Текущее время: Ср апр 14, 2021 11:45:56

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Воспитание - начало всего
СообщениеДобавлено: Ср ноя 16, 2016 19:18:25 
Не в сети

Зарегистрирован: Чт авг 19, 2010 16:48:02
Сообщения: 714
Уважаемые форумчане, что интересное нашёл почитать, изучить полезное из сего опыта предков, осмыслить и применить: http://www.booksite.ru/fulltext/mura/vye/va/ - Муравьёва О.С. Как воспитывали русского дворянина. Опыт знаменитых семей России - современным родителям.

_________________
Лживый историк достоин смертной казни, как фальшивомонетчик. М.Сервантес.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспитание - начало всего
СообщениеДобавлено: Вт янв 10, 2017 2:06:25 
Не в сети

Зарегистрирован: Чт авг 19, 2010 16:48:02
Сообщения: 714
https://www.youtube.com/watch?v=MGADN7mbrg0 - чем "десантник" отличается от "вдв-шника"

_________________
Лживый историк достоин смертной казни, как фальшивомонетчик. М.Сервантес.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспитание - начало всего
СообщениеДобавлено: Ср ноя 01, 2017 12:56:31 
Не в сети

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:53:14
Сообщения: 754
Вводная
(выполнена в режиме ассоциативного запоминания):

Крошка сын к отцу пришёл
И просила кроха,
Разъясни, что хорошо,
И где зарыто плохо.
Детства друг, удалый малый
Красну девицу – жену
Разменял другою дамой
Лет на десять младше мамы,
И теперь исправно малый
Двух детей её удалых
Возит в школу по утру.

У меня секретов нет, —
слушайте, мальчишки, —
как держать про то ответ
я нашёл здесь в книжке.

Гармаев Анатолий — «Психопатический круг в семье»
http://www.klex.ru/6al
или
https://naturalworld.guru/kniga_psihopa ... v-seme.htm
В предлагаемой книге мы рассмотрим такие явления из области Нравственной Психологии как Психопатический Круг и психопатические отношения.
Психопатические отношения возникают, в основном, по душевной немощи людей, когда Душевные Силы неразвиты, подавлены, нераскрыты, помрачены…. подробнее всмотримся в фундаментальную причину, которая порождает очень сложные отношения между родителями и детьми в современных семьях.

альтернативные взгляды:
https://azbyka.ru/duhovnikforum/threads ... rmaev.176/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспитание - начало всего
СообщениеДобавлено: Пт ноя 03, 2017 0:48:49 
Не в сети

Зарегистрирован: Ср апр 20, 2005 13:53:26
Сообщения: 2685
Откуда: Россия
Даже интересно стало прочитать эту книгу)
С уважением,
Гончар

_________________
Ныне же пребывают вера, надежда, любы, три сия (1 Кор. 13, 13).


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспитание - начало всего
СообщениеДобавлено: Вт фев 23, 2021 22:19:43 
Не в сети

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:53:14
Сообщения: 754
Всем доброго праздничного дня!
Прочитал это:
viewtopic.php?t=4882&p=310799#p310799
SVS77 Заголовок сообщения: Re: Вечная память. Добавлено: Вс фев 21, 2021 13:16:34

Поскольку времени прошло более чем достаточно, осмелюсь с благодарностью написать о ребятах, которые, уверен, и сейчас делают всё возможное, чтобы выполнить поставленную задачу и привести всех своих бойцов домой живыми и здоровыми. Написать руками своего ребёнка – его сочинением о том «как я провёл лето».
Все имена, география, изменены.

«Восход». Выезд 200N.

Сразу после новогодних каникул мы с папой стали обсуждать планы на лето. Я честно сказал, что в нашу традиционную байдарочную безнаселёнку вдоль берегов Онежского озера уже не хочу. Папа ответил, что, по его мнению, я дорос до уровня «интересных» военно-спортивных лагерей и вынес на обсуждение вариант с поездкой в такой лагерь. Идея мне понравилась. Через неделю папа сообщил, что нашёл интересный клуб, предложил хорошо подумать и сказать «да» или «нет» на участие в его летних сборах. Ответственно подумать с полным пониманием того, что после моего согласия пути назад к тёплому дивану у меня уже не будет. Вместе с тем мне был обещан творческий отдых по самое «не хочу» и даже выше, что, скорее всего, наши байдарочные сорокакилометровые прогоны будут выглядеть по сравнению ним лишь хорошей разминкой. Забегая вперёд, скажу, что мудрый папа знал, что говорил: обещание сбылось в полном объёме, а самое «не хочу», похоже, находится на уровне шеи.
Я сказал «да».
Спустя несколько дней папа принёс с форума «Восхода» сообщения воеводы Норда и Мэтра, в котором они, практически одновременно согласились взять меня на сборы своего клуба. Так я узнал о клубе «Восход», планирующемся летнем выезде и то, что меня зачислили в группу «Юг», командиром которой был Мэтр.
Отдельную новизну в мою жизнь внесло знакомство с тестом мистера Купера. Первоначально, в феврале, я сделал чисто (по мнению папы) четыре цикла, к середине мая таких циклов я делал уже двенадцать. Достигнутое было решено разнообразить «прогулками для разноса тапочек», чтобы «без фанатизма, но так, чтобы они сидели как влитые, и я не знал, что такое мозоли». Под тапочками понимались берцы, под прогулками – бег по кругу в семь километров. Через пару дней я стал замечать, что жизнь прекрасна, даже тогда когда бежишь в «горке», берцах и под дождём.
Время, как и поезд, неумолимо приближало меня к перрону N-ского вокзала, где нас с папой радушно встретил одетый в камуфляж парень с добрым, открытым лицом и цепким, внимательным взглядом. Это был Тима (Мэтр). Так я вживую познакомился со своим командиром, а на привокзальной площади с воеводой Ваней (Норд).

