставлять заслоны, способные обеспечить завершение манёвра. Вышестоящий начальник всегда должен помогать своим подчинённым огневым воздействием с фронта и резервом для развития достигнутого успеха. Манёвр в современной войне - душа наступательного боя, основа успеха. Он приобретает особое значение в тот период, когда бои идут в глубине обороны противника.

Газета "Красная звезда" № 7 от 8 января 1944 г.

Полковник В. И. ЛЕОНОВ,
подполковник Ф. М ДАВЫДОВ

РАЗВЕДКА В НАСТУПАТЕЛЬНОМ БОЮ
(Примеры из опыта Отечественной войны)

Главная задача наступательного боя - разгром и уничтожение сил врага. Однако непременным условием успешного уничтожения противника является всестороннее изучение его.
Одним из основных видов изучения противника является войсковая разведка.
Организаторами войсковой разведки являются командиры и штабы частей и соединений, которые обязаны веста непрерывную разведку всеми средствами я добывать различными методами данные о противнике.
В наступательном бою разведка должна освещать командованию следующие вопросы о противнике:

Эти задачи выполняются: авиацией, командирским наблюдением, стрелковыми частями (боем), разведывательными подразделениями, всеми средствами разведки специальных родов войск и служб, разведкой средствами связи. Данные разведки дополняются допросом пленных и местных жителей.
По этапам наступательного боя на разведку возлагаются следующие задачи.
При подходе к оборонительной полосе противника:

В период подхода к главному полю боя противника разведка ведётся боем авангардов, дополняется командирским наблюдением и работой наблюдательных пунктов всех родов войск. Кроме того, на главном направлении высылаются разведывательные отряды и подвижные разведывательные партии (моторизованные, конные); на второстепенных направлениях разведка ведётся отдельными разведывательными дозорами.
В ходе наступательного боя разведка должна:

С преодолением тактической глубины разведка должна устанавливать:

Особое внимание уделяется разведке флангов с целью обеспечения действий основной группировки своих войск. в ходе наступательного боя разведывательные задачи выполняются действующими войсками и разведывательными органами посредством организации поисков, засад, а также путём наблюдения. При отсутствии сплошного фронта в тыл противника засылаются мелкие разведывательные партии со средствами радиосвязи для выполнения разведывательно-диверсионных задач, захвата пленных и документов,
В настоящей статье мы хотим показать на конкретных примерах из практики Отечественной войны действия наших разведывательных органов по добыванию разведывательных данных различными методами войсковой разведки в наступлении.

НАБЛЮДЕНИЕ

Наблюдение является одним из методов войсковой разведки, дающих при правильной организации наиболее достоверные сведения о противнике. Наблюдение ведётся непрерывно и обеспечивается правильным размещением наблюдательных пунктов по фронту, в глубину и на флангах.
Наблюдение ведут как специально выделенные наблюдатели, так и командиры. Командирское наблюдение обязательно проводится перед принятием решения на бой командирами всех родов войск под руководством общевойскового командира.
Задачи разведки наблюдением в период наступления должны быть следующие: уточнение начертания переднего края обороны противника, вскрытие ДЗОТ, системы противотанковой обороны, мест наблюдательных пунктов, миномётов, расположенных вблизи переднего края обороны, выяснение, мест и характера оборонительных сооружений, а также изучение поведения противника. Плотность сети наблюдательных пунктов зависит от характера местности, но определяется в среднем, исходя из следующего расчёта:

- штаб армии - 1-2 наблюдательных пункта;
- штаб корпуса - 2 " "
- штаб дивизии - 3 " "
- штаб полка - 2 " "

На главных направлениях наблюдение ведётся штабными офицерами.
Наблюдательный пункт действует в составе 3-5 человек; в период преследования противника или действий в его тылу наблюдательные пункты могут включать в себя и большее количество людей. Наблюдатель должен обладать острым зрением, хорошим слухом, знать тактику врага и уметь по различным признакам определять огневые точки противника, а также его состав, группировку и намерения. Наблюдатель обязан отлично знать карту, уметь читать её и свободно ориентироваться на местности.
Наблюдение ведётся как со специально оборудованных, так и с временных подвижных наблюдательных пунктов; последние применяются главным образом в период преследования противника действий во вражеском тылу. Наблюдатель должен уметь не только обнаружить врага и определить его намерения, но и донести обо всём замеченном вышестоящему командиру или же штабу. Для этого наблюдательные пункты снабжаются средствами связи - телефоном, посыльными, а в период действий в тылу противника или же при большом удалении от своих частей - радиосредствами.
Рассмотрим отдельные примеры действий разведчиков-наблюдателей.

Командирское наблюдение в районе Оловянниково

В течение 28 июля 1943 г. противник, стремясь закрепиться на рубеже Наборный, Карпова, неоднократно переходил в контратаки с целью задержать наступление наших войск.
Для обеспечения правого фланга наших частей от внезапной контратаки противника было организовано непрерывное командирское наблюдение за районом Козинка, Леонтьевка (схема 2).
К исходу дня наблюдатели установили, что в районе Козинка, Леонтьевка сосредоточилось до батальона пехоты и до роты танков противника. О замеченном было доложено командованию, которое приняло контрмеры. Контратака противника, начатая им из этого района в направлении Оловянниково, была успешно отбита с большими для него потерями.
Этот пример показывает, что на важных направлениях и флангах необходимо организовывать командирское наблюдение или же высылать разведывательные партии, обеспечивая их средствами наблюдения и связи.

Наблюдение в районе Мартыновский, Муравчик 28 июля 1943 г.
(схема 3)

Для обеспечения своего отхода противник оставил в деревнях Средний Лог, Муравчик арьергардные части, которые оказывали шорное сопротивление нашим наступающим войскам.
Разведывательным органам была поставлена задача - установить наличие противника в лесу юго-западнее Мартыновский и уточнить систему его обороны севернее деревни Муравчик; в дальнейшем надлежало обеспечивать левый фланг дивизии от возможных контратак противника. Для выполнения этой задачи была выделена разведывательная партия в составе взвода пешей разведки, которому придали сапёров и связистов с радиостанцией и телефонными средствами. Разведывательную партию возглавлял командир взвода младший лейтенант Нифантьев. Задачу разведчикам ставил командир дивизии.
Развернувшись в боевой порядок, разведывательная партия 28 июля 1943 г. в 3 часа дня выступила с исходного положения и начала двигаться в направлении восточной опушки леса, что юго-западнее Мартыновский. В б час. вечера разведчики приблизились к лесу; дозоры донесли, что противника в лесу нет. Заняв оставленный противником блиндаж, командир разведывательной партии организовал разведку в направлениях Мартыновский, безымянные высоты западнее Мартыновский, Ржавчик, Средний Лог.
До наступления темноты разведчики установили, что противник обороняется на рубеже безымянный посёлок северо-восточнее Мартыновский, южные скаты безымянной высоты западнее Мартыновский, восточная опушка леса северо-западнее Ржавчик. Из Муравчик противник отошёл в лес северо-западнее Муравчик, где занял оборону фронтом на восток в направлении деревни Средний Лог. В лесу Мартыновский разведывательная партия обнаружила и разминировала четыре противотанковых манных поля. Обо всём этом разведчики немедленно доносили по радио в штаб. Продвигаясь вперёд, разведывательная партия непрерывно доносила в штаб дивизии данные о противнике. Иногда разведчики корректировали огонь артиллерии. После 7 суток работы данная разведывательная партия была сменена другой такого же состава. Таким образом, разведчики обеспечивали левый фланг дивизии от неожиданных контратак противника.
Умелая организация разведки наблюдением в период наступления и продвижения наших войск обеспечила командованию выполнение боевой задачи. Данные наблюдения всегда оказывались ценными и благодаря наличию хороших средств связи своевременно передавались в штаб дивизии.

ПОИСК

В период наступательных действий наших войск поиски проводятся со следующими задачами: установление направления отхода вражеских частей, захват пленных, разгром штабов, разведка дорог, разведка основных и промежуточных тыловых рубежей.
Успех поиска зависит от тщательности и скрытности его подготовки, от смелости и решительности действий личного состава поисковой группы. Для подготовки к проведению поиска должно отводиться не менее 6-8 час. светлого времени.
Состав поисковой партии, в зависимости от задачи, колеблется от 3-5 человек до усиленной роты. Наиболее целесообразно использовать небольшие поисковые разведывательные партии в составе 10-15 человек. К проведению поиска каждая разведывательная партия должна тщательно готовиться. В первую очередь надо избрать объект поиска. Если готовится наступление на противника, перешедшего к обороне, то объектом поиска может быть огневая точка, жилой блиндаж, полевой караул, часовой; в период отхода противника объектами поиска являются: небольшие группы солдат, автомашины, штабы. Поиски производятся как непосредственно на переднем крае, так и в глубине расположения противника (на удалении до 20-25 км).
Организация поиска возлагается: в полку - на офицера разведки полка, в дивизии - на начальника разведки дивизии. План поиска утверждается командиром части (соединения) после окончательной подготовки поисковой группы к действию.
Подготовка к поиску проводится в строгой тайне и скрытно от противника. Если позволяет время, поисковая партия проводит тренировочные занятия на местности, подобной той, на которой предстоит действовать. Таким образом, отрабатываются: занятие исходного положения, порядок бесшумного движения и переползание к объекту, действия при внезапной встрече с противником, условные знаки и сигналы управления, порядок нападения на объект. Обычно поисковая разведывательная партия разбивается на группы нападения, обеспечения и разграждения. Задачи группы нападения или захвата - непосредственное нападение на объект, захват и эвакуация пленного. Группы обеспечения прикрывают группу захвата от неожиданного нападения противника и обеспечивают её действия по захвату пленного. На группу разграждения возлагается проделывание проходов в проволочном заграждении и в минном поле.
Разведывательная партия действует внезапно, для чего использует складки местности, ночное время и благоприятные метеорологические условия (метель, снегопад, туман). Бойцов из групп захвата и обеспечения вооружают автоматами, пистолетами, кинжалами и гранатами (по 2-3 штуки на человека). Группа разграждения, помимо лёгкого вооружения, имеет ножницы для резки проволоки и миноискатели (или щупы) для обнаружения мин.
Для обеспечения поиска и поддержки его огнём привлекаются пулемёты, миномёты и артиллерийские средства. В период подготовки к поиску командиры поддерживающих огневых средств производят рекогносцировку района предстоящих действий, намечают огневые позиции, заранее определяют, по каким целям в районе объекта вести огонь, и производят пристрелку огневых средств.
Поиск можно проводить как при внезапном коротком огневом налёте, так и без открытия огня. Однако огневые средства при любых условиях должны быть готовы к действию.
Остановимся на некоторых примерах проведения поисков в различной обстановке и в различное время суток.

Ночной поиск в деревне Фёдоровка.12 сентября 1943 г.
(Схема 4)

Противник занимал деревню Фёдоровка; силы его и группировка командованию дивизии были неизвестны.
Разведывательной партии - взводу разведчиков старшего лейтенанта Рябова - 12 сентября приказано было выяснить, какими силами занимает противник деревню Фёдоровка. После подготовки к выполнению боевой задачи и изучения местности разведчики под командованием старшего лейтенанта Рябова, используя лес и высокую траву, ползком преодолели большое расстояние и скрытно вышли к деревне Фёдоровка.
При подходе к лесу старший лейтенант Рябов разбил свою разведывательную партию на четыре группы, поставив каждой из них конкретную задачу, назначил сборное место и установил сигналы сбора групп.
Около деревни Фёдоровка группа старшины Киселёва заметила мотоцикл с тремя немцами. Приблизившись ползком к группе немцев, разведчики без выстрела уничтожили всех трех и, забрав их документы, продолжали выполнять свою задачу по выявлению сил противника и его огневых средств на юго-западной окраине деревни Фёдоровка. Группа сержанта Сабонина скрытно проникла на южную окраину деревни и в одном из крайних домов уничтожила 5 немцев, захватив с собой их документы.
В это время группы сержанта Минникова и старшины Киселёва проникли в деревню с севера и с целью вызвать панику открыли огонь по немцам, расположенным на одной из улиц. В деревне находились танковые части и мотопехота противника. Услышав стрельбу, немцы в панике подорвали 9 своих танков типа "Пантера", а сами бежали. Однако через некоторое время они опомнились и, установив, что наши разведчики действовали незначительными силами, решили выбить их из деревни. Командир разведывательной партии старший лейтенант Рябов принял решение удерживать деревню до подхода наших частей, для чего занял оборону и организованным огнём отбивал атаки немцев, уничтожив при этом до 20 человек. Одного немца удалось захватить в плен. Разведчики удержали деревню Фёдоровка, о чем Рябов сообщил своим подразделениям, которые, выдвинувшись на рубеж этой деревни, оказались в выгодном положении для дальнейшего наступления.
Вывод. В результате тщательно подготовленных, согласованных и решительных действий разведывательная партия выполнила свою непосредственную задачу весьма успешно. Кроме того, отважные разведчики, уничтожив часть гарнизона противника и вызвав панику в его рядах, заняли деревню Фёдоровка и удерживали её вплоть до подхода наших подразделений.

Ночной поиск разведывательной партии в районе Каменка
в ночь на 22 июля 1943 г.

(Схема 5)

В период успешного наступления наших войск на Орёл с наблюдательного пункта, расположенного в районе Каменка, утром 21 июля 1943 г. замечено было оживленное движение противника на переднем крае. Это привлекло к себе внимание нашего командования, предполагавшего в ближайшие дни начать наступление в этом районе.
Разведывательной партии в составе 8 человек было дано задание захватить пленного. До наступления темноты командир разведывательной партии избрал объект нападения - ручной пулемёт в окопе (500 м юго-восточнее Каменка) и разбил свою партию на две группы, чтобы совершить нападение на огневую точку с двух сторон. Объект нападения, пути подхода к нему и план действия групп звали все участники поиска. Весь личный состав изучил район предстоящих действий с наблюдательного пункта.
С наступлением темноты разведчики по-пластунски, бесшумно подползли к объекту и по команде с двух сторон без выстрелов и криков "ура" атаковали огневую точку. В результате нападения был захвачен солдат 531-го пехотного полка, который на допросе показал, что их полк в ночь на 23 июля получил приказ на отход. Таким образом, разведывательная партия своевременно вскрыла намерения противника и без потерь возвратилась в свою часть:
Благодаря тому, что решение противника на отход было своевременно вскрыто, он не смог отойти вне соприкосновения с нашими войсками, которые внезапным ударом отбросили его. При этом противник понёс большие потери.

Действия разведывательной партии в районе Чернозье
в ночь на 26 июля 1943 г.

(Схема 6)

Противник прочно закрепился и оказывал упорное сопротивление продвижению наших войск на рубеже: северные скаты высоты 245,1, северные скаты высоты 238,1. В районе высот 232,7, 245,1 противником был создан опорный пункт.
Разведывательная партия Н-ского соединения получила задачу - установить скопление пехоты в районе восточнее высоты 232,7 и в оврагах южнее Чернозье, а также определить нумерацию частей и огневые позиции артиллерии.
Командир разведывательной партии капитан Лизников выделил из состава партии две нападающие группы (по 9 человек) и три группы обеспечения (по 7 человек). Кроме того, разведывательная партия имела в своём составе 4 сапёра и 6 связистов. Для поддержки действий разведывательной партии ей была придана батарея полковых миномётов и батарея 76-мм орудий.
В ночь на 26 июля разведывательная партия заняла исходное положение на южных скатах высоты 245,1. Правая нападающая группа просочилась через передний край северо-восточнее высоты 245,1, левая - северо-западнее этой высоты. По оврагу южнее Чернозье правая нападающая группа вышла в тыл 75-мм батареи и в рукопашной схватке уничтожила весь расчёт батареи, ошеломлённый внезапным нападением. Левая группа вышла в тыл станкового пулемёта, уничтожила его расчёт и зашла в тыл другой 75-мм батареи, где также уничтожила расчёт одного орудия. Группы обеспечения следовали за нападающими группами на дистанции 100 м.
В процессе выполнения задачи командир разведывательной партии сигналом "зелёная ракета" указывал цели противника № 2, 3, 4, которые были подавлены огнём поддерживающей батареи.
Противник в панике начал беспорядочно отходить в направлении Чернозье. Сообщив об этом в штаб, разведывательная партия продолжала действовать в тылу противника, не теряя с ним соприкосновения.
Разведчикам удалось захватить в плен солдата и трофеи - 4 исправных орудия. Оставив занимавшийся им район, противник отошёл в Чернозье и в лес западнее.
Боевой порядок разведывательной партии соответствовал поставленным перед ней задачам. Хорошее взаимодействие разведчиков с поддерживающими средствами, подавившими на этом участке все вражеские огневые точки, а также выход разведывательных групп в тыл и стремительная атака огневых средств противника создали в его рядах панику и способствовали хорошим результатам разведки. Необходимо отметить правильное решение командира разведывательной партии о выделении групп прикрытия, которые обеспечивали действия захватывающих групп.

Действия разведывательной партии в районе Ясная Поляна
в ночь на 29 августа 1943 г.

(Схема 7)

Разведывательная партия в количестве 12 человек пол командованием лейтенанта Давыдова получила задачу проникнуть в населённый пункт Ясная Поляна, разгромить штаб вражеского батальона и захватить документы.
Лейтенант Давыдов принял следующий план действия:

  1. Обойти опорный пункт Степуха с востока и перехватать пути подхода к Ясной Поляне.
  2. Нарушить связь между штабом батальона и его подразделениями, чтобы при реализации намеченной операций противник был лишён возможности вызвать помощь.

В ночь на 29 августа разведывательная партия выдвинулась на северную опушку рощи, 300 м юго-восточнее Степуха. Противник вёл сильный пулемётный огонь с высоты 221,7 (500 м северо-западнее Степуха).
По-пластунски преодолев зону обстрела, разведывательная партия незаметно для противника вышла в район расположения штаба батальона. Приняв боевой порядок, разведчики изготовились к действиям.
Сержант Пилюша должен был снять часового, - охранявшего штаб батальона. Разведчики Устименко, Меньшиков и Судьев имели задачу напасть на штаб. Все следили за действиями Пилюши, который пополз к часовому. Добравшись до часового, разведчик ловким ударом ножа убил его.
Разведчики Меньшиков и Судьев ворвались в дом, ведя огонь из автоматов.
Большинство находившихся в доме вражеских офицеров были истреблены, а двое захвачены в плен. Захватив документы, две радиостанции, а также легковую и грузовую машины, отважные разведчики заняли оборону на северной окраине Ясная Поляна, сообщив о выполнении поставленной задачи сигналом "две красные ракеты". После короткого боя стрелковые подразделения вошли в Ясную Поляну.
Этот пример наглядно показывает, что, когда противник во время действий разведки ведёт стрельбу, это ещё не значит, что разведка обнаружена.
В данном случае, успешное выполнение боевой задачи было достигнуто главным образом благодаря правильному распределению сил и средств.

Действия разведывательной партии в районе Ниж. Муханово 31 июля 1943 г.
(Схема 8)

26 июля 1943 г. противник отошёл на промежуточный рубеж р. Кромы, имея опорный пункт в Ниж. Муханово, где оказывал упорное сопротивление продвижению наших войск. Перед разведывательными органами была поставлена задача - путём захвата "языка" вскрыть группировку и намерения противника на данном рубеже. С этой целью из разведывательной роты дивизии выделили разведывательную партию в составе 18 человек под командой старшего сержанта Вашинкова.
В ночь с 28 на 29 июля старший лейтенант Безденежных, на которого было возложено руководство операцией, в порядке подготовки к поиску ползком выдвинулся с двумя разведчиками в огороды Ниж. Муханово и до 30 июля вёл наблюдение. Удалось установить, что противник после завтрака отдыхает в приспособленном блиндаже, оставляя для охраны у пулемётов по одному дежурному, которые несут свою службу небрежно. Подступы к переднему краю были скрыты посевами огородных культур.
Старший лейтенант Безденежных решил организовать захват пленных днём. В ночь на 31 июля разведчики ползком продвинулись через передний край противника (на глубину 25-30 м) и замаскировались в воронках от снарядов. В 8 час. солдаты противника закончили завтрак и расположились на отдых. Ефрейтор Лысиков скрытно подполз к часовому и ножевым ударом уничтожил его: Бесшумно ворвавшись в блиндаж, разведывательная партия ножами уничтожила 16 спящих немцев, а одного - ефрейтора 5-й роты 478-го пехотного полка - захватила в плен. Выполнив задачу, разведчики без потерь возвратились в свою часть.
Тщательное изучение района предстоящих действий и особенно поведения противника в различное время суток дало возможность правильно избрать время действий. Успеху операции способствовало умение разведчиков хорошо маскироваться и действовать холодным оружием.

Поиск в районе Борисовка

Разведывательная партия в количестве 12 человек под командованием капитана Родионова получила задачу - установить наличие противника в районе Борисовка. Используя складки местности, разведывательная партия скрытно подошла к юго-западной окраине Борисовка параллельно с отступающими арьергардными частями противника. На южной окраине Борисовка разведчики обнаружили миномётную батарею противника, которая вела огонь по нашим подразделениям.
Капитан Родионов принял решение уничтожить эту миномётную батарею и захватить пленного.
Для выполнения этой задачи каштан Родионов разбил разведывательную партию на две группы: группу нападения в количестве 7 человек (в этой группе были персонально назначены два разведчика, которым надлежало захватить пленного) и группу прикрытия в составе 4 человек.
Группа нападения, используя изгороди и огородные растения, подползла к миномётной батарее на расстояние 10-20 м и дерзким, решительным броском, предварительно бросив три гранаты, ворвалась на миномётные позиции. В результате рукопашной схватки было уничтожено 14 солдат противника и один солдат захвачен в плен.
По выполнении задачи разведчики, маскируясь огородными растениями и кустарником, отошли в расположение своих частей, не имея потерь.
Капитан Родионов принял правильное решение уничтожить миномётную батарею, препятствовавшую своим огнём продвижению наших подразделений. Действия разведывательной партии были умелыми и инициативными.

Действия разведывательной партии в районе Павловка 21 сентября 1943 г.

21 сентября 1943 г. при подходе наших наступающих частей к населённому пункту Павловка командование дивизии не располагало достаточными данными о силе и группировке противника, действующего в районе Павловка.
Для разведки противника и населённом пункте Павловка была выделена разведывательная партия в составе 10 человек под командой лейтенанта Полункова.
Используя местность, поросшую кустарником и огородными растениями, разведывательная партия 21 сентября в 15 час. скрытно подошла к южной окраине Павловка, где наблюдением обнаружила в двух крайних домах группу румынских солдат. Лейтенант Полунков после тщательного изучения местности и подходов к домам решил атаковать находящихся там солдат и захватить их в плен. Для выполнения этой задачи разведчики были разделены на две группы: группу захвата в составе 7 человек под командой лейтенанта Полункова и группу обеспечения в составе 4 человек.
Группа захвата, не будучи обнаруженной противником, подползла к дому, где находились румынские солдаты, в то время как группа обеспечения, замаскировавшись, вела наблюдение, имея задачей отрезать подход отдельных вражеских групп.
Окружив два домика, группа захвата забросала их ручными гранатами, а затем решительно атаковала. В результате внезапных и дерзких действий наши разведчики уничтожили 10 солдат и захватили в плен; одного офицера и 9 солдат.
Разведывательная партия выполнила свою задачу, не понеся никаких потерь. Пленные, доставленные в расположение наших частей, дали важные сведения о противнике, находящемся в районе населённого пункта Павловка.

Действия разведывательной партии
с преодолением водной преграды р. Днепр 28 сентября 1943 г.

(Схема 9)

Отходящие части немцев перешли к обороне по южному берегу р. Днепр, имея боевое охранение на острове с отм. 63,0.
С целью установления группировки и нумерации обороняющихся частей противника разведывательной партии лейтенанта Венжега в составе 12 человек была поставлена задача - захватить контрольного пленного на острове с отм. 63,0.
Начало действий разведки было назначено на 8 час. Вечера 27 сентября 1943 г. Закончиться она должна была в 3 часа утра 28 сентября.
На вооружении разведывательной партии имелись автоматы, гранаты и один ручной пулемёт. На подготовку к выполнению поставленной задачи разведчикам отводилось 6 час. светлого времени.
В течение 6 час. разведывательная партия провела разведку реки, исходного положения, мест посадки в лодки, а также наметала места высадки на острове.
27 сентября в 8 час. вечера разведывательная партия на двух рыбацких лодках переправилась через р. Днепр и незамеченной произвела высадку на острове; один разведывательный дозор в составе 6 человек высадился в северо-западной оконечности острова, второй в таком же составе - в юго-восточной оконечности его. В результате смелых, решительных и согласованных действий с тыла боевое охранение противника на острове было полностью уничтожено; одного солдата разведчики захватили в плен.
Таким образом, захватив остров, разведывательная партия произвела разведку южного берега р. Днепр и 28 сентября к 3 час. утра доставила пленного в своё расположение, доложив одновременно о выполнении поставленной задачи.
При помощи разведывательных данных и посредством допроса пленного была вскрыта группировка противника и характер его обороны, что дало возможность нашим передовым частям скрытно переправиться через р. Днепр и захватить плацдарм на южном его берегу.
В бою разведчики захватили 2 ручных пулемёта, 5 автоматов и несколько винтовок. Убито было 15 солдат и офицеров противника. Захвачен в плен один солдат.
Вывод. Умело проведённая предварительная разведка р. Днепр, мест посадки и высадки, а также согласованность действий разведывательных групп обеспечили выполнение поставленной задачи.

Поиск на бронетранспортёрах 23 августа 1943 г.

Нашим наступавшим частям требовались подробные данные о противнике, занимавшем деревню Степановка. Для уточнения силы противника командование дивизии поставило перед разведчиками задачу - захватить "языка" в районе Степановка.
Разведывательная партия должна была действовать в составе 12 человек, посаженных на два бронетранспортёра. Уяснив задачу и изучив пути подхода к объекту, командир разведывательной партии гвардии лейтенант Медведев выступил на выполнение задачи.
Двигаясь по балкам и быстро пересекая открытую местность, разведывательная партия, не замеченная противником, 23 августа 1943 г. к 151 час. достигла района Степановка. При подходе к деревне Степановка разведчики заметили в лощине на огневой позиции орудие противника с расчётом и тягачом. Не теряя времени, командир разведывательной партии с хода открыл из крупнокалиберного пулемёта огонь и атаковал это орудие. Неожиданный огонь привёл противника в замешательство, и орудийный расчёт не успел оказать сопротивления. Трое вражеских солдат были убиты, а двое пытались скрыться на тягаче, однако тягач противника, подбитый огнём с другого бронетранспортёра, остановился. Соскочив с бронетранспортёра, разведчики захватили в плен пытавшихся бежать фельдфебеля и солдата.
Благодаря смелым, решительным и внезапным действиям разведывательная партия добилась отличных результатов.

Действия разведывательной группы в районе Голенки
(Схема 10)

Противник отступал в направлении Дентовка, Голенки и далее на юго-запад. Разведывательной группе была поставлена задача - организовать засаду у переправы (1 км восточнее Голенки), захватить пленных и не дать противнику возможности взорвать переправу.
Разведывательная группа под командованием капитана Кончуренко должна была действовать в составе 18 человек на автомашине; группе были приданы три танка Т-70.
Выполняя поставленную задачу, разведчики наблюдением, установили большое скопление обозов, артиллерии и автомашин противника у переправы восточнее Голенки.
Экипажи танков и группа разведчиков, выйдя в район мельницы, открыли огонь по скопившемуся противнику. Противник начал отходить, но, установив, что с нашей стороны действуют небольшие силы, стал обходить их с севера и юга пехотой, а также обстреливать артиллерийским огнём.
Для того чтобы не дать противнику возможности обойти разведывательную группу, капитан Кончуренко решил немедленно атаковать его первым. При поддержке танков разведчики ворвались на переправу и своим огнём обратили противника в паническое бегство.
В результате боя разведывательной группой было захвачено 25 автомашин, 4 орудия, 30 ручных пулемётов, 10 лёгких миномётов, 8 велосипедов, 10 мотоциклов, 30 лошадей. Уничтожено более 60 солдат противника, захвачены пленные и документы 327-й пехотной дивизии.
Сначала разведывательная группа действовала нерешительно. Вместо того чтобы сразу ворваться на переправу, она, выйдя в район мельницы, открыла огонь, чем и обнаружила себя. Однако в дальнейшем командир принял правильное решение: он смело атаковал превосходящего в силах противника, нанёс ему большие потери и захватил переправу.
Вывод. В разведке медлить нельзя. Командир должен молниеносно оценивать обстановку и принимать решение. В разведке нужны смелость, дерзость и быстрота действий.

