Сборник "Войсковая разведка". Выпуск №5 1944г.

E-mail Печать
Индекс материала
Сборник "Войсковая разведка". Выпуск №5 1944г.
ПОЛИТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ РАЗВЕДЧИКОВ
ГЛАВА ПЕРВАЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНАЯ РАБОТА ОФИЦЕРСКОГО СОСТАВА И ШТАБОВ
ГЛАВА ВТОРАЯ РАЗВЕДКА ПРИ ПРЕСЛЕДОВАНИИ ПРОТИВНИКА
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ ИЗ БОЕВОГО ОПЫТА
ГЛАВА ПЯТАЯ ТАКТИЧЕСКИЕ ПРИЁМЫ ПРОТИВНИКА
ГЛАВА ШЕСТАЯ ИЗ ОПЫТА СОЮЗНЫХ АРМИЙ
Все страницы
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ИЗ БОЕВОГО ОПЫТА

Гвардии подполковник КОНДРАКОВ

ОТРЯД В ЗАСАДЕ

Ночные поиски, проводившиеся на фронте Н-ской армии, не давали нужных результатов: противник своевременно обнаруживал наших разведчиков и вынуждал их к отходу. Как удалось выяснить из опроса пленных, немецкое командование, чтобы не допустить проникновения наших разведывательных групп в свои траншеи (для захвата "языков"), издало приказ, в котором указало: "Всему личному составу подразделений первой линии обороны с 21.00 до 5.00 находиться в траншеях, а с 5 часов в траншеях оставлять только наблюдателей - на 40-50 м фронта одного солдата".
Ясно, что при такой настороженности противника надо было изыскивать иные методы пленения его солдат. Решили организовать засаду.
Расстояние между нашим передним краем и передним краем вражеской обороны на избранном участке составляло от-500 м до 5 км; нейтральная зона изобиловала болотами, лесами, рощами. Таким образом, удобных мест для засад было очень много. Но всё же немцы здесь ни разу не наталкивались на наши засады. Очевидно, для того, чтобы навести гитлеровцев на засаду, требовалось применить хитрость и избрать другой участок местности.
Засаду решено было устроить в роще, находящейся в 1,4 км южнее высоты, которую раньше занимало наше боевое охранение (оно было снято ввиду отдалённости этого пункта от наших траншей). Чтобы не допустить нахождения в этой роще наших разведчиков, немцы прочёсывали её огнём,, для чего выделили специальные группы солдат. Время от времени рощу посещали вражеские разведчики.
Для действий в засаде сформировали отряд автоматчиков в составе 135 человек, придав ему 82-мм миномёт. Каждого автоматчика снабдили достаточным количеством гранат. Отряд был разбит на четыре группы: первая из них с 82-мм миномётом должна была обойти противника с левого фланга и тыла, а второй, третьей и четвёртой группам ставилась задача - сначала встретить противника огнём, а затем, обойдя его с правого и левого флангов, захватить контрольного пленного.
Чтобы удостовериться в правильности выбора намеченного места засады, для обследования его была направлена группа разведчиков, которая по некоторым признакам определила, что немцы продолжают посещать рощу. Тогда отряд ночью занял намеченные позиции (схема 7).