День первый. СБОР.
Сбор на N-ском вокзале запомнился кольцом пустого пространства вокруг отряда, которое образовали настороженные пассажиры при виде бравых ребят в камуфляже с автоматами наперевес, и превращением доброго Тимы в сурового товарища Инструктора. Здесь я узнал, что отряд состоит из двух групп – боевой и боевого обеспечения, что моё место в составе первой группы, а всего нас будет не более пятнадцати человек.
По прибытию на конечную станцию товарищ инструктор выделил группе ровно пять минут на перекус тем, что каждый взял с собой. Удивлению моему не было границ, когда ребята стали отказываться от СГУЩЁНКИ (!), которой я решил поделиться с ними. Весь мой прошлый опыт говорил, что от сгущёнки не отказываются, её едят быстро, сразу и всю! Похоже, что только Саня имел правильную жизненную позицию в этом вопросе – он присосался к упаковке намертво. Богатый жизненный опыт сгубил его на шестой минуте приёма сгущёнки. С этой минуты товарищ Инструктор обнаружил у Сани большую любовь к поребриковой перемычке килограмм на сорок, с которой он пробежал несколько кругов вокруг местной трансформаторной будки. Сильный человек Саня, велика мощь сгущёнки, тяжела минута сверх положенного времени!
На машинах мы доехали до затерянной в глуши В-ской области деревни – последнего форпоста цивилизации на ближайших две недели. Здесь отвлекусь: это был привычный счёт дней, который складывался в обычное пространство двух недель – одной и ещё одной. Ощущение состояния вне времени и пространства, состояния в котором нельзя расслабиться ни на секунду, состояния вечности, которое неожиданно оборвалось 16 августа, ещё не пришло, но оно уже созревало и крепло с каждым шагом инструкторов, с каждой их командой. Всё только начиналось.
Отряд был построен, и в течение получаса впитывал инструктаж о предстоящем образе жизни. Что нам говорили – долго пересказывать, но смысл заключался в одном – инструкторы сделают всё, чтобы у нас был творческий отдых и крепкий сон, если, конечно, на это будет время. Мы узнали, что ходьба исключительно вредна для здоровья, что отныне мы передвигаемся или бегом, или в соответствии с приказом. После завтрака лёгкая рысца на природе вслед за машиной с рюкзаками несколько подняла настроение. Задание восстановить мост через реку было принято с воодушевлением, вернее, с нырянием в воду. В знак уважения к нашей жизненной позиции в отношении сгущёнки меня и Саню товарищ Инструктор направил восстанавливать подводную часть моста. Вскоре переправа была налажена и в сжатые Нордом сроки с энергией, усиленной его кличем «Купер!», вещи были перетащены на другую сторону реки, где и расположился наш лагерь. Мы были ещё мягкие и пушистые, наши бока ещё помнили тепло уютного дивана и прохладу кондиционера, наши инстинкты ещё не научились распознавать в слове «Купер» угрозу, а в слове «косяк» - беду.
Сыграв сбор на месте будущего лагеря Мэтр и Норд открыли отряду два, заключающих утренний инструктаж, правила: «1. Инструктор всегда прав, и 2. Если инструктор не прав – смотри правило №1». После чего определили задачи, и работа закипела – лагерь оживал на глазах: кого на поставку палаток, кому сходить за водой, кто отправлен за продуктами, в общем, работы с избытком хватало на всех. От городской мягкости и пушистости появились хитрости: кто выполнял свою работу быстро, тот получал новое задание и вертелся волчком, кто не хотел новых хлопот, тот делал своё задание как можно лучше, но зато и дольше.
Однако именем Купера инструкторы не только очищали сердца хитрых, но и сурово просветляли умы блуждающих, например, в поисках дров.
Лагерю каждый день требовалось много дров, и их нужно было доставлять быстро. Вокруг лагеря был лиственный подлесок, и только дальше, глубже в лес, начинался ельник и сосняк – верный и надёжный источник сушин. С большим огорчением я обнаружил, что большинство бойцов не отличают живое дерево от сухого, из-за спешки они срубали первые попавшиеся на своём пути деревья – сырые черёмухи да рябины. Не выдержал, по ходу дела провёл ликбез по поиску сушин. На мою рекомендацию искать сухие сосны и ели получил строгий, конкретный ответ: ”А дрова, что мы спилили-то, на костре сами высохнут!!!” Но на таком топливе костёр упорно не хотел гореть и сушил только надежды дежурных на приготовление еды в определённый инструктором срок. Каждую минуту сверх установленного времени приготовления пищи нас согревал верный друг Купер, а мерный счёт инструктора просветлял умы отряда, как блуждающие, так и знающие... Всё-таки ликбез по сушинам зря не прошёл.
К концу дня лагерь был частично разбит. Как обычно, произошло неожиданное построение. На построении нам выдали наше оружие – ММГ АК-74, а для формирования трепетного и бережного отношения к оружию бойцы получили назидание Инструкторов о том, что переодетые в инструкторов враги будут всячески стараться тырить наши автоматы или их детали, такие как магазин, пенал и др., а наша задача – ни в коем случае не доставить им такого удовольствия.
Поздним вечером наши командиры предложили сыграть в Мафию. Забавно, но в процессе игры у меня был успех по выявлении мафии – вся моя «проницательность» заключалась в том, что, когда говорили “город засыпает и просыпается мафия”, то я сидел с поднятой головой всё время и видел – кто есть кто. Как меня мафия и ведущий принимали за своего? Наверное, в первый день устали все.
Вся мафия была разогнана командой на построение для вечерней поверки, на которой мы получили от инструкторов две новости: хорошую, о том, что ночное время – это личное, свободное время каждого, которым мы сможем распоряжаться как хотим. Из второй новости следовало, что дежурные будут тщательно беречь наше свободное время и по ночам дежурить будут все. Встать на дежурство в 4 утра – вещь сложная и противная, она ни кому не давалась с лёгкостью, особенно Зубару. (С моей случайной подачи Рубен приобрёл такой позывной). Искренние и оживлённые попытки пробить броню богатырского сна заканчивались приподнятием туловища и раскрытием шёпотом великой тайны о том, что «я уже встаю», после чего туловище тут же засыпало, громко падая в прежнее положение. Зубар – мощь, мог без перерыва делать упражнение по приподниманию туловища с помощью дежурного в течение минут 20, и вставал только тогда, когда разбуженное сердечными размышлениями дежурного о силе сна Зубара Чудовище (Саня), которое спало в одной палатке с героем, начинало танцевать ламбаду на его широкой груди. Что не сделаешь для того чтобы снова услышать тишину и продолжить спать…