Действия мотоциклетной разведывательной группы в районе Княгино

Наступающие части Н-ского соединения подходили к опорному пункту противника Княгино и накапливались для атаки его.
Разведывательная группа мотоциклистов, имела задачу - ворваться в Княгино, выяснить группировку противника, вызвать панику в его рядах и захватить пленных.
Несмотря на сильный вражеский артиллерийско-миномётный огонь, разведывательная группа на большой скорости ворвалась в Княгино. Дерзкими и быстрыми действиями мотоциклисты деморализовали противника, который в панике стал беспорядочно отходить, и захватили штабные документы и пленных.
Вывод. Задача была выполнена вследствие умелого использования группой своих подвижных средств и всей мощи огня, а также благодаря решительным действиям разведчиков.

Действия мотоциклетной разведывательной группы в районе Глинки

На основе показаний пленных, захваченных стрелковыми дивизиями, было выяснено, что в районе Михайловский, Глинки сосредоточены танки противника и его самоходные орудия типа "Фердинанд". Противник продолжал отход на следующий промежуточный рубеж обороны. Разведывательным группам Н-ского отдельного мотоциклетного батальона и отдельного бронеавтомобильного батальона приказано было проверить данные о наличии танков и самоходных орудий противника в районе Глинки.
Разведывательная группа отдельного мотоциклетного батальона действовала из района Михайловский, а разведывательная группа бронеавтобатальона - из района Ивой. На полном ходу группа мотоциклетного батальона ворвалась в Михайловский, захватила пленных, оперативные документы и продолжала действовать в направлении Глинки. На полпути к Глинки разведчики встретили взвод вражеских мотоциклистов, которых уничтожили огнём, захватив при этом ценные документы. Одновременно разведывательная группа бронеавтобатальона ворвалась в Ивни, выбила противника оттуда и продолжала вести разведку в направлении Глинки.
Не доезжая Глинки, разведывательные группы обнаружили 4-танка противника, 2 из которых оказались типа "Тигр". Немецкие танки атаковали наших разведчиков, которые приняли бой, а затем, прикрываясь приданными им двумя противотанковыми батареями и танками бронеавтобатальона, отошли на западную окраину Михайловский. Во время боя был подбит один вражеский танк.
Выполнив поставленные перед ними задачи, разведчики возвратились в свою часть.
Этот пример показывает, что разведывательные группы должны быть достаточно сильными для того, чтобы успешно вести бой с мелкими группами мотомеханизированных войск противника. В данном случае, вступив в бой с противником, группы подтвердили сведения пешей разведки о наличии в этом районе танков типа "Тигр" и самоходных орудий типа "Фердинанд". То обстоятельство, что разведывательные группы своевременно отошли, не понеся потерь, свидетельствует о хорошей организации взаимодействия и связи их с поддерживающими средствами усиления.

Действия разведывательного дозора в боевых порядках противника

Ведя разведку в Направлении деревни Красная Ягода, разведывательная группа выделила из своего состава разведывательный дозор на автотранснортёре. На подступах к населённому пункту дозор, которым руководил старший сержант Хоменко, подвергся сильному огневому налёту. Для того чтобы уйти из-под обстрела, Хоменко решил вклиниться в расположение противника. На полном ходу дозор вклинился в боевые порядки противника, уничтожил своим огнём несколько немецких солдат и без потерь возвратился в группу, доставив ценные данные.
Однако подобные действия разведывательного дозора нельзя признать правильными. В данном случае противник был деморализован, и поэтому дозору удалось благополучно ускользнуть от него. Слабому же дозору ввязываться в бой с крупными силами противника не следует, так как в результате боя дозор может понести ненужные потери, не выполнив задачи, или быть захваченным в плен. Задача разведывательного дозора - следить за направлением отхода противника, за группировкой его частей, уничтожать и захватывать в плен мелкие партии и одиночных людей противника.

Действия разведывательного дозора в составе взвода

Разведывательному отряду силой до двух рот приказано было уничтожить слабое прикрытие противника и, преследуя его арьергарды, установить направление отхода глазных сил и характер следующего оборонительного рубежа. Для выполнения этой задачи разведывательный отряд принял следующий боевой порядок: вперёд был выслан дозор в составе разведывательного взвода, который в свою очередь выслал от себя вперёд, вправо и влево дозоры численностью в 3-5 человек каждый.
Двинувшись с наступлением темноты в направлении Лизино, разведывательные дозоры установили, что восточную окраину Лизино занимает до взвода вражеских автоматчиков с четырьмя станковыми пулемётами; кроме того, правый дозор донёс, что противника в Лизино можно обойти справа по проходимому болоту. Разведывательный отряд произвёл этот обход и атаковал противника.
Противник, не ожидавший появления наших войск из этих районов, впал в панику. В результате боя Лизино было полностью очищено от врага.
В данном случае разведывательный отряд был обязан успешными действиями своим дозорам, которые своевременно обнаружили противника и нашли путь обхода его. Продолжая преследование, отряд на плечах противника ворвался ещё в три населённых пункта и овладел ими.

Действия разведывательного дозора от разведывательной партии

Действуя в западном направлении, разведывательный дозор в составе отделения получил задачу установить наличие переправ через р, Днепр в районе западнее Новоселки.
Ночью дозор скрытно подошёл к деревне и, вызвав местную жительницу, выяснил, что переправа через р. Днепр имеется и что в данное время там сосредоточен обоз и до роты пехоты противника, которые переправляются на западный берег. Отправив донесение в ядро разведывательной партии и отыскав скрытые подступы к переправе, дозор подошёл к ней вплотную и внезапно открыл сильный огонь из автоматов. Не имея представления о наших силах, противник в панике начал отходить вдоль берега на север, потеряв при этом 12 человек убитыми. Дозор, захватив в план легко раненого немца, возвратился к разведывательной партии, выполнив задачу.
Успех действий дозора объясняется тем, что он использовал показания местных жителей, принял правильное и самостоятельное решение на атаку, смело и внезапно атаковал противника.

ЗАСАДА

Засада - это скрытное и тщательно замаскированное расположение небольшого отряда или группы на вероятных путях движения противника с целью нападения на него.
Разведывательные органы организуют засады для:

В наступательном бою засады организуются стрелковыми и разведывательными подразделениями в глубине боевых порядков противника, на путях отхода его частей или на путях подхода его резервов с целью нарушения планомерного отхода противника или подтягивания им резервов, выявления его намерений и манёвра, захвата пленных.
Засады, по сравнению с другими методами войсковой разведки, имеют ряд преимуществ, которые заключаются в следующем:

Количество участников засады определяется задачей, характером местности и временем суток; засада может действовать в составе от разведывательной партии (а 10-15 чел.) до усиленной роты.
Место расположения засады должно удовлетворять требованиям маскировки и иметь скрытые подступы, обеспечивающие разведчикам внезапность действий и беспрепятственный отход. Успех засады обеспечивается скрытностью, выдержкой личного состава, внезапностью и дерзостью действий.
Непосредственным организатором засад является офицер разведки полка (начальник разведки дивизии); он же составляет детальный план организации засады, который утверждается начальником штаба полка (дивизии). В плане указываются:

Движение разведывательного органа к месту засады совершается по скрытым подступам, причём разведчики принимают меры непосредственного охранения. Для выхода к месту засады, находящемуся в тылу врага, используются разрывы между его боевыми порядками. Выход во вражеский тыл лучше всего совершать ночью, в период затишья между боями. При обнаружении противника командир разведывательного органа должен стремиться, не ввязываясь с ним в бой, изменить направление и продолжать движение в намеченный район.
Боевой порядок засады включает наблюдателей, группы нападения, захвата, обеспечения и непосредственное охранение. По выполнении задачи разведывательный орган отходит в своё расположение или может находиться в засаде до подхода наших частей.
Ниже мы приводим примеры действий засад в наступательном бою.

Действия разведывательной партии в районе Покровка, Шипы
20 июля 1943 г.

(Схема 11)

В течение 20 июля 1943 г. части 6-й и 19-й танковых дивизий немцев, прикрываясь арьергардами, отходили в южном направлении.
Разведывательной партии в составе 22 человек под командованием старшего сержанта Кононенко была поставлена задача - установить, занимает ли противник (и какими силами) Покровка, Шипы, а также захватить пленного.
Проведя предварительную рекогносцировку и составив план действий, старший сержант Кононенко решил вести разведку в трёх направлениях:

С наступлением темноты разведывательная партия приступила к выполнению поставленной задачи согласно разработанному плану. Разведывательные дозоры № 1 и 2, подойдя к Покровка, установили, что она противником не занята. Выполняя план разведки, группы продолжали движение к Шипы. В это время разведывательный дозор № 3 вышел к стыку дорог южнее Покровка и организовал засаду. Разведывательные дозоры № 1 и 2 установили, что Шипы обороняет до роты вражеской пехоты.
На рассвете разведчики, находившиеся в засаде, заметили движение автомашины по дороге из Шахова на Шипы. Подпустив машину к расположению засады, они без единого выстрела остановили её и захватили в плен шофёра, который показал, что он принадлежит к 6-й роте 74-го мотополка 19-й танковой дивизии. Пленный шофёр вместе с автомашиной был доставлен в часть.
Вывод. Благодаря предварительно проведенной разведке и хорошо продуманному плану действий поставленная задача была выполнена успешно.
Успеху операции способствовало умелое сочетание действий подвижных разведывательных групп с засадой на предполагаемых путях движения противника.

Действия разведывательной партии в районе Прокоповка
(Схема 12)

Противник под воздействием наших войск отходил в западном направлении, оказывая на отдельных рубежах сильное сопротивление огнём и контратаками.
Разведывательная партия в составе четырёх человек под командой старшего сержанта Бенедиктова получила задачу - проникнуть в район Прокоповка и захватить пленного с целью установить силы противника в этом районе и его дальнейшие намерения. Изучив маршрут движения, разведчики под покровом темноты незаметно просочились через передний край обороны противника и вышли на восточную окраину Прокоповка, где и замаскировались. Утром, пропустив мимо себя колонну вражеских танков, следовавшую к переднему краю, разведчики заметили, что по дороге из Прокоповка к высоте 153,2 едет мотоциклист; - они бесшумно напали на него и захватили в плен, после чего замаскировались в лесу северо-восточнее Прокоповка, где и оставались до подхода своих частей. Захваченный пленный оказался связным 12-й танковой дивизии. При нём были найдены ценные документы о боевом и численном составе дивизии. На допросе пленный дал важные сведения, в частности раскрыл намерения противника.
Группа совершенно правильно избрала объект нападения, однако отсутствие средств связи не позволило ей своевременно сообщить в штаб о движении танков из глубины к переднему краю обороны противника.

Действия разведывательного дозора в районе Красный Пахарь
(засада)

Разведывательный дозор в составе отделения имел задачу разведать рощу восточнее Красный Пахарь. Достигнув рощи, разведчики не обнаружили в ней противника, о чём доложили командиру разведывательного взвода, двигавшемуся сзади в направлении рощи. Выйдя на дорогу, проходившую вдоль северной опушки рощи, правые, дозорные заметили на ней группу солдат противника в количестве 14 человек, которые двигались в западном направлении без мер охранения. Командир дозора гвардии старшина Миронов решил организовать засаду с задачей уничтожить противника. Разведывательный дозор, быстро расположившись в засаде, при подходе вражеской группы открыл по ней огонь из автоматов, а затем, пользуясь темнотой, атаковал её. В результате боя десять немцев были уничтожены, а четверо захвачены в плен. Конвоируя пленных, дозор присоединился к подошедшему разведывательному взводу.
Успех действия дозора объясняется тем, что у противника отсутствовало охранение, а командир дозора, оценив обстановку, правильно выбрал метод действий.

РАЗВЕДКА БОЕМ

До начала прорыва тактической глубины обороны противника разведка боем даёт очень ценные и наиболее полные данные о противнике.
Разведка боем ведётся разведывательными отрядами. Разведывательные подразделения участвуют в бою, выполняя лишь специальные задачи (захват пленных, изъятие документов у убитых солдат и офицеров противника, сбор трофейного оружия). Разведывательный отряд может действовать в составе от стрелкового взвода до стрелкового батальона, усиленного артиллерией, миномётами и танками. В некоторых случаях разведку боем ведёт и стрелковый полк.
Разведку боем могут проводить также специальные подвижные отряды в составе до взвода автоматчиков, 2-3 бронемашин и 1-2 орудий противотанковой обороны. Такие разведывательные отряды выбрасываются в тыл противника. Разведка боем при организации наступления на противника, заранее перешедшего к обороне, имеет целью вскрыть его главную полосу обороны, а в ходе наступления установить заранее подготовленные промежуточные рубежи в глубине его обороны. Для разведки боем выбираются наиболее важные объекты атаки на главном направлении действия наших частей (соединений).
Подготовка и проведение операции должны производиться скрытно, с учётом того, что успех действий определяется внезапностью их. Противник должен быть убеждён в том, что проводится не демонстрация, а настоящее наступление; только при этом условия он обнаружит свою огневую систему. Задача каждого боя, проводимого в интересах разведки, определяется обстановкой. Бой в этом случае является средством получения разведывательных сведений и захвата пленных.
В период проведения разведки боем должна действовать хорошо организованная сеть наблюдательных пунктов. Разведку боем организуют: при действии разведывательных отрядов в состава стрелкового взвода - командир батальона; при действия в составе роты - командир полка; при действии в составе батальона - командир дивизии. План боя составляется оперативным отделением штаба совместно с начальником разведки и утверждается командиром части (соединения).
Ниже мы приводим примеры разведки боем.

Разведка боем разведывательной ротой в районе высоты 211,0
3 сентября 1943 г.

(Схема 13)

Противник, занимая заранее подготовленный рубеж обороны, проходящий по высоте 211,0, северной опушке леса, Спартасы, сдерживал организованным огнём всех видов дальнейшее продвижение наших наступающих частей.
Разведывательной роте капитана Бацина была поставлена задача - выяснить, какими силами противник обороняет лес, установить огневые позиции артиллерии и миномётов и захватить пленных.
Действия должны были начаться 3 сентября в 6 час. вечера, а закончиться в 12 час. ночи. Уяснив задачу, капитан Бацин установил непрерывное наблюдение за районом действий.
С личным составом роты были проведены занятия, на которых разведчики тренировались в бесшумном переползании ночью и во взаимодействии. Собрав все данные наблюдения, командир роты принял решение действовать тремя группами со следующими задачами:

Командиры взводов (младший лейтенант Гаврилов, старший сержант Чикуров) и командиры отделений на местности получили задачи, а также ориентиры для ночного движения и сообщили их рядовому и сержантскому составу. 3 сентября в 6 час. вечера рота незамеченной прошла передний край обороны противника и сосредоточилась в лесу. После сосредоточения роты командиру взвода младшему лейтенанту Гаврилову была поставлена задача - двигаясь в направлении северной опушки леса, установить районы артиллерийских и миномётных батарей.
Действуя в указанном направления, головной дозор взвода младшего лейтенанта Гаврилова обнаружил миномёт и 75-мм пушку на огневой позиции; кроме того, разведчики заметили на расстоянии 100 м от опушки леса 5 блиндажей противника. Оценив обстановку и учтя своё выгодное по отношению к противнику положение, младший лейтенант Гаврилов принял следующее решение: отделением Гасникова зайти противнику в тыл и атаковать расчёт миномёта и пушки, самому же с остальным составом взвода выдвинуться на опушку леса и поддержать атаку отделения огнём, а выходы из блиндажей взять под обстрел. Сведения об обстановке и своё решение командир взвода Гаврилов доложил командиру роты. Фрицы, расположившись в лесу, явно не ожидали появления наших разведчиков с тыла.
Отделение под командованием Гасникова, подойдя к расчётам пушки и миномёта на близкое расстояние, внезапным огнём из автоматов уничтожило оба расчёта. К этому времени капитан Бацин с ядром роты вышел в район блиндажей противника. Завязался бой, в результате которого около 30 солдат и офицеров противника были уничтожены. Кроме того, разведчики уничтожили 5 блиндажей, захватили в плен солдата и обер-ефрейтора и добыли трофеи: шесть ручных пулемётов, 75-мм пушку, миномёт и радиостанцию:
Энергичные. действия роты обеспечили успешное продвижение наших наступающих частей.

Разведка боем в районе высоты 230,2
(Схема 14)

После боя за Карачев противник, отойдя на новый, заранее подготовленный рубеж обороны и используя господствующее положение местности, оказывал упорное огневое сопротивление, сдерживая этим продвижение наших войск.
Наблюдением и радиоподслушиванием отмечалась перегруппировка немецких частей на переднем крае. Хорошо организованная оборонительная система противника в сочетании с выгодным для него характером местности и большой плотностью автоматического и миномётного огня сильно затрудняла действия наших разведывательных партий по захвату пленных.
Командир дивизии решил провести разведку боем с целью уточнить характер обороны противника, начертание его переднего края я систему оборонительных сооружений, а также захватить пленных.
Командир дивизии, лично проведя рекогносцировку местности, приказал командиру стрелкового полка полковнику Абакумову (на участке которого решено было провести разведку баем) приступить к детальному изучению поведения противника в районе высоты 230,2 и начать подготовку к проведению разведки.
После двухдневного изучения противника посредством командирского наблюдения и подслушивания у переднего края командир полка принял следующее решение:

Командирское наблюдение вести с наблюдательных пунктов командиров рот, батальонов и с наблюдательного пункта полка. Действия противника наносить на схему. Командирам взводов & командиру действующей роты определить характер оборонительных сооружений на переднем крае и по возможности в глубине. Связь установить телефонную, пешими связными и ракетами, Командный пункт расположить в районе наблюдательного пункт командира артиллерии, полковой наблюдательный пункт - в кустах восточнее исходного положения стрелковой роты.
5 сентября 1943 г. рота и разведывательная партия заняли исходное положение и после 5-минутного артиллерийского налёта перешла в наступление.
Противник сосредоточил всё своё внимание на районе наступления стрелковой роты, чем воспользовался командир разведывательной партии лейтенант Ефимкин. Взорвав проволочные заграждения, разведывательная партия молниеносно ворвалась во вражеские окопы и захватила двух немцев в плен; остальные немцы в панике разбежались. Дав сигнал "задача выполнена", разведчики без потерь возвратились в свои траншеи.
На допросе пленные подтвердили предполагавшуюся перегруппировку и характер обороны противника.
Вывод. Успеху разведывательной операции способствовали хорошая предварительная подготовка, а также умение командира, правильно оценив ход боевых действий, определить и использовать слабые места противника. Лейтенант Ефимкин, проявив инициативу, своевременно, смело и решительно атаковал противника и по существу выполнил своей разведывательной партией задачу разведывательного отряда.

Действия разведывательного отряда в районе Путивль
(Схема 15)

Противник, отходя в направлении Путивль, организовал на подступах к городу оборону. Предполагалось, что противник обороняется силой до пехотного полка, дивизиона артиллерии и батареи самоходных орудий.
Разведывательному отряду под командованием капитана Лещева в составе стрелковой роты, взвода разведчиков, взвода 45-мм орудий и четырёх танков приказано было произвести разведку боем на рубеже Бабин, Овечкин и установить силы и принадлежность частей противника. Одновременно с этим в задачу разведывательного отряда входило прорваться через оборону противника и захватить переправы южнее Путивль.
Командир разведывательного отряда решил, следуя по дороге Калашников, Путивль, обойти противника, находящегося в Овечкин, с запада и востока в тыл и атаковать его с юго-запада и с юго-востока. Для оковывания противника с фронта по дороге надлежало пустить танки, усилив их небольшим прикрытием. Решительными действиями всего отряда противник был сбит с занимаемого рубежа и начал отход на Путивль, потеряв при этом 150 солдат убитыми и ранеными и одну самоходную пушку.
Продолжая преследование, разведывательный отряд обошёл противника, захватил переправы через р. Сейм и атаковал его с тыла. В результате короткого боя противник потерял ещё 3 автомашины, 50 солдат убитыми и 25 пленными, остальные были рассеяны.
Решения командира в течение всей операции были совершенно правильными. Обход противника с флангов и атака его с тыла дают наиболее эффективные результаты. Все разведывательные отряды должны постоянно стремиться к тому, чтобы окружать и атаковывать противника с самого неожиданного для него направления.

Действия конного разведывательного отряда в районе Яновка
(Схема 16)

Противник, обороняя Яновка, имел задачей обеспечить подход резервов по шоссе Киев-Чернигов и не допустить выхода наших войск к р. Десна в районе Шестовичи.
Разведывательный отряд в составе кавалерийского эскадрона, отделения сапёров, батареи орудий полковой артиллерии, четырёх ручных пулемётов и одной радиостанции получил задачу: разведать Яновка как опорный пункт, овладеть им и выйти к переправе через р. Десна в районе Шестовичи. В задачу входил также захват пленных.
Уяснив задачу, командир разведывательного отряда вечером 17 августа выступил с походного положения. Вперёд был выслан конный дозор. Будучи незамечен противником, разведывательный отряд достиг восточной окраины Яновка, где установил систему вражеской обороны; полученные данные он сообщил в штаб.
Для дальнейшего выполнения задачи командир разведывательного отряда решил действовать тремя группами - двумя с флангов и одной с фронта.
Несмотря на сопротивление противника, отдельные автоматчики разведывательного отряда просочились к Яновка с тыла и фланга, создав тем самым видимость окружения. Остальные группы решительно атаковали противника с фронта и выбили его из Яновка.
В бою было уничтожено 90 солдат и офицеров противника, подбито 6 автомашин, захвачено 30 пленных. При проведении операции разведчики подбили два самолёта Ю-88. Сообщив в штаб все имеющиеся данные о противнике и эвакуировав пленных, разведывательный отряд продолжал успешные действия и вышел к переправе через р. Десна в районе Шестовичи.
Вывод. Операция прошла успешно благодаря тому, что командир разведывательного отряда принял правильное решение атаковать противника с флангов и с фронта. Это обеспечило успех всех дальнейших действий по овладению опорным пунктом. Однако в подобной обстановке данную задачу можно было бы решить проще, не разбивая отряд на мелкие группы, а именно: сковать противника имеющимися огневыми средствами с фронта, а остальными силами обойти пункт и ударить всей массой с тыла. Если бы обходные пути позволили осуществить движение с лошадьми, то конная атака с тыла дала бы ещё более эффективные результаты.

Действия разведывательного отряда в районе Кремль
10-12 августа 1943 г.

(Схема 17)

Противник поспешно отходил в западном направлении. Для преследования его был выделен разведывательный отряд в составе стрелковой роты, который получил задачу перехватить единственную лесную дорогу в 1,5 км) западнее Маговка, заминировать её и создать панику в рядах противника.
Преодолевая трудности движения по болотистой местности, разведывательный отряд к рассвету 11 августа, незаметно для противника, вышел на северо-восточную опушку леса в 2 км западнее деревни Кремль. Далее отряд двигался лесом & юго-западном направлении к перекрёстку просек в 1,5 км западнее Маговка. В лесу разведчики встретили жителя деревни Кремль, скрывающегося от немцев; он рассказал о наличии большого обоза противника у перекрёстка просек и повёл разведывательный отряд к нему. Командир отряда принял решение атаковать обоз противника и заминировать дорогу.
Немцы, ошеломлённые внезапной атакой, подняли беспорядочную стрельбу, но через некоторое время опомнились и, сгруппировав свои силы, начали обходить отряд. В это время часть отряда под командованием капитана Чирикало смело ворвалась в гущу немцев и начала уничтожать их гранатами и огнём из автоматов.
В этот период группа сапёров заминировала дорогу, идущую из Маговка на запад. Вскоре на дороге подорвались 2 автомашины с пехотой и 2 самоходные пушки, которые ранее вели огонь по разведчикам. Между тем отряд отошёл в глубь леса и занял круговую оборону. С наступлением темноты разведчики начали отходить к своим частям.
В результате проведенной операции разведывательный отряд уничтожил около 60 немцев, 35 лошадей, подорвал на минах 2 автомашины с солдатами, 2 самоходные пушки, уничтожил гранатами 7 подвод с боеприпасами; нарушено было также 7 линий связи.
Вывод. Выход в район действий по болотистой местности разведывательный отряд провёл успешно. Привлечение в качестве проводника местного жителя, преданного нашей Родине, дало положительные результаты. Разведчикам следует чаще привлекать местных жителей и стараться путём опроса получать от них возможно более полные данные о противнике; самых надёжных из местных жителей рекомендуется использовать в качестве проводников.
Анализируя данную операцию, необходимо отметить, что разведывательному отряду следовало остаться в районе действий до наступления темноты, а затем, пользуясь темнотой, создать в рядах противника панику, после чего отойти. Эта часть задачи отрядом не была выполнена.

Разведка в тылу противника

В ходе наступательного боя действия разведывательных органов в тылу противника являются очень эффективными.
Разведывательные органы выбрасываются штабами полков и дивизий на стыки отходящих частей противника, на фланги и в глубину, на пути отхода. Этим разведывательным органам ставятся задачи по разгрому штабов и дезорганизации управления, по совершению налётов на отдельные автомашины и посыльных (с целью захвата их в план), по уточнению направления движения отходящих колонн, по определению подхода новых частей противника к линии фронта, по установлению районов сосредоточения ближайших резервов (особенно танков), по уточнению мест подготавливаемых промежуточных рубежей, степени их готовности и занятости их войсками, по установлению наличия переправ через водные рубежи.
На отдельные направления, особенно в период начавшегося отхода противника, следует высылать моторизованные отряды силой до роты, усиленные противотанковыми орудиями и бронемашинами, а также моторизованные дозоры в составе 15-20 автоматчиков на автомашинах или бронетранспортёрах, одной-двух бронемашин и одного-двух противотанковых орудий. На основные коммуникации противника выбрасываются сапёрные группы силой в 10-15 человек с разведывательно-диверсионными задачами.
Моторизованные отряды и отдельные механизированные дозоры, а также пешие разведывательные органы, действующие на важных направлениях, должны быть обеспечены средствами радиосвязи.
Разведывательные органы ведут разведку в тылу противника методами наблюдения, засад, поисков, а также широко используют опрос местных жителей с целью получения разведывательных данных и для обеспечения своих действий.
Удаление разведывательных органов, действующих в тылу противника, от своих войск определяется полученной задачей, обстановкой и характером местности; для пеших разведывательных органов это удаление будет выражаться в среднем в 10-15 км, для моторизованных отрядов и отдельных механизированных дозоров оно сможет достигать 35 км.
Ниже мы приводим примеры действий различных разведывательных органов в тылу противника в период наступления.

Разведка наблюдением в тылу противника в районе Коротич
25-26 августа 1943 г.

(Схема 18)

К исходу дня 22 августа 1943 г. противник отошёл на заранее подготовленный оборонительный рубеж, где оказывал сильное сопротивление нашим наступающим частям.
В течение 23 августа наблюдатели установили скопление танков противника в районе Коротич.
24 августа разведывательная партия сержанта Шкорева в составе 5 человек получила задачу - установить количество танков в районе Коротич, а также места огневых позиций артиллерии и миномётов в районах лес и колхоз (3 км юго-западнее Коротич). Начало разведки было назначено на 9 час. вечера 24 августа; конец - на 4 часа утра 26 августа.
Разведывательная партия была вооружена автоматами, гранатами в двумя финскими ножами.
Сержант Шкорев установил следующий боевой порядок прохождения через передний край противника. Впереди идёт головной дозор из двух человек. Двигаясь на удалении 25 м от ядра и пройдя передний край противника, дозор останавливается и пропускает остальной состав разведывательной партии, охраняя его с флангов.
Время, отведенное на выполнение задачи, Шкорев распределил следующим образом: ночь с 24 на 25 августа - переход линии фронта противника, а затем разведка села Коротич, леса и колхоза (юго-западнее Коротич); день 25 августа - наблюдение за дорогами; ночь с 25 на 26 августа - разведка леса западнее Коротича и возвращение в свою часть.
В 23 часа разведывательная партия вышла к северо-западной окраине Коротич. Сержант Шкорев выделил парный дозор для разведки противника в северной части Коротич, а сам с двумя разведчиками расположился в крайних сараях с целью прикрыть огнём; действия дозора. Таким же образом была разведана и южная часть Коротич.
Установив скопление танков в северной части Коротич и наличие двух шестиствольных миномётных батарей на огневых позициях в южной части Коротич, разведывательная партия продолжала движение на юг; достигнув леса юго-западнее Коротич, разведчики заметили батарею шестиствольных миномётов на огневой позиции.
К рассвету 25 августа разведывательная партия вышла в лес и организовала наблюдение за дорогой Биевка - Коротич.
Наблюдением, которое велось в течение 25 августа с б час. утра до б час. вечера, было отмечено, что от Биевка на Коротич проследовало 4 танка и 30 автомашин с различным грузом; на опушке леса восточнее колхоза наблюдатели обнаружили скопление пехоты, а в районе колхоза, на огневых позициях - две артиллерийские батареи.
С наступлением темноты разведывательная партия произвела разведку леса севернее колхоза и к 4 час. утра 26 августа благополучно возвратилась в свою часть.
Разведывательные данные о противнике использовала наша артиллерия.
Вывод. Благодаря хорошей подготовке и умелым действиям разведчиков в тылу противника им удалось своевременно вскрыть группировку его пехоты, танков и артиллерии, что дало возможность нашим частям при дальнейшем наступлении успешно отразить все контратаки противника с большими для него потерями.

