К вопросу о рукопашном бое

E-mail Печать


Вопрос о рукопашном бое и, в частности, о применении штыка неоднократно обсуждался на страницах печати. При этом в ходе обсуждения наметилось два направления. Одни считают, что штык потерял свое значение и поэтому не следует уделять много внимания обучению действиям штыком. Другие же полагают необходимым усилить внимание обучению рукопашному бою, в том числе и штыковому, как важному средству подавления и уничтожения противника.

В статье "О ближнем бое" майор Малинин пишет: "В минувшей войне рукопашная схватка, когда бойцы действовали холодным оружием, была явлением весьма редким. Относительно часто она встречалась во время боев в крупных населенных пунктах, в лесу, а в других случаях эта схватка выражалась преимущественно лишь в применении гранат".
Подполковник В. Ганкевич в статье "Подготовка бойца пехоты" ("Красная звезда" от 1 января 1940 г.), соглашаясь с майором Калинином, добавляет: "Опыт Отечественной войны подтвердил, что старая тяжелая винтовка с длинным штыком отживает свой век, уступая место скорострельному автомату. Автоматчик, как правило, не принимает рукопашной схватки. Он в состоянии уничтожить своего противника короткой очередью из любого положения, находясь в траншее, на дереве, на чердаке здания, сохраняя при этом свободу маневра. Таким образом, дистанция ближнего боя для пехотинца теперь определяется не длиной штыка, как это было раньше, а дистанцией прицельного выстрела из автомата".
Иного мнения придерживается подполковник А. Герасименко. Он писал в газете "Красная звезда": "Широкое применение легкого пехотного оружия приводит некоторых офицеров к мысли, будто, вследствие этого, в ближнем бою снижается значение штыка", Считая подобные взгляды ошибочными, автор утверждает, что штык и вообще холодное оружие незаменимы в руках отважного, хорошо обученного бойца. "Предположим - пишет он, - что в условиях плохой видимости (ночью, и туман) проводится поиск с целью захвата "языка". В таких случаях дело обычно решается применением штыка или ножа-кинжала. Известно много примеров, когда наши разведчики, действовавшие, во избежание шума, только этим оружием, уничтожали полевые караулы, захватывали пленных, в том числе и офицеров".
В статье "Главное в тактической подготовке пехоты" ("Красная звезда", 1946 г., №63) генерал-лейтенант Герасимов пишет:

"С дистанции 40-50 метров атакующая пехота прекращает огонь, чтобы одним решительным броском достичь траншей противника. С дистанции 20-25 метров она применяет ручные гранаты, метаемые на бегу. Дальше следует выстрел в упор и поражение врага холодным оружием".

Если сопоставить эти высказывания с положением наших уставов: "Пехота сильна своим огнем в сочетании с движением вперед, завершаемым решительным штыковым ударом", то станет ясно, что в современной войне штык ни в коем случае не потерял своего значения. Об этом же свидетельствуют собранные нами материалы. Мы решили опросить возможно большее количество участников Великой Отечественной войны, принимавших участие в атаках, завершавшихся рукопашной схваткой. Эта работа отняла у нас год времени, но вполне себя оправдала. Вместо отвлеченных рассуждений мы получили фактический материал от людей, принимавших непосредственное участие как в атаке, так и в рукопашной схватке. Всего было опрошено в частях 2018 человек:

648 офицеров (32,1%), 966 сержантов (47,8%) и 404 рядовых (20,1%). Из них в атаках участвовало 1 990 человек (98,6%). Среди опрошенных: саперов-22, мотострелков-92, танкистов-313, артиллеристов - 364, стрелков - 1 199. Указанные 1 990 человек в общей сложности ходили в атаку 7 754 раза, т. е. каждый в среднем 4 раза. Кроме того, им приходилось 415 раз видеть атаки других подразделений, т. е. тоже в среднем по 4 атаки, и отражать атаки противника.
Эти цифры (более 16 000) свидетельствуют о том, что атака является наиболее частым и решающим действием для достижения успеха в современном бою и что обучение атаке необходимо проводить, во всех родах войск. Из 1 990 человек, участвовавших в атаках, рукопашный бой применяли 883 человека, т. е. 44%. При рукопашном бое ими было применено: уколов штыком-399, ударов прикладом-390, уколов с отбивом оружия противника-11, ударов ножом-кинжалом-116, малой лопатой - 96, большой лопатой - 53.

Эти данные показывают, что атаки действительно завершались, рукопашным боем и что при этом приходилось применять не только штык, приклад и нож-кинжал, но малую и большую саперные лопаты. В то же время винтовка со штыком в рукопашном бою применялась гораздо чаще, чем все остальные средства.
Рукопашные схватки происходили: в поле (1410 случаев), в лесистой местности (11 185 случаев) в населенных пунктах (196 случая) и реже в иных условиях. Таким образом, при подготовке к атаке нельзя упускать из виду специальной подготовки войск для рукопашного боя в различных условиях.
Любопытны также следующие данные: из 1 282 атак противник принял (допустил до рукопашного боя) 372 (29%), а в 910 случаях (71%) уклонился от рукопашного боя.
Таким образом, становится очевидным, что наши подразделения стремятся доводить атаку до рукопашной схватки (а не до "дистанции прицельного выстрела из автомата", как считает подполковник В. Ганкевич).
Наряду с этим, полученные данные подтверждают стойкость наших войск в обороне. Опрошенные нами товарищи отметили 9 405 случаев атак противника (в том числе 1 025 случаев перехода его в контратаку). При этом отмечено применение ручных гранат в 1 134 случаях (69%), штыка - в 270 случаях (16%), других средств, в том числе подручных, - в 134 случаях (15%).
Таким образом, становится очевидным, что рукопашный бой является весьма важным средством воспитания необходимых в бою морально-волевых качеств солдат, сержантов и офицеров.
Не менее интересным является вопрос о рукопашном бое в разведке. По данным того же опроса, 822 разведчика применяли следующие приемы рукопашного боя с группами противника или с отдельными его солдатами: удары ножом-кинжалом (182 случая), уколы штыком (92 случая), удары прикладом (86 случаев), борьба одного против нескольких (61 случай), удары малой лопатой (48 случаев), удары другими подручными средствами (34 случая), единоборство (18 случаев), другие приемы (57 случаев).
Приведенные цифры указывают на особенность и специфичность действий в разведке: на первом месте здесь стоит нож-кинжал, а затем уже идут другие средства и способы рукопашного боя. Следовательно, необходимо проводить специальную подготовку разведчиков.
Разумеется, одни данные проведенного нами опроса не могут служить основанием для каких-либо окончательных выводов, тем более что было опрошено всего 2 018 человек, но, сопоставляя полученные данные с требованиями наших уставов, а также с мнением многих генералов и офицеров-фронтовиков, высказанным на, страницах военной печати, мы можем сделать следующие выводы:

  1. Современный рукопашный бой включает в себя и штыковой бой.
  2. Рукопашный бой может встречаться во всех случаях боевой деятельности войск, поэтому он должен стать предметом более глубокого изучения и совершенствования.
  3. Помимо военно-прикладного значения рукопашный бой необходимо рассматривать как важное средство воспитания морально-волевых и других необходимых в бою качеств.
  4. Обучение рукопашному бою необходимо ввести во всех родах войск.