День второй. Фокстрот у костра.
Второй день начался с утреннего подъёма, причём побудка прошла легко и весело как для дежурных, так и для бойцов. Для разнообразия к команде утреннего построения на зарядку неожиданно включили дождь. Интересное ощущение – с тела ещё не сошло тепло спальника, как вдруг начинаешь бежать через узкие тропинки, заросшие по краям высокой травой, согнувшейся от обилия влаги на листьях, которая обрушивалась на наши тела, начисто смывала память о спальнике и заряжала нас бодростью. После зарядки отряд побежал умываться на речку. Перед завтраком нам объясняли, что за приёмом пищи нельзя говорить, нельзя есть стоя, нельзя делать лишних движений, а не то приём пищи прекратится. Наш ответный «Взайм!!!» на инструкторское пожелание группе приятного аппетита пятикратным эхом будил лесных обитателей. 10 минут на завтрак, столько же на помывку котлов. Место помывки – река, расстояние до неё от столовой 150 метров. Норд ещё в первый день сказал, что все передвижения выполняются бегом. Мэтр побежал с нами, чтобы посмотреть, как мы чистим посуду. Мы не уложились в контрольное время, и тогда Тима поступил просто – тот, кто помыл посуду первый – отжимается и ждёт остальных. Через какое-то время уже отжимались все, и последним хватило как первым. Главное, что мы поняли цену 1 минуты мытья посуды.
Когда чистейшие котелки были поставлены на полочки, то мы получили один час на то, чтобы принести дрова. К моему сожалению всё повторялось – несли снова то, что никогда не разгорится. Видя это, я не стал тратить время на разговор (да и не было его, времени-то, да и понял я, что только на своей шкуре мужики поймут, какие надо искать дрова), включил скорости побольше, и продолжал бегать по лесу – искать нормальные, в моём понимании, сушины. Найденных запасов хватило бы дней на пять, но радоваться было некогда – времени оставалось всё меньше и меньше, а брёвна нужно ещё дотащить до места да распилить. Трелевал, что смог взять вприпрыжку. У нас «получилось», мы нас сделали. За час принесли достаточно много всяких дров, но каких… Я понял, что Купера будет много и долго. Тима, увидев дрова, сказал: «Нормально» и удалился в палатку. Ему ведь не важно, КАКИЕ дрова, ему важен толк от них, и чтобы еда для бойцов была приготовлена вовремя! И вот начинается фокстрот! Дежурный, как я и предполагал, не смог приготовить всё вовремя, хотя его ламбада у костра была выше всяких похвал. В 15-00 Тима пришёл принимать обед. По движениям на его лице мы увидели, что товарищ Инструктор понял всё, оценив котлы, стоящие на костре, сушку брёвен на огне… И мы тоже всё поняли… Картина маслом для Норда, который проснулся через 15 минут после того, как товарищ Инструктор оценил обед. Он увидел: Боевой отряд бодро делает Купера, отчаянный рок-н-ролл дежурного (ламбада рядом не лежала), который своим телом и сидушкой пытается быстрее высушить дрова на огне, дым вместо костра. Понимание того, что у дежурного ничего не получится, что обед обломился, а ужин может пройти по такому же сценарию, помогало мне рационально использовать силы и взвешивать все «за» и «против» обращения к инструкторам о снаряжении бригады к разведанным мною запасам. Победило благоразумие – страшнее русского танка может быть только голодный Инструктор, неисповедим ход его мыслей: далее после обильного Купера боевая группа разделилась на 2 части. Каждая взяла на руки по приличному бревну и стала поочерёдно приседать. Я из интереса во время приседаний спросил Норда: “Тов. Инструктор, разрешите вопрос! ” Он мне любезно разрешил, и я продолжал: “Тов. Инструктор, ввиду сложностей процесса раздувания костра у дежурного, я так понял, вы решили ему помочь нашими приседаниями. Так вот мне интересно – как наши приседания помогают раздуть костёр дежурному?” Он усмехнулся над моим вопросом и, подумавши, ответил: “Понимаешь, когда вы приседаете с бревном, то вы создаёте воздушные потоки, которые и раздувают собственно костёр.” Товарищ Инструктор был в ударе. Казалось, что мы прошли весь курс упражнений для начинающего бойца, для продвинутого бойца, для бойца-профессионала, для бойца-эксперта, что дежурный вспомнил все энергичные танцы мира, а костёр так и не разгорался. Обед из времени переходил в вечность. Гнев инструкторов сменился на милость – в костёр, был брошена часть резерва командования в виде категорически запрещённой для «любого поползновения дежурных» вагонки. Только теперь все бойцы твёрдо усвоили, из ЧЕГО делаются дрова для костра.
За ТСП, ТТХ и другими занятиями мы не заметили как наступил вечер. После ужина каждому было поручено придумать себе позывные. Все стали иными: Скатом, Ростоком, Кетчупом, Эваном. Чудовище и осталось Чудовищем. Закончился вечер наступило время сна…