Засада в тылу противника в районе Голая Долина 7 августа 1943 г.
(Схема 19)

Поисковой группе в составе 5 человек под командой старшего сержанта Авдонина приказано было захватить пленного, организовав засаду на дороге из Голая Долина на Христище.
Получив задачу, командир поисковой группы старший сержант Авдонин составил план действий, в котором предусматривалось; засаду организовать на дороге, идущей из Голая Долина на Христище; нападение производить на немцев, следующих поодиночке, и захватывать их в плен; с большими группами противника (которые могут встретиться) в бой не вступать, а обходить или пропускать их.
Поисковую группу командир разбил на две подгруппы: подгруппу захвата из трёх человек и подгруппу обеспечения из двух человек. План действий разведывательной группы был тщательно проработан со всем личным составом. В порядке подготовки к выполнению задачи группа в течение двух дней вела наблюдение за районом предстоящих действий, изучая маршрут своего движения и поведение противника на этом участке. После окончательной подготовки и изучения всеми разведчиками местности и расположения противника в обороне поисковая группа в ночь о 6 на 7 августа под покровом темноты ползком стала пробираться через боевое охранение и передней край обороны противника. Проникновение через линию вражеской обороны облегчалось тем, что противник, поспешно перейдя к обороне, не имел проволочного заграждения и минных участков.
Пройдя через боевое охранение противника, разведчики заметили две группы немцев: одна из них численностью в 40 человек производила окопные работы, другая строила блиндаж. С величайшей осторожностью разведчики обошли немцев, производивших окопные работы, и скрытно вышли к намеченной дороге. В 1 км юго-восточнее Голая Долина поисковая группа организовала у дороги засаду. Подгруппа захвата во главе с командиром группы расположилась непосредственно у дороги, а подгруппа обеспечения - в 250 м западнее подгруппы захвата с задачей наблюдать за противником, а в случае надобности оказывать помощь ядру и прикрывать его отход после захвата пленного.
7 августа около часа ночи на дороге показалась повозка с двумя немцами, направлявшимися из Голая Долина в Христище. Подгруппа обеспечения пропустила повозку. При приближении её к oядру засады разведчики внезапно набросились на немцев; один из них был захвачен в плен, а другой, оказывавший сопротивление, был убит. Лошадей разведчики распрягли и взяли с собой.
Не понеся потерь и не обнаружив себя, разведчики благополучно возвратились в свою часть, доставив пленного и две трофейные лошади.

Действия разведчиков в тылу противника в районе хутор Семёновский в ночь на 16 августа 1943 г.

Хутор Семёновский был занят противником, причём сила его и нумерация части не были установлены. Командование дивизии поставило разведывательной партии в составе 9 разведчиков задачу - захватить в указанном пункте "языка".
После предварительного наблюдения и изучения подходов к хутору разведывательная партия в ночь с 15 на 16 августа, применяясь к местности и маскируясь темнотой ночи, достигла его. До разведчиков донеслись голоса немецких солдат.
Один из разведчиков заметил возле дома женщину, от которой узнал, что в хуторе находится пехота противника и 7 танков. Продолжая вести наблюдение, разведчики сами убедились в достоверности полученных сведений, так как скоро обнаружили эти танки. Через некоторое время к месту засады направились по улице два немецких солдата, оживленно беседуя между собой. Когда они поравнялись с разведчиками, командир разведывательной партии старшина Нагорный щёлкнул затвором автомату, что являлось сигналом для нападения. Разведчики стремительно бросились на немецких солдат; один из немцев дважды выстрелил и побежал, но меткая пуля разведчика уложила его на месте. Разведчики Маскатов и Бабичев захватили второго немца живым, после чего стали отходить.
В ответ на выстрелы немцы, находившиеся в хуторе, открыли интенсивную беспорядочную стрельбу и пустили световые ракеты, но разведывательная партия, не отвечая на выстрелы и прикрываясь растительностью огородов, отошла, не понеся потерь.
Доставленный пленный оказался лейтенантом 60-го моторизованного полка 16-й моторизованной дивизии. На допросе он дал сведения о силах и составе противника, о наличии танков, а также о том, какие части противника находятся в хуторе Семёновский и каковы их дальнейшие намерения. Обладая этими данными, наше командование приняло решение на наступление в районе хутора Семёновский.

Наблюдение в тылу противника в районе высоты 191,2 15 июля 1943 г.
(Схема 20)

Разведывательной партии в составе 14 человек под командованием младшего лейтенанта Вайштейна 13 июля была поставлена задача - выяснить, какими силами обороняет противник высоту 191,2, и установить наличие вражеских частей в районе Крутой Лог. Разведывательной партии была придана радиостанция.
Получив задачу, командир разведывательной партии организовал наблюдение за передним краем противника. После тщательного изучения переднего края и путей прохода через него разведывательная партия 15 июля в 10 час. вечера, по-пластунски преодолев проволочное заграждение, незамеченной для противника вышла на юго-западные скаты высоты 191,2. Ориентировавшись на местности, командир разведывательной партии организовал наблюдение. В результате суточного наблюдения было установлено:

  1. высоту 191,2 обороняет до батальона пехоты, усиленной батареей 75-мм орудий;
  2. в районе Крутой Лог на огневых позициях находится до четырёх дивизионов артиллерии, батарея шестиствольных миномётов и до батальона пехоты.

После выполнения задачи разведывательная партия, возвращаясь в свою часть, скрытно прошла по северо-восточной окраине Крутой Лог и по южным опушкам рощи севернее Крутой Лог. На обратном пути разведчики убили немецкого офицера, а документы его доставили в штаб дивизии. Эти документы подтвердили нумерацию частей противника на данном участке фронта.
Вывод. Данный пример характерен хорошей организацией наблюдения за передним краем противника, что позволило разведчикам скрытно пройти через передний край, выполнить поставленную задачу и без потерь возвратиться в часть.

Действия разведывательной партии в тылу противника в районе Самохваловка в ночь на 5 августа 1943 г.
(Схема 21)

Противник упорно оборонял рубеж по р. Ока (в районе Горки, Котовка), не давая возможности нашим частям продвигаться вперёд. Разведывательной партии была поставлена задача - установить:

  1. силу и состав подразделений противника в районе Горки, Котовка;
  2. наличие войск и техники (особенно танков) в районе Коровье Болото, Ниж. Фёдоровка, Родной;
  3. промежуточные рубежи обороны противника.

Разведывательная партия, которой придали радиостанцию, должна была действовать в составе 10 пеших и 8 конных разведчиков. В течение 4 августа она вела наблюдение за противником и в ночь на 5 августа, преодолев р. Ока, достигла рощи южнее Горки.
Путём наблюдения разведчики установили в районе Горки, Котовка скопление до батальона пехоты, о чём немедленно доложили по радио на командный пункт штаба. Продолжая разведку, разведывательная партия выяснила также, что противник ведет оборонительные работы на рубеже высоты 216,3, восточная окраина Самохваловка, высота 217,1. Кроме того, наблюдатели установили отход противника силой до роты из Горки в северо-западном направлении.
Достигнув южной окраины Коровье Болото, разведывательная партия укрылась в лощине, выслав дозоры с задачей установить наличие противника в Ниж. Фёдоровка, Родной. Дозоры установили скопление в этих районах автомашин и 12 танков и движение до двух рот пехоты и артиллерийской батареи по дороге с северо-запада на Ниж. Фёдоровка, а также движение 10 подвод из Коровье Болото на запад. Все сведения были переданы по радио в штаб.
Возвращаясь обратно, разведывательная партия организовала засаду на дороге юго-восточнее Коровье Болото и захватила двух пленных, которых под конвоем направила в штаб; разведчики же заняли круговую оборону на одной из высот, продолжая наблюдать за противником.
Таким образом, разведывательная партия использовала все возможности для того, чтобы добыть наиболее полные сведения о противнике. Наблюдение, высылка дозоров, засады применялись умело и в соответствии с окружающей обстановкой; очень пригодилась разведчикам радиостанция, позволившая им своевременно информировать штаб обо всех полученных данных.

Действия разведывательной партии в районе Грязное 23 сентября 1943 г.

Разведывательная партия в составе 20 человек под командованием лейтенанта Чудина получила задачу - проникнуть во вражеский, тыл, захватать пленных, документы и создать панику в рядах противника, находящегося в деревне Грязное.
В течение суток разведчики наблюдали за районом предстоящих действий, изучали намеченный путь движения к объекту, систему огня противника и его режим.
Наблюдением установлены были разрывы в боевых порядках противника и то обстоятельство, что противник не проявляет особой бдительности. Это в значительной мере облегчало разведчикам выполнение задачи. Воспользовавшись отсутствием сплошного фронта, группа проникла в тыл противника на глубину 3 км и незамеченной вошла в деревню Грязное.
Ночью, когда солдаты противника уснули, разведчики открыли сильный огонь из автоматов, чередуя его с метанием гранат. Будучи уверены, что в деревню ворвались крупные силы, немцы в панике выскакивали из домов и, не оказывая сопротивления, покидали деревню. Через 20 минут противника в деревне не было.
Захватив двух пленных, разведчики удерживали деревню до подхода наших войск.
Успех операции решили правильный выбор маршрута, выдержка разведчиков и использование разведывательной партией отсутствия бдительности у противника.


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

РАЗВЕДКА В ОБОРОНЕ

 

Подполковник Т. БУБЛИК

РАЗВЕДКА В ОБОРОНИТЕЛЬНОМ БОЮ
(Примеры из опыта Отечественной войны)

В оборонительном бою основные задачи разведки состоят в том, чтобы своевременно установить подход противника к полосе прикрытия, если таковая организована; определить боевой состав главной группировки противника и направление её движения; выяснить наличие танков противника и районы их сосредоточения. Если же противнику удалось сломить сопротивление нашей полосы прикрытия и он подошёл к основной оборонительной полосе, то разведка, чтобы выявить направление главного удара, уточняет группировку противника на исходном рубеже для наступления. С этой целью разведка должна следить за подходом новых частей противника из глубины (особенно танков и артиллерии), определять районы сосредоточения войск и места выжидательных позиций, устанавливать расположение штабов и наблюдательных пунктов, определять время начала артиллерийской подготовки, атаки пехоты и танков противника.
Войсковая разведка в оборонительном бою ведётся методами наблюдения, поиска, засад, пешими разведывательными партиями, засылаемыми в тыл врага, боем, разведкой специальных родов войск и служб, при помощи допроса пленных, перебежчиков и местных жителей.
Кроме того, в оборонительном бою ведётся также и авиационная разведка, которая дополняет сведения, добытые органами войсковой разведки.
Штаб, организуя разведку в обороне, предусматривает:

- очерёдность разведки, осуществляемой всеми методами;
- постановку задач исполнителям и контроль исполнения.

Разведка методом поиска, засады, разведка боем и т. п. ведутся по мере надобности, тогда как разведка наблюдением ведётся непрерывно днём и ночью.
В обороне наблюдательный пункт следует выбирать в таком месте, откуда можно наблюдать за полем боя; если участок местности, намеченный для наблюдения, не просматривается с одного наблюдательного пункта, то выставляются вспомогательные наблюдательные пункты.
Основные задачи разведки наблюдением:

- установление переднего края обороны противника, его огневой системы, инженерных сооружений и препятствий;
- наблюдение за режимом огня и поведением противника.

Все данные, полученные наблюдением, должны учитываться старшим на наблюдательном пункте, который сообщает их своему командиру.
Помимо пехоты, наблюдение за полем боя организуют и все специальные рода войск.
Сведения, полученные посредством наблюдения, перепроверяются данными из других источников.
Ночью наблюдение за противником продолжается путём подслушивания. Подслушивание производится при помощи специальных аппаратов подслушивания, а также ведётся подготовленными слухачами; последних высылают в ночное время за передний край нашей обороны, где они на слух и по световым явлениям и вспышкам улавливают действия противника.
Для этой цели необходимо использовать разведчиков, обладающих отличным слухом и зрением и разбирающихся во всех звуках.
Имеется немало примеров, когда, организовав наблюдение и подслушивание, удавалось не только вскрыть огневую систему противника, но и установить смену его частей.
Пример. 16 апреля 1943 г. с наблюдательных пунктов, расположенных в районе Пролетарский, выселки Морозовский было отмечено необычное передвижение отдельных солдат и групп противника. Продолжая вести наблюдение, разведчики установили, что противник отводит свои части небольшими группами в тыл. Оттуда, в свою очередь, также прибывают небольшие группы. Всё это дало основание предположить, что противник производит на данном участке фронта смену частей.
Для проверки данных наблюдения была выслана поисковая партия, которая захватила пленного, принадлежавшего к вновь прибывшей 208-й пехотной дивизии. Незначительные на первый взгляд данные наблюдения и правильно сделанные по ним выводы (проверенные посредством других методов разведки) позволили точно установить перегруппировку вражеских частей.

НАБЛЮДЕНИЕ В РАЙОНЕ БОЛВАНОВКА
(Схема 22)

Для подготовки ночного поиска в Болвановка был организован наблюдательный пункт, с которого велось наблюдение в секторе: высота 172,6, Толкачёво. В результате наблюдения было установлено: в двух блиндажах противника, расположенных позади передовой траншеи, ежедневно с 12 час. дни отдыхает до 25 солдат; русло р. Ока противник простреливает из ручного пулемёта, который установлен невдалеке от блиндажа на открытой площадке; рядом с правым блиндажом, около которого постоянно дежурит один пулемётчик, также установлен ручной пулемёт; за блиндажами установлены 2 ротных миномёта, периодически обстреливающие наши позиции; через каждые 15-20 минут к двум блиндажам подходят патрули в составе 3-4 человек и остаются здесь в течение 5-10 минут, после чего вновь уходят га глубину обороны; проволочные заграждения перед блиндажами отсутствуют; разбросаны противопехотные мины, которые во время атаки можно обойти, так как они хорошо заметны.
Получив от наблюдателей эти данные, командир разведывательной партии правильно составил план операции и произвёл налёт, в результате которого вражеские солдаты, отдыхавшие в блиндажах, были уничтожены, а миномёты и ручные пулемёты противника приведены в негодность. При этом разведчики захватили 4 пленных и без потерь возвратились в свою часть.

ПОИСК

Распространённым методом разведки в обороне является также поиск. Основная задача поиска - захват пленных и документов. Поисковые группы разрешают следующие задачи:

Для нападения на объект необходимо избирать такое время, когда бдительность противника понижается.
Действия поисковой группы должны быть скрытными и бесшумными. Однако в целях успешного выполнения задачи не следует отказываться от внезапного, короткого артиллерийского и миномётного огневого налёта на объект разведки в тех случаях, когда этого требует обстановка. В данном случае важно, чтобы огневой налёт не выдал противнику нашего намерения, поэтому необходимо накануне поиска произвести несколько таких огневых налётов и в момент огневого налёта и после него тщательно следить за тем, какие меры будет принимать противник. Нельзя забывать, что в процессе выполнения задачи обстановка может измениться; командир обязан предусмотреть это и быть готовым примениться к любым условиям.
При выполнении задачи никогда нельзя останавливаться на полпути, даже если противник обнаружил действия поисковой группы. В последнем случае надо действовать особенно решительно и смело, доводя выполнение поставленной задачи до конца.
Поиск может вестись разведывательными группами, партиями и отрядами. Численность разведывательного органа в каждом отдельном случае будет определяться в зависимости от поставленной задачи и способа её выполнения.
Рассмотрим некоторые примеры действий наших разведчиков в поиске.

Ночной поиск с преодолением водной преграды в районе р. Тигода
в ночь на 10 сентября 1943 г.

(Схема 23)

Перешедший на нашу сторону солдат 23-го пехотного полка 12-й авиаполевой дивизии дал ценные показания. Однако в некоторой своей части они казались сомнительными и требовали подтверждения. Командование дивизии приняло решение - взводом пеших разведчиков полка захватить контрольного пленного.
Объектом нападения была избрана огневая точка на переднем крае обороны противника.
Местность в этом районе была открытая; кроме того, перед передним краем протекала р. Тигода.
За объектом было организовано непрерывное наблюдение, в результате которого разведчики установили, что намеченная в качестве объекта нападения огневая точка имеет взаимную огневую связь с соседними огневыми точками. Перед огневой точкой, метрах в 15-20, было обнаружено проволочное заграждение в 2 кола, усиленнее проволокой внаброс и подвешенными гранатами натяжного действия.
На основании изучения объекта была выделена разведывательная партия в составе 18 человек под командованием лейтенанта Баракина, вооружённая автоматами, ручными и противотанковыми гранатами. Для огневой поддержки её предназначалось пять 45-мм орудий, четыре 76-мм пушки (для стрельбы прямой наводкой), станковые пулемёты, противотанковые ружья и миномёты. С командирами поддерживающих средств была произведена рекогносцировка местности, выбраны позиции для стрельбы прямой наводкой, оборудованы укрытия для расчётов и артиллерия и установлены сигналы взаимодействия.
В подготовительный период с разведывательной партией проводились тренировочные занятия по преодолению водной преграды, по атаке объекта и по захвату пленного. На последних занятиях группу проверил сам командир дивизии; лично убедившись в готовности группы, он дал ей разрешение действовать.
В ночь на 10 сентября 1943 г. разведывательная партия в полном составе со средствами переправы (лодка А-3) бесшумно вышла к р. Тигода и приступила к переправе на западный берег.
Телефонные провода для связи с разведывательной партией были подведены до берега реки; через реку проложили шнур и установили систему сигнализации (подёргиванием шнура).
Разведывательная партия немедленно по завершении переправы через р. Тигода выслала группу разграждения с удлинёнными зарядами. Сапёры подложили заряды под проволоку и приготовились к подрыву.
В 5 час. утра был открыт огонь артиллерии (прямой наводкой), станковых пулемётов, противотанковых ружей и миномётов по переднему краю противника и подходам к нему. Под шум артиллерии сапёры подорвали удлинённые заряды и проделали проходы в проволочном заграждении.
Артиллерийский налёт длился две минуты, после чего орудия, которые вели огонь прямой наводкой, перенесли его на фланги. Перенос огня артиллерии на окаймление служил сигналом и для броска группы захвата. Разведчики этой группы, ворвавшись в траншею противника, обнаружили в ней несколько немецких солдат, укрывшихся от огня. Захватив одного солдата в плен и уничтожив остальных, группа начала отход и без потерь возвратилась в свое расположение.
Эта операция показывает, что при хорошей подготовке личного состава и чётком взаимодействии со средствами усиления разведку можно провести успешно, несмотря на открытый характер местности и наличие водной преграды.
Стрельба орудий прямой наводкой не только обеспечивала действия разведывательной партии, но и разрушала оборону противника, уничтожая его живую силу и огневые средства.

Ночной поиск в районе Волосовщина разведывательной партии гвардии лейтенанта Асецкого в ночь на 26 августа 1943 г.

В ночь на 26 августа 1943 г. в районе Волосовщина действовала разведывательная партия в составе 16 человек мод командованием гвардии лейтенанта Асецкого, имея задачей захват пленного.
В течение 3 дней разведывательная партия изучала местность, характер обороны и поведение противника, после чего наметила объект нападения - ручной пулемёт в траншее противника и находящуюся рядом с ним жилую землянку. Был разработан план, согласно которому разведывательная партия разбилась на следующие группы: охраны переправы - 2 человека, разграждения - 4 человека, обеспечения - 4 человека и группу захвата - 5 человек. Группой захвата командовал сержант Хлопков.
Командир разведывательной партии гвардии лейтенант Асецкий решил произвести захват пленного без единого выстрела, для чего вооружил разведчиков кинжалами, приказав применять огонь и гранаты только в случае необходимости.
25 августа в 22 часа разведывательная партия вышла на исходное положение и приступила к выполнению задачи. Первой двинулась группа разграждения, за ней группа захвата, сзади все остальные. Переправившись вброд через р. Редья и оставив для охраны переправы заранее выделенных бойцов, разведывательная партия ползком, без шума, двинулась к проволоке. Группа разграждения бесшумно и быстро проделала проход в проволоке, проверила, не минирована ли местность за проволокой, и обозначила проделанный проход светящимися гнилушками. Группа захвата продолжала движение ползком, стремясь обойти объект нападения с тыла.
Разведчики группы захвата подползли к траншее метров на 15-20 и увидели, что в районе объекта нападения работает примерно 30 немцев. Сержант Хлопков принял решение - установить за немцами наблюдение и ждать окончания работ или другого удобного момента для нападения. Около 3 часов 26 августа немцы разошлись по землянкам. На месте работы, метрах в 10 от пулемёта, оставалось только двое солдат; один солдат находился у пулемёта.
Переждав некоторое время, пока немцы в землянках успокоились, сержант Хлопков решил действовать. Группа обеспечения, разбившись на две подгруппы, скрытно вышла на фланги объекта и расположилась у траншеи для обеспечения действий группы захвата. Группа захвата подползла к траншее на 8-10 м; командир группы приказал младшему сержанту Петрову кинжалом прикончить пулемётчика и уничтожать всех немцев, если они будут выскакивать из землянки. Сам Хлопков с бойцом Рысевым решил напасть на двух работающих немцев и захватить их в плен. Четвёртому бойцу, вооружённому автоматом, он приказал прикрывать работу остальных бойцов.
По сигналу Хлопкова все бросились в атаку. В тот момент, когда Петров заносил нож для удара по пулемётчику, последний успел дать короткую очередь по Хлопкову и Рысеву (Рысев был легко ранен). Однако немцу много стрелять не пришлось; ударом ножа Петров прикончил его, после чего моментально подскочил к выходу землянки. В это время Хлопков и Рысев ударами ножа прикончили одного из работавших немцев, а второго захватили в плен. Пленный успел крикнуть и оказывал сильное сопротивление. На его крик из землянки стали выскакивать немцы, которых Петров по одному уничтожал. Всего он зарезал у выхода 5 немцев, после чего бросил в землянку противотанковую гранату (взрывом землянка была разрушена), а сам поспешил на помощь Хлолкову и Рысеву. Пленному, несмотря на то, что он упорно сопротивлялся, завязали рот и потащили его в своё расположение.
При отходе группы захвата, две группы немцев общей численностью до 20 человек пытались с флангов атаковать разведчиков, но огнём группы обеспечения были рассеяны и частично уничтожены. Пулемёты противника, открывшие огонь с флангов, были подавлены огнём наших миномётов и артиллерии.
Разведывательная партия блестяще выполнила поставленную ей задачу. Захватив пленного и ручной пулемёт, разведчики без потерь вернулись в своё расположение.
В ходе действий сержант Хлопков своей смелостью, инициативой и правильно принятым решением внушил захватывающей группе уверенность в успехе и добился его.
Вся группа действовала отважно и решительно. Особое мужество проявил младший сержант Петров. Продуманный и до мелочей проработанный план поиска обеспечил успех операции.

Ночной поиск разведывательной партии у дер. Бабанова
в ночь на 4 июля 1943 г.

(Схема 24)

Рассмотрим ночной поиск, проведённый взводом разведывательной роты Н-ского соединения.
Передний край обороны противника на участке Бабанова, Фадеева проходил по северо-западному берегу р. Порусья и имел сплошную траншею полного профиля с открытыми стрелковыми ячейками и пулемётными площадками; в некоторых местах перед траншеями имелись проволока на кольях, рогатки и минные поля. Подступы к переднему краю как по восточному берегу р. Порусья, так и по западному были открыты и хорошо простреливались. Глубина реки достигала 1 м, дно было илистое, но вброд река была проходима.
Для перепроверки группировки и нумерации обороняющихся частей противника возникла необходимость захватить на этом участке контрольного пленного. Эта задача была поставлена командиру взвода разведывательной роты гвардии лейтенанту Скиба.
Получив задачу, гвардии лейтенант Скиба с группой разведчиков вышел на передний край, выбрал хороший наблюдательный пункт и в течение целого дня лично изучал передний край обороны противника и подступы к нему.
Наиболее скрытый подступ для движения ночью находился перед участком, где у противника имелась огневая точка № 1 (пулемёт). Западный берег реки в этом районе был отлогий, проволочных заграждений не наблюдалось, и эта огневая точка была расположена недалеко от берега реки; её и решено было захватить.
План действий состоял в следующем: поиск должна была проводить разведывательная партия в составе семи разведчиков и одного сапёра с миноискателем под командой гвардии сержанта Ветчинева. Двигаясь с сапёром во главе (для проделывания прохода в случае обнаружения минного поля), разведывательной партии надлежало скрытно подползти к огневой точке, бесшумно атаковать её и, захватив пленного, тем же путём возвратиться обратно. Для обеспечения атаки и отхода разведывательная партия должна была выделить из своего состава двух человек, которых следовало оставить у переднего края обороны противника.
Для подготовки к действиям было отведено 3 дня. В течение этого времени разведчики вели непрерывное наблюдение за противником, изучая характер его траншей, соседние огневые точки и разведывая броды через реку. Одновременно личный состав тренировался в бесшумном переползании, в переправе через реку в действиях в период атаки и отхода.
В конце дня 3 июля разведывательная партия заняла исходное положение; с наступлением темноты разведчики ползком двинулись к броду и бесшумно переправились через реку. Двигались они по одному, на дистанции 1 м друг от друга; в голове разведывательной партии двигался командир и рядом с ним сапёр.
Невдалеке от берега разведчики обнаружили минное поле; проделав проход, разведывательная партия продолжала движение. Пройдя минное поле, командир оставил у прохода сапёра и одного разведчика для обеспечения атаки, а сам вместе с остальными разведчиками пополз дальше. Когда они находились уже метрах в восьми от огневой точки, вражеские пулемётчики заметили их, но огня не открыли; видно было, как они, схватив пулемёт, убежали по траншее в направлении деревни Бабанова.
Таким образом, оказалось, что разведывательная партия обнаружена, а пулемётный расчёт, намеченный для захвата, скрылся. Казалось бы, что разведчикам оставалось только одно - вернуться; однако гвардии сержант Ветчинев решил иначе. Быстро вскочив в траншею, он оставил в ней двух человек с задачей задержать противника, если он подойдёт по траншее от деревни Бабанова, а сам с остальными тремя разведчиками бросился по ней в сторону деревни Фадеева. Быстро добежав до вражеской огневой точки № 2 (положение которой было известно), разведчики с тыла набросились на оказавшихся там двух немцев и, захватив их в плен, стали быстро отходить. Немцы были настолько ошеломлены внезапным нападением, что не оказали никакого сопротивления. Когда разведчики уже выскочили из траншеи и даже отбежали от неё на некоторое расстояние, со стороны Бабанова показались немцы; оставшиеся в траншее разведчики открыли по ним огонь, заставив их залечь, после чего сами начали отход. Когда немцы открыли огонь, вся разведывательная партия уже поднималась на свой берег и, пользуясь темнотой, без потерь отошла в своё расположение, доставив обоих пленных.
Вывод. Данный пример характерен тем, что командир разведывательной партии, после того как она была обнаружена противником, не прекратил поиска, а, проявив инициативу, смелость и решительность, воспользовался тем, что убежавшие немцы не подняли тревоги, и успешно атаковал соседнюю огневую точку.

Ночной поиск с преодолением водной преграды в районе Мал. Берёзка
в ночь на 17 июля 1943 г.