Для обеспечения успеха засады предварительно было проделано следующее. Днём на юго-западную сторону рощи вышли наши снайперы и миномётчики и демонстративно открыли огонь по вражеским траншеям (при этом было уничтожено несколько гитлеровцев). Одновременно миномётчики обстреляли населённый пункт Михали. Демонстрацией, повидимому, удалось создать впечатление, что роща занята нашим подразделением.
На другой день в 5 часов утра наблюдатель, следивший за подступами к роще, заметил в 400 м подразделение немцев силой до роты, двигавшееся к роще. При входе в рощу рота развернулась.
По намеченному ранее плану четвёртая группа с приданными ей снайперами должна была принять первый удар противника на себя. Поэтому наш офицер подпустил немцев на 15-20 м и только тогда приказал открыть огонь. Завязался автоматный и гранатный бой. Огневая инициатива сразу оказалась на нашей стороне, и фашисты, не выдержав натиска, начали отступать. Во время боя первая и вторая группы, скрытно произведя манёвр, вышли врагу слева во фланг, а потом и в тыл и, выгнав немцев на поляну, стали истреблять их гранатами и автоматным огнём. Гитлеровцы бросились вправо, но и там встретили наших автоматчиков: четвёртая группа, зайдя им во фланг справа, внезапно обрушила на фашистов всю силу своего огня.
В результате этой схватки на поле боя осталось 30 вражеских трупов, было захвачено в плен 6 солдат и 1 офицер (лейтенант) из 7-й роты 699-го пехотного полка 342-й пехотной дивизии. Наши потери - 2 убитых и 2 раненых красноармейца.
Приведённый эпизод позволяет сделать следующий вывод.
В организации боевых действий с целью пленения солдат противника нельзя придерживаться шаблона. Если предпринятые несколько раз поиски не дали результатов, целесообразно немедленно изменить тактику.
Там, где местность позволяет, надо организовать засаду, предварительно прорепетировав с её участниками приёмы предстоящих действий.
Организуя засаду, необходимо установить за врагом наблюдение и заранее изучить его повадки, точно определить, когда, где и что делают его солдаты. Особенно важно изучить направления движения вражеских разведывательных групп и патрулей.
Состав засады и метод её действий могут быть разными и зависят от местности и предполагаемой численности групп противника.
Успех засады в описанном выше случае объясняется должной её подготовкой. Действия автоматчиков были заранее хорошо продуманы и отработаны, бойцы действовали хитро и дерзко. Все участники твёрдо знали свои задачи, понимали свой манёвр.
Очень важно отметить, что при организации подобных засад необходимо предусматривать, чтобы группа, принимающая удар на себя, имела в своём составе автоматчиков и пулемётчиков. Это позволяет губительным огнём в упор сразу же внести замешательство в ряды противника.

Журнал "Военный вестник" № 18 за сентябрь 1943 г.

Полковник А. А. ЛАБАЗОВ

О ВЗАИМОДЕЙСТВИИ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ПЕХОТЫ И АРТИЛЛЕРИИ В РАЗВЕДКЕ

Взвод 45-мм пушек противотанковой артиллерии (ПТА) младшего лейтенанта Волкова получил задачу на обеспечение действий пешей разведывательной группы, имевшей задание захватить "языка" и документы. Район действий был заранее изучен артиллерийскими и пехотными наблюдателями. При этом было установлено, что (схема 8):

  • передний край обороны усиленного боевого охранения противника проходил через огневые точки (ОТ) № 1, 2 и 3;
  • в тылу за ОТ № 3 стояла ОТ № 4;
  • особую огневую активность имели ОТ № 2 и 3;
  • ОТ № 1 одноамбразурная; ОТ № 2 двухамбразурная с секторами стрельбы "А" и "Б"; ОТ № 3 и 4 также двухамбразурные с директрисами стрельбы "А" и "Б";
  • перед передним краем проходил ров глубиной до 1 м и простреливался ОТ № 3.

На основе этих данных было принято решение:

  • разведывательной группе атаковать ОТ №2, обеспечивая себя своими, огневыми средствами от огня ОТ №1 и от возможного огня автоматчиков из леса в промежутке ОТ №1 и 2;
  • взводу 45-мм пушек ПТА огнём прямдй наводки обеспечить действия разведывательной группы спереди и слева, т. е. от ОТ №2, 3 и 4;
  • для прикрытия отхода разведывательной группы и взвода ПТА иметь в готовности огонь с закрытых ОП артиллерии (неменее двух батарей);
  • иметь общий (пехотного и артиллерийского начальников) оперативный командирский наблюдательный пункт (ОКНП) как пункт управления и контроля.

План действий:

  1. Разведку произвести на рассвете по команде с ОКНП условным сигналом по телефону; срок - не более 15 минут.
  2. Действия взвода 45-мм пушек: первое орудие беглым огнем в 4-6 снарядов подавляет сначала ОТ № 2, затем ОТ № 4; второе орудие открывает огонь одновременно с первым и подавляет ОТ № 3.
  3. Пулемёт, обеспечивающий группу разведчиков, ведёт огонь по ОТ № 1 и левее по опушке леса.
  4. Группа захвата производит бросок на ОТ № 2 немедленно после переноса огня первого орудия на ОТ № 4; отход - немедленно после выполнения задания.
  5. С ОКНП ведётся наблюдение за районом действий и поддерживается связь с исполнителями разведки.
  6. Две батареи находятся в готовности для ведения огня с закрытых ОП на поддержку и прикрытие отхода разведывательной группы.