День третий. Рождение Горына.
Мне и Эвану поставили задачу – установить турник, Саняе удлинить стол, Кетчупу и Эвану натянуть тент. Вскоре Эвана направили на другое дело и турник мне пришлось делать одному, вернее, переделывать 3 раза. К обеду Мэтр принял турник в промышленную эксплуатацию. Поскольку товарищ Инструктор не увидел надлежащего продолжения стола, то мы долго и много раз проникались гениальностью Купера под мерный счёт Мэтра. Когда товарищ Инструктор разглядел на наших лицах достаточную глубину понимания величия Купера и осознания недостатка усердия, нам был дан час на доделывание и постановку стола. За полчаса стол был поставлен.
Группа с состраданием разделяла склонность Ростока к косякам, желанию служить в 45-м полку и неразрывно связанную с ними его любовь к бронежилету. Со слов инструкторов и старшины он по характеру был похож на бойца Змея. Во время ужина Норд его спросил: “Коля, а тебе нравится позывной «Змей»? ” Он отвечал: “Не могу зн… ТАК ТОЧНО! ” На это Мэтр и Норд начали совещаться. Командование решило, что позывным Ростока станет «ГОРЫН»!!! Тот самый, трёхголовый, что должно самым наияснейшим образом отражаться при построении всеми тремя головами. Горын в строю блестяще демонстрировал всю свою многоглавую мощь!
Ночью сыграли подъём. Услышал я крики инструкторов: “СБОООР!! К БОЮ!!” Выскочил с автоматом на улицу, хитроумный враг стремительно перемещался и был, то со стороны деревни, то с леса, то с рощи. Вроде всё сделали хорошо, но Купера за что-то крутили. Сделав все упражнения пошли спать… Вдруг я просыпаюсь ночью и первые мысли таковы: ” Блин, достало в упоре лёжа стоять.” Но следующее мысли были таковы: “Ладно в упоре лёжа, так в упоре лёжа, но где автомат? ” Но автомат-то у меня на месте, ремешок замотан дважды через руку. Что-то в голове мелькнуло…: “НЕ ТО!” Правой рукой делаю движение в сторону. Она ударилась обо что-то – это была головы Горына. Я даже сказал вслух: “Слава Богу, я в палатке, а не на улице!!!!”.

День четвёртый. Мисс Хадсон и комиссар Катанья.
После бурной ночи мы были полны энергии. Инструктор всегда знает куда её направить после зарядки, после доставки дров, после дежурного объёма Купера. Бойцам была дан приказ: “ Форма одежды № 4, на голове бандана!!” И так мы выдвинулись к дому. Там мы отдельно разминались, а после разминки мы побежали. Бежали…бежали…бежали… Я начинаю чувствовать легкое головокружение постепенно переходящее в нарушение координации.
Что и случилось – после первых вводных (вводная, например - это прерывание бега для выполнения циклов Купера с последующим его продолжением), я споткнулся и грохнулся. Ребята помогли мне встать, дальше я бежал, держась рукой за другого, чтобы снова не упасть. Вдруг все остановились по причине того, что что-то случилось с Кетчупом – оказалось, он переживал то же, что и я, но значительно сильнее. Тима решил, что группа дальше бежит с Нордом, Скат и Кетчуп сходят с дистанции и направляются с ним в лагерь. После обеда нам был выдан отпуск на 90 минут санаторно-курортного сна! Через полтора часа мы заново родились! Объявили сбор. На построении сказали, что надо сделать сиденья к новому столу, дав нам на это час. За это время было поставлено только одно сиденье, единение с Купером придало нам столько сил, что второе сиденье было сделано за полчаса. Далее мы изучали ТТХ. День плавно завершался в мафии, когда меня озарило как стать самой крутой её грозой. Я вспомнил диалог Шерлока Холмса с доктором Ватсоном, в котором Холмс подробно описывал стоящую за ним чужую трость, не поворачивая головы. Ватсон отвечал с удивлением, что можно подумать, что у Холмса есть глаза на затылке. На что Холмс отвечал: «Ватсон, если бы вы читали мои мемуары, то знали бы, что у каждого сыщика на затылке имеются специальные волоски, которые позволяют чувствовать предметы позади». Вошедшая мисс Хадсон пожалела ошеломленного «наличием чувствительных волосков на затылке сыщика» Ватсона, по достоинству оценила юмор Холмса, и показала Ватсону на надраенный металлический чайник, в котором комната и описываемая Холмсом трость отражались во всех деталях. Для роли чайника блестяще подходила моя кружка из нержавейки, которая в перевёрнутом состоянии точно отражала все козни мафии. И тут карта как попёрла! До конца игры я себя чувствовал комиссаром Катанья. Меня никто не вычислил, а я молчал.