(Схема 25)

Старший лейтенант Гуров получил приказание: силами взвода разведывательной роты захватить пленного на участке Мал. Березка, Бабанова.
Передний край обороны противника на этом участке проходил по западному берегу р. Порусья и представлял собой почти сплошную траншею с открытыми пулемётными площадками и стрелковыми ячейками. Перед траншеей в один ряд (с редкими перерывами) было установлено проволочное заграждение. Вся полоса местности, кроме отдельных участков реки хорошо просматривалась и простреливалась.
Объектом нападения была выбрана пулемётная огневая точка, расположенная в траншее в 70 м от берега южнее Maл. Березка. Зеркало реки хорошо просматривалось простреливалось противников, но западный берег её в этом районе являлся хорошим подступом. Учитывая это обстоятельство, Гуров пришёл к выводу, что переправится через реку следует в её восточном изгибе, не наблюдаемом противником; оттуда под прикрытием берега, маскируясь шумом воды, можно направиться к западному изгибу, а затем ползком преодолеть оставшиеся 70 м. Наиболее удобные позиции, с которых можно было прикрыть действия разведчиков огнём, он нашёл на восточном берегу, на опушке леса.
Учитывая трудность переправы через реку и опасность быть обнаруженным во время подхода к атакуемому пулемёту, Гуров решил организовать группу захвата в количестве 5 человек и две обеспечивающие группы (по 4 человека в каждой). Организовав группы, Гуров приступил к подготовке поиска. Четверо суток разведчики внимательно изучали противника и порядок несения им службы охранения, а также путь движения к объекту атаки.
Между тем, вследствие непрерывных дождей, уровень воды в р. Порусья повысился и скорость течения увеличилась настолько, что река стала непроходима вброд и это задерживало разведчиков. Группа захвата неоднократно пыталась переплыть реку на плотиках, но противник каждый раз обнаруживал разведчиков и открывал огонь. Тогда гвардий рядовой Блохин предложил отобрать в группу захвата хороших пловцов и переплыть реку с помощью верёвки. По предложенному им способу один конец верёвки следовало укрепить на своём берегу, а с другим концом лучший пловец должен был плыть на противоположный берег и укрепить его там, чтобы верёвка оказалась натянутой под острым углом к направлению течения. Это значительно облегчило бы переправу остальных.
При возвращении разведчики должны были перенести свой конец верёвки ниже по течению, чтобы опять образовался острый угол. Гуров принял это предложение.
Нашлось 6 хороших пловцов. Проведя тренировку в таком способе плавания на столь же быстрой р. Редья и проверив группу нового состава в умении бесшумно передвигаться и действовать в траншеях, Гуров в ночь на 17 июля начал поиск.
16 июля в 23 часа обеспечивающие группы заняли свои позиции, а группа захвата под командой Блохина бесшумно спустилась к реке и быстро переплыла её. Разведчики имели с собой запасную верёвку для того, чтобы при переправе не упустить или не утопить пленного. Оставив у переправы двух разведчиков, Блохин с остальными тремя двинулся вдоль берега вперёд и скрытно подполз к траншее севернее пулемёта. Так же бесшумно группа проникла в траншею, достигла огневой точки и внезапно набросилась на двух немцев, стоявших у пулемёта; одного немца разведчики закололи, а другого захватили в плен.
Все это произошло настолько неожиданно для противника, что пока его соседние огневые точки успели открыть огонь, группа захвата находилась уже на переправе. Огневая точка, расположенная южнее захваченной, не могла поражать разведчиков, а по пулемёту, находившемуся у Мал. Берёзка, обеспечивающие группы открыли огонь и подавили его. На обратном пути переправа была организована тем же способом, что и в первый раз, причём разведчики к этому времени уже перенесли свой конец верёвки ниже по течению. Таким образом, вся группа захвата с пленным под прикрытием групп обеспечения без потерь переплыла на свой берег, а затем отошла в лес; отошли и обе обеспечивающие группы.
Отличные результаты поиска были достигнуты благодаря тому, что при организации его разведчики хорошо изучили как местность перед передним краем противника, так и поведение противника. Это дало возможность наметить самую выгодную для захвата огневую точку, а также тщательно выбрать место для переправы и маршрут.
Успешному выполнению операции способствовали также хорошая подготовка группы захвата, смелость и решительность всего личного состава, а также инициативные действия начальника группы - гвардии рядового Блохина.

Действия разведывательной партии в районе Верх. Калач 13 сентября 1943 г.

На участке Н-ского соединения местность представляла собой песчаную равнину с небольшими болотистыми районами. Умело использовав для обороны рельеф местности, противник укрепил дефиле между озёрами - построил ДЗОТ, огневые точки, а впереди них установил проволочное заграждение, и минное поле. Всё это создавало хорошо укреплённую полосу обороны, вследствие чего захват пленного на этом участке затруднялся.
Для того чтобы захватить "языка", решено было взорвать намеченный для атаки объект противника. С этой целью бойцы прорыли подземную траншею длиной в 120 м, идущую от одной из огневых точек нашего переднего края к расположению обороны противника. В момент проведения подземных работ и в дальнейшем при использовании траншеи крепление стенок и потолка производилось щитами из досок.
Все мероприятия проводились в дневное время, чтобы противник не смог по стуку обнаружить наличие каких-либо подземных работ. Отрытую землю выносили в мешках и ссыпали в заранее подготовленную яму. До начала подземных работ направление траншеи к избранному объекту было проложено на местности по компасу, а в период работ в подземной траншее оно контролировалось по азимуту. Одновременно с отрывкой траншеи разведывательная партия готовилась к предстоящей операции на местности, аналогичной той, на которой предстояло действовать. Было проведено 7 тренировочных занятий. На двух из них применяли подрывы сравнительно небольшими зарядами.
Наряду с отрывкой траншеи отрыта была также щель, которая предназначалась для укрытия разведывательной партии в исходном положении для атаки. Щель была покрыта двумя накатами бревен, а вход в неё закрыт дверью.
В ночь на 13 сентября в траншеи у объекта атаки был заложен заряд взрывчатых веществ.
На рассвете 13 сентября разведывательная партия заняла и исходное положение для броска в атаку. В 6 часов утра последов; сигнал на производство взрыва. Взрыв одновременно явился для разведчиков сигналом на штурм объекта, а также на открытие артиллерийско-миномётного огня по заранее намеченным целям.
Через 2-3 минуты после взрыва штурмовая группа разведчиков находилась уже у объекта; атака объекта несколько задержалась вследствие того, что оказалось неуничтоженным проволочное заграждение типа малозаметных препятствий, которое в дальнейшем было быстро преодолено разведчиками с помощью плащ-палаток; после этого разведчики ворвались во вражескую траншею.
В результате взрыва и завязавшейся перестрелки часть вражеского гарнизона была уничтожена, остальные же немцы захвачен в плен, после чего последовал сигнал на отход разведывательной партии в свое расположение.
Разведчики действовали настолько быстро и решительно, что в 6 ч. .30 м., т. е. через 30 минут после начала разведывательной операции, она уже была закончена. Противник, ошеломлённый столь стремительным нападением, вначале не предпринимал контрмер и лишь к вечеру 13 сентября начал веста массированный огонь по расположению нашей обороны.
Разведывательная партия достигла успеха вследствие того, что произвела взрыв объекта атаки (в результате этого взрыва уцелевшая часть гарнизона противника не в состоянии была отразить атаку), а также благодаря хорошей подготовке разведывательной партии к операции и смелым и быстрым её действиям.

Ночной поиск в районе высоты "Сапожок" 7 октября 1943 г.
(Схема 26)

Нашему командованию необходимо было подтвердить сведения о наличии 101-го пехотного полка противника перед фронтом соединения и уточнить его боевой порядок. Для решения этой задачи следовало захватить пленного.
Командир части решил организовать поиск, выделив для этой цели из состава взвода пешей разведки разведывательную партию.
Объектом поиска был намечен пост, который противник выставлял на ночь у станкового пулемёта взводного опорного пункта на северном окате высоты "Сапожок" (об этом предварительно имелись данные от наших наблюдателей). Опорный пункт представлял собой систему ДЗОТ, соединённых между собой ходами сообщения.
В ДЗОТ были установлены станковые и лёгкие пулемёты, простреливавшие подступы к переднему краю противника перекрестным огнём. Перед передним краем, в 40-50 м от первой линии траншей, проходило проволочное заграждение в три кола. Перед проволокой, на глубину 10-15 м, были заложены мины в 5 рядов (трубчатые, натяжного действия) и управляемые фугасы.
В ночное время противник периодически "вёл огонь из станковых и ручных пулемётов", прочёсывая впереди лежащую, местность. С этой целью пулемёты ставились на открытые площадки, расположенные в траншеях рядом с ДЗОТ; на ночь противник выставлял к каждому пулемёту посты из 5 человек. Остальной личный состав опорного пункта отдыхал в это время в землянках, расположенных внутри опорного пункта.
Местность представляла собой долину, поросшую мелким кустарником и покрытую сухим валежником. Перед проволочным заграждением и в районе минных полей местность была очищена от кустарника и представляла собой голую, каменистую поверхность с пологим подъёмом, ведущим к траншеям противника.
Подготовка поиска велась в течение 8 суток и заключалась в следующем:

  1. Было организовано два наблюдательных пункта, с которых в течение 8 суток велось круглосуточное наблюдение за объектом.
  2. Уточнено было расположение огневых точек на переднем крае, а также пути подхода к намеченному объекту, С этой целью отдельные разведчики пять раз высылались за передай край нашей обороны и вели наблюдение.
  3. Со всем составом разведывательной партии были проведены тренировочные занятия. Подготовкой поиска руководил офицер разведки полка.

В результате проведенной работы разведчики подготовились к поиску. Был составлен план действия, в который вошли все организационные вопросы.
Разведывательная партия под командованием лейтенанта Андреева включала в себя 13 человек, из них двух сапёров и одного минёра. Вооружение партии составили: 1 ручной пулемёт, 6. автоматов, 6 самозарядных винтовок и 40 гранат Ф-1. Разведывательная партия была разбита на группы: правую (3 человека), центральную (5 человек), левую (3 человека) и группу разграждения (два сапёра и одни минёр). Центральная группа имела задачу захвата пленного, а правая и левая группы должны были поддерживать её действия. Артиллерийские средства для обеспечения поиска не привлекались.
План действия сводился к следующему: с наступлением темноты разведывательная партия должна сосредоточиться в нашей передовой траншее. Сапёры в это время проделают проход в проволочном заграждении. Затем все разведчики ползком преодолеют проволочное заграждение противника и займут исходное положение для атаки. По сигналу - взрыв противотанковой гранаты - центральная группа бросится на станковый пулемёт противника и захватит его расчёт в плен; левая группа гранатами уничтожит соседний пулемёт противника вместе с его номерами; правая группа броском займёт вражескую траншею и преградит пулемётному расчёту путь отхода. Сапёры останутся у прохода в проволочном заграждении и будут оборонять его до подхода всей разведывательной партии. Атака начнётся в 11 часов вечера.
Операция протекала соответственно намеченному плану.
7 октября в 9 часов вечера разведывательная партия заняла нашу передовую траншею и в 9 ч. 20 м. начала движение к объекту поиска. Проход в проволочном заграждении был проделан в 8 часов вечера, причём совершенно бесшумно, так что противник не обнаружил этого. В 11 ч. 30 м. разведывательная партия сосредоточилась в 10 м от траншеи противника. В то время как наши разведчики находились уже в 10 м от объекта предстоящей атаки противник, ни о чём не подозревая, спокойно производил смену поста.
По установленному сигналу (взрыву гранаты, брошенной в траншею) правая группа ворвалась в траншею и перерезала посту путь отхода; центральная группа, атаковав пост у станкового пулемёта, уничтожила трёх человек и захватила двух пленных; один из них при оказании сопротивления был убит; конвоируя второго пленного, разведчики начали отход.
Левая группа гранатами и огнём из автоматов уничтожила соседний пост у левого пулемёта. Когда центральная группа, конвоируя пленного, находилась уже у проволочного заграждения, левая и правая группы по сигналу начали отход. В первом часу ночи 8 октября разведчики возвратились в своё расположение, доставив пленного.
Действия разведывательной партии были настолько стремительными и неожиданными для противника, что он открыл артиллерийско-миномётный обстрел нашего переднего края только через 10 мин. после того как разведчики возвратились в своё расположение.
В своих показаниях пленный сообщил о наличии 101-го пехотного полка перед фронтом нашего соединения, о его боевом порядке, а также дал ценные сведения о характере вражеской обороны.
Выводы.

1. Объект поиска был выбран правильно, а сам поиск тщательно продуман, всесторонне подготовлен и умело проведен.
2. Личный состав разведывательной партии был предварительно натренирован и знал свою задачу, что обеспечило слаженные действия разведчиков в поиске.
3. Проведенная операция показала, что при хорошей подготовке её, при соблюдении скрытности действий и использовании элемента внезапности возможно успешное осуществление поиска и без артиллерийской поддержки.

ЗАСАДА

Одним "из методов войсковой разведки в обороне является засада.
Засада организуется разведывательными и стрелковыми подразделениями на переднем крае вражеской обороны, в нейтральной зоне и в глубине боевых порядков противника.
Во всех случаях для устройства засады надо избирать вероятные направления движения противника (его одиночных солдат и офицеров, а также наступающих подразделений) с целью захвата пленных, уничтожения его живой силы и техники и установления его сил и намерений.
Количество бойцов, участвующих в засаде, определяется задачей, характером местности и временем. Засада может действовать в составе от группы в 3-5 человек до взвода.
Для действия в засаде подбираются спокойные, смелые разведчики, с хорошим зрением и слухом.
Если боевой состав засады небольшой, то её можно располагать компактно; в противном случае рекомендуется располагать засаду треугольником, создавая огневой мешок.
Место расположения засады должно удовлетворять требованиям маскировки, способствовать внезапности действий (иметь хорошие подступы) и благоприятствовать беспрепятственному отходу.
При организации засады в тылу противника, когда не имеется возможности заранее изучить район её расположения, старшему группы предоставляется полная инициатива не только в действиях, но и в выборе места.
Объектами для устройства засады в расположении противника могут быть избраны: глухие дороги, тропы, линии телефонных проводов, колодезь, отдельные землянки и водопои. Это далеко не полный перечень мест, где можно устраивать засады.
Пример.

"Хэндэ хох"
("Руки вверх")

Группировка противника на участке одной нашей части была не совсем ясна. Командование этой части приняло решение уточнить вражескую группировку и систему расположения огневых точек противника посредством захвата пленного. В период подготовки к разведывательной операции, в один из августовских дней на рассвете на нашу сторону перебежал фриц. На допросе он заявил о своём нежелании служить Гитлеру.
На переднем крае фриц показал расположение огневых точек противника, траншей, места проволочных заграждений и минных полей.
Затем перебежчик сообщил, что охрану блокгауза, расположенного в выступе леса, несут часовые. Один часовой выставляется впереди блокгауза (метрах в 50), второй - несколько в стороне; последний часовой, замаскированный ельником, с нашей стороны не виден. С фронта блокгауз прикрыт рогатками и колючей проволокой, с флангов - фугасами. Часовые выставляются на пост утром, на рассвете, а снимаются вечером, с наступлением темноты. Днём они сменяются через каждые два часа, ночью - службу не несут.
Командование решило организовать засаду в районе постов и захватить пленного.
Для проведения засады была выделена группа из пяти человек.
В ночь с 8 на 9 августа 1943 г. группа под прикрытием взвода автоматчиков поползла к переднему краю обороны противника и к часу ночи достигла окопа, где в дневное время располагался часовой.
Замаскировавшись, разведчики установили тщательное наблюдение.
В 4 ч. 20 м. они заметили немецкого солдата, идущего в сторону нашей засады. Когда он стал на пост, один из разведчиков, находившийся сзади него, крикнул: "Хэндэ хох". Часовой обернулся и, увидев перед собой группу наших бойцов, так растерялся, что безмолвно бросил винтовку и поднял руки вверх.
Разведчики заткнули ему рот кляпом и без единого выстрела возвратились с пленным в свою часть.
Засада действовала так бесшумно, что противник ничего не смог обнаружить.

Опыт действия пеших разведывательных партий в тылу противника

В оборонительном бою пешим разведывательным партиям, засылаемым в тыл врага, можно ставить следующие задачи:

Кроме того, пешне разведывательные партии, действуя в тылу врага, могут производить налёты на идущие колонны противника и захватывать пленных.
Пешие разведывательные партии, засылаемые во вражеский тыл, необходимо обеспечивать радиостанциями для своевременной передачи добытых сведений о противнике.
Все перечисленные задачи выполняются методами наблюдения и засад.
Разведывательные партии, предназначенные для действия в тылу противника, необходимо исключительно тщательно готовить. Разведчики должны отлично знать местность, на которой им предстоит действовать, и особенности обороняющегося противника, а также точно ориентироваться во всех деталях перехода через линию фронта и в маршрутах, по которым возможно движение в тыл врага и обратно.
Рассмотрим опыт успешных действий одной пешей разведывательной партии.
Разведывательная партия в составе 25 разведчиков и 6 сапёров под командованием капитана Трошкина получила задачу - разведать передний край промежуточного оборонительного рубежа и установить время и направление подхода противника с рубежа: Фомина, Вартынова, Мальцево, одновременно захватив пленного; по выполнении задачи разведывательной партии следовало отойти в своё расположение.
Для этой цели были отобраны лучшие разведчики. Они были вооружены автоматами, гранатами и холодным оружием, обеспечены тёплой, но лёгкой одеждой и снабжены продовольствием на четверо суток.
Разведывательной партии была придана радиостанция.
Разведчики проникли в тыл врага незаметно для него. Организовав наблюдение, капитан Трошкин разбил разведывательную партию на несколько небольших групп, поставив каждой из них конкретную задачу по сбору сведений о силах врага. В результате разведки разведывательная партия точно выяснила начертание переднего края промежуточного оборонительного рубежа противника и его огневую систему и установила движение артиллерии и обозов по большаку Ярцево-Духовщина.
Все эти сведения были переданы нашему командованию по радио. Разведывательная партия также своевременно донесла о начавшемся отходе противника и произвела внезапный налёт на его небольшую отходящую колонну в районе дер. Мальцево. Действия разведчиков оказались настолько неожиданными для противника, что он не смог оказать сопротивления и был отброшен в лес, северо-западнее Мальцево.
Кроме того, разведывательная партия хорошо изучила маршрут: Чернышёво, Юшино, Мушкевичи, Степаново, Перегощи, Болдино, Топорово, Лисичино и организовала в селе Чернышёво вторую засаду, осуществив налёт на одну из отходящих колонн противника. В завязавшейся схватке было уничтожено до взвода вражеских солдат, остальные солдаты разбежались, оставив на поле боя убитых и раненых. Разведчики захватили трофеи.
После налёта на колонну разведывательная партия быстро перешла в район Мушкевичи (на шоссе Москва - Минск), где обнаружила отход до дивизиона самоходных орудий противника в юго-западном направлении; все данные были переданы нашему командованию по радио.
С наступлением темноты разведывательная партия, обойдя обозы противника, расположилась в засаде в районе Лисичино. Вскоре к месту расположения засады подъехали автомашина и несколько мотоциклов с солдатами противника.
Подпустив противника совсем близко, разведчики бросились к машине и к мотоциклам; солдаты, находившиеся на машинах, в испуге начали разбегаться в разных направлениях, но меткие очереди из автоматов настигали фрицев.
В результате боя вражеские солдаты были почти полностью уничтожены, а 4 человека захвачены в плен.
Разведывательная партия, пробыв в тылу врага с 18 по 21 октября 1943 г. и успешно выполнив задачу, без потерь возвратилась в свое расположение.
Вывод. Опыт по засылке небольших групп разведчиков в тыл противника вполне оправдал себя, и этот метод рекомендуется применять, обращая особое внимание на подбор опытных и отважных разведчиков.

РАЗВЕДКА БОЕМ

Наиболее полное представление о противнике даёт разведка боем, поэтому в обороне данный метод разведки приходится применять часто. Разведка боем требует от офицеров штабов и командиров, чтобы план разведывательной операции был разработан особенно тщательно. Следует также внимательно продумать план тренировочных занятий с участниками разведки боем.
Посредством разведки боем можно точно устанавливать начертание переднего края обороны противника, систему его инженерных заграждений и сооружений, а также систему пехотного, миномётного и артиллерийского огня на переднем крае и в глубине обороны противника.
Командиры, организующие разведку боем, помимо подготовки разведчиков в тылу своих войск, должны:

Вся эта работа должна проходить скрытно, чтобы противник не мог заранее обнаружить наших намерений.
Опыт Отечественной войны показал, что там, где командиры предварительно проводят такого рода мероприятия, разведывательные операции имеют положительные результаты.

Разведка боем на широком фронте в районе Петуховка, Улики
22 ноября 1943 г.

Общая обстановка.
По данным на 20 ноября 1943 г., полученным путём наблюдения и от партизан, перешедших линию фронта, было установлено, что противник в течение 1-15 ноября производил на рубеже Петуховка-Пропойск перегруппировку своих сил и средств усиления. К 18 ноября фронт армии расширился за счёт полосы обороны левого соседа, на участке которого данные о противнике требовали уточнения.
Пленные подтверждали перегруппировку сил противника.
Снижение активности огня и сокращение движения транспорта и пехоты противника в полосе видимости просматриваемой глубины, а также неясность в группировке противника перед центром и левым флангом нашей обороны привели к решению организовать разведку поисками и одновременно провести разведку боем на широком фронте.
Захватом пленных и документов требовалось установить намерения противника, уточнить его группировку, подтвердить смену дивизий и определить нумерацию частей.
Разведкой боем следовало вскрыть систему огня, а также огневые позиции артиллерии и миномётов противника.
После проведенных нами ночных поисков противник проявлял большую настороженность; он усилил ночное наблюдение и боевое охранение, а также резко усилил освещение местности ракетами.
Разведку боем приказано было начать в 9 часов утра. При этом имелось в виду, что противник не будет ожидать действия нашей разведки в утренние часы, так как за последние два месяца мы почти не предпринимали разведку в дневное время.
Кроме того, по утрам бдительность противника понижалась: солдаты принимали пищу и отдыхали после прошедшей ночи.
В плане были намечены два этапа действия разведывательных отрядов боем: на первом этапе предусматривался короткий, но сильный артиллерийско-миномётный налёт по намеченным объектам атаки; на втором - должна была последовать стремительная атака и артиллерийско-миномётное окаймление объектов на все время действия разведывательных отрядов.
Устанавливалась продолжительность действий разведывательных отрядов (5-8 минут). Объекты нападения и атаки были расположены на расстоянии 60-250 м от переднего края нашей обороны.
Подготовка к поискам велась параллельно с тщательной подготовкой назначенных подразделений к разведке боем.
В этот период были намечены и изучены объекты атаки. Проводилась командирская разведка действующих подразделений и средств усиления. 21 ноября в светлое время в присутствии командиров разведывательных отрядов была проведена артиллерийско-миномётная пристрелка, имевшая целью показать офицерам, где и как обеспечиваются действия разведывательных отрядов огнём.
Личный состав разведывательных отрядов и разведывательных, партий перед операцией вывели в тыл и обеспечили ему нормальный отдых. Была произведена подгонка снаряжения, проверено оружие, выданы маскировочные халаты.
Всему личному составу отрядов был разъяснён порядок действия каждого бойца, отделения, порядок движения, атаки, захвата в плен, эвакуации пленных, отхода; разведчики усвоили сигналы взаимодействия.
В день операции был туман и лёгкий снегопад. Разведка боем началась в 9 часов утра.
Действия разведчиков протекали строго по плану. К 8 часам все разведывательные отряды и разведывательные партии заняли исходное положение. В 9 часов после короткого артиллерийского и миномётного налёта разведывательные отряды стремительно атаковали намеченные объекты. Выделенные группы фланговых прикрытий, оседлав траншеи противника, вели бой с вражеской пехотой, стремившейся помочь объектам, атакуемым нашими разведывательными отрядами.
В 9 ч. 05 м. разведывательные отряды и разведывательные партии, захватив пленных, отошли в расположение своей обороны. Так же организованно отошли и группы прикрытия.
Пленные принадлежали к 480-му пехотному полку 260-й пехотной дивизии, к батальону дивизионного резерва 260-й пехотной дивизии, к отдельному штурмовому батальону 9-й армии и к батальону дивизионного резерва 267-й пехотной дивизии.
Показаниями пленных были установлены: вывод 268-й и 36-й пехотных дивизий в тыл и смена частей 268-й пехотной дивизии отдельным штурмовым батальоном 9-й армии; подтвердилось наличие частей 267-й пехотной дивизии и уточнена была группировка 260-й пехотной дивизии. Пленные подтвердили переподчинение 267, 260, 36 и Г31-Й пехотных дивизий 41-му танковому корпусу, а также то обстоятельство, что управление 12-го армейского корпуса убыло на другой участок фронта.
Выводы.

1. Скрытность и тщательность подготовки к действиям, внезапность и стремительность атаки, хорошее обеспечение операции артиллерийским и миномётным огнём обеспечили выполнение задачи, поставленной перед разведывательными отрядами и разведывательными партиями дивизий.
2. В результате разведки боем, проведённой на широком фронте, группировка и огневая система противника были вскрыты полностью.
3. Успешным действиям разведки боем в дневное время в большой мере способствовали знание поведения противника и смелые, решительные действия всего личного состава.