Доразведка и наблюдение за объектами, нападения и районом действий выполнялись с НП и подвижными постами наблюдения; при этом новых данных не получено.
Рубеж для атаки был намечен в кустах в 100 м от ОТ № 2. Это место было мёртвым пространством огня этой точки против угла ДЗОТ. Огневая позиция для пулемёта была выбрана невдалеке справа сзади; огневые позиции для орудий - на опушке леса в 150 м от ОТ № 2 и в 200 м от ОТ № 3. Кроме того, были выбраны выжидательные позиции; они же являлись местами для укрытия.
ОКНП группы был избран один из артиллерийских НП. Разминирование местности, оборудование ОП, мест укрытия, наводка связи, а также вывод орудий на выжидательные позиции и поднос боеприпасов были проведены ночью, скрытно. Концы связи с ОКНП были подведены на выжидательные позиции также ночью. Переговорная таблица управления была составлена на 8-10 фраз и изучена всеми участниками днём; содержание фразы закодировано цифрой.
К рассвету взвод 45-мм орудий и группа захвата заняли свои места для действий. Между взводом артиллерии и разведывательной группой была проведена телефонная связь.
К рассвету всё было готово. На ОКНП находились пехотный и артиллерийский командиры. После проверки и доклада о готовности исполнителей была подана команда "Начать работу". После короткого обстрела ОТ № 2 разведчики, бросились на ДЗОТ и, достигнув её, выполнили задание. Все действия группы развивались по разработанному плану.
Стрельба по амбразурам взвода ПТА проводилась осколочно-фугасной и бронебойной гранатами; бронебойная граната, кроме обстрела цели, применялась для прокладки трассы огня через мелкий лозняк (кустарник); после этого применялась осколочно-фугасная граната.
Огневые точки противника огнем взвода 45-мм пушек были подавлены или ослеплены, пулемёт (ОТ № 3) уничтожен. В результате этого разведчики не только выполнили поставленные задачи (захват "языка"), но еще и захватили пулемёт противника из ДЗОТ № 2. Потерь в группе не было. Работа протекала около 10 минут. Отход исполнителей разведки на свой рубеж был проведён быстро и без потерь. Противник через 12-115 минут открыл миномётный огонь, но безрезультатно - запоздал.
Вывод из этого можно сделать такой. Успех разведки был обеспечен правильным взаимодействием разведывательных органов пехоты и артиллерии, чётким и продуманным планом действий группы, хорошей подготовкой исполнителей, внезапностью и быстротой действий.

"Артиллерийский журнал" № 7 за июль 1943 г.

Гвардии полковник И. ХОРИКОВ,
гвардии капитан Д. ЧАПЫГИН

ЛАЗУТЧИКИ

В боевой практике весьма часто возникает необходимость с предельной скрытностью уточнить сведения о противнике, особенно о подразделении (части), расположенном в глубине его обороны. Обычные методы разведки в этом случае неприменимы. Задачи такого характера легче всего выполняют мелкие группы разведчиков или даже одиночные отборные бойцы. Скрытно проникнув глубоко в тыл врага, они ведут разведку наблюдением, а при благоприятных условиях могут захватывать контрольных пленных.
Таких бойцов, выполняющих задачи по разведке вражеского тыла, у нас принято называть лазутчиками. Опыт их работы мы и хотим кратко осветить в данной статье.
Предварительная подготовка лазутчиков явилась главной заботой разведывательного отделения штаба дивизии. Начальник отделения лично, исходя из поставленной задачи на разведку, проводил эту подготовку на местности.
Лазутчикам были поставлены следующие задачи. Первой группе в составе 5 человек, которой командовал сержант Заякин, надлежало в течение четырёх дней разведать ОТ противника на переднем крае его обороны и в ближайшем тылу (на определённом участке). Вторая группа (три человека) во главе с переводчиком, младшим лейтенантом Нисиным, должна была проникнуть в глубину обороны врага и захватить там контрольного пленного. Срок действия второй группы - трое суток, начало её работы - немедленно после окончания работы первой группы. Третьей группе тотчас же после окончания работы второй группы следовало, действуя по тому же маршруту, установить, не произошло ли изменения в расположении и действиях противника; срок её работы - двое суток.
После внимательного изучения местности и расположения неприятеля, в пределах видимости, было выбрано место перехода в расположение противника всех трёх групп - по балке, на стыке двух вражеских частей в районе нахождения подбитого танка. Дальше путь движения разведчиков шёл по балке. Подробно был разработан план перехода и характер движения и действий в тылу врага. Точного маршрута движения после перехода линии фронта (в сторону врага) не устанавливалось.
Разведчиков вооружили автоматами, гранатами и штыками от самозарядной винтовки (СВТ). Им были даны карты без каких-либо пометок и компасы. Каждый из них имел при себе шинель и маскхалат. Для питания выдали сухари, масло, сахар, колбасу.
Разведывательное отделение штаба дивизии установило наблюдение за движением групп, местами их перехода линий фронта, возвращения и предусмотрело порядок их встречи.
Переход первой группой линии фронта был выполнен в назначенном месте (у подбитого танка) в точно установленное время. Разведчики передвигались по одному. Пока один боец двигался, остальные лежали, затем передвигался второй и т. д. Бойцы не были обнаружены противником, что подтверждает безусловную правильность избранного способа передвижения. В дальнейшем лазутчики передвигались по скатам высоты вдоль балки. Это обеспечивало и скрытность действий и возможность тщательного наблюдения. Разведчики точно засекли расположение многих сооружений противника, расположение его огневых средств: пулемётов, орудий, миномётов, батарей, места расположения и действий органов охранения, постов, дозоров, секретов. Группа вынуждена была несколько раз изменять маршруты движения, так как ей пришлось обходить огневые позиции и органы охранения. Днём лазутчики, лёжа неподвижно, вели наблюдение, а под прикрытием темноты передвигались на новый наблюдательный пункт, стараясь избежать столкновения с противником.
По окончании срока разведки первая группа возвратилась, доставив необходимые сведения. От неё был выделен проводник, который провёл вторую группу в глубь вражеского расположения. Эта группа затем проникла в тыл немцев, также обходя их огневые позиции и охраняемые пункты. Разведчики собрали сведения о расположении и действиях противника в тылу и взяли "языка" - часового, стоявшего у шестиствольного миномёта (на фланге батареи). Лазутчики незаметно подобрались к нему с тыла, повалили его, зажали рот и утащили с собой. Тревоги по поводу исчезновения часового немцы почему-то не подняли (кстати сказать, при последующем наступлении все четыре шестиствольных миномёта были нами захвачены на огневых позициях). Начальник группы (переводчик) немедленно опросил пленного и получил от него необходимые сведения (в основном, номер части и номер соединения, их боевой порядок). Привести фашиста с собой не удалось, так как ещё в тылу расположения своих войск он попытался бежать и был без шума уничтожен.
Группа возвратилась без потерь, добыв нужные сведения в указанный срок. По её маршруту немедленно была выслана третья группа, которая, возвратившись, подтвердила ранее полученные сведения и донесла, что в момент её действий каких-либо изменений в тылу противника не произошло.
Полученные от лазутчиков сведения помогли командиру и штабу детально установить расположение противника и слабые места в его обороне, а также определить направление главного и вспомогательного ударов, ближайшую и последующую задачи при начавшемся вскоре наступлении, которое увенчалось полным успехом.
Рассмотренные примеры действий лазутчиков, а также наша последующая практика позволяют сделать некоторые выводы.
Ряд задач, связанных с разведкой переднего края и тыла противника, можно решать, высылая мелкие группы, составленные из отборных, смелых и решительных людей, понимающих задачу и действующих инициативно и самостоятельно.
Подготовка лазутчиков к переходу в расположение врага и выбор места их перехода имеют первостепенное значение и должны производиться со всей тщательностью на местности, лучше всего самим начальником разведывательного отделения штаба.
Маршрут действий лазутчиков после перехода линии фронта можно наметить только в общих чертах. Поэтому особенно важно совершенно точно установить, в каких именно пунктах необходимо вести наиболее тщательное наблюдение и какие сведения требуется собрать в результате работы.
Обеспечение высылаемых в разведку лазутчиков вооружением, снаряжением, обмундированием и обувью должно быть продумано до мелочей. Очень важен вопрос питания, в особенности когда приходится действовать в неблагоприятных условиях (холодные ночи, сырые места, болота, преодоление водных рубежей и т. д.).
При действии на открытой местности необходимо снабжать лазутчиков перископами. Отсутствие их у групп, действия которых описаны выше, очень тормозило наблюдение, когда приходилось вести его из окопов и воронок.
Весьма целесообразно снабжение лазутчиков портативной радиостанцией, работающей на коротких волнах. Это даёт возможность получать важнейшие сведения (разумеется, закодированные) немедленно. Обнаружение лазутчиков пеленгацией их рации маловероятно.

Журнал "Военный вестник" № 15-16 за август 1943 г.

Капитан Ф. ФОМИН

СЛУХАЧИ

Наш стрелковый полк за период наступательных боёв добился значительных тактических успехов. Эти успехи во многом объясняются тем, что путём разведки нам удавалось точно определять силы и средства противостоящего врага, находить наиболее уязвимые места в его обороне, раскрывать планы и намерения неприятельских штабов.
Одним из способов получения данных о противнике, широко практикуемых у нас в полку, является подслушивание. Практика показала, что оно прекрасно дополняет, а в некоторых случаях полностью заменяет систему зрительного наблюдения, облегчает проведение ночных поисков. Особенно хорошо оправдало себя подслушивание в лесистой местности, где большей частью проходили и проходят действия нашего полка.
В лесу можно скрытно от противника подползти почти вплотную к его расположению и, оставаясь долгое время незамеченным, подслушивать. Однако не всякий разведчик сумеет справиться с этой задачей. Вот почему отбору "слухачей" - так называют у нас бойцов, ведущих подслушивание, - в нашем полку уделяется серьёзное внимание. Какие же требования предъявляются к этой категории разведчиков?
Прежде всего, разведчики-"слухачи" должны обладать настолько тонким слухом, чтобы по малейшим звукам уметь определять как причину возникновения звука (действие), так и источник звука (предмет).
А это - нелёгкое дело. Различить, например, по звуку, издаваемому колёсами телеги, пустая она или гружёная, или определить по темпу стрельбы марку пулемёта может не всякий.
Одним из главнейших качеств разведчика, ведущего подслушивание, является его способность анализировать и обобщать происходящие явления. Плох тот "слухач", который, услышав в расположении врага тот или иной звук, не сумеет определить, даст ли это что-нибудь новое для характеристики противостоящего противника, его поведения, ближайших намерений, где находится открывший огонь пулемёт, каково до него расстояние и т. п.
Но и этого мало. Необходимо ещё твёрдо запомнить всё услышанное, чтобы в донесении командиру сообщить правдивые данные. Следовательно, "слухач", кроме хорошего слуха и смекалки, должен обладать и отличной памятью. Это тем более важно, поскольку полученные разведывательные данные чаще всего сообщаются командиру не сразу, а через какой-то промежуток времени.
К другим не менее важным качествам "слухача" относятся терпеливость, усидчивость в достижении поставленной цели. Зачастую он вынужден находиться на одном и том же месте (при чём, не меняя своего положения) много часов подряд.
Важное значение для "слухача" имеет строжайшее соблюдение маскировочной дисциплины. Выдвигаясь к тому месту, откуда он будет вести подслушивание, разведчик стремится ничем не обнаружить себя. Он маскируется, приспосабливаясь под тон окружающей местности. Крайне необходимо, чтобы "слухач" умел сноровисто ползать по-пластунски, не производя при этом ни малейшего шороха, во-время убирать рукой попадающиеся на пути сухие ветки, которые своим хрустом могут выдать его.
В период самого подслушивания следует маскироваться с особой тщательностью. Иногда противник, желая застраховать себя от каких-либо случайностей, неожиданно открывает стрельбу из пулемётов и автоматов по впереди лежащей местности, в том числе и по тем местам, где могут находиться "слухачи". В данном случае для каждого из них должно быть законом требование: замри на месте! Двигаться в такой момент, а тем более вести ответный огонь, категорически возбраняется: это может погубить дело.
В практике "слухачей" могут иметь место случаи, подобные тому, какой произошёл с одной нашей разведывательной группой.
Эта группа, выполняя поставленную ей задачу, расположилась ночью неподалеку от переднего края обороны немцев. Вдруг со стороны противника донёсся шорох, а спустя некоторое время стали слышны осторожные, крадущиеся шаги. Звуки приближались. Вскоре в темноте начали вырисовываться силуэты людей, двигавшихся в направлении на наш пост подслушивания. Их было около десятка. Один из них, споткнувшись о пень, чуть слышно пробормотал несколько слов по-немецки. "Слухачам" стало ясно, что они имеют дело с немецкой разведывательной группой, которая, видимо, намеревалась проникнуть в наше расположение. Гитлеровцы двигались почти рядом.
Как следовало поступить "слухачам"? Вступить с немецкими разведчиками в бой и таким образом обнаружить себя или оставаться в том же положении, не выдавая своего присутствия? "Слухачи" выбрали последнее. Зная о том, что позади них находится наше боевое охранение и что противник неизбежно нарвётся на него, они поступили совершенно правильно, пропустив мимо себя вражескую разведывательную группу и продолжая вести подслушивание.
Этот пример показывает, насколько важно "слухачам" соблюдать скрытность, оставаться не замеченными для противника.
Как же действуют "слухачи"?
Получая задачу на подслушивание, разведчики выдвигаются как можно ближе к вражескому переднему краю. Обычно они располагаются в нескольких десятках метров от него. Лучшее время для подслушивания - ночь. Выдвижение производится затемно; выполнив задачу, "слухачи" возвращаются обратно также в темноте (до наступления рассвета). Однако это не означает, что подслушивать нельзя и в светлое время суток. Нередко мы практикуем круглосуточное дежурство "слухачей" перед передним краем противостоящего противника. В этих случаях от них требуется сочетание наблюдения и подслушивания. Чтобы выделенные для подслушивания бойцы не утомлялись, их через определённый срок сменяют.
Большей частью подслушивание у нас ведут группы в составе трёх бойцов, из которых один назначается старшим. Выдвинувшись на свой пост, они располагаются треугольником (углом вперёд), причём старший находится впереди. Обязанности между ними распределяются так: один подслушивает всё то, что делается впереди него и справа; второй - впереди и слева; третий - слева (или справа) и позади. Такой порядок оправдал себя на практике. Он позволяет минимальным количеством людей вести подслушивание во все стороны, не распыляя внимания.
Само собой разумеется, что "слухачи", выдвигающиеся к переднему краю обороны противника, освобождаются от лишних предметов снаряжения. Это делает бойцов более подвижными. Вооружаются они, как правило, автоматами (с двумя магазинами) и тремя-четырьмя гранатами.
Вот пример того, какую большую пользу приносит правильная организация подслушивания.
Подразделения нашего полка вынуждены были при подходе к одному рубежу, занимаемому немцами, приостановить на некоторый срок наступление, чтобы произвести перегруппировку сил, дожидаясь подхода поддерживающих огневых средств. На данном рубеже противник имел проволочные заграждения, траншеи. Судя по этому, казалось, что немцы намерены здесь упорно обороняться. В то же время было известно, что у противостоящей нам части сил мало и вряд ли она могла своими силами удержать указанный рубеж.
Требовалось уточнить намерения врага. Эта задача была возложена на группы опытных разведчиков-"слухачей" в составе рядовых Сысоева, Кузнецова и Петрова. С наступлением темноты бойцы выдвинулись к оборонительной позиции противника. Примерно до полуночи часть станковых пулемётов немцев (видимо, дежурных) время от времени вела огонь в направлении боевых порядков нашего полка. Но потом стрельба ослабела. В расположении врага стало заметно движение, послышался шум заводимых моторов, треск ломаемых сучьев, раздавались голоса.
Сопоставив все имеющиеся данные, старший группы "слухачей" пришел к выводу, что немцы, очевидно, отходят. К командиру, организовавшему разведку, был немедленно отправлен боец с; донесением. Одно из подразделений полка получило задачу прощупать оборону немцев и, в случае если данные разведки подтвердятся, преследовать врага. Бойцы, не встречая большого противодействия, преодолели проволочные заграждения и убедились, что противник отходит. Так благодаря одному лишь подслушиванию нам удалось разгадать намерения командования противостоящей части и не дать ей оторваться от преследования.
Другой пример, который я хочу привести, показателен тем, что подслушивание как пассивный метод разведки было дополнено некоторыми активными действиями. Это обеспечило разведчикам не меньший успех, чем в предыдущем эпизоде.
Дело обстояло так. Подразделения полка, выбив немцев из одного крупного населённого пункта, вели бой за опушку леса, что западнее этого пункта. Немцы оказывали сильное сопротивление. Начавшийся вечером бой затянулся до полуночи, но сбить врага с занимаемой позиции так и не удалось. Из вышестоящего штаба поступил приказ о закреплении на достигнутом рубеже. Согласно этому приказу приняли необходимые меры боевого обеспечения. В частности, выслали группу разведчиков, которой вменялось в обязанность следить за тем, что делает противник.
Следует указать, что задача, поставленная разведчикам, была не из лёгких. Перед боем в расположении немцев было замечено усиленное движение конных повозок, подвозивших лесоматериалы, слышались голоса (к началу боя противник уже располагал сетью траншей с: отрытыми пулемётными и стрелковыми ячейками). Это давало некоторые основания предполагать, что противник собирается ещё больше укрепить занимаемый рубеж. Но в то же время можно было считать, что и передвижение повозок и рытьё окопов явились лишь демонстрацией. На деле же немцы, как это часто они практикуют, готовились под шумок отойти. Нашим разведчикам как раз и предстояло отличить действительные намерения вражеских офицеров от показных.
В темноте группа разведчиков из 8 человек (из которых трое входили в состав дозора, выделенного для подслушивания, а остальные представляли собой ядро, обеспечивающее его действия) выдвинулась к опушке. Первое время немцы вели редкий пулемётный и автоматный огонь. Никаких других звуков в расположении врага не было слышно. Около 24.00 ещё продолжал стрелять один пулемёт (огневая позиция его была засечена), но потом и он прекратил стрельбу. Выждав немного времени, командир группы приказал двум разведчикам из состава ядра подползти к пулемётной точке, место которой удалось точно установить, и вызвать огонь на себя. Разведчики так и сделали. Однако на выстрелы наших автоматов никто не отвечал.
Тогда по приказу командира группы все разведчики, ползком преодолев расстояние до немецких траншей, прыгнули в них. Траншеи были пусты.
Все было ясно: противник отвёл свои силы. Нужно было немедленно войти с ним в соприкосновение. Отправив донесение штабу полка, командир разведывательной группы решил до подхода главных сил взять эту задачу на себя. И бойцы, которые еще несколько минут назад выполняли скромную роль "слухачей", стали преследовать немцев. Вскоре разведчики натолкнулись на группу вражеских сапёр, которые пытались взорвать деревья, росшие по сторонам лесной дороги, чтобы создать завал. Внезапным нападением на сапёр красноармейцы помешали им осуществить свой замысел. На одном из рубежей "слухачи" сбили выставленный здесь небольшой немецкий заслон, а затем вошли в соприкосновение с батальоном немцев. Спустя некоторое время подошли основные силы нашего полка. Противнику не удалось оторваться.
Работа "слухачей", безусловно, ценна и необходима. Нередко сведения, сообщённые ими, служат отправными данными для проведения ночных поисков в расположении противника с целью захвата документов, оружия и т. п. В качестве примера, подтверждающего сказанное, приведу такой факт. Однажды при выдвижении к переднему краю немцев тройка наших "слухачей" заметила десятка два вражеских солдат, занятых оборонительными работами. "Слухачи" дали знать об этом командиру разведывательного подразделения, который тотчас же организовал группу для нападения на работающих. Ничего не подозревавшие немцы продолжали рыть землю (оружие, принадлежавшее им, лежало в стороне), когда наша разведывательная группа внезапно ворвалась на передний край и напала на них. В коротком бою было истреблено 15 гитлеровцев, остальные бежали. Захватив документы убитых и оружие, группа без потерь вернулась в полк.

Журнал "Военный вестник" № 18 за сентябрь 1943 г.