День пятый. Мы растём.
Следующий день был особым. Норд уехал, и все бойцы подумали, что будет праздник, но всё стало круче, всё стало веселей. Тима стал подходить ко всему жёстче и проще, например, упразднил для конкретности понимания все средние оценки дел бойцов. Теперь стало две, либо косяк, либо нормально. Количество циклов Купера увеличилось, как и объем необходимых лагерю дров. Возможно, мы входили в какую-то ведомую одним инструкторам форму, типа «дети выросли».
Эван не нашёл на построение своей кепки, на что Mэтр дал команду сделать её деревянную копию. Кепку он сделал, но её дизайн, по мнению Тимы, не вписывался в образ воина «Восхода». Эвану было настоятельно предложено разработать и построить другую модель. Ему дали время кипеть работой до вечера. Но, что же Горын?? А Горын снова сделал какой-то косяк, на что ему Тима предложил сделать рога полноценного Горына на все три головы.
Наступил вечер, и Мэтр обнаружил, что никто ничего не сделал. ………40……..Куперов…….. Праздник всё-таки состоялся, но у отдельно взятых – оказалось Зубар положил в свою сумку кепку Эвана, его радости и удивлению не было пределов. Похоже, что деревянное творчество Эвана имеет шанс попасть в музей «Восхода»! Праздник, как и другие состояния, подкрался незаметно – почему-то Купера этим днём мы не делали.

День Шестой. Тише дышишь – дольше будешь.
Ванечка, милый маленький Ванечка! Всё как в сказке – постриг товарищ Инструктор репку, репка росла, набиралась опыта и превратилась в Волка, волк рос, рос и… превратился в настоящее ЧУДОВИЩЕ! Куда Горыну с его тремя головами! Действительно, ему даже позывной сменили с Волка на Чудовище. Другое, непраздничное состояние подкралось незаметно – Чудовище потеряло второй раз свою кепку. Отряд замер – придётся не только делать вторую деревянную, но и много за неё пролить пота. Судьба распорядилась так, что её нашёл Мэтр. Нашёл и устроил аукцион, где он продал нам её за 20 куперов – это валюта такая. Куперы были отгружены продавцу в тот же день.
И всё-таки Тима повторил вчерашний приказ Эвану и Горыну. Горын с Эваном вышли из ситуации – они сделали рога из сосновой ветки, привязав её к спине и голове, а с головами они придумали ещё проще – ладони его заменяли ему 2 головы. И на построении очень смешно получалось – стоял Горын извивал своими руками. Но что же Эван? Он предложил выпилить из дерева кепку, ну я согласился. И пошли мы к дому взяли там основание сосны отпилили часть под высоту головы, а ведь ещё надо было выдалбливать эту деревяшку… Мы не успели сделать – Купер снова с нами! Товарищ Инструктор оторвал меня с Ромкой от выполнения упражнений, сказав, что пока мы не сделаем кепку, остальные будут отжиматься! Хорошо, что в лагере были какие-то остатки вагонки и немного гвоздей. Мы сколотили кепку за раз-два. Отлично сидела кепка на голове Эвана. Своё восхищение Тима выразил тем, что теперь эта кепка вместе с Эваном должны были присутствовать на каждом построении.
В этот же день у нас были занятия по маскировке – мои любимые. Для этого мы применяли маскировочные костюмы “Леший”. Этот костюм искажает все контуры тела. И вот когда все собрались за столом Тима начал нам объяснять основы маскировки. Я запомнил важную вещь – то, что маскироваться надо там, куда ищущий просто не пойдёт, так как он будет уверен, что в том месте никого нет. Тима выдал костюмы «Леший», а именно Чудовищу, мне и Горыну сказал, чтоб мы бежали в лес и находились на площади 50 на 25 метров. У нас было 15 минут. На бегу в лес слова Тимы крепко засели у меня в голове, отсекали все места, которые хоть на чуть не соответствовали им. И вот оно! Я нашёл место, где валялось много сгнивших, толстых тополей, причем это всё находилось в месте, где полно грязи и повсюду множество наклоненных сухих лиственных веток. Я тихонько лёг и пополз под сухими ветками, чтобы их не сломать. Дополз до сгнившего дерева и очень аккуратно вытащил кусок коры для того, чтобы замаскировать под ним землю, из-под выкопанного окопа. Посмотрев на дерево, точнее на кору, что осталась от него, запомнил, как она смотрится для того, чтобы не изменить ландшафт. Сверхаккуратнейшим образом стащил эту кору и накрыл себя так, что со стороны я смотрелся как кусок сгнившего дерева каких много. Закончив, посмотрел на часы – оставалась ещё минута. И вот пошло время охоты. Я слышал очень много хрустов и криков – это ходили и искали нас, забавно, но они пошли искать со стороны, причём с той, где находился я, прочёсывая всё зигзагом, передо мной прошла вся группа и никто (!) не посмотрел в мою сторону! Ай да Тима! Ай да молодец! Я тихо выжидал. Но вдруг по лесу проплыли крики Горына, я понял, что его поймали. Тут Мэтр крикнул: «Осталось 6 минут на поиски!!!” Ищущие начали суетиться. И вдруг я вижу, что группа построилась в линейку, и на расстоянии 2 метров друг от друга они стали прочёсывать лес. Увидев одного из них, я просчитал траекторию его движения. Оказалось, что он шёл прямо на меня. Я глубоко вдохнул и задержал дыхание, чтобы вообще не было видно малейших движений. И вот 15 метров…10 метров… 5 метров… 2 метра…1 метр… Его ботинок у моего лица, где-то в 40 сантиметрах …, но он прошёл дальше… Я подождал ещё 30 секунд, после чего только начал дышать. Тут я увидел Рамана-старшину – он не искал нас, он наблюдал за процессом, заметив кусок моей чёрной подошвы, он подошёл ко мне и сказал: «Красава, здорово замаскировался! Только берцы тебя выдали!” Потом он мне сказал, чтоб я подождал ещё 2 минуты, через которые поиск должен был закончиться. Прошло 2 минуты, Раман, стоявший всё рядом со мной, крикнул, чтобы все собрались около него. Собравшись, они всё еще не поняли, зачем он их созвал. Помнится, что Раман сказал, чтоб я вылез. Удивление ребят было сильное – как вдруг из ничего встал человек. Ай да Тима! Ай да молодец! Научил меня классно!