Разведка боем в районе Сосновка в ночь на 30 июля 1943 г.
(Схема 27)

С целью вскрыть огневую систему противника и захватить пленных решено было провести разведку боем. Для выполнения этого задания командир соединения выделил стрелковую роту и взвод сапёров. Разведывательная рота была вооружена автоматами и ручными гранатами. Действия роты поддерживались одиннадцатью орудиями (для стрельбы прямой наводкой), шестью артиллерийскими и миномётными батареями и двумя взводами станковых пулемётов, предназначенных для обеспечения флангов. Объектом действий роты был выбран опорный пункт противника в районе Сосновка. Тщательным изучением избранного участка удалось определить местонахождение огневых средств противника, его боевого охранения, наблюдательных пунктов, а также порядок несения им службы и характер инженерных заграждений. После этого был составлен детальный план действий, в котором определялись исходное положение, пути движения, направления атак, места для проделывания проходов (как в своих заграждениях, так и в заграждениях противника), порядок отхода после выполнения задачи и огневое обеспечение роты поддерживающими средствами.
Сущность этого плана заключалась в следующем: рота действует двумя группами: группа № 1 в составе двух стрелковых взводов и группы сапёров атакой, предпринятой с юго-востока, овладев Сосновка, уничтожает находящийся там гарнизон и взрывает все землянки; группа № 2 в составе стрелкового взвода и части сапёров атакует южную часть опорного пункта, уничтожает гарнизон противника и расположенное впереди него боевое охранение. Обеим группам поставлена задача - захватить пленных, а сапёрам - установить в разных местах мины замедленного действия и противотанковые мины.
Для обеспечения роты от контратак с направления Однорядка выделяется группа в количестве 19 человек, которая должна овладеть траншеей севернее Сосновка и перейти к обороне фронтом на север и северо-запад; эта же группа имеет задачу - прикрывать отход северной атакующей группы. Обеспечение от контратак с юга возлагается на группу № 2, которая по овладении южной частью опорного пункта, выделяет прикрытие фронтом на юг.
Пулемётные взводы, располагаясь в своих траншеях на флангах роты, должны подавлять ранее обнаруженные огневые точки противника в северной и южной части опорного пункта до захвата их пехотой, после чего отсекать возможные контратаки противника с севера и юга.
Орудия прямой наводки во время движения пехоты в атаку уничтожают ранее обнаруженные огневые точки противника, а во время боя внутри опорного пункта и в период отхода ведут огонь по тем огневым точкам, которые будут мешать пехоте; огонь открывается по сигналам пехоты (ракеты в направлении цели).
С началом атаки пехоты артиллерия и миномёты, производя пятиминутный налёт с закрытых позиций, подавляют огневые точки противника в западной части опорного пункта и на флангах; отсекают противнику - путь отхода огнём на переправах через р. Порусья у Сосновка; применяя заградительный огонь, не допускают контратак из однорядка и леса западнее Сосновка, а после того как противник откроет артиллерийско-миномётный огонь, подавляют его ранее засеченные батареи.
Атака пехоты намечена была 30 июля 1943 г. в 00 ч. 30 м. по сигналу - взрыв удлинённых зарядов в проволочных заграждениях; по этому же сигналу артиллерия и пулемёты должны были произвести пятиминутный огневой налёт.
Для выполнения обеими группами своих задач отводи; один час, после чего разведчикам следовало по радиосигналу, дублируемому ракетами, начать отход.
Для подготовки роты к выполнению этого плана было отведено 10 суток. В течение всего периода подготовки с участника; операция было проведено около 10 занятий, на которых весь личный состав обучался бесшумному передвижению и бою в траншеях, причём особое внимание уделено было гранатному бою. С командирами стрелковых и артиллерийских подразделений детально отрабатывались вопросы взаимодействия и связи. Учитывая опыт ранее проведённых частных операций, все командиры стрелковых рот и взводов, а также командиры батарей были снабжены общими схемами ориентиров для более точного и быстрого целеуказания.
В результате этих занятий каждый командир подразделения и рядовой знал и умел выполнять всё, что от него требовалось предстоящем бою. К 28 июля рота была готова к действиям.
В этот же период со всеми командирами взводов проводилась рекогносцировка; на местности были поставлены задачи каждом подразделению; пулемёты и орудия, предназначенные для стрельбы прямой наводкой, заняли свои позиции.
В ночь на 29 июля сапёры проделали проходы на минном участке противника и подготовили проволочное заграждение взрыву. В день проведения разведывательной операции, 29 июля, рота заняла исходное положение, а с наступлением темноты группы начали выдвигаться на рубеж атаки. Тёмная ночь и умение разведчиков передвигаться бесшумно способствовали тому, что рота незаметно выдвинулась почти вплотную к проволочным заграждениям. 30 июля в 00 ч. 25 м. обе группы были готовы к атаке.
Необходимо отметить одно обстоятельство, которое могло бы сорвать внезапность атаки: северная обеспечивающая группа, не имевшая перед собой проволоки, вместо того чтобы занять перед атакой исходное положение у траншеи, выдвинулась к самой реке и не столкнулась с противником только потому, что он не имел во всём этом районе ни единой огневой точки, ни одного поста, чего могло и не быть.
В 00 ч. 30 м., приняв радиосигналы о готовности групп к атаке, командир части приказал сапёрам взорвать проволочное заграждение. После подрыва проволоки артиллерия и пулемёты открыли, согласно намеченному плану, огонь, а пехота бросилась в атаку. Атака была настолько стремительной, что противник не успел оказать никакого сопротивления, и обе группы, ворвавшись в опорный пункт и уничтожая гранатами находившихся в траншеях и выбегавших из землянок немцев, стали "распространяться" каждая в своём направлении.
Этому успеху во многом способствовала артиллерия, которая совершенно подавила своим огнём оборону противника; орудия уничтожили прямой наводкой несколько огневых точек ещё до того, как они открыли огонь, остальные же были настолько деморализованы, что в продолжение всего боя почти не вели огня. Через несколько минут после начала атаки вражеские пулемёты открыли интенсивный огонь из опорного пункта Однорядка, но он вёлся по подступам к Сосновка, тогда как наша атакующая пехота находилась уже на переднем крае и потерь от этого огня не несла.
Во время боя внутри опорного пункта некоторые огневые точки противника пытались вести огонь вдоль траншей, но благодаря хорошей связи пехоты с орудиями, ведущими огонь прямой наводкой, они быстро подавлялись.
Спустя 30 минут после начала атаки, по переднему краю нашей обороны и по восточным траншеям Сосновка был открыт огонь нескольких артиллерийских и миномётных батарей противника. Однако наша артиллерия, зная районы их огневых позиций и имея подготовленные данные, быстро определяла, какие именно батареи ведут огонь и своим огнём заставляла их умолкать.
В этом бою особенно ярко сказались хорошая выучка личного состава роты и согласованность в работе командиров стрелковых и артиллерийских подразделений. Умело действуя гранатами и сохраняя непрерывную связь с артиллерией, пехота энергично продвигалась вперёд; через 1 ч. 15 м. обе группы полностью овладели опорным пунктом, выйдя к берегу р. Порусья. Немцы, теснимые нашей пехотой, начали отход за реку, но артиллерия, ведя огонь по району переправы у Сосновка, нанесла им большие потери, и уйти удалось немногим.
30 июля в 1 ч. 50 м. после доклада командиров групп о захвате опорного пункта последовало распоряжение об отходе. Под прикрытием обеспечивающих групп и огня артиллерии рота, захватив всех своих раненых, организованно оставила опорный пункт и к 3 часам отошла в своё расположение. Перед отходом сапёры успели установить в разных местах опорного пункта 30 противопехотных мин и в одном из уцелевших блиндажей одну мину замедленного действия, которая должна была взорваться 31 июля в 14 часов. Наблюдатели установили, что в течение 30 и 31 июля в расположении противника происходили взрывы; это свидетельствовало о том, что если немцы и обнаружили часть мин, то не все; взорвалась и мина замедленного действия.
Вывод. Этот пример показал, что разведка боем ночью в составе роты при тщательной её организации и подготовке личного состава может дать отличные результаты. В ходе боя ещё раз подтвердилось значение предварительной тренировки в бесшумном передвижении, в ведении боя в траншеях вообще и в частности гранатного боя, а также значение предварительно продуманного до мелочей взаимодействия пехоты с поддерживающей артиллерией; полностью оправдало себя использование общих ориентирных схем, благодаря чему пехота смогла быстро и точно указать цели артиллерии.
В результате боя роты была вскрыта огневая система противника и истреблено более 100 немцев, не считая тех, которые были уничтожены огнём артиллерии на переправе и на западном берегу р. Порусья. Кроме того, взорвано и разрушено артиллерией 13 землянок и блиндажей с бойницами, уничтожено 6 миномётов, 22 пулемёта, 2-75-мм орудия и взорвано 3 склада с боеприпасами; захвачено и доставлено в наше расположение 4 пленных немца и трофеи: 3 станковых пулемёта, 6 винтовок, 5 пистолетов, 1 бинокль, 1 противогаз и 1 химнакидка.
По показаниям пленных, опорный пункт Сосновка оборонялся двумя пехотными ротами (общей численностью в 190 человек), усиленными 5 станковыми и 6 ручными пулемётами. В траншеях на западном берегу р. Порусья находилась лишь незначительная часть солдат, основные же силы рот располагались на восточном берегу; вследствие того, что за реку удалось отойти лишь немногим, можно считать, что эти две роты противника были разгромлены.
Отличным результатам операции способствовали не только хорошая организация и смелые действия разведчиков, но и то обстоятельство, что противник имел на этом участке плохое охранение, вёл себя пассивно и не располагал на восточном, берегу р. Порусья резервами. Удачный выбор участка действия и умелое использование элемента внезапности сыграли решающую роль в успехе разведчиков.

 

Глеб АЛЕХИН

РАЗВЕДЧИК ДЕНИСОВ

Когда срочно потребовалось захватить контрольного пленного, начальник штаба вызвал бывалого разведчика старшего сержанта Денисова и, объяснив ему задачу, спросил:
- Приведёшь?
На счету Денисова было уже два "языка". Его знали как бесстрашного и настойчивого следопыта. О нём говорили: "Если Денисов сказал, - точка, всё будет в порядке".
Внимательно выслушал Денисов начальника, штаба. Вопрос был поставлен прямо. Разведчику припомнился отец - бородатый сибиряк с жёлтыми от махорки и столярного клея пальцами. Сколько раз он, Семён, вот так же сидел перед отцом и думал: "А ведь хороший у меня батька". А отец, заставляя его выстругивать сложную деталь, строго спрашивал: "Сделаешь?"
Денисов откинул со лба прядь волос и твёрдо сказал:
- Приведу, товарищ майор.
Спать ложились раньше обычного; раздеваясь, Денисов поделился с товарищами:
- Завтра, ребята, пойдём на дело. Есть возможность отличиться. Чего сощурился, Норкин?
- Отличишься там, у прохода, - отмахнулся Норкин. - Возьмите в группу захвата.
- Эх, ты, солдат! - усмехнулся Денисов. - Пора знать: в разведке подмастерьев нет - все мастера. Вот, скажем, стоишь ты ,у прохода за вражеской проволокой и прикрываешь группу захвата. А в это время немцы обтекают её с "нейтральной" или с фланга. Кто спасёт нас и всё дело? Ты. Значит, кто больше рискует? Ты. Ведь нам легче - мы вместе действуем, группой. А ты один или, скажем, двое вас. Так кто же может больше отличиться? А?
Молодой разведчик Норкин смутился и уткнул нос в подушку. Теперь он уже опасался, чтобы командир не передал другому столь ответственный пост.
Старший сержант уснул не сразу. "А что если сорвётся.... Я ведь слово дал...", - лезли в голову мысли.
Ноябрьский вечер пришёл красивый и величественный. На небе зажглись звёзды. Даже не верилось, что впереди за кустарником - колючая проволока, мины, ДЗОТ...
Семь разведчиков шли пригнувшись, гуськом, сливаясь в темноте в одно длинное тело.
Когда разведчики дошли до проволочного забора, Денисов сам принялся резать проволоку. Проделывал он это ловко, бесшумно. И бойцы сразу поняли - если старший группы взялся за ножницы, значит, упорства у него сегодня вдвое больше.
У первого прохода Денисов оставил Норкина и Сластникова. С остальными продвинулся вперёд. "Тут должен быть завал", - прикидывал он, отсчитывая шаги. Действительно, через 300 м группа наткнулась на второе препятствие.
Проделав проход, Денисов оставил около него ещё двух человек. К немецкой траншее ползли втроём.
Однако через 100 м командир неожиданно для себя обнаружил проволочные рогатки. А ведь ещё вчера, когда он разведывал этот участок, никаких рогаток не было. "Уж не поджидают ли?" - мелькнула у него мысль, и он замер, насторожившись.
Тишина. Денисов снова прорезал проволоку. И на этот раз он сделал это мастерски, без единого звука. Потом подумал: "Придётся оставить проход без прикрытия". Трое разведчиков ещё плотнее прижались к земле. Но не успели они проползти и десяти шагов, как наткнулись на спираль Бруно. "Вот нагородили, черти", - выругался Денисов и в третий раз взялся за ножницы.
- Мины, - шепнул сержант Быковский.
- Вижу.
На колышке чернели шрапнельные мины. Ловко обезвредив их, Денисов топотом приказал: "За мной".
Группа захвата подползла к шоссейной дороге.
- Тут скорее всего пойдут, - рассудил командир, указывая на фундамент разбитого дома, - спрячьтесь за камни.
Трое разведчиков спрятались за фундамент. Кругом было тихо, безлюдно. Казалось, смельчаки проникли в мёртвое царство. "Хоть бы одна сволочь крякнула", - подумал Денисов, напрягая слух.
И в этот момент слева послышался свист. Три силуэта приближались к развалинам дома, Денисов шепнул:
- Огня не открывать.
Он распределил: на каждого разведчика приходилось по одному немцу. Когда свистуны поравнялись с фундаментом, Денисов накинулся на головного.
- Штиль! - крикнул он, прижимая фрица к земле.
Двух других немцев быстро прикончили. Короткая очередь из автоматов не выдала разведчиков. Враг опомнился лишь тогда, когда отважные советские воины втащили "языка" в штаб и наши артиллеристы в честь героев угостили немцев беглым огнем.
Поиск длился два с половиной часа. Контрольный пленный оказался, исключительно ценным "языком". Начальник штаба снова вызвал Денисова.
- Во-первых, - сказал он, протягивая ему белоснежный лист с золотыми буквами, - получите Почётную грамоту от ЦК комсомола... Во-вторых, подписан приказ о награждении вас орденом Славы...
Он крепко пожал руку старшему сержанту и по телефону вызвал фотографа.
- Теперь портрет ваш будет во всех землянках, товарищ Денисов!
- Зачем же портрет, - смущённо проговорил Денисов. - Вы бы лучше, товарищ майор, моему батьке письмо нависали. А то ещё не поверит старик. Бывало в детстве обманывал я его, не путёвый был...
- Ну, это может когда и было, - улыбнулся майор, - а теперь вы кавалер ордена Славы, и ваши боевые друзья будут гордиться вами.

 

Майор Н. А. ИВАНОВ

НАБЛЮДЕНИЕ ПРИ ПОДГОТОВКЕ И ПРОВЕДЕНИИ ПОИСКА

Под наблюдением нужно понимать получение данных о противнике при помощи зрения и слуха. Наблюдение является одним из методов разведки, и правильная организация его даёт возможность до мельчайших подробностей изучить район предстоящих действий, определить группировку противника на переднем крае, а также характер и систему огневых точек и режим поведения. Наблюдение играет первостепенную роль при подготовке и проведении поиска, оно является также ключом к успешному осуществлению задуманной операции по захвату пленного.
Каждый офицер, проводящий поиск, должен предварительно на местности определить и нанести на схему: где проходит передний край обороны противника, где расположены проволочные заграждения, минные поля и другие препятствия, могущие помешать работе группы; наличие ДОТ, ДЗОТ, окопов, блиндажей и ходов сообщения; места возможных ночных засад вражеских групп; маршрут движения; огневые точки станковых и ручных пулемётов и других огневых средств. Не изучив данных вопросов, офицер-исполнитель не сможет правильно оценить противника, выбрать объект и определить момент нападения на него.
Для разрешения этих вопросов приходит на помощь наблюдение. В зависимости от того, в какие периоды подготовки и проведения поиска оно осуществляется, его можно разделить на наблюдение за районом предстоящих действий с целью выбора объекта нападения, наблюдение за объектом с целью его изучения и наблюдение за противником и действующей разведывательной партией при проведении поиска.
Непрерывное наблюдение за районом предстоящих действий организует офицер-исполнитель после получения задачи на проведение поиска. Предварительно он должен тщательно ознакомиться с местностью и со всеми записями в журнале наблюдения выбранного района.
При организации наблюдения за районом предстоящих действий необходимо учитывать условия местности и погоды, но порядок ведения наблюдения остаётся неизменным при всех условиях. Максимально используя светлое время суток, нужно организовать наблюдение для выяснения в каждый данный момент следующих вопросов: как ведёт себя противник в этом районе, где и какие имеются у него огневые точки; куда и когда выставляет он секреты и патрули, автоматчиков, ракетчиков; в какие часы производит смену и отдыхает. Необходимо также выявить ночную огневую систему противника и определить, какие миномётные и артиллерийские батареи ведут огонь и откуда.
Для освещения этих вопросов нужно иметь минимум два наблюдательных пункта, а в условиях лесистой или пересечённой местности - три и более в составе 3-4 наблюдателей. Для того чтобы полностью охватить изучаемый район наблюдением, рекомендуется засветло нарезать и изучить секторы для каждого наблюдательного пункта, которые должны взаимно перекрывать друг друга, что обеспечит дублирование сведений о противнике и, следовательно, большую их достоверность.
Каждому наблюдательному пункту в отдельности в форме приказа ставятся задачи и даются указания, в которых сообщаются сведения о противнике, действующем впереди своей части, место наблюдательного пункта, сектор наблюдения и главное направление на нём, места соседних наблюдательных пунктов, их секторы, основная задача наблюдения (на что обратить особое внимание). Необходимо, чтобы офицер, возглавляющий поиск, лично вёл наблюдение в данном районе и выбирал объект атаки. Торопливость при этом вредна; наблюдатель принесёт больше пользы, если просидит в своем наблюдательном пункте лишний день, но зато тщательно изучит объект и добудет больше сведений. Только на основе тщательного наблюдения можно правильно выбрать объект атаки. Объектами могут быть: секрет, пост, полевой караул, ДЗОТ, отдельные огневые точки и т. п.
Наблюдение за объектом атака организуется после того, как объект выбран. При этом наблюдением необходимо: определить режим и поведение противника, равно как и количество людей, находящихся в данном объекте; определить характер и систему; объекта (ДОТ, ДЗОТ, землянка, количество и направление амбразур и пр.), а также ходы сообщения и траншеи, ведущие в тыл; выяснить, как, откуда и какими огневыми точками прикрывается объект атаки; установить вероятные направления контратак и места поддерживающих средств. В подобных случаях нет необходимости расстраивать ранее организованное наблюдение, необходимо лишь переключать его на выявление указанных вопросов. В этот период необходимо пропустить через наблюдательный пункт весь состав действующей разведывательной партии, чтобы ознакомить его с объектом, местностью, на которой придётся действовать, и препятствиями, которые могут встретиться на пути. Только после тщательного изучения объекта атаки составляется план действия. О том, какую роль играет наблюдение за объектом атаки, показывает следующий пример действия поисковой группы.
Разведывательному дозору была поставлена задача - захватить пленного. Переправившись через реку Н., дозор двинулся к объекту, но, не дойдя 40 м до него, обнаружил в 20-40 м левее объекта 2 ДЗОТ, которые при наблюдении не были установлены; наличие их явилось для командира и бойцов неожиданностью и привело к тому, что группа отошла, не осуществив захвата пленного. Таким образом, несмотря на хорошую подготовку группы, разведчики не выполнили задачи вследствие того, что объект был ими недостаточно изучен; при внимательном наблюдении ДЗОТ можно было бы обнаружить и своевременно принять необходимые меры.
Недооценка роли наблюдения ведёт к растерянности при неожиданных действиях противника. Хорошо организованное наблюдение в большой мере предрешает успех действия разведывательной партии. Проиллюстрируем последнее положение на следующем примере.
Наблюдением было установлено, что финны выставили на опушке леса боевое охранение. Разведчики немедленно приступили к детальному изучению противника с целью подготовки данных для поиска. Средства наблюдения были использованы полностью и дали необходимый материал; когда же разведывательная партия приступила к действиям, то наблюдатели обнаружили, что около 20 финнов обходят разведчиков справа по траншее. Разведывательная партия стремительно ворвалась в траншею противника, уничтожила до 30 финнов, взорвала несколько землянок и захватила пленного.
Действия разведывательной партии имели полный успех благодаря четко организованному наблюдению.
При проведении поиска наблюдение ведётся по двум направлениям: во-первых, за противником, с целью своевременного обнаружения предпринимаемых им контрмер; во-вторых, за действиями разведывательной партии, с целью обеспечения безотказного управления его и проведения в жизнь организованного ранее взаимодействия.
Наблюдение за действиями разведывательной партии и за действиями противника организует офицер штаба. Офицеры штаба и офицеры поддерживающих средств ведут наблюдшие с взводных, ротных, батальонных и артиллерийско-миномётных наблюдательных пунктов. Ввиду того что поисковые разведывательные партии в большинстве случаев действуют ночью, целесообразно назначать специальные наблюдательные пункты в составе двух-трёх наблюдателей с офицером штаба, которые выдвигаются к району действия и ведут наблюдение за работой партии, её сигналами, а также за действием противника. Офицер, руководящий работой группы, должен иметь при себе опытного бойца-наблюдателя, обладающего хорошим слухом, которому он обязан четко ставить задачу и указывать, за чем вести наблюдение, на что обращать особое внимание и о каких сигналах докладывать немедленно.
При наблюдении за действиями противника нужно обращать внимание на поведение противника и особенно на его огневые точки, которые противодействуют работе разведчиков; в то время как разведчики заняты выполнением своей непосредственной задачи, необходимо с целью проверки системы вражеской обороны и своевременного подавления огневых точек засекать их с наблюдательных пунктов, специально для этого организуемых.
При подготовке и проведении поиска нужно помнить, что чётко организованное наблюдение даёт возможность правильно выбирать и изучать объект атаки, что является одним из основных условий успешного выполнения поставленной задачи.

 

Капитан В. ШАПОШНИКОВ

ОБХОДОМ С ТЫЛА

"Язык" был нужен до крайности. Уже двое суток наблюдали Клепиков и Антоненко за передним краем вражеской обороны в поисках подходящего объекта для захвата пленного. Ночью они разглядели фигуру солдата, ходившего вокруг блиндажа. Подготовившись, группа под командой лейтенанта Клепикова вышла в разведку. Ночь выдалась тихая. Ползком, осторожно пробирались разведчики к проволочному заграждению.
Когда, шипя и вспыхивая, взвивалась немецкая ракета, они припадали к снегу, а как только ракета гасла - двигались дальше. Вот уже пройдено два кола проволоки.
Блиндаж, у которого Клепиков и Антоненко заметили часового, находился в ста метрах правее проволоки. Но разведчики ползли влево, от блиндажа, углубляясь в расположение противника.
Вот уже метров пятьсот, если не больше, проползли разведчики. Двигавшийся первым Клепиков нащупал тропинку. Здесь минут десять лежали, вслушиваясь и всматриваясь. Затем Клепиков встал во весь рост. За ним встали все и вытянулись в затылок друг другу вдоль тропинки. Клепиков шёл впереди. Группа, не спеша и не крадучись, свободно шла по тропке обратно в сторону проволочного о заграждения. Можно было напороться на патруль на каждом шагу, но разведчики не останавливались ни на секунду. Пристально всматривался Клепиков вперёд и в стороны. Он ещё не был уверен в том, что эта тропинка выведет их к блиндажу, у которого он видел часового. А следовало спешить, так как скоро должна была прийти смена.
Вдруг впереди, шагах в двадцати, раздался негромкий выкрик. Нельзя было разобрать слов немецкой фразы, но разведчики помяли общий смысл её. Нужно было делать то, что требовал часовой. Клепиков двинулся к нему. Не доходя до него, он на мгновение остановился, крикнул по-русски невнятно и скороговоркой: "Грабли" ...и снова продолжал идти.
Клепиков был уверен, что немец, не удовлетворившись его ответом, вот-вот остановит его и потребует повторить пароль. Но часовому, видимо, лень было переспрашивать или не хотелось признаться, что он не расслышал пропуск. К тому же, часовой и не был особенно насторожен: ведь идут из своего расположения, из тыла - значит, смена.
Не снимая автомата с плеч, держась правой рукой за ремень, с пистолетом в левой руке, который он прикрывал ладонью, Клепиков шёл прямо на часового. Тот спокойно стоял, полуобернувшись к Клепикову, делая вид, что внимательно вглядывается в сторону противника.
Когда немец повернул голову и увидел перед своим носом дуло пистолета, он растерялся. Резким рывком левой руки Клепиков выбил у часового автомат. В тот же момент на него набросились Тарасов и Антоненко, которые следовали за Клепиковым. Немец был захвачен в плен, не успев опомниться и не издав ни единого звука.
Разведчики начали отход. Предстояло пройти нейтральную зону. Вот они уже наполовину прошли её. Наступало знакомое всем облегчение после нескольких напряжённых часов. Теперь уже почти "дома".
Вдруг впереди, совсем близко, разведчики услышали глухой шопот и шуршанье камыша.
Они залегли. Кто-то приближался к немецкой обороне.
Шорох становился всё более явственным. Вот уже на фоне кустов появились фигуры пяти человек. Разведчики продолжали лежать.
Когда два человека подошли совсем близко, Клепиков резко спросил:
- Фрицы?
Немецкий голос откликнулся:
- Курт!
Клепиков мгновенно дал длинную очередь. Антоненко держал автомат наготове, чтобы уложить убегающего, но убегать никто не собирался: Клепиков уложил всех.
Оказалось, что Клепиков неожиданно попал в цель. Он крикнул "Фрицы?", желая узнать, немцы это или русские, а в группе немцев был солдат Шмидт, по имени Фриц. Он находился в ядре группы и, думая, что его зовет бывший в передовом дозоре Курт, откликнулся.
Разведчики захватили богатую добычу: часового, раненого Фрица Шмидта и документы.

 

Капитан Д. П. СУРАЕВ

РАЗГРОМ ПОЛЕВОГО КАРАУЛА ПРОТИВНИКА

Сентябрьская лунная ночь. Местность открытая. В небо взвиваются вражеские ракеты, освещая Синявинские торфяники. Противник за последнее время стал особенно бдительным. Действия наших разведывательных партий сильно затруднены.
Так было, когда командир соединения поставил разведчикам задачу - захватить "языка" в стыке между двумя рабочими посёлками.
Обстановка требовала точно установить, какие инженерные сооружения и части противника находятся на участке деревни Л. и рабочих посёлков А и Б.
Получив задачу, мы установили круглосуточное наблюдение за стыком. Первым заметил на торфяном поле землянку разведчик-наблюдатель Стуков. "В ней разместится не менее 10-12 немцев", - подумал он.
Продолжая наблюдение, Стуков обнаружил, что, когда стемнело, к землянке подошла группа солдат в 20-22 человека, вооружённых автоматами, винтовками, ручным пулемётом и двумя ротными миномётами. Утром 10-12 солдат ушли обратно в посёлок, а прочие остались в землянке. Стуков доложил, что гарнизон, находящийся в землянке, представляет собой не что иное, как полевой караул, охраняющий стык.
Вывод разведчика заслуживал внимания. Через некоторое время Стуков точно установил место расположения полевого караула и его огневые точки.
Получив сведения о противнике и наметив объект атаки - землянку, - я решил произвести разведку местности. Взяв с собой своего заместителя и четырёх разведчиков, скрытно выдвинулся на нейтральную зону. Изучить пути подхода, направление нападения на объект и путь отхода после выполнения задачи - вот какие вопросы поставил я перед собой. Вся эта работа была проделана в течение ночи.
Уточнив всё на местности, я принял решение составить поисковую группу из 22 разведчиков. Группа захвата включала в себя 10 человек (командир группы старшина Пирогов), правая обеспечивающая группа - 5 человек (командир группы лейтенант Тимошенко), левая обеспечивающая группа - тоже 5 человек (командир - младший лейтенант Смоляк). Все группы возглавлялись старыми, бывалыми разведчиками-орденоносцами.
Сам я со своим заместителем Гавриловым решил следовать с группой захвата. План был составлен чёткий. Разведчики знали задачу и уяснили свои обязанности.
Наступило долгожданное время. Выходим с исходного рубежа. Яркий лунный свет. Приходится ползти. Ползём 600 -700 м по торфу. Мы должны опередить немецкий полевой караул и занять землянку до прихода противника.
Первой движется обеспечивающая группа, за ней два сапёра и я с двумя связными, за нами следует группа захвата. Последней движется прикрывающая группа.
В 19 ч. 40 м. мы достигли исходного рубежа для действий. Землянка находится рядом с нами, в 25-30 м. По всем признакам она пустует.
Через 5 минут я вызвал командиров групп для уточнения ранее поставленной задачи. Определил им места, где расположить разведчиков, разъяснил, как обеспечить работу захватывающей группы, принял все меры для обеспечения флангов, указал, как должна отходить захватывающая группа после выполнения задачи. Затем я указал сапёрам, в каких местах сделать проходы в проволочном заграждении.
Группы заняли указанные места. Сапёры плотно прижались к торфу. Поползли. Проволочное заграждение рядом. Через 10- 15 минут сапёры дали сигнал о готовности прохода.
Командир захватывающей группы старшина Пирогов прошёл к землянке и взял под обстрел выход из неё. Затем я приказал осмотреть землянку. Старшина Пирогов и рядовые Васильев, Седых, Морозов ворвались в неё. Нары пустовали. На столе стоял телефонный аппарат. В углу были брошены ящики с гранатами. Тщательно осмотрев землянку, разведчики возвратились на свои места. Вся работа, начиная с нашего движения с исходного положения, заняла 40 минут.
По данным предварительного наблюдения, полевой караул немцев должен был прибыть сюда из рабочего посёлка в 20 часов. Мы усилили наблюдение за посёлком. В 19 ч. 55 м. младший лейтенант Смоляк доложил:
- Вижу - немцы выходят из посёлка.
В это время мой связной Раскатов тоже заметил противника. Я поднял руку, чтобы сообщить об этом сигналом Пирогову; Пирогов сигналом ответил мне "вижу".
В 20 ч. 05 м. полевой караул немцев был уже виден хорошо.
Он продвигался тремя группами. Впереди шёл здоровый фельдфебель, за ним 8 солдат. Вторая группа из 7 человек имела на вооружении: автоматы, ручной пулемёт и 2 ротных миномёта. Третья группа из 6 человек была вооружена только автоматами.
20 ч. 10 м. Тишина. Мои разведчики затаили дыхание. Первая группа противника находится рядом с ними. Вторая группа подошла и остановилась напротив нашей обеспечивающей группы.
Дорога каждая секунда. По команде старшины Пирогова ливень пуль ударил по первой группе немцев. Одновременно разведчики Смоляка в упор стали расстреливать вторую группу. На помощь фашистам поспешила их третья группа. Но по ней открыли автоматный огонь сержант Пергманов и его бойцы.
Полевой караул противника был уничтожен. Из 22 немцев в живых не осталось ни одного. Мы взяли трофеи: 4 автомата. 2 бинокля, миномёт, а также ценные документы, показывающие, к какой части принадлежал этот полевой караул.
Без потерь, по заранее намеченному маршруту, мы отошли на исходное положение. Победа была большая, но задачу не выполнили: "языка" не взяли; это омрачало настроение каждого из нас.
Получили приказ повторить задачу. Сообщаю об этом разведчикам. Детально разбираем положительные стороны и недостатки проведенной операции.
- Достанем, товарищ старший лейтенант, обязательно достанем "языка", - говорят мои разведчики.
Снова ведём наблюдение. Днём следим за противником с наблюдательного пункта, ночью выходим на нейтральную полосу.
Прошло 4 дня. Разработан новый план. На этот раз мы удаляемся от землянки немцев на 50-70 м влево. Усиливаем нашу группу ручными пулемётами для прикрытия от нападения противника с флангов и с тыла. Начало действий устанавливаю на 4 часа утра.
Противник насторожен и боязлив. Его полевой караул увеличен до 34 человек. Местность сильно освещается ракетами. Решаем перехитрить врага. На торфяном поле поджигаем кучу торфа. Пусть немец думает, что она загорелась от его ракет. Торфяная куча находится недалеко от землянки, и фашистам невыгоден пожар: он освещает подходы к землянке от посёлка.
- Может быть, на наше счастье фрицы пойдут тушить огонь, - шопотом говорю я связному.
Ждём. Спустя некоторое время Тимошенко докладывает:
- Из посёлка вышли два фрица. Идут по направлению к нам.
Как, выяснилось впоследствии, это были ефрейтор и унтер-офицер, посланные тушить горящий торф.
Немцы идут спокойно. Вот они миновали проход в проволочном заграждении. Осторожно приближаются к месту пожара. В это время группа лейтенанта Тимошенко перерезает им путь отхода и берёт фрицев в полукольцо.
Немцы достигли горящего торфа. Остановились. Дым стелется по земле, благодаря чему мы имеем возможность подойти к ним ближе. Вот до них осталось уже 15-20 м. Я даю сигнал приготовиться к броску. Затем по команде одновременно открываем огонь из 15 автоматов. Стреляем вверх. Огонь ошеломляет немцев. Ефрейтор от испуга падает на колени и поднимает руки вверх. Унтер-офицер сначала бросается в кустарник, но потом приходит в себя и пытается защищаться. Однако наши разведчики захватывают его в плен.
На допросе немцы дали ценные сведения.

 

МАКСИМОВ

ЗАХВАТ "ЯЗЫКА" ГРУППОЙ СТАРШЕГО СЕРЖАНТА СТРЕЖНЕВА

Штабу Н-ского соединения стало известно, что перед фронтом соединения южнее Оленино у противника произошла перегруппировка и появились новые части. Для установления нумерации, дислокации и численности подошедших частей решено было захватить контрольного пленного. Наблюдение показало, что наиболее удобным для захвата "языка" является район Коротня (11 км южнее Оленино). В Коротня находился гарнизон противника, а на 2 км южнее - в Степанково - его боевое охранение: Пищу для боевого охранения носили в термосах из Коротня по дороге, идущей лесом.
Командир разведывательной роты решил организовать на этой дороге засаду. Выполнить задачу пожелала группа из 6 добровольцев под командой старшего сержанта Стрежнева.
Началось тщательное изучение обстановки по карте и посредством личного наблюдения на местности. Затем, дождавшись пасмурной погоды, группа вышла на выполнение задачи. Разведчики двигались лесом, по обочине дороги. Темнело. Ветер дул со стороны противника. Падал мокрый снег. Солдаты противника, находившиеся у огневых точек, кутались в плащи, часто уходили в шалаши и громко разговаривали.
Пройдя боевое охранение противника, разведчики услышали немецкую речь. Дозорные доложили командиру, что на развилке дорог (1,5 км юго-западнее отметки 259,5) установлен станковый пулемёт, который обслуживается расчётом из 5 человек. Учитывая, что эта местность ранее обстреливалась нашей артиллерией, старший сержант решил уничтожить огневую точку гранатой. Взрыв гранаты не мог вызвать подозрения ни у боевого охранения, ни у гарнизона Коротай. Уничтожение пулемётной точки было поручено сержанту Копытову. С двумя красноармейцами он подполз к пулемёту и двумя гранатами уничтожил огневую точку и расчёт. У убитых были изъяты солдатские книжки, письма и жетоны (личные знаки солдата).
После уничтожения огневой точки в 1 км севернее её была организована засада. Светало. На дороге показалось двое немецких солдат, несших в термосе завтрак для боевого охранения. Сержант Стрежней решил, что целесообразнее захватить их на обратном пути. Если захватить их сейчас, боевое охранение, естественно, заинтересуется, почему не несут завтрака, и малейший шум на дороге привлечёт его внимание. Немцев пропустили. Часа через два они появились снова, возвращаясь обратно. Тогда повар Сисько и красноармеец Шервин сделали внезапный бросок. Прикладами автоматов они сбили одного немца с ног. Второй, пытавшийся оказать сопротивление, был уничтожен ножом. С мерами охранения, двигаясь лесом в 30-40 м в стороне от дороги, разведчики без потерь вернулись в свою часть.
Пленный оказался дважды награждённым солдатом особой бригады СС. Его показания, подтверждённые документами, изъятыми у убитых солдат, вскрыли группировку противника на этом участке.
Выводы. Захват контрольного пленного методом засады лучше всего производить мелкими группами на дорогах и тропах, соединяющих боевое охранение с подразделениями, выставившими его. Эти дороги (тропы) находятся обычно на небольшом удалении от нашей передовой линии. Кроме того, как правило, по этим дорогам небольшие группы противника доставляют пищу солдатам боевого охранения.
К захвату контрольного пленного методом засады можно приступить лишь после тщательного изучения местности и расположения боевого охранения и огневых средств противника.
Для захвата пленного лучше всего отбирать добровольцев - храбрых, инициативных, физически развитых разведчиков.
Рассматривая приведенный эпизод, необходимо отметить, что командиром были приняты правильные решения при уничтожений1 огневой точки противника; удачно было выбрано и время для захвата пленного.

 

Капитан В. ШАПОШНИКОВ

ЗА БОЕВОГО ТОВАРИЩА

Чуть замёрзшие болота, поросшие высоким камышом и кустарником, тянутся на протяжении нескольких километров. Это - нейтральная зона.
Идёт человек в десяти метрах, и его не видно, а при лёгком ветерке и услышать нельзя.
Старшине Лапину дано задание с группой разведчиков залечь на три дня на тропу в нейтральной зоне и захватить "языка".
Тропа тянется от обороны противника в нашу сторону километра на два. По ней патрулируют немцы.
Условлено было, что на четвёртый день в полдень на смену придёт другая группа под командой сержанта Вильчика. Встречу назначили у изгиба ручья у тропы.
Уже второй день лежат семеро разведчиков, а фрицы всё не появляются.
Лапин хотел было перейти на другую тропу, да подумал, что трудно угадать, где пойдет враг. Решил остаться на прежнем месте.
Прошёл третий день...
Старшина досадовал.
- Скоро уж смена должна прийти: Что ж, может быть, хоть ей подвезёт.
Но вот появился наблюдавший за противником Антоненков и шопотом доложил:
- По дальней тропе в нашу сторону движется до роты немцев. Насчитал семьдесят немцев, шесть пулемётов, два гранатомёта.
Вступать в бой с ротой Лапин счел нелепым. Семь - против семидесяти.
Решил соединиться с подходившей группой Вильчика, идти по пятам немецкой роты и, притаившись в каком-нибудь месте, бесшумно захватить тыльный дозор.
Доложив по радио о появлении противника и о своём решении, Лапин стал выдвигаться к изгибу ручья. Вдруг со стороны ушедшей немецкой роты послышались выстрелы и разрывы гранат. Потом все стихло. Лапин быстро пошёл в направлении выстрелов. Не было сомнений, что группа Вильчика обнаружена. "Удастся ли товарищам (вместе с Вильчиком их было пятеро) уйти? Что с ними?"
Вот уже совсем близко слышны разговоры, шум, даже смех, чужой и противный.
Немцы возвращались. Лапин и Антоненко вплотную подползли к тропе. Прошёл дозор человек в двенадцать, за ним двигалось ядро, но не в строю: впереди - двое, сзади них - толпа "немцев. Вот они почти поравнялись с Лапиным. Антоненко чуть не вскрикнул:
- "Товарищ старшина, да это ж они Вильчика ведут!"
И видят разведчики: идёт Вильчик. Лицо и грудь в крови. Рядом с ним офицер, довольный, ухмыляющийся. В правой руке у него портсигар, а левой он суёт в рот Вильчику папиросу. Вильчик сжал губы, папироса падает на снег, а немцы хохочут.
Лапин вскипел:
- "Ах, вы ж гады! Да никогда этого не будет!" Скомандовал Антоненко и Косареву уничтожить передовой дозор. А остальным - делать то, что я.
В самую гущу немцев бросил Лапин противотанковую гранату, за ней последовали другие. Одновременно Таранов дал по немцам длинную очередь из пулемёта.
Лапин крикнул:
- Вильчик, сюда... Я Лапин.
Вильчик бросился на снег, а потом пополз в камыши, к товарищам. Больше четырёх десятков немецких трупов кучей лежали на снегу. Оставшиеся в живых поспешили укрыться в ближайшем кустарнике и вели оттуда беспорядочный огонь.
Лапин со своей группой уходил. Нельзя было терять времени. Немцы могли выслать своим подкрепление.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

РАЗВЕДКА ПРИ ПРЕСЛЕДОВАНИИ ПРОТИВНИКА

Гвардии полковник К. АНДРЕЕВ

ДЕЙСТВИЯ МОТОРИЗОВАННОГО РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОГО ОТРЯДА И ДОЗОРОВ

Моторизованные разведывательные отряды находят своё наибольшее и наилучшее применение в процессе развития успеха наступления, особенно в ходе преследования противника. Это подтверждается и опытом наших наступательных действий.
Как известно, преследование может возникнуть при следующих обстоятельствах: в тех случаях, когда противник разбит в ходе наступления наших войск и вынужден отходить, и тогда, когда он производит преднамеренный отход.
Основная задача разведки во время преследования сводится к тому, чтобы воспрепятствовать отрыву противника от наших войск, дезорганизовать отход его живой силы, техники и тылов, а также не дать ему возможности скрытно организовать оборону на новом рубеже.
Только ведение непрерывной и активной разведки позволит выполнить поставленные перед нею задачи. Не имея хорошо организованной и налаженной разведки, не разведывая глубины расположения противника и его отходящих частей, нельзя успешно преследовать противника, а тем более добиться его полного уничтожения.
В таких подвижных формах боя, как развитие наступления и преследование, войсковую разведку следует вести мобильно, причём она должна не только проникать в глубину боевых порядков войск, но и обладать достаточной пробивной силой, чтобы действия арьергардов противника не явились для неё препятствием к разведыванию его отходящих основных сил.
Вот почему в этот период боёв необходимо широко практиковать высылку моторизованных разведывательных отрядов и мотомеханизированных разведывательных дозоров. К тому же следует подчеркнуть, что необходимость ведения разведки подобными средствами диктуется ещё и тем обстоятельством, что арьергарды противника совершают отрыв от наших войск и последующий отход быстро, так как эти прикрывающие подразделения и части обычно обеспечиваются автотранспортом.
Моторизованные разведывательные отряды и даже отдельные моторизованные разведывательные дозоры помогают нашим частям сохранять соприкосновение с поспешно отходящим противником, не дают ему укрепляться на промежуточных рубежах, предупреждают наши войска о резервах противника, выдвигающихся из глубины для контратак, нарушают планомерность его отхода и заблаговременно выявляют его намерения, что во многом способствует успешному развитию дальнейшего наступления наших войск в успешному преследованию противника.
В состав моторизованных разведывательных отрядов обычно выделяются один-два взвода автоматчиков на автомашинах, взвод бронемашин, взвод противотанковых орудий и один-два взвода пулемётчиков-мотоциклистов.
Как показал опыт, отряд в таком составе обладает большой подвижностью и вместе с тем достаточно насыщен огневыми средствами. В ходе преследования отряд должен:

  1. Установить направление и пути отхода главных сил противника, а также численность отходящих колонн.
  2. Выявить подход резервов противника и определить вероятные направления контратак.
  3. Установить, где противник подготовил или подготовляет промежуточные оборонительные рубежи.
  4. Дезорганизовать управление противника путём проведения дерзких налётов на штабы, узлы связи и тыловые учреждения.

Основная задача моторизованных отрядов - вести разведку мотомеханизированных частей противника.
При большой продолжительности действий разведывательного отряда ему следует ставить дополнительные задачи, иначе действия его могут быть напрасными. Так, одно наше соединение в связи с изменившейся обстановкой получило новое направление для главного удара. Между тем высланный этим соединением отряд в течение нескольких дней продолжал вести разведку на прежнем направлении, которое уже стало второстепенным.
Ниже мы приводим наиболее характерные примеры действий моторизованных разведывательных отрядов.
Пример 1. Один из моторизованных разведывательных отрядов был введён в действие с началом отхода противника. Задача его состояла в том, чтобы прорваться через линию арьергардных отрядов противника, прикрывающих отход, углубиться в его тыл, взять под наблюдение основные дороги в районе Варениковская и выявить пути отхода и состав главных сил противника; необходимо было также установить, где противник подготавливает промежуточные рубежи сопротивления. Для выполнения этих задач ядро разведывательного отряда двигалось по основному маршруту, выделяя от себя разведывательные дозоры (РД). Разведывательные дозоры в свою очередь действовали активно: в тех случаях, когда арьергардам противника удавалось кое-где закрепляться, разведывательные дозоры, действуя на флангах, стремительно врывались в боевые порядки противника и огнём с хода вынуждали его обнаруживать систему огня и свои силы или оставлять позиции, бросать технику и снова отступать.
В тех случаях, когда дозоры разведывательного отряда встречали на промежуточном рубеже сильное огневое сопротивление противника, они не ввязывались с ним в бой, а, выискивая в расположении противника брешь, со всем составом отряда устремлялись далее во вражеский тыл. Таким методом весь разведывательный отряд просочился в тыл противник, где за трое суток, находясь в боевом соприкосновении с его главными отходящими силам, вскрыл их боевой состав и выявил два промежуточных оборонительных рубежа и систему огня.
В период действия разведывательного отряда связь внутри него и со штабом, выславшим его, осуществлялась радиосредствами. Эта связь была вполне устойчива и своевременно обеспечивала передачу своему штабу добытых разведывательных данных, а также приём дополнительных разведывательных задач и общей информации о действии противника на фронте.
Пример 2. Моторизованному разведывательному отряду одного из соединений Юго-Западного фронта для разведки противника, отходящего под ударами наших войск, была определена полоса шириной от 30 до 40 км.
Разведывательные задачи были поставлены на глубину свыше 80 км. В начале действий разведывательный отряд высылал по отдельным наиболее интересующим его направлениям разведывательные дозоры в составе одной бронемашины, 15-20 автоматчиков на автомашине и нескольких мотоциклистов. Задача этих разведывательных дозоров состояла в разведке маршрута, отдельных объектов, расположенных на данном направлении, и промежуточных рубежей противника.
Обычно от разведывательного отряда выделялось два-три разведывательных дозора. Весь остальной состав отряда являлся ядром, которое двигалось по основному маршруту, выбранному примерно в центре полосы действий. Движение самого ядра отряда совершалось перекатами от одного рубежа к другому; рубежи предварительно разведывались дозором, действовавшим на главном направлении.
Для непосредственного охранения ядра отряда были выделены отдельные мотоциклисты, которые удалялись от ядра на расстояние, допускающее зрительную связь.
Командир разведывательного отряда находился в голове ядра. Он лично определял необходимость высылки разведывательных дозоров и ставил им конкретные задачи на разведку на глубину от 15 до 25 км. Фактически же дозоры отрывались от ядра отряда на 10-15 км. По выполнении поставленных задач разведывательный дозор возвращался к ядру разведывательного отряда, где после доклада о результатах разведки получал дополнительные задачи (если это вызывалось необходимостью) или присоединялся к составу ядра отряда. Однако разведывательные дозоры (как и весь разведывательный отряд этого соединения) ограничивались пассивными методами разведки - наблюдением, опросом местных жителей, разведкой маршрутов. Активные же методы - засада, налёт, бой, которые должны были составить основу действий разведывательного отряда, не применялись. Ядро его также в бой не ввязывалось. В итоге разведывательный отряд не смог выполнить возложенные на него задачи. (Действуя в полосе 40 км и на глубину свыше 80 км, разведывательный отряд не в состоянии был вести активную разведку.)
Связь со штабом, выславшим разведывательный отряд, а также со штабом других соединений, в полосе которых он действовал, осуществлялась по радио. Связь с разведывательными дозорами и ядром отряда поддерживалась мотоциклистами.
Существует и другой принцип использования моторизованного разведывательного отряда. Этот принцип заключается в том, что весь разведывательный отряд заблаговременно высылается к линии фронта (к направлению, избранному для разведки), где и сосредоточивается в готовности к действию, продвигаясь до начала действий за наступающими войсками.
С началом перехода наших войск к преследованию или с началом отхода противника для разведки отходящих его частей выбрасывался не весь отряд, а только выделенные разведывательным отрядом моторизованные разведывательные дозоры (РД) в составе 1-3 бронемашин, 15-20 автоматчиков на автомашинах и 2-5 мотоциклистов. Сам же отряд постоянно находился в расположении своих войск, продвигаясь по основному маршруту, по мере продвижения войск, вслед за ними. Командир разведывательного отряда ставил выделенным разведывательным дозорам задачи на глубину 15-20 км. Для добывания необходимых данных указанные дозоры действовали активными методами: они часто организовывали засады на путях отхода противника, производили короткие, но внезапные налёты на отдельные объекты, захватывали пленных, широко использовали опрос местных жителей (для получения новых или подтверждения уже имевшихся данных) и в течение всего периода действий умело вели наблюдение. Эти отдельные разведывательные дозоры выделялись сроком на одни сутки. Количество разведывательных дозоров определялось обстановкой, но обычно их действовало не более трёх. Действия каждого дозора были успешными, каждый из них добывал ценные разведывательные данные. Кроме того, в некоторых соединениях, где обстановка не позволяла создать моторизованный разведывательный отряд в указанном составе, для разведки отходящего противника высылались отдельные моторизованные разведывательные дозоры. Так, отдельный разведывательный дозор в составе двух бронемашин, созданный в Н-ском стрелковом соединении, был выброшен в район населённого пункта Сухой, расположенного на удалении 45 км от линии фронта; через этот населенный пункт проходила основная и важнейшая автомагистраль, по которой противник должен был на следующий день совершить отход. Задача отдельного разведывательного дозора состояла в том, чтобы в течение ночи скрытно выйти в район населённого пункта и посредством наблюдения установить состав сил противника, который будет отходить по этой автомагистрали.
В тот же день с наступлением темноты отдельный разведывательный дозор выступил на выполнение боевой задачи. В течение всей ночи дозор двигался вне дорог, чтобы не столкнуться с противником.
Пройдя за ночь около 60 км, дозор к утру следующего дня достиг конечного пункта. Разведчики замаскировали свои машины в скирдах соломы, расположенных на некотором расстоянии от дороги. С этих же скирд было организовано наблюдение за движением на дороге. Дозорные в течение всего дня наблюдали движение отходящих колонн, в том числе движение танков и автомашин с пехотой, а также движение артиллерии и обозов. В результате дневного наблюдения удалось точно определить количество прошедших войск противника, число колонн и состав каждой из них.
На исходе дня отдельный разведывательный дозор, выбрав удобный момент, внезапно атаковал две отставшие автомашины противника с пехотой и захватил пленного, который на допросе дал сведения об отходящих вражеских частях.
В первой половине следующего дня дозор благополучно вышел в расположение своих войск, доставив пленного и ценные разведывательные данные, касающиеся общей группировки отходящих войск противника.
На следующем примере необходимо остановиться несколько подробнее, ибо он показывает динамику действий одного из моторизованных разведывательных отрядов.
В конце октября 1943 г. после упорных боёв в районе Мелитополь на р. Молочная наши войска прорвали, основную оборону немцев: в образовавшийся прорыв были введены подвижные части наших войск, которые начали развивать успех в направлений Мелитополь - Ниж. Серогозы, Бол. Лепетиха (у р. Днепр, севернее; Каховка). Группировка противника в районе Мелитополь вследствие этого удара и успешного продвижения подвижных частей наших войск была разрезана на северную и центральную группы. Ввиду того, что для центральной вражеской группировки создалась угроза окружения, противник, ведя сдерживающие бои, вынужден был начать отход за р. Днепр по всему фронту.
Предвидя этот отход, наше командование ещё до перехода наших войск в наступление, создало на одном из главных направлений моторизованный разведывательный отряд, в который входили пулемётчики, мотоциклисты, автоматчики. Ему были приданы бронеавтомобили, противотанковые орудия и т. д. Этому отряду для разведывания отходящего противника была указана полоса разведки по фронту шириной от 14 до 16 км. Глубина действий отряда определялась в 30 км. Задачи отряда состояли в том, чтобы установить направление отхода главных сил противника, наличие промежуточных рубежей и их передний край, разведать подходящие резервы противника, места штабов, захватить пленных и документы.
27 октября 1943 г. к 8 часам разведывательный отряд сосредоточился в Ново-Николаевка; командир отряда гвардии капитал Чепурко проверил готовность отряда и поставил ему боевую задачу.
Связь разведывательного отряда с выславшим его командованием предполагалось иметь по радио, а с передовыми частями наших войск осуществлять подвижными средствами из состава отряда.
К этому временя противник был отброшен наступающими частями наших войск на рубеж Менчикур, Островский, колхоз Авангард (иск.), Ситкули, Среднее (схема 28).

1-й этап. В 10 часов того же дня разведывательный отряд выступил на выполнение боевой задачи по маршруту: Ново-Николаевка, Друга Чорна, Ново-Рогачинский, имея для разведки маршрутов головной, левый и правый моторизованные дозоры; каждый из них действовал в следующем составе: отделение автоматчиков, одно 45-мм орудие и два мотоцикла.
27 октября к 16 часам ядро отряда достигло Ново-Рогачинский, где и остановилось в ожидании донесений от своих разведывательных дозоров о результатах разведки.
В это время правый разведывательный дозор разведывал маршрут Ганжа, Чеховка и район д. Любовка-Вольный. Головной дозор, разведав район населённых пунктов Партизан, им. Ворошилова, Трудовой, к 17 часам установил, что противник прикрывает двумя танками и 5 бронемашинами отход своих войск на Ниж. Серогозы. Танки противника, обстреляв этот дозор из деревни Партизан, отошли в направлении деревни им. Ворошилова.
Левый дозор под командованием старшего лейтенанта Лопатко достиг Рештаки, где обнаружил до 15 немецких автоматчиков, угоняющих крестьянский скот в западном направлении. Внезапным налётом дозор уничтожил часть вражеских автоматчиков и отбил 100 голов скота и 40 лошадей, которые были переданы населению Рештаки.
В ночь на 28 октября разведывательный отряд остался в Ново-Рогачинский, выслав для ночной разведки несколько пеших разведывательных партий. На рассвете 28 октября отряд продолжал вести разведку в направлении Ниж. Серогозы. С выходом ядра разведывательного отряда к 10 часам 28 октября в район деревни им. Ворошилова головной и левый разведывательные дозоры обнаружили на рубеже Ново-Николаевка, Долина движение в развёрнутом строю до 50 танков противника в направлении деревни им. Ворошилова. Командир отряда, получив от своих дозоров эти данные, решил уклониться от встречи с вражескими танками и выдвинуться всем составом отряда в район Комсомольский, а затем на Пушкино.
Взяв танки противника под наблюдение специально выделенного для этого разведывательного дозора, ядро отряда к 13 часам достигло Пушкино. Разведывательный дозор, высланный из района Пушкино с задачей разведать Ново-Николаевка, двигаясь то дороге Пушкино - Ново-Николаевка, с хода ворвался в Ново-Николаевка, уничтожил там до 10 вражеских солдат, захватил 37-мм пушку и 2 миномёта и отошёл на Пушкино.
Головной разведывательный дозор, высланный также из района Пушкино для разведки Ниж. Серогозы, к 15 часам достиг восточной окраины Ниж. Серогозы; оттуда по нему был открыт сильный автоматный, пулемётный и артиллерийский огонь. При попытке проникнуть в центр населённого пункта с целью захвата пленного и разведки сил противника дозор встретил ещё более сильное огневое сопротивление. В силу этого он вышел из зоны ружейно-пулемётного огня и организовал с небольших холмов восточнее Ниж. Серогозы наблюдение за действиями противника.
В ночь на 29 октября разведывательный отряд остался в районе Пушкино, ведя наблюдение за действиями противника в Ниж. Серогозы.
2-й этап. Ночью командир отряда получил по радио дальнейшую задачу - действуя в западном направлении, установить наличие и силы противника, а также нумерацию его частей южнее Ново-Рубановка (схема 29).

29 октября в б часов ядро отряда выступило по маршруту северная окраина Ниж. Серогозы, Верх. Торгаевка, Ново-Александровка, выслав по пути своего движения разведывательный дозор. К 12 часам дня отряд достиг Софиевка, выбросив из этого пункта дополнительные дозоры к Ново-Рубановка, Казачья Лагери и Петропавловка.
Правый разведывательный дозор в составе одной бронемашины, одного мотоцикла и пяти автоматчиков, под командой лейтенанта Кохановского, выброшенный на автомашине из района Софиевка для разведки Ново-Рубановка, приблизившись к юго-восточной окраине Ново-Рубановка, обнаружил на этой окраине группу бронетранспортёров с 12 автоматчиками; последние уклонились от встречи с дозором и ушли в глубь Ново-Рубановка.
В 14 часов все ядро разведывательного отряда попыталось проникнуть в Ново-Рубановка с юго-запада, но было встречено организованным огнём с рубежа, находящегося в 1-2 км юго-западнее Ново-Рубановка. Вследствие этого командир отряда решил снова отвести весь отряд в Софиевка. Проходя со всем составом ядра отряда через Костогрызовка, командир оставил в ней засаду; в 15 часов разведчики, действуя из засады, захватили легковую автомашину с немецким офицером в чине капитана; в момент нападения офицер был убит, а шофёр этой машины захвачен в плен.
После того как командир разведывательного отряда донёс своему командованию обстановку по радио, он вскоре получил новую задачу - действовать всем отрядом в направлении Бол. Лепетиха. Уяснив эту задачу, командир решил оставить Ново-Рубановка в стороне и наметил для движения отряда следующий маршрут: Казачьи Лагери, Ясная Поляна, Средний, Бол, Лепетиха. По этому маршруту был немедленно выслан головной разведывательный дозор, который, достигнув Веселое, наткнулся на противника. Внезапно атаковав южную окраину Веселое, дозор захватил 4 пленных (на допросе была установлена принадлежность их к 2-й роте 94-го строительного батальона) и, уничтожив 7 вражеских солдат, отошёл в Казачьи Лагери.
В ночь на 30 октября разведывательный отряд, действуя неинициативно и медленно, достиг Ново-Украинка, где и остановился на ночь, организовав разведку пешими разведывательными партиями (РП) в направлении Веселое, Ясная Поляна. Эти разведывательные партии к утру установили, что противник удерживает промежуточный рубеж Ново-Рубановка, Веселое, Ясная Поляна, Ольгино.
С утра 30 октября командир отряда решил пробиться через этот промежуточный рубеж противника и выйти в район Бол. Лепетиха. Ядру отряда удалось, минуя населённые пункты, достигнуть Средний, где оно встретило сильное огневое сопротивление, которое противник оказывал почти из всех видов оружия. Однако командир отряда принял решение сломить сопротивление противника в районе Средний боем. С этой целью разведывательный отряд атаковал Средний, но неудачно. Понеся некоторые потери, разведчики отошли в Ново-Украинка. Тогда решено было пробиться к Бол. Лепетиха через Ольгино, Кочубеевка, Марьинск. Выполняя эту задачу, отряд с боем ворвался в Ольгино, Кочубеевка и в 16 часов занял их, разогнав группы автоматчиков-факельщиков, оставленных противником для поджога этих населённых, пунктов.
Остатки своих сил противник отвёл в Марьинск, который он приспосабливал к обороне.
3-й этап. В ночь на 30 октября разведывательный отряд, расположенный в Кочубеевка, получил задачу действовать в направлении Каховка (схема 30).