День седьмой. У нас потери.
На следующий день у нас была инженерная подготовка. Мы взяли лопаты, построились. Нам дали задачу за 1 час вырыть окоп лёжа. Я рыл в первый раз. За 40 минут я уже сделал и полки, и брусты. Подумав, я решил не звать инструктора, а немного отдохнуть. Положил я автомат под себя, лёг в окоп накрыл голову кепкой. Через 20 минут прозвучала команда “К бою!” Проходя, инструктор на всех ругался по причине плохо сделанного окопа. Но пройдя мимо меня, я услышал одно слово “Нормально”. Наступил обед. Принимая пищу, Тима спросил меня: «Комфортно ли мне спать вместе с Горыном”. Ну а я ответил, что, бывает, просыпаюсь, а правая голова его слегка меня покусывает. На это Тима сказал, что я мученик. Потом он заметил, что все получается как в сказке: есть и Горын, и мученик, и Чудовище, и Зубар, и ГБО. Не хватает указателя – где кто спит, и поручил мне с Горыном его сделать. Он был сделан к обеду, получилось довольно забавно, по мотивам сказок.
После обеда у нас был учебный выход. Мы отрабатывали движение группы и взаимодействие их частей. По приходу в лагерь после выхода время клонило уже к обеду. После обеда Эван начал жаловаться на боль в животе, которая становилась сильнее. Тима принял решение вызвать скорую помощь, на ней Эван был доставлен в больницу на обследование. Для сопровождавшего его Тимы возвращение в лагерь обернулось тридцатью километрами ночной ходьбы.

День восьмой. Уважение Мэтра.
Командование (Тима) получило информацию о том, что противник, повезёт на машине ценнейшую информацию, которую необходимо получить. Разведка сообщила, что маршрут противника пролегает по лесной дороге недалеко от лагеря километрах в десяти. Было принято решение устроить засаду. Командиром группы назначен Раман. По карте нашли удобный для засады поворот дороги, решили, что как только машина повернёт – валим дерево позади места поворота, ювелирную работу - уронить дерево перед машиной, так, чтобы не повредить ничего взял на себя Раман. УАЗ «Восхода»! Драгоценнее только информация, которую в нём повезёт противник.
До поворота долетели мухой, времени не было – мы не знали, когда поедет машина. «Подготовили» деревья. Раман распределил: Зубар видит машину, сигнализирует по рации Раману, валит дерево позади машины, страхует Горына, который занимается водителем, Скат и Кетчуп – пассажирами. Раман страхует Ската и Кетчупа. Оделись в «Лешего», замаскировались. Ждали часа два…
Машина шла достаточно быстро, Зубар и Раман сработали практически одновременно. Дерево выглядело так, как будто всю жизнь лежало поперёк дороги… и тишина.
Машина противника остановилась, обочина «ожила», молча, чётко…
Моим объектом был пассажир, сидящий рядом с водителем – это был Мэтр, который и вёз ценнейшую информацию в виде начертанных на куске вагонки иероглифов. Мэтр выразил активное неудовлетворение по поводу того, что его извлекают из нагретого и удобного сидения. Чтобы конструктивный дискурс сторон по отъёму сведений не превысил запланированного временного лимита я с огромным к Мэтру уважением сердечно приложил приклад автомата к его спине. Мэтр как-то охнул и обмяк. Аккуратнейшим образом я взял из его рук носитель информации и не менее бережно вернул Мэтра на сидение.
Обратно летели шмелями поскольку Раман засёк группу преследования противника.
На вечернем разборе полётов Раман выразил неудовлетворение тем, что долго возились, особенно длительностью моих переговоров с Мэтром… Для меня четыре минуты мероприятия прошли как миг.
Утром следующего дня на зарядке Мэтр увидел, что я разглядел на его спине синячище от приклада. Он высказал, всё, что думал по этому поводу, но в его словах я почувствовал уважение к своей работе.

Девятый – двенадцатый. Тима штырит.
Эти дни я помню плохо – они промелькнули как один, их можно обозначить одним словом – «суровость» во всём: суровый Тима, суровый график, суровая ТСП, мы тоже стали какими-то суровыми от нагрузок: мало слов, мало сна, много дел, вросший в тело автомат, минимум энергии впустую и неистребимое желание поспать. У яхтсменов есть такая фраза для штормовой погоды - «ветер штырит не по-детски», здесь в роли ветра был Мэтр.