31 октября Е 12 часов отряд выступил в разведку в направлении Виноградовка, Каховка, избрав маршрут для своего движения через Кочубеевка, Виноградовка, Агротехникум. В 14 часов отряд вошёл своими разведывательными дозорами в соприкосновение с противником на рубеже Софиевка, Агротехникум, откуда был обстрелян вражескими танками, самоходными орудиями и автоматчиками.
В это время головной разведывательный дозор внезапным налетом на Софиевка обратил в бегство два взвода вражеской пехоты, захватил в плен двух мотоциклистов, принадлежавших к 195-й железнодорожной строительной роте, и занял Софиевка. К этому же месту подошёл затем и весь состав разведывательного отряда, который остался там на ночь, выбросив в направлении Екатериновка, Любимовка пешие разведывательные партии. Они в течение ночи захватили 8 пленных.
С утра 1 ноября отряд с боем ворвался в Любимовка, но продвинуться к Каховка не смог. Противник упорно оборонял западную часть Любимовка, не допуская прорыв к Каховка, куда спешили отходящие вражеские части для переправы на правый берег р. Днепр. С утра 2 ноября противник, переправившись за ночь на правый берег р. Днепр, оставил Каховка.
Со 2 по 6 ноября отряд вёл наблюдение за действиями противника, отошедшего на правый берег р. Днепр.
В результате действий этого разведывательного отряда удалось своевременно вскрыть несколько подготовленных противником промежуточных рубежей; частично выявлена была его группировка; захватом ряда пленных уточнялась или вскрывалась нумерация вражеских частей. Действия отряда способствовали быстрому продвижению наших войск к р. Днепр и захвату города Каховка. Однако следует указать, что данный отряд не сумел выйти в тыл противника на достаточную глубину и большей частью имел боевые столкновения с прикрывающими частями противника, а не отходящими главными силами.
Анализируя опыт действий разведывательных отрядов, можно прийти к следующим выводам: моторизованные отряды и дозоры целесообразно использовать на главном направлении о задачей вести разведку отходящих главных сил противника в глубине его расположения. Ширина полосы действий отряда определяется, в 5-10 км, причём дороги не должны служить границами её. Надо, чтобы важнейшие дороги проходили в центре полосы. Разведывательный отряд отрывается от наших частей не дальше 30-35 км.
Наиболее целесообразно использовать отряд на одном из флангов главного удара наших войск после того, как оборона противника прорвана, и наши части начали преследование. Одновременно с началом действий отряд выбрасывает дозоры на отдельные направления, нередко - с целью разведки определённых объектов. Остальной состав отряда образует ядро, готовое оказать помощь своим дозорам.
Выйдя в глубину расположения противника, отряд не должен ограничиваться только наблюдением и опросом местных жителей. Он должен проявить высокую активность, прежде всего - в коротком бою из засад. Бой должен являться средством для выполнения разведывательной задачи.
Максимальное внимание надо уделять связи с отрядом, руководству им и контролю за его действиями. Основным средством" связи с моторизованным отрядом является радио. Но, кроме него, должны быть предусмотрены и другие дублирующие средства.

 

Лейтенант П. КОЧЕТКОВ

НОЧНОЙ РЕЙД РАЗВЕДЧИКОВ
(Пример непрерывной разведки при преследовании)

Оборона немцев перед фронтом нашего батальона состояла из сплошных траншей полного профиля (схема 31). Из глубины враг вёл огонь из тяжёлых орудий, а иногда и шестиствольных минометов.
По некоторым данным, к исходу дня командиру батальона стало известно, что в районе указанных высот противник, оставляя значительные заслоны, отводит основные силы. Эти данные нуждались в немедленной проверке. Требовалось точно установить силы заслонов, расположение огневых точек, а также захватить пленного. Эта задача была возложена на подразделение, которым командует гвардии старший лейтенант Прокопчук.
В разбираемом нами примере боевая деятельность разведчиков характерна своей непрерывностью и оперативностью. Не давая противнику возможности оторваться, они своевременно добывали необходимые сведения и в течение всего времени держали командира своей части в курсе обстановки.
Проследим за действиями разведчиков от начала до конца.
Готовясь к разведке, старший лейтенант создал три разведывательные группы. Затем выставил наблюдательный пункт для выбора объекта поиска и для наблюдения за действиями групп.
Вскоре офицер установил места расположения нескольких огневых точек противника и наметил в качестве объекта для атаки ближайшее пулемётное гнездо, расположенное на юго-восточном скате безымянной высоты. После этого одну из групп разведчиков он разделил на три подгруппы и поставил им задачу (о действиях других разведывательных групп мы скажем позднее).
План действий подгрупп заключался в следующем. Подгруппа захвата (7 человек) под командованием сержанта Боброва скрытно выдвигается к огневой точке противника (не дальше чем на дистанцию броска гранаты), где и останавливается. Левая подгруппа - обеспечения (6 человек) - под командой младшего лейтенанта Белолипского обходит безымянную высоту слева, проникает в немецкий окоп и занимает его. Правая подгруппа (4 человека) под командой красноармейца Степанищева перехватывает окоп правее безымянной высоты. В дальнейшем по сигналу командира подгруппа захвата, атакует станковый пулемёт на скате безымянной высоты. Остальные две подгруппы, обеспечивая действия первой, с тыла атакуют два станковых пулемёта, находящихся за линией окопов.
Толковый инструктаж офицера и правильная расстановка сил обеспечили успех разведчиков. Ночью все три подгруппы удачно вышли на указанные места и, приблизившись к противнику, забросали его гранатами. Три расчёта немецких станковых пулемётов (6 солдат) были уничтожены. Другие огневые точки врага (в том числе лёгкое орудие) были обойдены. Прислуга этих огневых точек стала отходить к деревне Победа.
Как выяснилось позже, у рощи Добрынский остров стояли четыре автомашины, несколько мотоциклов и велосипеды, приготовленные немцами для транспортировки техники и живой силы на случай отхода. Однако разведчики перерезали путь к этим транспортным средствам, и вражеские солдаты были вынуждены отходить пешком.
Одновременно с этой разведывательной группой действовали две другие общей численностью в 24 человека. Они так же успешно атаковали намеченные пулемётные точки.
В ходе разведки было установлено, что в направлении действий 1-й разведывательной группы находился лишь небольшой отряд прикрытия (всего до полуроты). Этот отряд, деморализованный дерзкими действиями наших разведчиков, отступил, даже не пытаясь оказать сопротивление.
Хотя действия разведчиков и были успешными, все же задача оставалась ещё невыполненной, поэтому старший лейтенант принял совершенно правильное решение - возглавить 1-ю разведывательную группу и преследовать врага. Об обстановке и своём решении он через конного посыльного известил своего командира.
Зная о том" что немцы боятся фланговых обходов и заходов в тыл, разведчики успешно применяли эти виды манёвра. Косареве, было обойдено справа и слева. Перед тем как оставить деревню, немцы намеревались взорвать мост, но, заметив, что их обошли, отказались от своих намерений и поспешно отступили в направлении Барышевка. Таким же образом удалось захватить и мост в. деревне Барышевка. Здесь разведчики захватили также 8 лошадей и 10 велосипедов.
Продолжая преследование, разведывательная группа подошла к деревне Речица, где, кроме солдат, убегавших от разведчиков, находилось ещё до 20 гитлеровцев, оставленных для отрывки окопов и подготовки огневых позиций. Оказалось, что подходы к деревне были минированы. Не имея в своём составе сапёров, разведывательная группа вынуждена была искать обходных путей для проникновения в Речицу. За это время немцы успели поджечь северную часть деревни и взорвать один из мостов, находившихся в ней.
Чтобы не дать фашистам поджечь южную половину селения, разведчики поспешно обошли её справа и слева и решительно атаковали выставленное здесь гитлеровцами прикрытие, уничтожив при этом 8 вражеских солдат. Смелый удар предрешил исход боя. Вскоре вся деревня была очищена от немцев, а троих из них разведчики захватили в плен.
Преследуя отходящего врага, разведывательная группа с начала действий проделала путь в 6-7 км. Уже рассвело. Требовалась большая осторожность.
У Западной Зорьки, где располагалось сильное боевое охранение, разведчики остановились и наблюдением засекли несколько огневых точек. Лишь после этого командир разведывательной группы отдал приказ об отходе.
Таким образом, разведчики, не потеряв ни одного, человека, выполнили сложную задачу, причём, выполняя её, они убили 40 немцев, троих взяли в плен и захватили трофеи.
Из описанных нами ночных действий разведывательной группы напрашивается такой вывод: умелая организация манёвра, чёткое управление боем, боевая дерзость личного состава - всё это в ночных условиях позволяет успешно бить врага даже малыми силами.

Журнал "Военный вестник" №19- 20 за октябрь 1943 г.

Капитан А. БАРЫКИН

РАЗВЕДКА В ПРЕСЛЕДОВАНИИ

В успешно развивающемся бою всегда наступает такой момент, когда обороняющийся противник, не выдерживая ударов атакующих, вынужден оставлять занимаемые позиции. С этого момента роль командира, организующего боевые действия части (подразделения), ещё больше возрастает. Окончательный разгром врага может быть достигнут только при неотступном преследовании его, преследовании упорном, безостановочном, о предельным напряжением сил. В этих условиях важное значение приобретает непрерывно действующая разведка.
Какие же задачи ставятся перед разведывательными органами в преследовании? Одна из основных задач состоит в том, чтобы установить начало отступления, куда и в каком порядке отводит противник свои главные силы, каковы силы и. средства арьергардов, приёмы их действий. Не менее важно также определить, кашне разрушения производит отступающий, где и какие устанавливает заграждения, не готовит ли он контратаку, где создаются промежуточные рубежи или степень укрепления уже созданных промежуточных рубежей.
Большинство указанных задач, как свидетельствует опыт нашей дивизии, может решаться не только разведывательными отрядами, но и небольшими пешими разведывательными партиями и отдельными конными разъездами. У нас, например, для разведки при преследовании принято выделять пешие партии от 3 до 10 человек, в отдельные разъезды назначаются обычно отделения.
Высылка незначительных по численности разведывательных органов обусловливается тем, что они более подвижны и легче просачиваются через боевые порядки отступающего, успешнее ведут скрытное наблюдение и захватывают контрольных пленных. Совершенно очевидно, что для этой цели используется в первую очередь личный состав разведывательных подразделений, лучше обученный для подобного рода действий. Но задачи разведки настолько обширны, что сил только специальных подразделений для этого явно недостаточно; поэтому каждый командир батальона организует свою разведку главным образом автоматчиками. Когда разведывательные партии, выделяемые штабами полков и штабами дивизий, состоят из 8-10 человек, в них назначаются 2--3 всадника (для связи с выславшим штабом); если противник отходит очень поспешно, выделяются отдельные разъезды. Разведчики имеют автоматы, гранаты, ножи.
Чтобы показать значение разведки и действия её в предвидении отхода противника, приведу пример.
Дивизия вела бой на подступах к одному крупному населённому пункту. Штабу стало известно, что немцы, здесь не намереваются долго обороняться. Но эти данные нуждались в уточнении для того чтобы проверить намерения гитлеровцев и при обнаружении отхода помешать им организованно отвести живую силу, ночью в их расположение была выслана разведывательная партия под командой старшины Гродобоева. Партия имела радиостанцию.
Воспользовавшись слабо защищенным промежутком в обороне врага, разведчики проникли на 5-б км в тыл противника. Разведывательная партия установила усиленное движение немецких автомашин и повозок по дорогам, ведущим на запад. Было ясно, что немцы отводят свои тылы. Полученные данные были сообщены в штаб. Разведывательная партия продолжала наблюдать.
Вскоре противник начал отводить свои резервы. Направления отхода, пути его, рубежи свёртывания в колонны разведчики сообщали в штаб по радио. Получив данные разведки, наша артиллерия открыла огонь по местам скопления живой силы и техники противника. Точно зная, куда отходят немцы, наше командование направило в обход им подвижные отряды. Пути, по которым отходил враг, были перехвачены.
Таким образом, благодаря полученным от разведки данным нам удалось не только помешать организованному отходу группировки, но и нанести ей значительные потери. В дальнейшем разведывательная партия, действуя из засад, нападала на разрозненные группы солдат противника, затрудняя им присоединяться к колоннам.
Высылка небольших разведывательных партий на вероятные направления отхода врага - наиболее желательный метод разведки при преследовании, и мы всегда стремимся к этому. Конечно, разведывательной партии не всегда удаётся проникнуть так глубоко в тыл, как Б описанном выше примере, но всё же просачивание в боевые порядки немцев - обычное явление.
Разведывательные партии, действующие перед фронтом, двигаются на плечах отступающего и ведут за ним наблюдение, стремясь определить силы прикрывающих подразделений, средства поддержки. Они внимательно осматривают все попадающиеся им на пути населённые пункты, отдельные строения, высоты, рощи, овраги в другие места, проверяют, не оставил ли враг мелких групп для действий из засад. В тех случаях, когда враг отходит организованно, задерживаясь на промежуточных рубежах, разведывательные партии, обнаружив подготовку к обороне, немедленно радируют об этом выславшим их командирам. Часть разведывательной партии при этом обходит немцев или, пользуясь благоприятной обстановкой, просачивается в боевые порядки. Другие партии разведчиков остаются на месте, ожидают подхода своих подразделений.
Надо сказать, что когда противник только приводит свои силы в порядок, его внимание ослаблено. Разведчики попользуют данное обстоятельство и скрытым наблюдением с коротких расстояний выявляют расположение его подразделений и засекают огневые точки.
Даже в том случае, если противнику удаётся оторваться и занять промежуточный рубеж, разведывательные партии и отдельные разъезды также оказывают весьма существенную помощь преследующим частям. Сошлёмся на пример.
Одна наша разведывательная партия обнаружила немцев, укреплявшихся на господствующей высоте. Используя пересечённую местность, разведчики выдвигались несколько раз вплотную к обороняющимся и вступали в перестрелку с его расчётами огневой точки. По количеству огневых средств смельчаки определили, что на высоте находится не менее двух батальонов пехоты, которые к тому же имели солидное усиление. Разведывательная партия дала об этом знать выславшему её штабу. Главные силы дивизии в то время двигались колонной на довольно большом удалении. Получив донесение разведки, командир дивизии имел возможность заранее принять решение, а части - организовать взаимодействие.
Бой развернулся так: два полка обошли высоту с флангов и после артиллерийской подготовки атаковали врага. Немцы, потеряв до батальона пехоты, бросив много вооружения, вынуждены были оставить высоту.
Ясно, что если бы командир дивизии не был предупреждён разведкой о наличии противника и его силах на указанной высоте и полки неожиданно натолкнулись на него, они неизбежно понесли бы значительные потери и едва ли так быстро добились успеха.
Суворовское правило учит: кто напуган, тот наполовину бит. Этим золотым правилом руководствуются многие наши разведчики при преследовании противника, когда его солдаты деморализованы.
Так, разведывательная партия под командой сержанта Мерсагатова помогла подоспевшей нашей части разгромить крупные силы немцев. В отличие от описанного выше эпизода действия этой разведывательной партии носили ещё более активный характер, были до крайности дерзкими.
Партия, двигаясь параллельно дороге, заметила следовавшую по ней колонну пехоты численностью не менее батальона. Командир разведывательной партии вначале подумал, что это колонна соседней части, но всё же решил проверить свои предположения и выслал разведчика. Спустя некоторое время красноармеец сообщил, что это немцы.
Сержант принял решение навязать бой колонне, задержав её до подхода наших сил (они находились от разведывательной партии на удалении около. 8 км). Внезапному нападению на врага способствовал прилегающий к дороге лес. Разведывательная партия была разделена на три группы, которым командир приказал вести по врагу огонь, перебегая с места на место. Этот дерзкий план разведчики выполнили полностью. Меняя позиции, они с разных сторон обстреливали гитлеровце.
В колонне началась паника. Заключив, видимо, что перед ними силы, значительно большие, чем отделение, противник остановился и залёг. Таким образом, разведывательная партия задержала противника на 30 минут. Тем временем подоспела наша кавалерийская часть и обрушилась на колонну. Уйти удалось лишь очень небольшому количеству гитлеровцев.
Когда в штабе становится известным, что немцы отступают в беспорядке (а это нетрудно установить), каждой высылаемой разведывательной партии ставится задача не только вести разведку, но и истреблять отступающих гитлеровцев. В результате таких действий разведчиков преследующей части иногда не приходится задерживаться для ликвидации разобщённых между собой вражеских подразделений, терять время, которое особенно дорого в период преследования, чтобы не упустить главные силы отходящего врага.
Подтвердим сказанное примерами. В деревне Холметы разведывательная партия обнаружила до 30 гитлеровцев, собиравшихся отходить. Пока немцы занимались мародёрством, разведчики обошли это селение и вышли к небольшой реке с другой стороны. Гитлеровцы могли отойти к себе в тыл, только переправившись через эту речку. Расположившись в засаде у переправы, разведчики подпустили солдат противника как можно ближе и открыли огонь. В короткой охватке 12 гитлеровцев были убиты. Оставшиеся в живых разбежались по окрестным полям.
Чтобы проверить, не осталось ли больше немцев в деревне Холметы, разведывательная партия вернулась туда. В этой деревне оказались только что пришедшие из соседнего соединения офицер и три солдата. Появление разведчиков было настолько неожиданным для этих гитлеровцев, что они по первому требованию сложили оружие.
Немцы, отходя из другого населённого пункта, оставили в нём небольшое прикрытие. Наша разведывательная партия проникла в это селение и навязала бой врагу. Несколько гитлеровцев было уничтожено, остальные поспешно отошли. Таким образом, разведывательная партия расчистила путь нашей пехоте, которая, не задерживаясь, продолжала преследовать врага.
Предметом особой заботы командиров, ведущих преследование, являются фланги своих частей. Получив задачу по разведке на фланге, разведывательная партия выдвигается обычно у нас на удаление до 1 км от боевых порядков полка. Разведывательной партия поручается следить за тем, нет ли на фланге разрозненных групп солдат противника, не выставил ли он там засады, не сосредоточивает ли крупных сил для контратаки. Выявив наличие неприятельских сил на фланге, командир разведывательной партии доносит об этом старшему начальнику и принимает, меры к срыву возможных действий противника.
Одна наша часть, преследуя ночью отходящего врага, действовала на фланге соединения. Сосед справа отстал, и таким образом фланг её обнажился. Командир опасался, что в некоторых населённых пунктах могут оказаться остатки разгромленных немецких подразделений. Проверить это он поручил разведчикам.
Разведывательная партия, возглавляемая сержантом Беловым, подходя к одной деревне, услышала раздававшиеся оттуда выстрелы. Стрельба носила беспорядочный характер.
Разведчики незаметно прокрались в деревню, подняли там смятение. Немцы, не оказывая сопротивления, отступили.
В дальнейшем разведывательная партия, действуя так же смело и хитро, не только определяла численность противника, но и без особых усилий захватывала ряд селений, обеспечивая тем самым надёжное прикрытие фланга продвигающейся части;

Журнал "Военный вестник" № 22 от ноября 1943 г.


ГЛАВА ПЯТАЯ

РАЗВЕДКА СПЕЦИАЛЬНЫХ РОДОВ ВОЙСК

 

Майор В. БЕЛЯЕВ, капитан А. ЛЕГКОДУХ

ТАНКОВАЯ РАЗВЕДКА В ТЫЛУ ПРОТИВНИКА

Танковая разведка, находясь в тылу противника, должна действовать дерзко и в то же время осмотрительно. Непрерывная информация старшего начальника о результатах боевой работы (по радио и посыльными) - обязательное условие. Танковые части, стремительно продвигаясь вперёд, зачастую не знают точно. где именно расположены узлы сопротивления в глубине обороны противника, куда подходят его резервы и какова их численность, откуда нужно ожидать его контратак и т. п. Поэтому от своевременности и полноты сведений, добытых глубокой танковой разведкой, подчас во многом зависит решение командира. Боевой опыт нашего подразделения позволяет выявить некоторые особенности действий танковой разведки в тылу противника. Постараемся сделать это на примере одной наиболее характерной операции.
Состав глубокой танковой разведки с автоматчиками на лыжах или посаженными на танки может быть различным. Это определяется, конкретной обстановкой. В данном случае наступающие не ожидали встретить на первых порах прочный оборонительный рубеж в глубине расположения противника. Вследствие этого разведка состояла из взвода автоматчиков и трёх легких танков. Поскольку надо было пройти через большие лесные массивы, командир танковой бригады выслал разведку за сутки до выступления главных сил, чтобы она сумела отыскать и провесить наиболее подходящие маршруты. Разведчики должны были также найти удобный путь для движения колёсного транспорта и обеспечить колонну главных сил от внезапных нападений противника, особенно из засад.
Движение по лесисто-болотистой местности затрудняло ориентировку. Но разведчики отлично знали особенности маршрута, умели точно выдерживать азимут, и это помогло им не сбиться с нужного направления. Большую помощь в смысле ориентировки оказал танкистам один подросток из местных жителей, который хорошо знал окрестности в радиусе свыше 20 км. Между прочим, наступающие иногда пренебрегают опросом местного населения и совершенно напрасно. Практика показала, что такой опрос приносит огромную пользу.
Продвигаясь вперёд, танковая разведка встретила водную преграду. Здесь был мост, но он не выдержал бы нашей материальной части, поэтому требовалось найти брод. Взвод автоматчиков стал вести разведку без танков в прежнем направлении, а танкисты начали искать брод, рассчитывая догнать наших разведчиков позднее.
В деревнях, через которые пролегал маршрут, имелись небольшие гарнизоны немцев. Широко используя сведения, получаемые от местных жителей, наши автоматчики прошли вперёд около шести километров и без потерь заняли четыре населённых пункта. В коротких схватках с противником они захватили в плен 9 немецких солдат и много полицейских. Тем временем танкисты, внимательно промерив русло реки, отыскали брод. Танки быстро переправились на другой берег и вскоре присоединились к пешим разведчикам.
Затем на пути разведки встретилась вторая водная преграда. Река здесь была более глубокой и широкой. Преодоление её осложнялось тем, что на противоположном берегу противник заранее подготовил оборону полевого типа, прикрывавшую подступы к одному крупному селению, превращенному немцами в опорный пункт. Путём тщательного наблюдения удалось установить, что в обороне немцев имеется слабое место между двумя моста ми, которые противник успел взорвать.
Командир разведки, быстро оценил обстановку. Было решено, что часть автоматчиков форсирует реку вброд, а затем обойдет с тыла деревню, в которой закрепились немцы, и выбьет оттуда противника. Однако форсированию реки мешали станковые пулемёты, выставленные немцами на высотах. Для подавления этих огневых точек были выдвинуты на окраину деревни, расположенной на нашем берегу, два танка. Под прикрытием их огня автоматчики решительным броском преодолели реку и стали быстро продвигаться к деревне, используя складки местности. Огнём автоматов и гранатами они сбили незначительный заслон противника, ворвались в деревню и вскоре заставили немцев очистить её, а потом захватили и высоты, господствующие над рекой.
Переправлять остальных бойцов вброд уже не было необходимости. С помощью местного населения был построен плот, на котором переправились на противоположный берег оставшиеся автоматчики с боеприпасами. Это позволило быстро закрепить за собой захваченный плацдарм.
Теперь нужно было подготовить переправы для прохода танков и колёсного транспорта. Между тем, выгодный в этом отношении участок реки возле второго моста ещё оставался в руках противника, продолжавшего интенсивно обстреливать наш берег. Требовалось отбить у немцев другой населённый пункт, откуда они прикрывали огнём подступы к броду возле второго моста. С этой целью разведка разбилась на две группы. Одна из них в составе 15 автоматчиков должна была зайти в тыл противнику, а другая - три танка и оставшиеся автоматчики - наносила удар с фланга.
Вся подготовка к действиям и самый бой заняли не больше часа. Быстрота, дерзость и внезапность ударов предрешили успех. Противник бежал, оставив в деревне 19 солдат убитыми и ранеными. Но оказалось, что и здесь нельзя было переправить через реку танки и колёсные машины. Немцы успели увеличить глубину имевшегося тут брода и затопить повреждённый мост. Оказывается, у них была сооружена плотина ниже по течению реки.
Чтобы во-время подготовить переправу для главных сил, командир разведки выделил группу подрывников, снабдив их взрывчатым веществом. Эта группа на танке быстро достигла плотины и взорвала её. Вода пошла на убыль, и вскоре был подготовлен брод. Когда главные силы подошли, то танки и колёсный транспорт прямо с хода переправились на противоположный берег реки, расширили плацдарм, занятый разведкой, а затем атаковали и захватили важный опорный пункт немцев, где противник концентрировал свои резервы, собираясь оказать длительное сопротивление наступающим. Решительные и дерзкие действия танковой разведки помогли сорвать эти намерения противника.
Зимой в составе глубокой танковой разведки обязательно должны действовать автоматчики на лыжах. В случае надобности они могут самостоятельно вести борьбу с мелкими гарнизонами противника, а действуя совместно с танками, сумеют захватить и сильный опорный пункт. Перед выходом в разведку надо обязательно рассчитывать, где и сколько следует устроить бродов или мостов через реки поэтому в состав разведывательной группы следует включить некоторое число сапёров с необходимым шанцевым инструментом.
Опыт учит, что танкистам, отправляющимся в глубокую разведку, нужно захватывать с собой взрывчатые вещества и иметь в своих рядах опытных подрывников. В зимних условиях это особенно важно, поскольку приходится подрывать лёд на бродах. С помощью взрывчатых веществ это дело пойдёт в несколько раз быстрее, чем распиловка льда или же выкалывание его ломами.
Прокладывая путь танкам через брод, надо либо вынимать лёд из воды, либо сплавлять его вниз по течению, иначе танки могут сесть днищем на крупные льдины, а при выходе образуются ледяные груды, которые затруднят выезд танков на берег. Ширина трассы должна в несколько раз превышать ширину танка. Тогда, если одна машина остановится, остальные, обойдя её, смогут продолжать переправу.

Газета "Красная звезда" №22 от 27 января 1944 г.

Майор В. КУЛЕВ

АРТИЛЛЕРИЙСКАЯ РАЗВЕДКА ЗИМОЙ

Зимой артиллерийская разведка, конечно, имеет те же основные задачи, что и летом: вскрыть огневую систему противника, выявить все цели, требующие артиллерийской обработки. Однако в силу специфических условий вести: разведку зимой гораздо труднее. Постараемся вскрыть эти условия и показать на основе опыта, как их надо учитывать в боевой работе.
Разведка наблюдением остаётся основным способом выявления объектов, интересующих артиллерию, но в зимнее время наблюдение усложняется. Причины ясны: значительно сокращён период светлого времени, часто выпадают осадки, холодный ветер и сильный мороз заставляют разведчика отвлекаться от объектов наблюдения. Самые объекты распознать труднее, поскольку они покрыты снежной пеленой, сливаются с общим фоном местности. Скажем, обнаружить немецкую ДЗОТ, которая сооружена летом и теперь покрыта снегом, можно только во время стрельбы из неё, по путям подхода или по задульным конусам, Следовательно, внимание артиллерийского наблюдателя должно быть повышено. Командир обязан создать продуманную систему наблюдения, обеспечивающую непрерывность и достоверность сведений.
Что требуется сделать, чтобы артиллерийская разведка и зимой велась с наибольшим эффектом?
Как показывает опыт, артиллерийские наблюдательные пункты, с которых ведётся основное наблюдение, надо выдвигать как можно ближе к переднему краю немецкой обороны. Важно, чтобы эта пункты были незаметны для противника, имели хороший обзор и были утеплены.
Часто приходится устраивать пункты постоянного наблюдения на возвышенностях, отдельных деревьях, строениях и т. п. В таких случаях надо теплее одевать разведчиков, обеспечивать их мазью, предохраняющей от обморожения открытых частей тела, лица, рук. Максимальная продолжительность дежурства наблюдателей в особенно морозные дни (температура более 20° без ветра и 15° с ветром) сорок минут-час.
Зимой особенно возрастает роль подвижных наблюдательных пунктов. С картой и биноклем в руках разведчики переходят с одного места на другое в боевых порядках пехоты. Здесь, в непосредственной близости к линии фронта, они выискивают цели и наносят их на карту. Потом, возвратившись на основной наблюдательный пункт, они с помощью приборов уточняют расположение целей и засекают их. Эффективность такого метода разведки подтверждает работа разведывательных органов артиллерии Н-ского соединения. Только за одни зимний месяц они выявили 226 целей, в том числе 11 артиллерийских и 29 миномётных батарей, 41 ДЗОТ, 34 блиндажа, 5 наблюдательных пунктов и 22 станковых пулемёта.
Конечно, и зимой нельзя отказываться от посылки разведывательных групп в расположение противника. Разведчикам, уходящим во вражеский тыл, а также передвигающимся в боевых порядках своей пехоты, часто приходится пробираться через леса и различные заросли. В зимнее время здесь обычно бывают большие сугробы. Чтобы легче преодолевать снежные препятствия, надо заблаговременно подготовить бойцов к передвижению на лыжах.
Несколько слов о способах обнаружения вражеских батарей. Летом мы чаще всего обнаруживали немецкие артиллерийские позиции по вспышкам выстрелов. Зимой это сделать труднее, потому что свет значительно рассеивается и определить координаты стреляющей батареи не удаётся. Хорошим способом разведки батарей в зимнее время является работа разведывательных партий, которые уходят в тыл к немцам и там засекают огневые позиции противника. При этом широко используется опыт прошлой зимы.
Лейтенант Воронов с небольшой группой разведчиков всю прошлую зиму удачно проникал в расположение немцев, обнаруживал их огневые позиции и вызывал по радио огонь своей артиллерии. Однажды Воронов вскрыл пять немецких батарей за один поиск. До этого артиллеристы не смогли разведать данные батареи иными способами. Когда потребовалось определить точные очертания второго оборонительного рубежа немцев, выявить характер его сооружений, то эту задачу смогла успешно разрешить только разведывательная партия, возглавляемая капитаном Секириным. В частности, находясь в тылу у немцев, эта группа обнаружила там батарею крупнокалиберных мортир. Сейчас мы изучаем опыт лейтенанта Воронова и капитана Секирина, претворяем его в жизнь.
Район огневых позиций противника легко определяется зимой с помощью воздушной разведки. На белом фоне хорошо видны с самолёта подъезды к позициям и задульные конусы. Если орудия недостаточно хорошо замаскированы, то они тоже отчётливо видны с самолёта. Но широкому применению воздушной разведки мешает ограниченность светлого времени. Самолёт-разведчик может наблюдать только днём, а зимой день слишком короток, поэтому с воздуха нельзя проконтролировать всю деятельность артиллерии противника. Недостаточность данных авиаразведки восполняется у нас звукозасечкой действующих немецких огневых точек, которая даёт очень хорошие результаты. С её помощью мы определяем позиции артиллерии противника точно, в любое время суток.

Газета "Красная звезда" № 303 от 21 декабря 1943 г.

Подполковник А. ВОРОНИН

РАЗВЕДКА ВРАЖЕСКИХ АЭРОДРОМОВ

Известно, что для обеспечения действий своих наземных войск немцы, стремятся массировать свою авиацию путём широкого аэродромного манёвра. В задачу наших воздушных разведчиков, просматривающих вражеский тыл, входит неослабное наблюдение за аэродромной сетью немцев. Своевременное вскрытие группировки воздушных сил противника во многом может предопределить успех всей операции.
Сосредоточение немецкой авиации на том или ином направлении слагается по сути дела из двух периодов. Первый период - подготовительный. В это время немцы расширяют аэродромную сеть путём оборудования новых аэродромов и площадок, приводят в рабочее, состояние и улучшают существующие аэродромы. Обычно это делается в течение 10-12 дней до момента прилёта авиачастей. Второй период сосредоточения - это переброска лётных частей и размещение их на новой аэродромной сети. Нужно отметить, что иногда, в целях скрытности, немцы сосредоточивают свою авиацию в два приёма. Сначала они концентрируют лётные части в тылу, а за несколько дней до начала активных действий размещают их на оперативных и передовых аэродромах.
Каковы же особенности разведки вражеских аэродромов в зимнее время? Во-первых, воздушные разведчики должны своевременно вскрыть предполагаемое сосредоточение авиации противника. Известно, что зимой оборудование аэродромов и поддерживание их в постоянной готовности к эксплуатации требуют громоздких работ по расчистке и уплотнению снежного покрова. Если летом нетрудно сохранять подготовленные аэродромы в рабочем состоянии, то в зимние месяцы необходимо регулярно расчищать и укатывать лётные поля, особенно во время снегопадов и метелей. Скрыть эти работы от глаза воздушного разведчика довольно трудно.
Опыт наших лучших разведывательных подразделений ясно показывает, как можно обнаружить подготовку немцев к сосредоточению авиации на новом направлении. Необходимо тщательное воздушное наблюдение с обязательным фотографированием, нужен систематический контроль над всеми изменениями в аэродромной сети противника,. Должны быть взяты на учёт все известные аэродромы на глубину нескольких сотен километров, независимо от того, базируются там в данный момент авиачасти противника или нет. Интенсивное движение автотранспорта в районе аэродромов, работы на бездействующих аэродромах и оборудование новых, появление неизвестных до сих пор очагов зенитной обороны - всё это существенные признаки предстоящего сосредоточения авиации.
Переброску авиационных частей и размещение их на новых оперативных аэродромах немцы производят после того, как закончатся все подготовительные мероприятия. Это бывает за два-три дня до начала активных операций наземных войск. Если сосредоточение производится в два приёма, то сначала резко увеличивается количество самолётов на тыловых аэродромах противника. Этот наиболее яркий пример может быть быстро обнаружен воздушными разведчиками путём визуального наблюдения и фотографирования.
Каждое донесение о том, что авиация противника концентрируется в тылу, надо рассматривать как сигнал о предстоящем её сосредоточении на оперативных аэродромах. Когда оно уже началось, заметно оживляются действующие аэродромы: увеличивается число самолётов, появляются типы машин, которых раньше не наблюдалось, становится более интенсивным! движение в прилегающих к аэродромам населённых пунктах, активизируются средства зенитной обороны и т. д.
Чтобы получить общую картину состава и группировки авиации противника, необходимо, наряду с попутной разведкой аэродромов в ходе наблюдения за другими объектами, произвести одновременное фотографирование всей аэродромной сети. Благодаря резким контрастам, характерным для зимнего времени, аэрофотоснимки дадут достаточные сведения. В дальнейшем такую фоторазведку необходимо повторять через два-три дня. Можно судить о росте авиационной группировки противника и по ряду косвенных признаков. К ним следует отнести хотя бы повышенную интенсивность полётов, над нашим расположением: производится разведка целей, лидеры вновь прибывших авиачастей знакомятся с районом действий. Кроме того, могут быть подмечены изменения в составе и дислокации авиационных радиосетей.
Надо сказать, что раскрытие вражеской авиационной группировки пойдёт гораздо успешнее при условии тесного взаимодействия воздушных разведчиков со всеми другими видами разведки. Скажем, сведения о нумерации авиачастей врага можно получить путём опроса пленных лётчиков. Немцы, стремясь обеспечить наибольшую интенсивность боевых вылетов, обычно приближают свои авиачасти к. наземным войскам. Известен ряд случаев, когда самолёты противника длительное время базировались на аэродромах, находившихся под воздействием нашей артиллерии. Следовательно, авиационный командир иногда может получить от своих передовых наземных частей ценные данные о некоторых аэродромах противника.
Таким образом, сопоставляя всю сумму сведений и дополняя результаты воздушной разведки данными, полученными из других источников, авиационный командир сумеет с достаточной точностью определить действительное состояние и положение авиационных сил противника на данном участке фронта. Однако здесь нужно учитывать одно довольно важное обстоятельство. В ряде мест немцы широко практикуют устройство ложных аэродромов. Желая ввести в заблуждение наших авиационных офицеров, неприятель часто заполняет свои действующие и недействующие аэродромы макетами самолётов. Подобная маскировка может быть своевременно раскрыта нашими воздушными разведчиками, если они систематически будут наблюдать за жизнью на этих ложных аэродромах. Всё дело тут в умении экипажей подмечать мелкие признаки, по которым можно определить, действует ли аэродром и что на нём находится: боевые самолёты или же одни макеты.
Разведку вражеских аэродромов, как показывает опыт, нужно вести непрерывно. К этому делу обязательно должен быть привлечён каждый экипаж, появляющийся над территорией, занятой противником. Ежедневно линию фронта пересекают десятки и сотни наших самолётов. Штурмовики и бомбардировщики, выполняя боевые задания, должны всегда иметь в виду своего главного противника - немецкую авиацию. Увидев вражеские машины в воздухе или обнаружив аэродром, каждый экипаж обязан по возвращении с задания подробно отметить это обстоятельство в своем боевом донесении. Только тогда сумма сведений о воздушном противнике будет всё время пополняться новыми данными.

Газета "Красная звезда" №11 от 13 января 1944 г.


ГЛАВА ШЕСТАЯ

ТАКТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ПРОТИВНИКА

 

Полковник Д ДУДОРОВ

ТАКТИКА ОТСТУПЛЕНИЯ НЕМЦЕВ

1. От "блицкрига" к "блиц-отступлению"

От Волги до Днестра прошли воины Красной Армий - победители в суровых и ожесточённых сражениях. Ни одной пяди этого гигантского плацдарма неприятель не уступил нам без боя. Путь к победе советские войска прокладывали себе точными и сильными ударами по врагу, стремительным и неустанным преследованием отступающей немецкой армии, окружением и уничтожением отдельных группировок вражеских войск.
Борьба была тем более трудной, что противник, отступая, организовывал оборону на заранее подготовленных рубежах.
Посмотрите на схему 32. От р. Сев. Донец к югу, до самого Таганрогского залива, вдоль берегов р. Миус протянулась непрерывная линия мощных фортификационных сооружений. Немцы совершенствовали этот рубеж почти, два года. Недаром они назвали его линией "Крот".

"Крот", как известно, призван был надёжно прикрыть оккупированные немцами Донбасс и Приазовье.
Далее к западу гитлеровцы построили второй мощный рубеж. Он начинался от запорожского оборонительного пояса и спускался вдоль берегов р. Молочная к озеру Молочное и к Азовскому морю. Эта линия была названа именем арийского мифологического бога войны - "Вотан". Её назначение было преградить Красной Армии дорогу к нижнему течению Днепра и Перекопу.
Об этих двух стратегических оборонительных рубежах немцы кричали повсюду как о последнем слове фортификационной техники. И действительно, это были очень прочные, трудно доступные укрепления, на вооружение которых противник затратил немало сил, времени и материалов. Интересно отметить, что часть этих материалов в виде бронеколпаков, железобетонных и металлических деталей для ДОТ была ввезена непосредственно из Германия.
Между основными стратегическими рубежами "Крот" и "Вотан", вдоль господствующих над местностью западных берегов pp. Сухая Крынка, Мокрый Еланчик, Кальмиус, Гайчул и многих других, были подготовлены промежуточные оборонительные линии, которые противник условно именовал "Голубая", "Жёлтая", "Зелёная". Целый ряд таких промежуточных линий находился и перед рубежом "Крот".
Немцы стремились измотать наши наступающие части длительным сопротивлением на оборонительных рубежах, выиграв этим время для совершенствования своей обороны и подтягивания новых резервов. Иначе говоря, противник, вынужденный под ударами наших войск отступать, рассчитывал всё же надолго задерживать нас у каждого рубежа, ориентируясь на длительные оборонительные бои.
Общеизвестно, что ни "Крот", ни "Вотан", ни десятки других, широко разрекламированных немцами "валов" не смогли сдержать наступательного порыва Красной Армии, не смогли устоять перед силой её оружия. Стремительные, дерзкие, мастерски направленные удары наших воинов вынуждали противника к отходу, а зачастую - к беспорядочному, паническому бегству, в ходе которого немцы несли огромные потери в живой силе и технике.
Крушение "Миус-фронта", линии "Вотан" и другие поражения, которые армия Гитлера потерпела летом 1943 г., выбили у немецкого солдата уверенность в неприступности фашистских оборонительных рубежей. Немец потерял веру в "организованный отход", в "эластичную оборону" и прочие бредни, долго внушавшиеся ему геббельсовской пропагандой.
Гитлеровцы, захваченные в плен в период последних боёв, заявляют, что теперь никто из них уже не верит в "неприступность" оборонительных валов, которые Геббельс рекламировал на весь мир.
- Мы уже побывали на Миусе и Молочной, - говорят немецкие солдаты, - и знаем, что русских всё равно ничем не удержишь.
В связи с тем что надежды германского командования на затяжную войну рухнули и солдаты утратили веру в неприступность своих оборонительных рубежей, гитлеровцы оказались вынужденными изменить тон пропаганды в войсках. Сейчас солдату уже не внушают: "Твой рубеж - неприступная крепость". Ему приказывают: "Умри в окопе, но не сдавай его". Офицерам приказывают драться до последнего солдата и до последнего патрона.
Немецкая тактическая мысль после краха теорий "блиц-крига" и теорий позиционной затяжной войны вынуждена сейчас усиленно разрабатывать тактику "блиц-отступления".

2. Маскировка отхода

Из каких же основных этапов складывается немецкая тактика отхода? Разберём их на конкретных примерах.
В августе прошлого года наши войска прорвали линию "Крот" в одном из северных её секторов. Попытка парировать наш удар и заткнуть прорыв оперативным резервом - корпусом СС и частями, стянутыми с пассивных участков фронта, - немцам не удалась. Лучшие танковые и пехотные дивизии немцев потерпели тяжёлый урон. Немецкое командование приняло решение: отвести остатки своих разгромленных войск на промежуточный рубеж и организовать там сопротивление.
Оторваться от наших войск немцы должны были внезапно и скрытно.
Бот как, например, попытался противник замаскировать свой отход в районе Самбек - Таганрог. Советские войска не вели активных боевых действий на данном участке, но гитлеровцы, боясь окружения, решили отойти и из этого района.
Внешне ничто не говорило о замысле немецкого командования. Наоборот, незадолго до отхода фашисты согнали к переднему краю несколько сот местных жителей и заставили их совершенствовать оборонительный рубеж. Углублялся противотанковый ров, ещё шире разветвлялись ходы сообщения, строились даже новые блиндажи и ДЗОТ.
Как это бывает обычно перед наступлением или контратакой противник несколько раз пытался сильными разведывательными группами провести глубокий поиск в нашем расположении и захватить "языка". Усилили свою деятельность немецкие снайперы. Наконец, противник стал предпринимать мощные огневые артиллерийские налёты. Немцы вели массированный огонь по площадям, выбрасывая большое количество снарядов. Все, казалось, свидетельствовало о том, что гитлеровцы с часу на час перейдут в контрнаступление.
Тем не менее, несмотря на все эти ухищрения, наши войска не дали себя обмануть и своевременно разгадали замысел врага. Заранее подготовленные сильные подвижные отряды немедленно организовали преследование противника, начавшего отход, и опрокинули его арьергарды. Тщательно подготовленное немцами "организованное отступление" переросло под ударами советских воинов в паническое бегство.

3. Прикрытие отхода главных сил

Одной из основ разработанной немцами тактики отхода является надёжное обеспечение отхода главных сил.
Отход своих главных сил противник обязательно прикрывает мощными арьергардами или, как их называют немцы, "боевыми группами". Состав такой "боевой группы" бывает различным и определяется численностью главных сил, характером местности, на которой развиваются боевые действия, а также обшей обстановкой на фронте.
Так, например, подвижной арьергард, прикрывавший отход остатков 304-й немецкой пехотной дивизии при отступлении её с линии "Крот", состоял из батальона мотопехоты, двух батарей 75-мм пушек на механической тяге, трёх танков да шести самоходных орудий.
Зачастую арьергарду придаются ещё сапёрные подразделения с целью минировать пути отхода, подрывать или минировать мосты, оставлять "сюрпризы" в общественных и даже в жилых зданиях. Из числа пехотинцев выделяются специальные команды "факельщиков". Задача этих подлецов - поджог населённых пунктов, угон в рабство мирного населения, расстрел скота.
Используя естественные препятствия и природные рубежи или опираясь на заранее укреплённые населённые пункты, арьергард стремится длительным сопротивлением задержать наши части и дать тем самым возможность своим главным силам выиграть время для закрепления на промежуточном рубеже и подтягивания, резервов из глубины.
Особенно упорно держатся "боевые группы" в тех случаях,, когда они обороняются в заранее подготовленном опорном пункте. Но и здесь упорная оборона быстро сменяется бегством, как только гарнизон опорного пункта оказывается под угрозой окружения.
Характерным примером, подтверждающим это положение, может служить оборона немцами опорного пункта Гендельберг. Хутор Гендельберг (схема 33) был превращен противником в настоящую крепость. Со всех сторон он был опоясан минными полями, проволочными заграждениями, противотанковыми рвами и многочисленными огневыми точками.

Гарнизон Гендельберга, прикрывавший отход немецкой горнострелковой дивизии, состоял Из полнокровного батальона мотопехоты, артиллерийского дивизиона, 12 танков и двух самоходных орудий. Силы, как мы видим, - немалые.
После неудачной попытки овладеть Гендельбергом с хода, два наших передовых отряда стали обтекать этот опорный пункт с юго-востока и юго-запада. Как только советские войска показались на флангах, гарнизон Гендельберга бросил свои укрепления, оставил всё тяжёлое оружие и попытался спастись бегством. Но это удалось лишь немногим немцам.
Обычно, если "боевой группе" не удаётся "зацепиться" за какой-нибудь выгодный рубеж или же она вынуждена оставить рубеж под ударами советских войск, дальнейший отход арьергарда происходит в следующем порядке: первой отходит пехота, за ней артиллерия. Отход пехоты и артиллерии прикрывается огнём танков и самоходных орудий.
Преследуя вражеский арьергард, необходимо вести непрерывную разведку, так как расчёты самоходных орудий или танков противника, организуют иногда засады, встречая преследующих огнём с ближних дистанций.
При умелом преследовании арьергард противника почти всегда обречён на разгром, так как наши подвижные отряды обычно просачиваются между вражескими арьергардами и его главными силами. Но немцы зачастую сознательно отдают, свои "боевые группы" на истребление, обязывая офицеров, возглавляющих эти группы, драться до последнего солдата и ценой любых потерь дать возможность главным силам уйти из-под удара. Недаром немецкие солдаты и офицеры рассматривают назначение в арьергард, как наказание, и именуют эти группы "группами смерти".
Иногда противник организует так называемые "ложные арьергарды". Их назначение состоит в том, чтобы отвлечь наши отряды преследования от главных сил, направив, их на ложный след, поэтому, преследуя неприятельский арьергард, рекомендуется всегда захватывать контрольных пленных, добиваясь от них сведений об истинных замыслах и намерениях противника, а также о целях, поставленных перед данным арьергардом.

4. Разгадывание замысла врага и организация преследования

Каким же образом был разгадан замысел противника при отходе его из района Самбек?
Этому способствовала, прежде всего, непрерывная и бдительная разведка. Когда разведчики донесли командиру полка майору Карпову, что немцы пригнали мирное население на земляные работы, у майора сразу же возникло подозрение. Мобилизация немцами мирного советского населения на строительство новых укреплений до занятия их войсками - рядовое явление, однако на занятый рубеж с организованной уже системой огня противник никогда не допустил бы население во избежание возможного разглашения военной тайны.
Анализируя в дальнейшем ход этих работ, Карпов пришёл к убеждению, что они бесполезны для противника, ибо данный рубеж был достаточно усовершенствован.
Упорство, с которым немцы пытались захватить "языка" на этом участке, подсказывало опытному командиру, хорошо изучившему поведение противника, что он, видимо, преимущественно интересуется тем, разгадали мы его планы или нет.
Наконец, необычная "щедрость" фашистов в расходовании снарядов, бесцельная временами и бесприцельная стрельба окончательно убедили нашего офицера, что противник просто решил "сжечь" свои запасы снарядов, чтобы не оставить их при отходе.
Приняв всё же меры предосторожности на случай контрнаступления гитлеровцев, командир полка усилил разведку и призвал своих офицеров и бойцов к величайшей бдительности. К переднему краю немцев высылались лучшие слухачи.
Однажды после особенно сильной артподготовки слухачи донесли, что в лагере противника происходит необычное движение. Немцы отводили обозы, технику и часть живой силы. Заранее созданные отряды преследования, не медля ни одной минуты, устремились за противником и дезорганизовали его отход.
В своём приказе № 309 Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза товарищ Сталин указывает:
"Правда, немецкая армия и сейчас дерётся упорно, цепляясь за каждый рубеж. Но поражения, понесённые немцами со времени разгрома их войск под Сталинградом, надломили боевой дух немецкой армии. Теперь немцы, как огня, боятся окружения и при угрозе обхода их нашими войсками бегут, бросая на поле боя свою технику и раненых солдат".
Именно так и получилось при прорыве нашими воинами линии "Вотан". Пока немцы сидели в окопах и траншеях укреплённого рубежа, они дрались упорно, но как только наши части прорвали немецкие укрепления и вырвались на оперативный простор, получив возможность наносить врагу удары с флангов, обрушиваться на него с тыла, отрезать ему пути отхода, - немцев уже не покидало чувство страха перед окружением. В этот-то момент умелая организация преследования дала нам возможность дезорганизовать отход врага, превратив его в бегство.
Своевременное выявление замысла немецкого командования (организация им отхода своих войск даже с пассивных участков линии "Вотан") дало возможность нашим войскам организовать эффективное преследование; планы противника удалось полностью сорвать, вся группировка неприятельских войск раскололась, а затем дробилась на более мелкие части, которые частично были уничтожены, частично захвачены в плен. Только остаткам немецких войск удалось спастись. Это обстоятельство лишило немцев возможности использовать для отхода целый ряд заранее подготовленных промежуточных рубежей, в том числе линию укрепления Каховка - Григорьевка, которая предназначалась противником для того, чтобы прикрыть подходы к Перекопу и не допустить блокирования Крыма советскими войсками.
Из всего сказанного выше следует сделать три вывода:
Взламывая оборону противника на основном или промежуточном рубеже, каждый офицер должен через разведку и наблюдателей внимательно и непрерывно следить за поведением противника и, анализируя это поведение, своевременно устанавливать начало отхода.
Определив время отхода противника, надо немедленно организовывать преследование. Необходимо дерзкими и молниеносными ударами, сбивая и уничтожая оставленные противником "боевые группы", прорываться к главным силам неприятеля, добиваясь полного их разгрома.
Начавшееся преследование должно быть стремительным и продолжаться день и ночь с полным напряжением сил, чтобы не дать врагу возможности закрепиться на промежуточных рубежах. Умелым и решительным манёвром надо перерезать коммуникации врага, окружать и дробить его войска, уничтожать и захватывать его живую силу и технику.

 

Гвардии майор М. КОСАРЕВ

О ПРИЕМАХ НЕМЕЦКОЙ РАЗВЕДКИ ПРИ ОТСТУПЛЕНИИ

Как показала практика наших наступательных боёв, разведка противника при отступлении его частей широко практикует скрытное наблюдение за передвижением наших войск, дезинформацию, демонстративное движение танков и сигнализацию в нашем тылу.
За последнее время бойцами наших войск выловлено несколько немецких разведчиков, переодетых в штатскую одежду или в красноармейскую форму. Как установлено, они были оставлены немцами при отступлении со специальной целью: наблюдать за передвижением колонн войск Красной Армии и сообщать об этом по радио своей авиации. В дальнейшем выяснилось, что немецкое командование при отступлении своих войск оставляет членов партии СС, которые выбирают места близ дорог (в лесах), размещаются на деревьях или в скирдах хлеба, оттуда передают по радиостанции о движении грузов и живой силы к фронту, причём по мере продвижения наших войск они также передвигаются на запад.
Но "наблюдатели" интересуются не только движением танковых частей и артиллерии. Был, например, такой случай. Один из штабов ночью весьма скрытно сменил, командный пункт и расположился в деревне, стоящей в стороне от дорог, в крутой балке. В этой деревне не останавливалась ни одна воинская часть, а во время оккупации данного района немцами туда не заходил ни один солдат. Однако утром над деревней внезапно появилось 12 вражеских самолётов, которые начали интенсивно бомбить селение. Штабу пришлось, не развёртываясь для работы, переехать в другое место. Отсюда напрашивается следующий вывод: в целях обеспечения скрытности передвижения и расположения частей нужно очень внимательно осматривать местность, тщательно очищать её от немецких лазутчиков. Очевидно, для очищения территории, прочёсывания лесов, рощ, осмотра балок, оврагов и в первую очередь местности, лежащей вблизи больших дорог, необходимо иметь специальные отряды. Такие отряды целесообразнее выделять из состава второго эшелона армии. Задача их состоит не только в том, чтобы истреблять одиночек-наблюдателей и сигнальщиков, специально оставляемых противником, но и вылавливать мелкие группы немцев. А таких групп немало, ибо дивизии первого эшелона продвигаются подчас так стремительно, что отдельные разбитые подразделения фашистов не успевают отступить со своими частями. Вражеские группы истребляются и захватываются, в плен войсками второго эшелона.
Офицерскому составу полков первого эшелона надо иметь в виду и уже известный приём немцев - просачивание небольших подразделений (иногда переодетых в нашу форму) в стыки наших боевых порядков. Задачи, которые ставятся таким подразделениям, весьма разнообразны. На нашем участке фронта они носили главным образом разведывательный характер (захват пленных). Местность, где происходят действия, пересечённая и способствует просачиванию.
За последнее время немцы усилили дезинформацию по радио. Вот один из таких примеров. Наши радисты перехватили сообщение о том, что с юга на Старый Мерчик движутся 100 танков, из которых половина - "Тигры". Это сообщение, как казалось на первый взгляд, исходило из какой-то нашей части. Но когда мы стали проверять "донесение", то установили, что ни одна радиостанция наших полков таких данных не передавала; высланная авиаразведка тоже не подтвердила этого сообщения. Стало ясно, что оно исходило от врага.
Но с какой целью? Очевидно, с той, чтобы привлечь наше внимание к этому направлению, заставить перебросить сюда большую часть средств противотанковой обороны и отвлечь тем самым внимание от других участков.
Наши предположения подтвердились. Через несколько часов немцы предприняли танковую атаку на одном из флангов (но не сотней танков, а лишь тридцатью, о наличии которых нам было известно ранее). Танковая атака была отражена. Впоследствии выяснилось и другое -по всей линии фронта соединения немцы специально установили густую сеть наблюдательных пунктов, вменив им в обязанность следить за передвижением нашей артиллерии.
Таким образом, фашистская разведка хотела дезинформировать нас и тем самым создать благоприятные условия для удара своими танками на одном из важнейших направлений боевых порядков соединения.
Чтобы облегчить наблюдение ночью, немцы широко применяют различные средства для освещения местности. Кроме уже известных приёмов (ракеты на парашютах и др.), они стали часто практиковать поджог легко воспламеняющихся предметов и строений. Это делается как посредством обстрела зажигательными снарядами, так и путём высылки отдельных солдат. Были случая, когда скирды с хлебом или с соломой поджигались у самых передовых позиций наших войск, а иногда и сзади них. Характерно, что немцы поджигают скирды не снизу, а сверху. Подожжённая таким образом скирда горит дольше (почти всю ночь) и даёт сильный равномерный свет. На фоне этого света далеко виден каждый силуэт.
Известный вред причиняют разведчики-сигнализаторы. Это одиночные или парные дозоры, которые пробираются в наши боевые порядки (и в тыл) и посредством комбинации ракет различного цвета передают своим войскам нужные сведения. Способ этот иногда остаётся нами не замеченным лишь потому, что и наши войска применяют ракеты (в том числе и трофейные) в большом количестве.
Один из батальонов Н-ской стрелковой части к исходу дня овладел хутором. Предвидя контратаки противника и штурмовку с воздуха, командир батальона, оценив местность, решил закрепляться не в хуторе, а на двух близлежащих высотах.
Решение командира было целесообразным. Ещё до того как роты успели окопаться, над хутором появилась звено вражеских самолётов. И тут из хутора взвились две ракеты, пущенные в направлении батальона. Изменив курс, вражеские самолёты стали пикировать над боевым порядком одной из рот. Сбросив бомбы и обстреляв боевые порядки из пулемётов, самолёты улетели. Если бы рота не успела рассредоточиться, она, несомненно, понесла бы значительные потери.
Сигналы, подаваемые вражеским лазутчиком, заметил один из местных жителей, и фашиста удалось задержать.
Но сигнализаторов иногда очень трудно обнаружить, несмотря на то, что они подчас располагаются в непосредственной близости от наших войск, а иногда (переодевшись в красноармейскую форму) даже проникают в их боевые порядки.
Борьбу с подобными разведчиками-сигнальщиками можно облегчить. Для этого надо приказанием вышестоящего офицера установить для подразделений определённые сочетания цветов ракет, категорически воспретив при этом выпуск ракет без всякой надобности. Когда личный состав будет твёрдо знать свои сигналы ракетами, вражескую сигнализацию распознать будет нетрудно.
Необходимо систематически напоминать личному составу о бдительности и знакомить его с вражескими уловками.

Журнал "Военный вестник" № 12-20 за октябрь 1943 г.