День тринадцатый. Инстинкты и ночь перед рождеством.
Ночью приехал Норд. Я обрадовался его приезду, несмотря на то, что натруженные Тимой инстинкты подсказывали, что хоть погода и сменится, но теперь начнёт штырить с двух сторон. У Горына от этой новости наступило тихое счастье. Как-то он высказал мечту о службе в 45 полку. Товарищ Инструктор с пониманием отнёсся к пожеланию будущего воина и устроил ему отдельный эволюционный прорыв и ледниковый период. На Горыне вырос броник, который дополнительной кожей грел его и днём и ночью. От набивок Мэтр всё его мягкое окостенело, костное – металлизировалось. Все головы Горына освоили высший пилотаж полёта на турнике, его хвост высший курс на брусьях. От такой дозы понимания и участливой заботы Мэтр Горын стал «счастлив и нем, и только немного завидовал тем, у которых это ещё впереди». После завтрака мы учились применять и одевать обвязку. Планировалась высотка на карьере. Я дежурил на кухне, приготовил еду для отряда и стал ждать ребят. Вид у парней после высотки был усталый. Обед обернулся очередным выходом. Цель – дойти до заданной точки и изъять любыми средствами пакет с шифром. Это был очень философский выход, думаю, что он понравился всем чудом в виде полянки посреди беспролазных болот с увешанной спелыми яблоками яблонькой, в виде личной банки тушёнки у каждого, тем, что мы смогли всё пройти. Изъять пакет не получилось – мы его не нашли. Но могу открыто сказать, что именно этот выход изменил моё мировоззрение – проходя через болота, в брод по горло через реки, приходит понимание того, сколько же мощи заложено в человеке, и как был приятен тот дождичек, от которого я когда-то прятался под крышей магазина в городе. Про ужин лучше промолчу, т.к. лопали мы еду по страшной силе.
Итак, настала ночь после трудного дня, наступило время моего дежурства. Оно началось. Сел я у костра, сижу спокойно, чувствую, что что-то не так. Вдруг со стороны палатки раздаётся хрюканье. Оно продолжалось очень долго, я не выдержал, взял полено и кинул в ту сторону. Мне было по-настоящему страшно, думал, что это кабаны. Вот уже собираюсь идти к инструкторам будить их, как вдруг меня кто-то схватил сзади, потом накинулись ещё двое сверху. Это были Норд и Раман, а сзади, я так понял, был Тима. Короче – часовой тихо снят. Понял я всё… Показали они мне команду «тихо». Дальше они решили спереть автоматы у всех бойцов. Я ПОРАЗИЛСЯ – ОНИ ВЫШЛИ СО ВСЕМИ АВТОМАТАМИ!!! И тишина! Только инструкторы с автоматами стоят. Ждут. Ну, хоть бы кто! Ну, хоть бы один! Однако запланированное представление не закончилось. Публика не желала расходиться, ей было интересно, и пошла импровизация. Придумали так, что я ползу в палатку, кричу изо всех сил: “ГРУППА, СБОР!!!”, кричу так 3 раза. Ну, я и пополз, когда оказался на месте кричал так, что на один мой крик эхо в лесу отзывалось дважды. Кричал так, что каждый раз, казалось, был громче предыдущего, а потом по легенде я умер. После криков стал слушать, а что дальше? Вокруг стояла ТИШИНА… Вылезаю из палатки, а там инструкторы с Ромкой смеются над ситуацией. Импровизация набирала обороты – было решено сделать аншлаг: всех вынести из палаток и уложить стройными рядами. Во время вытаскивания тел из палаток, тела стали просыпаться. Думаю, что в этом была и скромная заслуга моих криков. Помню, был Купер ночью. А во время Купера я размышлял о том, что какой смысл-то был в моём крике во время того как услышал хрюканье? Да ни какого! Никто бы и не проснулся. Зато я разработал свою собственную систему выживания, которая меня потом не подвела – я стал аккуратно проверять наличие инструкторов в палатке. При подъёме на дежурство надо идти смело в сторону палатки инструкторов. Последние 2 метра до палатки преодолеваются аккуратно ползком, потом выслушивается наличие храпов, сопенья или просто дыхания двух тел, и если я слышу все дыхания в полном комплекте, то могу рассчитывать на то, что дежурство пройдёт спокойно. Но если дыханий нет, или обнаруживался их некомплект, то я исходил из того, что в эту ночь «западло» обязательно прилетит. Знаю точно, что Горыныч принял на вооружение мою методику. Инструкторы! Спасибо вам! У нас тоже есть свои ноу-хау взятия ситуации под контроль! Теперь наши дежурства пошли спокойнее и предсказуемее…

День четырнадцатый. Чем глубже влез, тем ближе шифр.
Вчера группа не смогла забрать пакет с документами. Сегодня нам нужно было исправить этот косяк. По новой легенде через мост пройдёт человек с белым пакетом, он будет знать, где находится шифр. Мы его должны захватить и допросить. Мы выдвинулись к мосту, замаскировались для нападения. Чудовище – наши глаза, должно было дать сигнал на захват когда «носитель знания шифра» подойдёт к нужному месту. Я слышал, что носитель уже в нужном месте, – Чудовище молчало, шаги «носителя» выходят из зоны нужного места – Чудовище молчало, оно молчало и когда «носитель» вышел из зоны я понял, что Чудовище погиб, попытался оценить изменение обстановки, возможность выполнения задания, шевелением себя демаскировал и погиб. Группа с большими потерями взяла языка, но узнала место, где был расположен разведчик, знающий местонахождение шифра. Он находился на территории лагеря, и мы, соответственно побежали туда же. Вся группа начала обыскивать лагерь в поисках этого шпиона. Случайно (!) я с Чудовищем наступили на неестественно мягкое. Мы обнаружили, что это был Рома, превосходно замаскированный в особого “Лешего”. По легенде – после продолжительной убедительной беседы шпион рассказал, что шифр находится в УАЗике, который стоит рядом с домом. Вооружившись, мы выдвинулись. Напоследок Тима нам крикнул о том, чтобы он нас вовсе не видел, а сам отправился к машине. Но имелась одна сложность - мы не знали, как выглядит предмет, на котором написан шифр. Переправа через реку прошла двумя способами – я шёл фронтальным, группа двигалась за мной. У меня появилась немотивированная, но твёрдая уверенность (помогали натруженные Тимой инстинкты), что через мост идти нельзя, нужно переходить реку вброд, подальше от него, куда я и вёл ребят. Подползая к удобному месту пересечения реки, я оглянулся и увидел, что группа сильно отстала от меня, и меняет направление движения на тропу к мосту. Мои оживлённые в положении лёжа знаки следовать за мной не изменили движение ребят к тропе – мне стало грустно. Я перешёл реку вброд метрах в пятидесяти от моста. Воды было по ноздри, но мне так было спокойнее – уж больно открытым показалось то место где ребята планировали переправляться. Перейдя на другую сторону реки, я наблюдал, как Тима, стоящий на моём берегу у моста очень эмоционально и как-то совсем не литературно предупреждал засвеченную им группу, о том, что мост опасен для их здоровья. Тима терпеливо разъяснил, что мост заминирован, и настойчиво, используя всё богатство народного русского языка, предлагал ребятам перейти речку вброд, что они и сделали. Мы скрытно соединились в подлеске под высокими деревьями. Там Раман определил, что я и он пойдут на взятие шифра, а остальные сидят и ждут нас. Машина стояла на огороженном забором участке в пяти метрах от крыльца бани, на котором стоял Тима и болтал с ребятами из ГБО. Забор проходил рядом с баней. Мы с Раманом вышли на исходную – подползли к забору, примыкавшему к бане, но главная головная боль – как выглядит шифр, так и не была решена. Раман погрузился в думу, а я с наружной стороны забора подполз поближе к крыльцу и стал внимательно слушать разговор Тимы с девчонками. И тут услышал: “… я не понимаю, как можно не догадаться, что шифр может быть записан на деревяшке… ” Вот оно счастье! Я сказал об этом Раману, и работа закипела. Отломав палку от забора, Раман тем самым обеспечил себе проход на территорию незамеченным. Украв деревяшку из УАЗика, мы сразу же отправились обратно. Но по закону подлости на обратном пути меня перехватил Тима. Поздно! Шифр мы взяли! Разбор полётов по похищению шифра, который был проведён уже в лагере, был интересным и содержательным.

День пятнадцатый. КВН.
Инструкторы сдержали своё слово – у нас настало время творческой жизни. Началась подготовка к КВНу. Сидели все вместе и сочиняли. Оду броннику, сценки, стихи, реквизит, и пр.
А я сочинил стих, под названием “Грёзы Восхода.”
Он неделю по лесу шастал –
Стоя поспать – за счастье!
Задания выполнял честно –
Медалям на груди тесно.
Да что толку от побрякушек,
Когда готов сожрать стадо лягушек!
Шнурок, в булинь завязанный,
Скрипит телегою несмазанной.
Слюна во рту слезою стала
Мозг фантазирует устало:
На пищеблоке кекс слоёный,
Златая корочка на нём.
И ежечасно Роллтон сонный
Печёт бисквиты с молоком.
С утра какао он готовит,
На ужин борщик мастерит.
Там колбаса, там ноздри сводит,
Суп из грибов в костре стоит.
Там в многочисленных коробках
Лежат гирлянды сухарей.
Ватрушка там из спелых вишен
Инструкторам готовится скорей.
И я там был, сгущёнку пил.
Отведав молча кекс слоёный,
Враз обстановку оценил,
И десять ящиков тушёнки
В отряд неспешно потащил.

КВН прошёл на отлично!

Послесловие. Ништяки.
Значит, сели мы за стол, на нём – пир на весь мир: сгущёнка, тушёнка, рыба, квас, торт, ананас, бананы, арбузы да груши, в общем, ешь от пуза и пей от души! Наевшись все отвалились от стола, кроме меня и Горына. Горын спрашивает: “Слых, Скат, ты наелся?” А я ему отвечаю: “Ну, типа того.” Но он меня спросил: “Так зачем ты продолжаешь сгуху пить?” Ответ мой был таков: “Знаешь, я уважаю и помню себя в прошлом, ведь каждый день ты и я и все – все думали о таком пире, а сейчас время исполнить волю своего прошлого и настоящего!” Услышав это, Горын подумал-подумал и присоединился ко мне, а точнее – к приёму сгухи.

День шестнадцатый. За честь, за дружбу, за Восход!
Подъём был в 6 утра все вставали с неохотой, не потому что хотелось спать, а потому, что не хотелось уезжать. У всех на лицах отражались смешанные чувства – с одной стороны ждал этого дня, как свой день рождения, но с другой – «Восход» стал для тебя родным, и здесь ты понял, что означает это слово – БРАТИШКА. И хоть временами я злился на инструкторов, за то, за всякое, но, благодаря им, я понял многое в жизни, и многому научился. Действительно, они были правы, сказав, что наше мировоззрение изменится. Я понял, как дорого стоит мирная жизнь. Они были правы, говоря о таких выездах, о том, как они помогают понять нам, что можно решить любую проблему, кажущуюся на первый взгляд неразрешимой.

Дома
Вернувшись, я не мог найти себе места. Звал гулять друзей, но они отказывались, оправдываясь плохой погодой, а на улице всего лишь моросил дождь. Теперь как боец «Восхода» могу сказать всем братишкам, Мэтру, Норду, большое спасибо за время, которое вы нам уделяли. Благодарю вас за то, что приняли меня в «Восход».


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 

Часовой пояс: UTC + 4 часа



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

cron
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB