Парашюты на деревьях

E-mail Печать

Парашюты на деревьях. Минск, "Беларусь", 1969.
240 С. с илл. 100 000 экз. 63 к.

 

 

В книге рассказывается 0 действиях советской спецразведгруппы на территории гитлеровской Германий, в Восточной Пруссии. Одним из разведчиков этой группы был автор Н. Ф. Ридевский.

Тема Великой Отечественной войны неисчерпаема. Проходят десятилетия, но в памяти народной не сглаживаются подвиги, проявленные в борьбе против фашизма, за свободу и счастье народов. В силу своей специфики многие события тех военных лет оставались в неизвестности. Но настало время поведать и о них людям.
Книга Наполеона Ридевского "Парашюты на деревьях" - это воспоминания о том, как спецразведгруппа "Джек", заброшенная в глубокий тыл врага, в Восточную Пруссию, действуя в непосредственной близости от места расположения ставки Гитлера, так называемого "Волчьего логова", добывала ценные сведения о противнике, разведывала линии укреплений прусской цитадели и посылала радиограмму за радиограммой "Центру".
Группа "Джек" состояла из десяти человек. Почти все они действовали до этого в разведгруппах на временно оккупированной немецко-фашистскими захватчиками территории Белоруссии. Командир группы Павел Андреевич Крылатых, автор книги Наполеон Фелицианович Ридевский, Иосиф Иванович Зварика и пятнадцатилетний Генка Юшкевич ранее входили в группу "Чайка", которая работала под Минском. Три Ивана: Мельников, Целиков и Овчаров были военными разведчиками на Могилевщине. Заместителем командира группы был назначен Николай Андреевич Шпаков, до этого действовавший в разведке на Витебщине и на Минщине. Там же вместе со Шлаковым была и радистка москвичка Зина Бардышева. Вторая радистка Аня Морозова, теперь широко известная по кинофильму "Вызываем огонь на себя", была активной участницей Сещинского подполья. Анна Афанасьевна Морозова погибла в декабре 1944 года. Посмертно ей присвоено звание Героя Советского Союза.
Книга Н. Ф. Ридевского представляет особый интерес прежде всего потому, что она написана самим участником событий, которому доступно передать подлинные эпизоды, мысли и душевное состояние разведчиков, не раз попадавших в полные драматизма ситуации, терявших своих боевых друзей, но всегда сохранявших высокий моральный дух, находивших в себе силы жить и бороться, выполнять задание Родины,
Наполеон Фелицианович Ридевский родился в 1920 году в деревне Мякоты Дзержинского района. Белорус. Среднюю школу окончил в Минске. Затем учился в Ленинградском комвузе имени Н. К. Крупской. Там проявил большой интерес к изучению немецкого языка, знание которого так пригодилось в годы войны, когда он работал в разведгруппе "Чайка", и особенно во время выполнения спецразведзадания в Восточной Пруссии группой "Джек".
После войны Н. Ф. Ридевский окончил Белорусский государственный университет имени В. И. Ленина. Журналист. Член КПСС. Награжден орденом Отечественной войны II степени и 6 медалями.
"Парашюты на деревьях" первая его книга.

Содержание

Чужая земля

Накануне

Первый пленный

Нас слушают круглосуточно

Встреча с убийцей

Почерк Эриха Коха

Гроза

К Гольдапу

К месту высадки

Встреча

Прусские джунгли

Беззвучка

Хутор у моря

Западня

Навстречу фронту

Мой друг Генка

Нам пекут хлеб

Новое знакомство

За Дайме

Ортсбауэрфюрер

Ночлег в берлоге

Партайгеноссе Шиллят

Не с каждым ходить в разведку

Свои

 

ЧУЖАЯ ЗЕМЛЯ

Фронт стремительно откатывался на запад. Наши войска завершали освобождение Белоруссии, очистили от гитлеровцев Брест, Гродно, вступили в Литву, упорно пробиваясь к Восточной Пруссии. Ненависть народная призывала задушить фашистского зверя в его собственной берлоге. Но для того чтобы сделать это, мало одной ненависти. Нужно разведать тылы врага, незримо побывать в самой его берлоге, посмотреть, что она собой представляет, чем уязвима. С этой целью мы летим, разместившись в самолете на скамейках вдоль бортов по пять человек, отяжеленные экипировкой, как мулы, навьюченные до предела. Ведь нужно захватить все, без чего не обойтись в глубоком тылу врага.
Над горизонтом еще во всю ширь полыхает багровая заря. Разморенная за день июльским солнцем земля отдалялась от нас с каждой минутой. В самолете заметно похолодало.
Из пилотской кабины вышел инструктор, сопровождающий нас до места высадки.
- Высота три тысячи пятьсот метров,- сказал он.- Под нами линия фронта.
Я неуклюже повернулся, задев локтем сидевшего рядом Юзика Зварику, прильнул щекой к окошку.
Внизу, в зыбкой темноте, видны тусклые, словно игрушечные, огни пожарищ.
- Вскоре пойдем на снижение,- после паузы добавил инструктор.
Нам не нужно было объяснять значение этого сообщения. Над линией фронта летим повыше, чтобы не достали огнем простого стрелкового оружия, не стать легкой добычей зениток. Потом пойдем на снижение, чтобы нас трудно было обнаружить вражеским ночным истребителям.
Стараясь как-то отвлечься, избавиться от неприятного напряжения, я начал рассматривать своих товарищей, пытался угадать их самочувствие, о чем они думают. Троих я знаю хорошо. Вместе были в разведгруппе "Чайка", под Минском, немало лесных троп исходили, так и хочется сказать: не один пуд соли съели, но тут уж придирчивый читатель может усомниться - соли-то как раз и не хватало в тылу врага, часто без нее приходилось обходиться. Что правда, то правда. Не раз несоленое варево хлебали. Особенно это было не по нутру Юзику Зварике.
Вот он теперь все ерзает, косится в окно, тяжело сопит, то и дело посматривает на потолок, где мерцает сигнальная синяя лампочка.
"Юзик нервничает,- отметил я про себя,- и скрыть этого не умеет. Да, видно, и не старается, не думает об этом. Зачем, перед кем маскироваться - перед такими же, как сам?" Все в минуты особой тревоги, опасности раскрываются, становятся самими собой. Зварика - мой земляк, плотник из деревни Дягильно Дзержинского района.
Далеко осталась наша родная Минщина... Не думал он, что придется лететь в эту проклятую Пруссию. Столько деревень погорело - строить собирался, когда прогонят фашистов из Белоруссии.
Пашку Крылатых непривычно видеть без очков. Теперь он их надежно спрятал, чтобы не потерять, не раздавить во время прыжка. Откинулся, на сколько позволяет парашютный ранец, и смотрит в одну точку широко открытыми, но, кажется, ничего не видящими глазами. Если долетим, это будет его четвертый прыжок в тыл врага. Помню его прилет к нам в группу "Чайка". Под Минском было это. Стояла тихая весенняя ночь. Небо было чистым, неспокойным, сновали самолеты, и мы не решались заранее разжечь костры, чтобы не привлечь внимания врага. Звук своего узнали сразу. Мгновенно по команде хлопцы подожгли политый бензином хворост. Пламя шугануло, ослепило всех нас на мгновение. Сверху сразу заметили его, потому что наш "ЛИ-2" сделал виток - и показались на фоне темного неба белые купола парашютов. На одном - груз. На другом - Павел Крылатых. Живописный был наш партизанский "аэродром". Стеной вокруг зеленой поляны стоял лес. Как раз черемуха цвела, а в чаще еще кое-где снег пятнами уцелел.
С Пашкой мы сошлись. Между делом любили побродить, поговорить на отвлеченные от войны темы. Больше студенчество вспоминали. Я в Ленинграде учился. Историком готовился стать, Павел ушел на фронт из Свердловского горного института. Один год осталось доучиваться...
Там, в Белоруссии, все было проще. Хоть и в глубоком тылу врага, но свои, на земле на родной встретили его.
Теперь встретить могут только враги. Но Пашка думал; конечно же, не о себе. Командир группы - за всех и за все в ответе. Его узкое лицо, испещренное следами перенесенной в детстве оспы, было неподвижным, похожим на скульптуру, высеченную из серого ноздреватого камня.
Подумать было над чем. Как придется действовать на территории врага без проводников, без связных, к которым так привыкли мы в Белоруссии? Да и жили разведчики под пологом надежной защиты у партизан. А что ждет нас в Восточной Пруссии - никто не знает. По карте мы изучали местность, район высадки. Все леса прусские испещрены линиями на равномерные кварталы. Нам известно, что линии эти - просеки с улучшенным земляным покрытием. Значит, по ним может передвигаться автотранспорт. Любой из этих квадратов можно окружить очень быстро и прочесать. Своеобразные ловушки...
Я перевел взгляд на Генку Юшкевича, нашего юнгу, и сразу посветлело на душе. Его лицо излучает восторг и любопытство. Рад, что удалось улететь с нами. Шутка ли сказать - к самим фрицам, в то самое место, откуда в 1941 году Гитлер начал поход на восток, в ту самую Пруссию, откуда начинали свои крестовые походы немецкие псы-рыцари! Неизвестность нас тревожит и волнует, Генку - она приводит в восторг. Детская наивность! Жажда романтики, проникновения в неизвестность затмила в нем все остальные чувства... Эти трое мне ближе, понятнее. Остальных не знаю еще. Придется - если придется - знакомиться на прусской земле. Два Ивана - Мельников и Целиков - трактористами до войны работали на Гомельшине в родных колхозах. Радистка Аня, едва познакомившись, стала дразнить их песенкой "Прокати нас, Петруша, на тракторе..."
Голос у нее звонкий, приятный. Теперь сидит рядом с другой радисткой Зиной Бардышевой. Лица ничего не выражают. Женщин по лицам прочесть никак не могу. Они всегда казались мне загадочными и непонятными. Не могу угадать, что у них на душе.
- Бьют по нас! - громко говорит Юзик, уткнувшись в окно лицом.
Я повернулся и тоже увидел, как огненные нити пронизывают густую мякоть ночного неба. Они вспыхивают и гаснут то справа, то слева откуда-то сверху, А наш "извозчик" впритирку к земле упрямо пробивается вперед.
Внизу, впереди, сверкнуло холодным белесым отливом. Это показалась Балтика. Не было оснований сомневаться, что мы не сбились с курса. Значит, отсюда, от залива Куришес-Гаф, немного юго-западнее лежит основная прусская цитадель - Кенигсберг. Первоклассная морская и сухопутная крепость. Самолет накренился, пошел на разворот, и море стеной встало за бортом, отодвинув вверх звездное небо настолько, что на мгновение оно совсем исчезло из нашего взора. На развороте "извозчик" набрал высоту. Екнуло сердце: нужно готовиться к прыжку. Назойливо замигала сигнальная лампочка, пронзительно задребезжал звонок. Мы поднялись, балансируя в качающемся самолете, построились друг за другом и с лихорадочной торопливостью спешили зацепить за трос, протянутый под потолком самолета, вытяжные фалы своих парашютов.
Инструктор держит руку на задвижке люка. Жестом призывает нас не торопиться, сосредоточиться, пока самолет еще не набрал высоту, нужную для того, чтобы парашюты успели раскрыться до приземления. Покидать самолет лучше на минимальной высоте, чтобы не занесло далеко друг от друга.
Павел Крылатых приготовился прыгать первым, я - последним.
Есть такое правило, что самый тяжелый должен оставлять самолет первым, потому что его парашют снижается быстрее, может настичь кого-либо в воздухе, а такое столкновение опасно. Но это правило не было взято во внимание, руководствовались более важными соображениями, что вытекали из поставленной каждому из нас задачи. Так вот и случилось, что мне, самому тяжелому в группе, довелось прыгать не первым, а последним. Да в конце концов опасность от нарушения такого правила была совсем ничтожной по сравнению с тем, что ждало нас внизу, на чужой земле. Я видел, как черная пасть дверей проглатывала одного за другим людей, которых свела война, нелегкая судьба разведчиков.
Когда подо мной растворился в темноте последний силуэт, преодолевая себя, я едва оторвался от вздрагивающей подножки, которая здесь, вдали от Родины, казалась последним кусочком родной земли, ускользающим из-под ног.
Некоторое время я ничего не чувствовал, ничего не слышал, кроме пронизывающего ветра, который мощно струился навстречу беспомощно падающему телу. Но вот меня властно дернуло, лямки натянулись, обжимая ноги, и, как бы за что-то зацепившись, я повис и заколебался, словно маятник.
Взор мой невольно устремился вниз, на землю. После того как парашют раскрылся, она представляет наибольшую опасность для парашютиста, хотя к ней и стремишься как к цели. А что сулит вражья земля, какой сюрприз приготовила она нам, пока мы еще беспомощно висим над нею?
Взгляд скользнул по горизонту. Вокруг ярко мерцали звезды. Ковш Малой Медведицы, который я увидел слева от себя, задрав ручку кверху, выплеснул во вселенную более половины воображаемой влаги - значит, перевалило за полночь. На мгновение показалось, что падение прекратилось и парашют остановился в необъятном воздушном океане.
Замирающий гул самолета, сделавшего второй круг для выброски груза, заставил сжаться сердце. С болью порвалась последняя невидимая нить, что еще несколько минут назад связывала с родным миром.
Справа я заметил несколько светлеющих пятен. То, наверное, прусские хутора. Под ногами чернел лес. На его фоне отчетливо выделялись купола парашютов, на которых опускались мои товарищи. Я видел, как бесследно исчезли внизу один за другим два первых парашюта. "Приземлились без обстрела", - с радостью отметил про себя и старался запомнить направление их приземления. Мельком взглянул на компас, закрепленный на левой руке, но стрелка его беспрерывно суетилась. Решил, что проще будет ориентироваться по звездам. На востоке ярко сияла Венера. Когда я вновь перевел взгляд на один из парашютов, он внезапно потерял форму и застыл неподвижно. Значит, внизу старый лес - и парашют повис на дереве. А предполагалось, что мы высадимся на мелколесье, как значилось на карте. Промелькнула мысль, что под кронами старого леса можно будет и не отыскать облюбованной звезды.
Чувствуя близость земли, я весь поджался, плотно свел ноги, чтобы не покалечиться, если попаду на сучья. Й как раз вовремя успел сделать это - тут же воздух с посвистом зашумел в ушах, и я погрузился во мрак. Надо мной громко затрещали обломанные сучья, падение прекратилось, но до земли я не достал. Внизу так густо темнело, будто там был глубокий колодец. Не пробуя освободиться от лямок, я сразу же схватился за автомат. Прислушался. Было так тихо, что в ушах отдавались тяжелые удары сердца. Быстро отстегнув рюкзак, выпускаю его из рук. Набитый до отказа боеприпасами, радиобатареями, консервами, сухарями, он тяжело шлепнулся внизу. Я прикинул: до земли не менее пяти метров. Обрезать стропы и прыгать опасно - можно поломать ноги.
Глаза быстро привыкли к темноте, и я начал различать вокруг себя оголенные стволы деревьев. Пытаюсь дотянуться до одного, а потом до второго рукой, но мне это не удается - натянутые во все стороны стропы не дают возможности раскачаться. Рассекаю несколько строп с одной стороны кинжалом, и меня сразу качнуло в противоположную сторону, я успел ухватиться за ствол руками и ногами. Обрезав остальные стропы, гулко обламывая на ходу мелкие сухие сучья, я быстро скользнул на землю.
Ощупью нашел рюкзак, забросил его за плечи и вновь настороженно прислушался, сжимая в руках автомат.
И хотя я не встретился ни с одним из девяти своих друзей-разведчиков, которые приземлились где-то рядом, а это должно было занимать меня в первую очередь, мною овладело какое-то особое чувство: я стоял на земле врага, в Восточной Пруссии, откуда Гитлер начал свой кровавый поход на восток. Через многие зимы и лета мы в конце концов добрались сюда, в берлогу фашистского зверя. Значит, скоро ему конец. И хотя каждый из нас не очень верил, что доживет до долгожданного дня победы - об этом мы между собой не говорили, - но все знали - этот день наступит, и ждать его осталось не так уж долго.
Миллионы солдат сражались на фронтах с гитлеровцами, но каждый из них по-своему мечтал увидеть ту землю, откуда пришло столько бед, каждый горел желанием непременно дойти до нее. Здесь, на вражеской земле, лежал конец его долгих тягостных дорог, на которых покинуто так много дорогих жизней. Война должна окончиться там, откуда пошла гулять по свету.
И все же эта тишина, молчаливый в ночном раздумье лес были так неожиданны здесь, что все это было похоже на сон. Я посмотрел вверх: между вершинами сосен сияли звезды. Нет, это не сон. Но не следует отдаваться чувствам, нельзя расслабляться, хотя, возможно, самой судьбой тебе определено в последний раз почувствовать умиротворенную красоту природы, притягательную силу таинственной вселенной.
Несколько раз я подпрыгнул на месте, проверяя, не звякнет ли снаряжение. Автомат, запасные диски к нему, пистолет, гранаты, полевая сумка с картами, финский нож, компас, часы, карманный фонарик и, наконец, увесистый рюкзак за плечами - все было подогнано как следует, лежало исправно. Несколько минут я простоял на месте в нерешительности, соображая, как снять парашют. Нельзя же оставлять его на деревьях, как свидетельство того, что здесь сброшен советский десант.
Внезапно послышался треск сухих веток, я насторожился. Рядом проходили люди. Я свел ладони и, приложившись губами, два раза негромко свистнул. Услышал такой же ответ. Подошли Павел Крылатых и Иван Целиков.
- Все в порядке? - спросил меня Крылатых. Он уже успел надеть очки и выглядел совсем таким, каким я его знал еще раньше, когда мы оба работали в спецразведгруппе "Чайка" под Минском.
- Парашют завис.
- Это уже второй, будь оно неладно. Я тоже свой оставил. Сосны высоки, - глядя вверх отметил капитан. - Пожалуй, не снять. Оставим. Нужно искать остальных ребят.
Теперь уже втроем мы пошли дальше. Кочковатая почва покрыта мхом, ноги тонут, как в подушках, шаги совершенно не слышны. Только нужно обходить мелкие, но густые кустарники, среди которых возвышались вековые сосны. Тянуло влагой и гнилым болотом. Нам повезло, если это глухое место. Набрели на лейтенанта Николая Шпакова и радистку Зину Бардышеву. Они также пытались стащить с дерева повисший парашют.
- Оставьте возиться, - сказал им Крылатых.
- Как же? - развела руками Зина.- Сразу же обнаружат!
- Да, конечно, но два парашюта мы уже оставили на деревьях. Твой будет третьим, - пояснил командир. - Ночь коротка. Вряд ли удастся поснимать их до рассвета. А мы ведь еще не собрались вместе.
- Я свой парашют зарыл в землю, - сообщил Шпаков. - Ну что ж, пойдем тогда. Чтобы встретить остальных, пожалуй, нужно податься на запад. Вот так, - показал он рукой, глядя на компас.
- Хорошо, так и пойдем, - согласился Крылатых.
Вскоре встретили Генку Юшкевича. Он приземлился благополучно и зарыл свой парашют. Я особенно обрадовался ему. За судьбу его чувствовал себя в ответе.
- Тише, стойте, слышите треск? - прошептала Зина.
- Да, слышу,- остановившись, ответил Крылатых. - Скорее всего, это наши. Всем идти абсолютно тихо.
Крылатых оказался прав. Два разведчика шумно возились с парашютами. Один из них, держась за стропы, стоял на земле, а второй, оставив автомат и сняв сапоги, залез на дерево.
- Ну-ка, дерни еще разок,- командовал он с высоты.
- Иван, слезай, ничего не получится,- последовал ответ снизу.
Чтобы не произошло несчастного случая, Крылатых, не выходя из-за деревьев, подал условный сигнал.
- Мы здесь,- послышался ответ. Хотя он должен был быть подан только свистом.
Это Юзик Зварика. Когда мы подошли поближе, он громко попросил:
- Хлопцы! Помогите стащить парашют.
- А кто на дереве?
- Иван Овчаров.
- Тяните, что вы стоите? - вновь раздалось с высоты.
- Иван, слезай! - приказал Крылатых.- Вы что же, друзья, такой шум подняли?
- Мы же в лесу, здесь никого нет,- оправдывался Овчаров, спустившись с дерева.
- В лесу - да не дома. Нужно быть осторожными. Кого нет еще с нами?
- Морозовой и Мельникова,- ответил Шпаков.
- Слышите? - вновь первой расслышала позывные Зина.- Это же Аня. Зина откликнулась, и мы пошли в том направлении.
Мы нашли Аню, повисшую между деревьев высоко над землей.
- Не могу слезть, помогите,- попросила она.
- Обруби часть строп,- посоветовал ей Шпаков.- Тогда дотянешься до дерева.
- У меня нет ножа.
¦- Сейчас я подам.
Николай протянул свой автомат Зварике, сбросил вещевой мешок. По шершавому стволу дерева он взобрался настолько, что оказался на одном уровне с Аней.
- Возьми,- протянул он ей финский нож.- Режь стропы с противоположной стороны.
Аня с размаху провела острым ножом, и натянутые стропы лопнули, как струны. Ее сильно бросило вперед. Шпаков успел подхватить за руку и задержать.
- Обхватывай дерево,- сказал он.- Я отрежу оставшиеся стропы.
Аня скользнула вниз. Следом спустился Николай. Аня неожиданно приблизилась к нему, приподнялась на носках, почти беззвучно чмокнула в щеку.
- Спасибо, мой дружочек,- прошептала она.- Спаситель.
- Ну, хватит вам, нашли время,- не сдержался Крылатых.
- С нами нет только Мельникова,- сказал после паузы Шпаков.
- А я здесь,- неожиданно раздалось из темноты.- Давно вас услышал, да все возился с парашютом. Так и не снял.
- Фу, черт,- произнес в сердцах капитан.- Шесть парашютов из десяти оставили на деревьях. Но что поделаешь? Не наша вина, что сбросили не туда, куда предполагалось.
- А почему парашюты делаются белыми? - спросил шепотом Юшкевич.- Пусть бы они были зеленые, под цвет леса - все же труднее было бы их заметить.
- Верно говоришь,- поддержал его кто-то.- И в самом деле - почему они белые?
- Ну, товарищи, поздравляю вас с успешным приземлением,- сказал Крылатых.- Мы быстро и удачно собрались вместе. Помните, теперь мы в глубоком тылу врага. Задача наша ответственная, почетная. Гитлеровцы приложат все силы, чтобы помешать нам выполнить ее. Нас мало. Взаимовыручка - наша святая обязанность. Сейчас нам следует разыскать сброшенный для нас груз. Затем двинемся на юго-восток.
Мы прочесали лес, но ничего не нашли. Это было более чем досадно: груз нам был очень нужен. Но найти его в совершенно незнакомом лесу, да еще ночью, продвигаясь ощупью, можно было только случайно. Счастье не улыбнулось нам, и мы понимали, что наши дополнительные запасы продуктов, боеприпасов, комплекты радиопитания попадут в руки врага.
Когда небо на востоке начало алеть, а звезды меркнуть, Крылатых построил группу цепью, пересчитал всех.
- Нужно поскорее отсюда уходить. За мной! - командовал он и двинулся в северном направлении. Через несколько сот метров тщательно посыпал землю специальным порошком, чтобы след не взяли собаки.
Затем мы круто повернули на юго-восток. В пути Крылатых то и дело посматривал на компас, реже - на часы. Беспокойство овладело командиром. Река, к которой мы должны были выйти, так и не появилась, хотя мы давно уже отмахали предполагаемое расстояние к ней. Ночные сумерки рассеялись.
"Где же мы находимся, где?" - все настойчивее тревожила нас одна и та же мысль.
- Зварика отстает,- передали по цепи. Крылатых остановился.
- Пойди узнай, в чем дело? - сказал он мне.
Я вернулся назад. Зварика, прихрамывая, догонял группу.
- Что с тобой, Юзик?
- Ногу подвернул, когда приземлялся,- ответил он. - Думал, обойдется, а стал идти - побаливает вся ступня. Да и груз на нас подходящий.- Голубые глаза Зварики с какой-то грустью смотрели на меня.
- Иди вперед,- посоветовал я,- отстанешь - пропадешь!
- Не могу,- воспротивился Зварика.- Я буду идти сзади. Впереди еще труднее. Не беспокойся, не отстану. Пусть только передние идут потише.
Торопясь, Юзик зацепился за что-то, запутался и упал. Автомат сорвался с плеча. Я взял его за руку, выше локтя, и помог встать. Он весь дрожал. Гимнастерка была влажна. Капли пота выступили на порозовевшем лбу. "Не трусит ли?" - промелькнула недобрая догадка. Но я тут же отогнал ее, так как хорошо знал Зварику раньше, по совместной работе. Юзик был смелым, находчивым разведчиком. Правда, тогда действовать приходилось в родных местах, среди своих людей. Может, сознание того, что мы очутились на чужой земле, в окружении врагов, так удручающе подействовало на него. Но Юзик встал, поднял автомат, виновато улыбнулся.
- Ничего,- махнул он рукой,- идите, не отстану.
Возвращаясь к Крылатых, я увидел, как, воспользовавшись заминкой на марше, молча прислонилась к стволу дерева смуглолицая радистка Аня Морозова. Плечи ее равномерно подымались и опускались - она все еще не могла отдышаться после быстрой ходьбы. Она как бы впервые рассматривала свои громоздкие, добротно сделанные, с двойной подошвой, солдатские яловые сапоги. Видимо, она почувствовала их тяжесть уже после первых километров быстрой ходьбы. Заметив мой пристальный взгляд, она ласково улыбнулась, как бы говоря: "Не обращайте внимания, я просто так, на минуточку. От меня вы никогда не услышите ни одной жалобы". У Ани могли быть такие мысли. В разведгруппе она была в какой-то мере новичком. После Сещинского подполья она обучилась радиоделу и была включена в группу "Джек". Все остальные разведчики после небольшого перерыва вновь продолжали свою прежнюю работу в тылу врага, но на этот раз уже на прусской земле.
Рядом с Аней приостановилась круглолицая раскрасневшаяся Зина Бардышева. Рот ее слегка приоткрылся, обнажив щербинку в верхнем ряду зубов. Зина была моложе Ани, но для нее прыжок с группой "Джек" в Восточную Пруссию был уже третьим прыжком в тыл врага. Невысокая, коренастая, чувствовалось, что сил и выносливости ей не занимать.
Долговязый, сухопарый разведчик Иван Овчаров с лицом, обтянутым смуглой лоснящейся кожей, привстал на колено. Вторая изогнутая нога его, на которую он положил автомат, была так тонка, что казалась сухой палкой, покрытой пятнистым материалом. Форсированный марш-бросок к неведомой реке утомил и его, на скулах рдел неестественно красный румянец. Закрыв рот шапкой, он покашливал.
То, что мы благополучно достигли заданного нам района, быстро собрались после приземления, а главное - ушли без погони, было нашим счастьем. Но сборы накануне, бессонная ночь в самолете и утро на марше давали о себе знать. Досаждала экипировка. Слишком тяжелую ношу приходилось тащить на себе. И ничего лишнего. Ведь у нас не было здесь ни базы, ни тайных складов. Все с собой, все на себе.
- Что там? - спросил Крылатых, когда я вновь подошел к нему.
- Зварика жалуется на боль в ноге. Говорит, что оступился. Растянул сухожилие, наверное.
- Совсем идти не может?
- Просит немного убавить шаг.
- Нам надо как можно подальше отойти от оставленных парашютов. Мы пока не знаем точно, где находимся. Ты понимаешь, что это значит? - не стараясь скрыть волнения говорил он мне с упреком, будто я мог что-то изменить.- Как же можно убавлять шаг? Пошли! - И Крылатых вновь повел нас вперед.
С каждым шагом лес становился все гуще и гуще. Попадались настолько плотные участки, что приходилось в буквальном смысле слова продираться меж сплетенных веток, как через живую изгородь. Идти было тяжело. Стоило кому-либо отстать от идущего впереди на два-три шага, как тот терялся из виду. Крылатых понял эту опасность: ведь отставший не мог окликнуть друзей. Остановившись, Павел Андреевич поманил нас поближе к себе и сказал:
- Держитесь, ребята, поближе друг к другу. Лес очень густой. Никогда не мог даже предполагать, что у пруссаков такие могучие леса.
Крылатых тяжело дышал. Ему, идущему первым, было труднее всех. Он больше других напрягал и зрение и слух. Хотя мы и спешили, но продвигались довольно медленно. Останавливаясь, Крылатых то и дело посматривал на компас, ибо приходилось обходить кусты, непролазные заросли, что сбивало с курса. Пересекли две лесные просеки. Они были прямые, уходили вдаль, насколько мог видеть глаз.
Перед нами, за дорогой, стояли головокружительной высоты сосны вперемежку с такими же могучими елями и березами. Виднелись среди них и вековые дубы, грабы и клены. Густые ветви, начинаясь у самой земли, подымались кверху, образуя густую, непроглядную крону. Нижний ярус леса занимали орешник, лоза, рябина и облепиха.
Выйдя к просеке, Крылатых вновь остановился. Я понял минутное его раздумье: ему не хотелось продираться сквозь густые заросли. Велик был соблазн двинуться по пустынной просеке, густо покрытой травой, вновь зазеленевшей после первого укоса. Тем более что просека совпадала с направлением нашего движения.
Но Крылатых не решился вести нас по просеке. Он взмахнул рукой, и мы вслед за ним снова нырнули в чащу. В этом квартале попадались выворотни. Подряд лежало несколько могучих елей. Никто их не убирал, по крайней мере, несколько лет - они изрядно иструхлявели, покрылись зеленовато-бурым мхом. Мы попали в настоящий медвежий угол. Не встретили ни одной вырубки, даже ни одного пня. Мы очень торопились. Нам хотелось отойти как можно дальше от оставленных парашютов. Но с большим трудом, пробираясь сквозь заросли, прошли километров семь.
Стало совсем светло. Где-то за лесом вставало солнце. Первые лучи его упали на верхушки сосен. Впереди все явственнее слышался и нарастал гул машин. Вскоре мы подошли к шоссе. Крылатых сделал знак остановиться и залечь. Он достал карту и подозвал Шпакова. Несколько минут они изучали ее, сверяли визуально с местностью. Однако определить место нахождения группы им не удалось.
- Давайте перемахнем через шоссе. Все-таки будем подальше от места высадки,- инстинктивно предложила Зина, глядя на Шпакова.
- А что, верно говоришь! - поддержал ее Николай.
- Перейдем,- утвердительно ответил Крылатых.
Дорога еще была пустынной, и в маскировочных костюмах, словно полосатые тигры, в один миг мы перескочили через нее. Лес, в который мы вошли, оказался тоже густым, с кустами орешника и ольшаника.
- Здесь обоснуемся на дневку,- сказал Крылатых.- Будем вести круговое наблюдение.
Командир первым сбросил свой ранец, положил его возле дерева. Опустившись на колено, он снял очки и протер их краем маскировочной куртки. Затем вновь надел их и, осмотревшись вокруг, сказал мне:
- Будешь наблюдать с Мельниковым за шоссе.
Продвиньтесь к нему как можно ближе. Хорошо замаскируйтесь.
Мы отползли от группы метров на пятьдесят, забрались в лопушистый куст орешника, примостившись для наблюдения. Дорога просматривалась хорошо. Гул моторов становился все отчетливее.
Прошло около часа. Июльское солнце, поднявшись над лесом, стало пригревать. По дороге с ревом пронеслись крытые грузовые машины. Почти бесшумно прокатили три черных лимузина. Сквозь стекла мы заметили сидящих в них офицеров. Шоссе вновь опустело, но ненадолго. Через несколько минут двинулась целая колонна, которой, казалось, нет конца.
Юркие синички, не обращая на нас внимания, совсем рядом прыгали с ветки на ветку, что-то находили, клевали, оживленно перекликаясь. Мы молчали, каждый думая о своем. Начался наш первый день на чужбине.

НАКАНУНЕ

У памяти действительно неограниченные возможности. Она способна в момент опасности осуществить за минуту то, на что в обычных условиях ей потребовались бы долгие часы. Такие минуты мне и раньше не раз приходилось переживать. С калейдоскопической быстротой проносятся в памяти картины жизни, кажется, все - от первого до последнего дня видишь как на ладони.
Притаившись у дороги, мы лежим с Мельниковым, прижимая автоматы к плечу, проводим мушкой каждую немецкую машину. От дороги нас отделяют всего несколько десятков шагов. Мы не сомневались, что гитлеровцы бросятся искать нас: шесть, а если считать необнаруженный грузовой парашют, то семь огромных пятен осталось на фоне синего леса после нашего приземления. Они видны с самолета за многие километры. И хотя заботой о задании полна голова, как-то думается и о чем-то своем.
У меня перед глазами почему-то всплыл такой же погожий, как и сегодня, день под Смоленском, в деревне Суходол. Нас, разведчиков группы "Чайка", после освобождения Минщины, вызвали сюда до особого распоряжения. Опустевшей, безлюдной выглядела и освобожденная от захватчиков год назад Смоленщина. Возле скамеек, что ютились вдоль заборов деревенской улицы, поросла трава. Давно, видимо, не собирались здесь парни и девушки. Я присел на смолистый хвойный горбыль и подумал, что, наверное, на этом самом месте до войны собирались по вечерам односельчане, чтобы послушать своего местного мудреца, которого обязательно имела каждая деревня. Иначе этот горбыль не был так выскольжен, отполирован. Но какой мудрец мог предсказать, что война докатится до этих мест, даже еще дальше - до Москвы!
Спешить было некуда. Здесь мне была дана передышка. Первая радость от встреч с родной Красной Армией сменялась раздумьем и печалью о тех, кто не дожил до дня освобождения. Больно было смотреть на разграбленную гитлеровцами землю.
Думал я и о матери, и о сестрах, которых видел последний раз незадолго до освобождения Белоруссии. Там две сестры участвовали в борьбе с гитлеровцами: одна - в разведдиверсионной партизанской группе, вторая - вместе со мной в "Чайке". Оставив дом, скрывалась и многострадальная мама. Она жила в лесу в партизанской зоне. Где она теперь? Может, вернулась в родную деревню? Уцелел ли старенький дедовский домик? Не пришлось встретиться с родными. И написать не знаешь куда. Да и что напишешь? Что изо дня в день ждешь нового задания? А кто знает, каким оно будет, это новое задание. Судьба разведчика такова, что смертельная опасность всегда ходит по пятам... Из дома, в котором мы все побывали на беседе у майора Стручкова, вышел Генка Юшкевич. По лицу вижу, что его номер не прошел. Значит - отказали. Тяжелым, не обычным для него шагом подходит ко мне.
- Не берут,- коротко бросает он, присаживаясь рядом, а сам отводит глаза в сторону, чтобы не расплакаться.
Меня и самого резануло соленым по глазам: сдружились мы с ним. Целый год спали в одной землянке.
Впервые познакомились мы в начале осени 1943 года. К вечеру выехал я верхом на своем гнедом, чтобы встретиться в условленном месте со связным. Засветло, пока гитлеровцы еще не устроились на засады, прибыл в деревню Ляховичи, юго-западнее Минска. Нужно было подождать с часок, чтобы ехать дальше, потому что дорога просматривалась из вражеского гарнизона, что располагался в Станькове. Только слез с лошади возле одного из домов, как меня тут же обступили подростки.
- Дяденька, откуда у вас такой новенький автомат? Как он называется?
- А разве вы первый раз такой видите? - отвечаю вопросом на вопрос.
- Похожий на этот, тоже с откидным прикладом, мы видели у немцев, но ваш не совсем такой,- ответил взлохмаченный чернявый мальчуган, почесывая пяткой искусанную мошкарой ногу.
- Это наш, новый. Очевидно, вам его с самолета сбросили, что прилетал недавно ночью,- вмешался в разговор белобрысый.
- Ого,- воскликнул я,- откуда ты такой осведомленный? - и нажал пальцем, как на кнопку, на кончик его острого носа.
- Мы с Толиком оба отсюда, из этой деревни, а вот он, Генка, из Минска. Там его маму немцы повесили, а он удрал. У тетки Аннеты живет. Вон в этом доме.
Генка также с любопытством рассматривал автомат, погладил по шее коня, но ничего не говорил, ни о чем не спрашивал. Едва я вышел за деревню, ведя коня за поводья, Генка догнал меня.
- Возьмите меня в партизаны,- несмело попросился он.- Все буду выполнять, что прикажете. Один я остался. Тетка Аннета мне чужая. Она просто меня пожалела, взяла к себе. У нее и своих двое, тяжело ей. Возьмите, не смотрите, что такой худой,- мне 14 лет. Я теперь ничего не боюсь. За маму мстить буду,- глухо промолвил он последние слова и опустил глаза.
Очень мне стало его жаль. Вернувшись в свою лесную землянку, я несколько раз напоминал про Генку командиру группы Михаилу Ильичу Минакову. Уговаривал взять паренька к себе: на связь можно будет посылать...
Минаков дал согласие на это. Только предварительно проверили, правильно ли о себе говорит Генка. Таким образом фашисты могли подослать и шпиона. Нам было известно, что в городе Борисове немцы открыли специальную диверсионно-разведывательную школу, где наряду со взрослыми готовили и таких вот подростков для засылки в партизанские отряды. Этих лазутчиков уже приходилось вылавливать.
За Генкой Юшкевичем мы приехали в деревню вдвоем с разведчиком Николаем Черновым. Чтобы обрадовать мальца, даже коня под седлом привели для него.
Сначала Генка не поверил, что за ним приехали, но когда сел в седло, глаза так и засияли от восторга.
- Мне нужно туда, за гумно,- показал Генка в сторону кустов за деревню,- Там у меня одна штучка припрятана.
-- Поехали,- говорю,- вместе. А то лошадь заведет не туда, куда надо.
- Не заведет,- оправдывался Генка, хотя сидел в седле неуверенно, но виду показать не хотел.
Когда мы подъехали до нужного места, Генка сполз с седла, обхватив обеими руками шею лошади. Потоптался немного на месте, присматриваясь к одному ему известным приметам на земле, а затем уцепился за траву и отвернул длинный прямоугольник дерна. В тайнике оказался карабин, по-хозяйски завернутый в промасленную тряпку.
- Где это ты раздобыл? - спросил Николай.
- Выменял на гармошку,- оживленно рассказывал паренек.- А патронов вон сколько - сто семнадцать штук!..
- Возьми-ка на плечо свою винтовку, посмотрим, как она тебе придется. Э-э, браток, длинновата малость, до пят достает. На вот тебе, товарищ Юшкевич, это оружие. Разведчик должен быть с автоматом. Держи в чистоте, в порядке - никогда не подведет.
Генка бережно взял новенький ППШ, потом поднял на нас удивленный взор и спросил:
- Откуда вы мою фамилию знаете, я же вам, кажется, не говорил?
- Разведка! - Николай Чернов многозначительно поднял вверх указательный палец.- А еще вот что, браток: снимай с себя все цивильное. Вот тебе полная экипировка. Переоденься.
Мы дали Генке комплект обмундирования, сапоги. Подобрали малые размеры, так что парень выглядел исправно, как настоящий боец.
Год пробыл Генка в разведгруппе "Чайка", Смелый, расторопный оказался паренек. Не раз ходил на ответственные задания. Даже в подрыве вражеского эшелона участвовал. Привыкли мы к нему, и он к нам. У меня 6 ним сложились особенные отношения, как у братьев родных. Правда, в присутствии посторонних он обращался ко мне официально, как и надлежало обращаться к начальнику. Когда же оставались вдвоем, говорил мне "ты". Мне это тоже было приятно. В этом слове заключалось что-то близкое, родное...
И вот настало время разлуки. Как Генка ни просился, чтобы его оставили в армии, послали на фронт, майор на это не согласился. Правильно отказал, не детское это дело, война! И все-таки Генка затаил обиду на майора Стручкова.
- Сидит, насупившись, ничем его не доймешь! - говорил со злостью.- Иди, говорит, учиться.
- Да не может он, пойми ты это наконец. У тебя же возраст не призывной,- утешаю его.
- А год назад, по-твоему, я старше был, да? А ты не побоялся, взял. Скажи, я вам мешал, не выполнял заданий?
Я молчал. Пусть, думаю, выскажется, легче станет. Майор правду сказал - пусть идет учиться. Войну и без него закончат.
На улице показалась девочка. Она вела за повод старую облезлую клячу, волочившую за собой окучник. Сзади плелась бабка, держа окучник за ручки, чтобы он не врезался в землю. Они направились через двор в огород, где, выбившись из земли, зазеленели рядки картофеля. Кое-как они прошли один рядок. В конце его лошадь припала возле забора к траве, и девочка никак не могла оттянуть ее, тщетно дергая за повод. Мухи и слепни роились вокруг. Кляча взмахнула резко головой, сильно дернула девочку, и та упала, распластавшись.
Мы молча наблюдали эту картину. Когда же девочка упала, не сговариваясь, встали и пошли на огород, решили помочь. С горем пополам мы окучили весь картофель. Растроганная бабка бросилась целовать руки.
- Что вы, нам это в охотку за плугом походить,- говорю ей.
- А мои же вы сыночки, и угостить вас нечем,- сокрушается она.
Генка молча развязал свой вещевой мешок, достал хлеб, тушонку, намазал ломоть и подал девочке.
- Возьми, подкрепись, небось забыла, как мясо пахнет,
- Забыла, родные, забыла,- тяжело вздохнула старуха.
Второй ломоть Генка подал бабке. Та долго отказывалась. И взяла только тогда, когда мы заверили ее, что у нас есть еще одна нетронутая банка.
К дому, где находился майор Стручков, подкатила грузовая машина.
- Вас вызывает полковник,- сказал мне подошедший майор Стручков.
Мы обнялись с Генкой. Может оттого, что майор был рядом, мы не сказали друг другу никаких слов на прощание. Так и расстались молча.
- Вы, товарищ Юшкевич,- сказал майор,- можете доехать на этой машине до Смоленска. Машина сейчас отправляется.
- Не хочу, сам обойдусь,- явно недружелюбно ответил Генка.
Я вошел в большую крестьянскую избу. Вдоль стен стояли широкие, в две доски, отливающие желтизной скамейки. Голые бревна стен почернели, потрескались, давно потеряли свой смолистый запах. Глиняная замазка местами повыпадала из пазов. Слева на стене висела рамка с пожелтевшими от времени фотографиями, цветными открытками. До войны, конечно, вывешены. Дело девичьих рук. Теперь все это как-то не вяжется с суровой обстановкой.
За длинным деревянным столом сидели четыре военных: полковник, два майора, а с краю - наш капитан Павел Андреевич Крылатых. Перед полковником на столе лежал блокнот и стопка нераскрытых полевых карт.
- Прошу садиться,- предложил мне полковник.
Я сел на табурет, который стоял посреди комнаты, напротив стола.
- Как отдыхаете, товарищ Ридевский?
- Благодарю, товарищ полковник, третий день без дела.
- Была бы охота - дело всегда найдется,- полушутливым тоном нарочито громко ответил он. И все-таки в этих словах чувствовалась загадочность, намек на что-то.
- Ну вот что,- сразу перешел полковник на официальный тон.- Мы вызвали вас на очень важную беседу. Должен предупредить, что о нашем разговоре ни кто не должен знать. Понимаете, никто! Речь пойдет о специальном и очень секретном задании. Прежде чем раскрыть его суть, напомню, что дело это сугубо добровольное. Вы можете согласиться или отказаться. Это дело вашей совести. Решайте сами. Но скажу вам честно: мы заинтересованы, чтобы вы ответили согласием. В комнате стало тихо-тихо. Только назойливо жужжала и билась в окно муха.
- Мы собираемся забросить вас в глубокий тыл врага,- нарушил тишину полковник,- на территорию самой Германии. Вы знаете немецкий язык, а это, как сами понимаете, для разведки необходимо.
- Одного меня? - поинтересовался я.
- Нет, конечно, с группой.
Мне до этого уже довелось поработать в тылу врага более двух лет. Временами было так тяжело, что казалось, не хватит сил. И это на своей родной земле, среди своих людей, которые и помогали и выручали. На сей раз вести разведку нужно будет на вражьей земле, среди чужих, враждебно настроенных людей. Тут есть над чем задуматься. Под силу ли оно мне, такое задание, справлюсь ли? Поэтому я не спешил с ответом.
- Вы можете задавать вопросы,- нарушил молчание полковник.
- Если не секрет, кто будет командиром группы?
- Капитан Крылатых.
- Ну что, попробуем? - вмешался в разговор Пашка. Его серые, узкие под очками глаза смотрели на меня подбадривающе, с надеждой.
- Я согласен.
Заполнив различные анкеты и другие документы, я вышел на улицу. Стоял полдень. Солнце безжалостно жгло через гимнастерку. В голове гудело. Неплохо бы искупнуться. Я свернул к реке, пошел напрямую через рожь по выбитой тропинке. Как только миновал кусты, что закрывали берег, неожиданно натолкнулся на двух девушек. Они сидели на берегу на разостланной плащ-палатке, свесив ноги в воду. Увидев меня, коренастая смуглянка проворно вскочила и набросила плащ-палатку на брезентовые сумки, в которых носят походные радиостанции. Эти сумки и десантные рации "Север" были мне хорошо знакомы. "Значит, радистки. Очевидно, с нами в группе будут", - подумал я.
- Поздно спохватились,- говорю им.
- Поздно, поздно,- немного растерявшись, передразнила меня девушка. Встала и ее подруга, круглолицая, светловолосая, со щербинкой в верхнем ряду зубов. Она взяла полотенце и стала вытирать ноги.
- Обувайся, пойдем,- сказала смуглянке.- Что же тут такого, что он видел наши сумки. А ты кто такой, наш? - обратилась она внезапно ко мне.
- Наверное: или я ваш, или вы наши,- отвечаю.
- На беседе был? Кого из группы уже знаешь? - живо поинтересовалась блондинка, подойдя поближе.
- Капитана Крылатых. Мы с ним давно знакомы.
- Значит - наш. Давай знакомиться. Меня зовут Зина...
- Как ты можешь! - напустилась на Зину смуглянка.
- Да хватит тебе, Анька, с этой конспирацией. Видно же, что свой парень, чего тут таиться, - спокойно сказала Зина.
Так я познакомился в смоленской деревне Суходол с радистками группы "Джек" Зиной Бардышевой и Аней Морозовой. Дня через два стал известен весь состав группы. Заместителем командира был назначен лейтенант Николай Шпаков, бывший студент Московского авиатехнического института. Родился он и вырос на Витебщине, в семье учителя. Круглолицый крепыш с рыжеватой щетиной на подбородке и на верхней губе.
Вошли в "Джек" и три Ивана - Мельников, Овчаров, Целиков. Одинаковые имена создали известное неудобство при обращении. Но вскоре все само по себе наладилось. Как-то незаметно мы начали называть Мельникова по имени и отчеству - Иваном Ивановичем. Ивана Семеновича Овчарова за смуглость его лица и черные волосы - Иван Черный, а белобрысого Ивана Андреевича Целикова - Иван Белый.
В деревне Суходол спецгруппа "Джек" провела всего несколько дней. Радистки оттачивали связь, а мы больше всего налегали на топографию, изучали по карте будущий район действий, повторяли немецкую лексику. Больше всего забавляла нас сигнализация, хотя дело это очень тонкое и серьезное. Нам нужно было научиться подражать лесным обитателям, птицам. Преимущественно ночным. Вот и пробовали мы имитировать свисты да стрекотания.
Когда пришел приказ выехать на полевой аэродром в прифронтовой полосе, никто не удивился такой поспешности. Из проведенных бесед и занятий нам стало ясно, что командование имело недостаточное представление о тыле противника в Восточной Пруссии. Нашей группе не было дано ни одной агентурной точки. Между тем советские войска приближались к Вильнюсу, не за горами была и Восточная Пруссия. В таких условиях для получения необходимых разведданных нужно было действовать быстро, решительно. Времени для раздумий не оставалось.
...Бывалый, исколесивший немало фронтовых дорог, обшарпанный грузовичок упрямо карабкался на гору одной из улиц лежавшего в руинах Смоленска. В кабине, рядом с шофером, сидел капитан Крылатых. В кузове, опершись на кабину, сидели Аня и Зина. Остальные держались друг за друга, ехали стоя. Мотор ревел натужно, изо всех сил. Внезапно он зачихал и смолк.
- Эй, солдатик, подтолкни,- съязвила Аня, обращаясь к солдату, что шел по обочине дороги с шинелью через руку. Машина в тот же миг взревела, затряслась, задребезжала всем дряхлым телом, вновь дернулась вперед.
- Эй, солдатик, садись, подвезем,- не унималась Аня, внезапно охваченная порывом озорства.
- Смотри, это наш Генка! - Дернул меня за рукавЗварика.
Узнал нас и Генка. Не раздумывая, он забросил с ходу в кузов шинель, уцепился сзади за борт машины. Мы помогли забраться ему в кузов. Слезы навертывались у него на глаза.
- Мальчик, не плачь, а то высадим,- строго предупредила его Аня.
- Да хватит тебе. Это наш разведчик из "Чайки",- объяснил Зварика. Его зовут Геннадий, Генка Юшкевич.
- Ну рассказывай, где был в эти дни? - спросил я.
- В Смоленске, в горкоме комсомола. Приняли меня там хорошо. Дали направление на учебу - на киномеханика. Вот здорово! Согласился сначала, но потом сбежал. Хочу попасть на фронт! Неужели никто не возьмет?
Всем нам стало его жалко. Я не придумал ничего лучшего, как спросить:
- Есть хочешь? Где твой вещевой мешок?
- Оставил его со всеми потрохами девочке с бабкой. Помнишь, там, где картофель с тобой окучивали.
Так и доехал Юшкевич с нами до станции Залесье, что возле Сморгони. Когда машина остановилась и, выйдя из кабины, Крылатых увидел среди нас Генку, то не на шутку рассердился. Пригрозил, что мне не поздоровится от командования за такие штучки. Отозвав в сторону, он сказал:
- Пока еще из начальства никто не видел, что привезли постороннего, давай скорее отправим его незаметно.
- Не пори горячку, Павел, ты же сам его знаешь. Поговори, чтобы его включили в группу. Паренек он надежный. Мы не знаем, что нас ждет в Германии. На него там меньше могут обратить внимания. Может случиться так, что он там очень пригодится для дела.
- Жалко, не к теще на блины едем.
- Все равно его не удержишь, сбежит на фронт. Так уж пусть лучше с нами.
Крылатых задумался.
- Оно, конечно, не лучше с нами, ну, да ладно, попробую. А пока пусть никуда не высовывается.
Готовясь к отлету, мы провели в Залесье несколько дней. Получили экипировку. На гражданские костюмы надели маскировочные пятнистые брюки и куртки. Всем выдали новые автоматы, пистолеты, компасы, несколько комплектов карт местности, карманные фонарики - все, что необходимо разведчику.
Сразу начали тренироваться в бросках кинжалов. Больше всех усердствовал Генка, потому что довольно часто его кинжал не вонзался острием в дерево, а ударялся то плашмя, то ручкой. Разведчики боролись, демонстрировали приемы. Зина и Аня увлеклись стрельбой из пистолетов по яблокам на дичке.
Почистив пистолет, я вышел на закате солнца из дома, в котором жил, и присел на скамейку. Надо мной, вся в цвету, дышала медовым ароматом старая липа. Неподвижные вершины кленов, стоявших по другую сторону улицы, отсвечивали багрянцем. За огородами виднелись поля, вдали синела зубчатая кромка леса. Был один из удивительных тихих, ласковых июльских вечеров. После удушливого дневного зноя дышалось особенно легко, свободно. Но минорные нотки вползали в душу- Не хотелось верить, что где-то озверело ревут пушки, грохочут танки, льется кровь, гибнут люди. А ведь фронт был еще совсем близко. До нас доносились его раскаты.
Хозяйка дома, у которой я прожил несколько дней, пожилая женщина, в белом вязаном платке, такой же кофте и черной юбке, босиком вышла на улицу и остановилась у калитки. Заметив мое раздумье, повела рукой вокруг и произнесла:
- Красиво тут у нас. Кажется, лучшего на целом свете ничего нет.
- Верно,- согласился я,- чудные места.
Из раскрытых окон соседнего дома донеслись знакомые с детства звуки цимбал, несколько аккордов взяла певучая скрипка. Затем все смолкло.
- Ого, у вас и музыканты есть! - воскликнул я.- Кто это?
- Мой Сашка с дедом,- ответила женщина.- Сашка малолетка еще, да вот пристрастился к цимбалам. Ну, а дед - это музыкант на всю околицу. Еще пан наш за польским часом звал его играть у себя в имении.
В этот момент чарующие звуки ля-минорного полонеза Огинского "Прощание с Родиной" вырвались из дома и поплыли над садом, за ручей, вышли на широкий простор полей и лугов. Сердцу стало тесно. Хотелось, чтобы не было конца этому грустному напеву, хотя он не ласкал, не гладил душу, а рвал ее на части.
Подошли Шпаков, Аня с Зиной. Как зачарованные, мы молча стояли и слушали. Но вот все смолкло.
- Идемте, попросим еще сыграть,- предложила Зина.
- Не ходите, не просите,- остановила нас женщина, поправляя свой белый платок,- не сыграют они дважды.
- Почему?
- Слишком печальная эта музыка,- ответила крестьянка, скрестив на груди натруженные, бронзовые от загара руки.- А знаете ли вы, что написал эту музыку наш земляк, Михайло Огинский. Он же отсюда, из нашего Залесья был,- не без гордости сказала она.
- Это очень интересно,- заметил Шпаков.- Расскажите, что вы знаете о нем.
- Забавный был пан,- простых людей уважал, музыку любил.
- А где же он сейчас? - поинтересовалась Аня.
- О милая моя, когда это было! Может лет сто тому назад жил он здесь, а может и больше.
- Извините, не знала,- виновато произнесла Аня.
- А думаешь, я знаю,- не шелохнувшись, ответила ей наша рассказчица. Многое говорят у нас люди об Огинском. Вот и я слышала...
- Что? - спросил Шпаков, видя, что женщина вроде бы заколебалась и не знает - то ли рассказывать, то ли не стоит делать этого. Он первый почувствовал, что мы, возможно, стоим на пороге одной из легенд об этом удивительном чародее звуков, о человеке, сочувствовавшем простому люду, понимавшем всю скорбь его необъятной души.
Поразительно было и то, что о композиторе Михаиле Клеофасе Огинском говорила простая, скорее всего малограмотная, а может, и совсем неграмотная крестьянка. Народ платил своему земляку любовью за любовь, как и Пушкину за "чувства добрые".
- Старые люди рассказывают, что Огинский каждую осень выходил за околицу провожать журавлей, когда они улетали в вырай. Человек он душевный очень был, грустил, тоску нагонял на него журавлиный крик,- мечтательно говорила женщина.- Вот и музыка у него получилась такая задушевная. Слушаешь ее, и сердце на части разрывается. Будто навсегда с гнездом своим расстаешься.
Женщина глубоко вздохнула, задумалась о чем-то своем и снова заговорила:
- Уехал наш Огинский из своего Залесья,- в голосе ее было такое искреннее сожаление, будто это случилось только вчера.- Чувствовало его сердце, что попрощался с родными местами навсегда. Вот и оставил такую музыку в память о себе. Говорят, с простым народом участвовал в восстании. За это в тюрьму его посадили... Ну, мне пора, прощайте, мои голубочки. Случится после войны бывать в наших краях - не забывайте, заходите.
Почерневшие, потрескавшиеся пятки нашей рассказчицы, переступая порожек, мелькнули и скрылись за калиткой.
Мы молчали. Уже много лет спустя после войны я случайно прочел высказывание Ильи Репина об Огинском:
"Имя его известно всей России, и я слыхал вальс и полонез его сочинения и даже сказания о его романтической смерти, а между тем музыканты, которых я спрашивал, отзываются о нем, как о мифическом существе".
Как бы там ни было, но те из нас, кто слушал в тот вечер полонез Огинского "Прощание с Родиной", ушли на задание под впечатлением этой изумительной музыки.
Скрипка и цимбалы, исполнившие в Залесье "Прощание с Родиной", еще долго звучали в моих ушах. С тех пор полонез Огинского всегда вызывает в памяти деревню Залесье, рассказ женщины.
В полдень следующего дня к нам приехало командование. Тот же полковник, который вел с нами беседу под Смоленском, его помощники по службе.
- На что жалуетесь, молодцы? - обратился он к разведчикам.
- Жалоб нет, есть один вопрос: что решено с Юшкевичем? - спросил Крылатых.
- Разрешено включить его в группу.
Так Генка стал десятым разведчиком в спецгруппе "Джек".
В деревне Готковичи, вблизи Залесья, в доме крестьянки Агриппины Бобрик, был устроен прощальный обед.
- Ты что взгрустнул? - спросил меня Крылатых, садясь за стол.
- Да так, тебе показалось,- уклончиво ответил я.
- Значит, повеселимся,- усаживаясь за стол и потирая руки с показным удовольствием, произнес Мельников. За эти несколько дней, как мы познакомились друг с другом, я уже не раз слышал от него это "повеселимся". Иван Иванович произносил это словечко всегда перед едой.
Полковник предложил тост:
- За ваш успех и скорое возвращение.
Выпили понемногу. Аня и Зина тоже. Незаметно прошла скованность. Крылатых жаловался на контузию и пить отказывался. Не пил и Зварика.
Подвыпившие Иван Овчаров и Иван Целиков говорили о своем. Они вместе воевали раньше и вспоминали, как Ивану Черному удалось увести из немецкого гарнизона под Могилевом танк.
- Когда я сел за рычаги, завел мотор, в спешке включил не переднюю, а заднюю скорость,- вспоминал Иван Семенович,- танк дернулся и ударился о стоящую сзади вторую машину. Но я не растерялся. Включил, что надо,- и полный вперед! Так и приехали
прямо к партизанской заставе.
- Ты, Иван, молодец, вот что я тебе скажу,- похвалил его Иван Белый.- Я, пожалуй, так скажу: мы с тобой - друзья!
- Ну да ладно, потом разберемся,- ответил ему Иван Черный.- Часто, кстати и некстати, повторял он это свое: "Ну да ладно..."
Сели в автобус. Курс - на аэродром под небольшим белорусским городком Сморгонью. Командование поехало впереди на своей машине. Кто-то затянул песню, нестройно, без голоса.
- Девочки, помогайте! - прокричал Мельников.
Аня и Зина запели песню сначала:

"Бьется в тесной печурке огонь.
На поленьях смола, как слеза..."

Их поддержали. Песня стала крепчать. Тогда Аня поднялась с сиденья и, держась левой рукой за поручень, начала дирижировать правой.
- Ну-ка, ну-ка,- подбадривала она друзей.
В тот вечер нас не отправили на задание. Возникло осложнение с доставкой к месту выброски. В зоне предстоящего полета нашего самолета активно действовали ночные истребители-перехватчики. Отправленная накануне группа, подобная нашей, была расстреляна "мессершмиттом" в воздухе. Погиб и экипаж самолета. Обо всем этом мы узнали от летчиков, с которыми ночевали рядом в палатках, вместе питались в столовой.
- Табак наши дела,- сказал Зварика Юшкевичу, указывая на транспортный самолет-доставщик,- ссадят и нас. На такой корове нужно лезть в небо,- презрительно отозвался он о самолете.
- Не хнычь,- зло огрызнулся Генка.
Прежнее бодрое настроение разведчиков сменилось заметным раздумьем. Назойливая мысль о предстоящей судьбе не оставляла ни на минуту. Я даже стал жалеть о том, что просил включить в группу Генку. Но было уже поздно что-либо изменить.
К вечеру к нам подошел коренастый, рыжеволосый, в веснушках офицер-летчик. На его груди сверкала звезда Героя Советского Союза.
- Здравствуйте, орлы,- бойко поздоровался он.
- Здесь не только орлы,- с улыбкой ответила ему Аня,- есть и "лебеди", и "сойки", и "ежи", и "зайцы",- назвала она несколько кличек разведчиков.
- Лебеди - это прекрасно! - согласился летчик.- А как настроение? Летим?
- А довезете? - спросил Зварика. Его голубые глаза с тревогой смотрели на пилота.
- Будьте уверены! Об этом не беспокойтесь. Я кое-что придумал.
В нашу палатку вошел полковник.
- Пора, товарищи,- сказал он.- Пойдемте к самолету.
Мы подошли к самолету, возле которого на траве было выложено десять парашютов.
- Берите,- предложил инструктор. Он помог нам надеть парашюты, надежно застегнуть лямки.
Появление разведчиков у самолета привлекло внимание всех свободных от службы пилотов. По одному, по два подходили они и вскоре плотным, многорядным кольцом окружили группу. Каждый из них хотел хоть мельком взглянуть на людей, которые через несколько часов окажутся в самой Германии. То и дело сыпались вопросы, реплики:
- Друзья, а друзья, надолго ли вы туда?
- Неужто в самую Германию? Вот это да!
- А что вы кушать там будете?
- Мальчик, а мальчик, а ты зачем с ними? Смотри, все они дяди какие, а ты что?
- Автомат мой не хуже ихних,- ответил Юшкевич.
- Главное, ребята, фрицев не щадить!
- Точно он говорит - никакой пощады!
- Тяжело вам будет. Уж больно много нацепляли на вас всякой всячины.
- Да ить, лишнего ничего, разве не видишь? На базу же они не вернутся, так как мы.
- Передайте фрицам, что и мы не заставим себя долго ждать!
- Плохо - бабы с вами.
- Молчи ты, зубоскал, в лыч получишь!
- Счастливо, товарищи, я пошел.
Солнце село. В лесу допевали вечерние песни иволги, посвистывали дрозды. Небольшой серпок луны повис низко над землей в безоблачном порозовевшем небе.
К самолету подкатил открытый "газик". Из него вышел генерал-майор Евгений Васильевич Алешин - начальник второго отдела штаба 3-го Белорусского фронта.
- Все ли готово к отлету? - обратился он к полковнику.
- Все готово, товарищ генерал! - доложил тот.
- Месяца через два снова встретимся,- обращаясь к разведчикам, сказал генерал.
- Хорошо бы! - без видимой бодрости ответил ему Крылатых.
Трижды спускался он на парашюте во вражеский тыл, и всякий раз ему обещали скорую встречу. На деле оказывалось совсем не так.
- Смотрите, чтобы вас на Кенигсберг не занесло,- пошутил генерал, похлопывая Аню и Геннадия по плечу.- Вы, пожалуй, наполовину легче любого из своих товарищей.
- Не занесет, товарищ генерал,- ответила Аня.
Повторяя "счастливого пути", генерал и полковник пожали руки каждому из нас. Мы сели в самолет. Закрылась дверца. Взревели моторы, и ночной "извозчик" вырулил на взлетную площадку. Впереди взвилась в небо и, лопнув, рассыпалась огненными брызгами ракета. Самолет вздрогнул и покатил по полю.
Я взглянул на часы. Было 22 часа 40 минут 26 июля 1944 года. Из-под колес ушла родная земля. Кто же из десятерых вновь вступит на нее?

ПЕРВЫЙ ПЛЕННЫЙ

Машины на шоссе проносились на большой скорости. Мы с Мельниковым молча наблюдали за ними. По знакам на бортах видно было, что это армейские моточасти. Гитлеровцы не обращали в нашу сторону никакого внимания, и напряжение постепенно спало. К нам несколько раз подползал Крылатых. Капитан выглядел усталым, лицо стало восковым, а глаза шире, чем обычно.
"Неужели и я такой же?" - подумалось мне. Мельников еле держался, чтобы не уснуть. До завидного он казался спокойным.
Мы не знали, что делается вокруг, но с полной уверенностью каждый из нас мог сказать, что неизбежная в таких случаях петля уже затягивалась над местом нашей высадки.
И эта неизвестность действовала угнетающе. Медленно тянулись минуты. Солнце высоко поднялось над горизонтом и начало пригревать как следует. Хотя оно и не пробивалось сквозь наш ореховый куст, не жгло прямыми лучами, но духота от испарений с каждым часом чувствовалась все сильнее и сильнее. Воздух наполнился смешанным запахом прелой травы, болотной сырости и смолистого аромата сосен. Ни один листок на нашем кусту не вздрагивал, не шелестел.: тишина была мертвой.
Давал знать о себе и груз наших рюкзаков. Так и хотелось сбросить его с ноющих плеч, освободиться от тяжести. Но нельзя. Внезапно может случиться такое, что и схватить не успеешь. А без груза долго не протянешь - там и еда, и боеприпасы.
Иван Иванович начал все чаще неспокойно поворачиваться с боку на бок. Он расстегнул воротник, снял кепку, обнажив густую копну темных взлохмаченных волос, отбросил рукой прядь со лба вверх, причесался грабастыми пальцами.
- Пить хочется, понимаешь? - прошептал он наконец, причмокнув губами. Кадык его выразительно заходил сверху вниз, будто он и впрямь что-то заглатывал. Иван Иванович провел указательным пальцем по кадыку: обычно таким жестом показывают, что сыты по горло.
Мельников привстал на колени.
- Тише ты! - шикнул я на него.
- Пить хочется,- повторил он и попятился назад.- Подежурь один, я скоро вернусь.
Он приполз через несколько минут с испачканным лицом, измазанными в грязь руками. Комки липкой черной грязи виднелись даже на взбитом чубе.
- Что с тобой, землю носом рыл? - с недоумением спросил я.- На черта похож.
- Напился,- добродушно улыбнулся он в ответ.
Нарвав травы, Иван Иванович принялся вытирать ею руки.
- Нос почисть.
- Ладно. А ты пить хочешь?
- Конечно,- признался я.
- Так вот что, ежели хочешь, то отползи назад метров двадцать, а затем возьми немножко вправо. Там есть небольшое болотце, словом, сам увидишь.
В указанном Иваном Ивановичем месте я нашел пятнышко обнаженного чернозема в несколько квадратных метров. Он был весь испещрен копытами разных размеров, причем некоторые из них удивили меня своей величиной. Значит, это место посещалось дикими свиньями, в том числе и старыми секачами. На шероховатом грунте отчетливо выделялись овалообразные лунки - совсем свежих лежек свиней. В одной из лунок, вырытой до серого глинозема, стояла вода. Эта лунка была самой большой, и пользовался ею, естественно, самый крупный и самый сильный кабан. Добраться до воды можно было только преодолев трехметровую полосу грязи, на которой остались отчетливые следы сапог Мельникова, а местами и отпечатки-пальцев. Мало приятного добираться до воды таким же путем, но жажда была так велика, что я решил повторить "подвиг" Мельникова.
Я добрался до влаги и припал к ней губами. Потянул к себе воду, но не проглотил, насосал полный рот грязи. Мне пришло в голову, что следует вырыть в одном месте более глубокую ямку и спустить в нее всю воду. Так и сделал. Накрыв свой маленький "колодец" носовым платком, я с горем пополам утолил жажду. Можно было пожалеть, что не было с собой фляги с водой, но разве унесешь на себе все необходимое?
- Ну как? - спросил Мельников, когда я возвратился на свое место.
Я кивнул ему, что все в порядке.
- Без сиропа, но пить можно,- произнес он.
Дорога опустела. Издалека послышалась маршевая песня.
- Что такое? - насторожился Мельников.
- Молчи! - Я прижал к губам указательный палец. Подползли Крылатых и Шпаков. Пухлое круглое лицо Шпакова тоже осунулось, глубоко запали глаза. Он был без кепки. Коротко остриженные рыжеватые волосы взъерошились.
Крылатых и Шпаков молча залегли рядом. Слева, с той стороны, откуда все явственнее доносилась песня, показалась колонна крытых грузовиков. Одна машина съехала в сторону и остановилась прямо перед нами, остальные проехали дальше и тоже остановились. Стали вылезать полицейские в черных лоснящихся сапогах. С ними были две здоровенные овчарки с черными спинами и подпалыми животами. Три полицая с пистолетами на ремнях вытащили станковый пулемет и поставили на дороге сзади машины. Хорошо, что в полном безветрии собаки, хотя и находились недалеко, но все же не чуяли нас. Все полицейские рослые, как на подбор, вооружены автоматами, за ремнем у каждого гранаты с длинными деревянными ручками.
Наверное, приехали искать нас. В такой обстановке, при нападении больших сил, нам лучше уходить от преследования, маневрировать, всячески избегать открытых стычек, применять оружие в крайнем случае: отвечая на огонь или при прорыве вражеской цепи. Если бы мы знали местность, то легче было бы принять правильное решение.
Ни капитан Крылатых, ни мы не знали, где находимся, что встретим, если двинемся южнее, западнее или восточнее. Мы только знаем, что к северу от нас остались на деревьях наши парашюты.
Все мы с опаской посматриваем на собак. А что, если овчарки будут спущены со шворок и бросятся прямо на нас?
Мы лежим с автоматами наизготовку. Нетрудно было бы одним махом покончить и с полицейскими и их овчарками. Но что дальше?
Я стараюсь не смотреть на Крылатых, не хочу встретиться с его взглядом. Знаю одно: ему в эту минуту труднее всех, он командир и за всех в ответе. Но вот Павел Андреевич прошептал что-то на ухо Шпакову, и тот бесшумно уполз. Но вряд ли он успел передать распоряжение командира остальным разведчикам, которые еще не видели, что происходит на шоссе, как Генка оказался возле меня.
- Рубанем,- прошептал он, а глаза его так и сияли.
Я заволновался, чтобы он не выдал нас каким-либо неосторожным движением, положил руку на его автомат, покачал головой. Генка понял. Полицейские, которые держали овчарок, громко разговаривали. Пулеметчик, приладив барабан с патронами, приспосабливался к стрельбе. Он лег, широко разбросав ноги.
Оглянувшись, я увидел, что к нам подползают вместе со Шлаковым все остальные, кроме Ани и Зины.
С другого конца шоссе медленно и плавно подъехали новые грузовики с солдатами, прошла открытая легковая машина в сопровождении бронетранспортера. В ней сидели три офицера в фуражках с высокими тульями. Кто-то невидимый нам подал команду тем, что были на шоссе. Полицейские стали по стойке смирно, вскочил и стал в строй пулеметчик. Еще команда - и каратели отошли дальше вперед по шоссе, но окончательно не скрылись от нашего взора, остановились. И хотя они были и теперь недалеко, но все же невольный вздох облегчения вырвался у каждого из нас.
Но прошло лишь несколько минут, как, чеканя шаг и горланя песню, на место ушедших полицейских пришли совсем еще юнцы. Рукава у них были закатаны повыше локтей, что создавало впечатление этаких залихватских рубак, хотя, судя по форме, они были всего-навсего курсантами юнкерских училищ, еще не нюхавшими пороха.
С нашей стороны дороги видно было шесть овчарок. Очевидно, собаки были и по ту сторону. Юнкера бряцали оружием, оживленно разговаривали, ржали, как молодые, застоявшиеся жеребцы.
Я навострил уши, стал прислушиваться, о чем они говорят;
- Наконец-то дождались настоящей охоты,- вертя в руках кургузый автомат, говорил один юнкер так громко, чтобы его слышали многие.
- Есть шанс послужить фюреру,- в тон ему вторил другой.
Все это бравое воинство вело себя слишком развязно и самоуверенно. А ведь стоило нам рубануть из восьми автоматов, и многие бы остались на этом месте парить землю.
Как трудно лежать с оружием затаившись, когда враг под самым носом, и терпеть... Но нам никак нельзя обнаруживать себя. Не потому, что, ввязавшись в бой, мы могли потерять шансы на спасение. Конечно, тех юнкеров, что против нас, мы могли скосить, не дав им опомниться. Только совсем не этого ждет Родина. От нас ждут сведений об укреплениях на вражеской земле, о силах, которые держит Гитлер здесь, в Восточной Пруссии. Что же, нужно всегда помнить, что ты разведчик, запастись терпением, даже мысль отбросить, что если ты не убьешь врага, то можешь сам погибнуть от его пули. А в такой ситуации это очень возможно: если они пойдут на нас с собаками, то... Но лучше не думать про это.
Генка сосредоточенно начал брать кого-то на мушку. Хотя бы не наделал беды. Угрожающе показываю сжатый кулак.
Подполз поближе Зварика.
- Нужно смываться. Чего ждать?
Так же тихо на него цыкнул командир.
Раздалась команда, и юнкера, повернувшись спиной к нам, застыли по стойке смирно, точно так же, как недавно полицейские на этом месте. Опять команда. Взвились ракеты, защелкали затворы. И гитлеровцы с криками и гиканьем бросились через кювет в лес, туда, откуда мы пришли.
- На парашюты,- переводя дыхание, сказал Крылатых, когда цепь скрылась в лесу.
- Теперь пора,- отозвался Мельников, когда первая угроза миновала.- Можно и "повеселиться".
Овчаров и Целиков заулыбались. Любили они своего неунывающего друга.
- Погоди, Иван Иванович, рано еще "веселиться",- заметил Шпаков.
Так мы и пролежали до наступления сумерек. Весь день в лесу, там, где остались парашюты, слышались выстрелы, гиканье, собачий лай.
Когда густые тени расплылись по лесу, Крылатых сказал:
- Теперь можно и "повеселиться".
- Есть подкрепиться,- живо отозвался Мельников, раскрывая вещевой мешок.
- Я, стало быть, тоже думаю, что пора,- поддержал обычно молчаливый Целиков.
- Есть не хочется,- сказала Аня.- Пить - умираю!
- Нужно, приказываю поесть,- с деланной строгостью сказал Крылатых.
Генка подсел ко мне.
- Подзаправсь хорошенько - всю ночь придется идти,- проявляю над ним опекунство.
- Всегда готов! Было бы только чем.
Мы пожевали всухомятку сухарей с тушенкой, но еда не шла: всех мучила жажда.
После ужина Крылатых построил группу в том же порядке, в каком мы двигались и сюда. Подойдя к Зине и Ане, он сказал:
- Сегодня на связь выходить не будем. Нельзя, чтобы враг узнал, где мы находимся. Сначала разберемся сами в обстановке.
- Понятно,- ответила Аня.
Затем Крылатых подошел ко мне.
- Будешь идти со мной рядом,- сказал он, положив руку на мое плечо.- Смотреть нужно в оба.
Не раз мне приходилось, находясь в "Чайке", вместе с Крылатых ходить пешком, встречаться со своими людьми, жившими и работавшими в легальных условиях, получать от них разведданные и давать новые задания. Явочные квартиры находились вблизи Минска, у железнодорожных станций Столбцы, Негорелое, Дзержинск, Фаниполь, возле других крупных и мелких вражеских гарнизонов. Проскальзывая в опасных местах, где возможны были засады, Павел Андреевич и тогда говорил:
- Жаль, зрение меня подводит. Так что смотри, дружище, повнимательней, за двух, а я уши навострю как следует: слух у меня хороший.
Мы двинулись на юго-восток и попали на малозаметную лесную тропу, проходившую меж зарослей малинника, кустов ольшаника. Прошли по ней не более полусотни метров, как лес кончился. На опушке остановились. Отблеск вечерней зари, погасший в лесу, играл еще в полную силу на небе.
Невдалеке показался хутор. Белый домик был окружен исполинскими деревьями. Справа и слева в отдалении видны были другие хутора. Маскируясь в кустарнике, мы приблизились. На дворе звякнуло ведро. Послышались женские голоса. И вновь стало необыкновенно тихо.
- Такая она, Германия,- прошептал Геннадий.
По голосу мне показалось, что он разочарован: хотел увидеть что-то необычное, а здесь хутор как хутор.
Внезапно мы повернули головы вправо. Там кто-то насвистывал. Так обычно свистит трусливый человек: он подбадривает самого себя. Тут же послышался шорох и мягкий топот - кто-то приближался по дорожке вдоль леса. Крылатых подал знак, и мы отошли бесшумно на несколько метров в лес.
Мне с Мельниковым он приказал захватить свистуна. Мы залегли у куста, стоявшего у самой дороги, и вскоре увидели человека в военной форме, который шел вразвалку, катя рядом с собой велосипед. Оружия при нем не было видно. Когда он поравнялся с нами, мы подхватились, бросились к нему.
- Хальт, хенде хох! - скомандовал я.- Стой, руки вверх!
- Что такое? - нехотя подымая руки, произнес немец.- Разве так шутят?
Мельников в ту же секунду подхватил велосипед и толкнул его в лес, и он, шелестя ветками, прокатился шагов десять и застрял.
- Вперед,- показали мы пленному на лесную тропу. Но он не двигался с места.
- Что стоишь, фриц? Сказано иди!
- Я не Фриц, я Карл,- поспешил заверить нас пленный в надежде, что нам нужен именно некий Фриц.
Навстречу вышли Крылатых и Шпаков. Увидев их, пленный только сейчас сообразил, с кем имеет дело.
- Рот фронт, Москау! - начал повторять он одни и те же слова, поднимая кверху руку со сжатым кулаком.
- Тише, не шуметь! - приказал я ему, подталкивая в глубь леса.
Тут же, громко разговаривая, по опушке проехала на велосипедах группа полицейских.
- Полицай, патруль, полицай,- негромко произнес Карл, видимо, желая сообщить нам, что проехал полицейский патруль. И все же кто-то из проезжавших услышал его голос. Патруль остановился. Сойдя с велосипедов, полицаи долго прислушивались, а затем несколько раз один из них прокричал в нашу сторону:
- Кто там? Выходи!
Мы крепко держали пленного за руки, а Мельников, сорвав у него с головы пилотку, зажал ею рот так, чтобы тот не мог крикнуть. Полицейские постояли еще несколько минут, но в лес идти не осмелились. Они уехали своим путем.
Захваченный немецкий солдат по имени Карл на допросе рассказал, что он служил в армии 6 лет, воевал на восточном фронте, там обморозил ступни ног. Долго лежал в госпитале, сейчас уже длительное время находится дома, на излечении. Мы его задержали в тот момент, когда он возвращался от своей невесты.
- Мой дом рядом,- несколько раз повторил Карл.- Пожалуйста, отпустите, уже слишком поздно.
- Что вам известно о советских парашютистах? - перевел я на немецкий язык вопрос Крылатых.
- О, известно все. Их ловят сегодня здесь в лесу весь день. Наехало солдат, полиции, жандармерии, даже юнкеров привезли.
- И что же - переловили?
- Не знаю. Очевидно, нет, так как все эти войска остались на ночь в лесу. Завтра облава будет продолжаться. Кругом патрули, засады. Разве вам это неясно!
Сведения о том, что войска, участвующие в облаве на нас, остались в лесу, и то, что в районе нашей высадки патрулируются дороги, устроены засады, представляли для нас несомненную ценность.
- А как называется ваша деревня?
- Аузрвальд.
Крылатых раскрыл карту.
- Накройте меня плащ-палаткой,- сказал он Щлакову. Когда его накрыли, он включил фонарик и нашел на карте названную деревню. Он нанес на карту сразу две пометки красным карандашом. Одну - у деревни Ауэрвальд, где мы находились сейчас, а вторую на месте высадки - у деревни Эльхталь, что означает Долина Лосей. Штурман ошибся с выброской на шесть километров.
Только теперь, рассматривая карту, Крылатых мог ответить на вопрос, почему утром нам так повезло и группа оказалась сзади цепи карателей, которые участвовали в облаве. Тем, кто руководил облавой, и в голову не могла прийти мысль, что советские парашютисты укрылись в этом крохотном лесу, отрезанном от довольно большого лесного массива широким шоссе. Да и мы, если бы знали свое местонахождение, то, естественно, никогда не расположились бы на дневку в таком маленьком клочке леса, настоящей ловушке. Окружить место нашей дневки могли всего два-три десятка человек.
Мы оказались здесь случайно, но как раз это и спасло нас. В первый день на вражеской земле нам здорово повезло.
Карателей, как магнитом, тянули к себе оставленные нами на деревьях шесть парашютов. Они рвались туда, надеясь где-то там, вблизи высадки, обнаружить и истребить нас.
Рассматривая карту, Крылатых нашел реку Парве, которая тонкой голубой полоской извивалась меж хуторов к востоку от деревни Ауэрвальд. "Сегодня переправимся,- решил он,- и выйдем в свой оперативный район.
Капитан сбросил с себя покрывало и встал. Он хорошо запомнил дальнейший маршрут.
- Чем может пленный подтвердить, что деревня называется именно Ауэрвальд? - спросил Крылатых.
- Справа на дороге у леса стоит указатель.- Фрица начинало знобить как в лихорадке. Зубы его стучали.
- Я схожу с Овчаровым проверю, - сказал Шпаков.
- Хорошо, сходите,- ответил Крылатых.
- Что вам известно о расположенных здесь воинских гарнизонах, об оборонительных сооружениях? - продолжал допрос Крылатых.- Вы же военный и кое-что знаете.
- Об этом мне ничего неизвестно. Войска стоят в больших городах: Кенигсберге, Тильзите, Инстербурге, Гольдапе...- последовал ответ.
Возвратившиеся Шпаков и Овчаров подтвердили, что деревня Ауэрвальд названа пленным правильно.
На той же дороге, что проходила возле леса, вновь послышались приглушенные голоса. Следовал очередной патруль.
- Здесь русский десант! Помоги...- нечеловеческим голосом закричал пленный, но не успел договорить последнее слово и беззвучно опустился на землю.
Мы залегли, изготовившись отразить нападение. Возле леса громко разговаривали, несколько раз прокричали:
- Кто там? Отзовитесь! - Но никто из кричавших не осмелился направиться в лес. Повторилось тоже, что и в первый раз: патруль проследовал дальше.
- Пошли! Соблюдайте тишину,- скомандовал Крылатых.
Мы вновь вернулись к тому месту, где захватили пленного. Притаившись, прислушались. Почти бесшумно перед нами проехал на велосипеде человек в гражданской одежде. Вскоре тот же велосипедист проследовал в обратном направлении. Невдалеке от нас он остановился, постоял несколько минут молча, прислушиваясь. Затем он присвистнул, надеясь, что кто-то отзовется. Подождал еще немного и негромко позвал:
- Товарищи, товарищи, может, вы здесь? Не бойтесь меня, отзовитесь! - Не дождавшись ответа, уехал.
- Провокатор! - уверенно сказал Крылатых.- Очевидно, за наши головы уже объявили вознаграждение. Вот и выслеживает - хочет заработать.
Если бы только знал капитан, как он глубоко ошибался! Но об этом речь пойдет позже...
Мы двинулись к реке Парве. Стараясь не оставлять следов на проселочной песчаной дорожке, вышли в открытое поле. Из-за редких облачков выплыл осколок луны. Неяркий мерцающий свет ее уже мешал нам во время перехода по открытой местности. А что будет дальше, когда наступит полнолуние? По пути нашего следования часто встречались хутора. Дома и другие постройки были то справа, то слева. Возле некоторых из них приходилось идти почти рядом. А тут ко всему еще собаки. Потревоженные посторонними, овчарки на хуторах гремели цепями. Их злобный лай перекатывался в тишине от хутора к хутору, и казалось, ему нет конца.
Во время перехода по полям нам начала досаждать колючая проволока. Ею были обнесены загоны для скота, земельные участки. Случалось, что преодолевать очередной колючий барьер приходилось через каждые 50-100 метров.
Пройдя торфяник, засаженный капустой, мы наконец вышли к той реке, к которой стремились прошлой ночью. Это Парве. Последним приковылял Зварика, Прихрамывая, он так все время и держался на некотором расстоянии сзади группы. Теперь он вздохнул, видимо с надеждой на отдых,- за рекой чернел лес.
Река оказалась в этом месте широкой, полноводной, совсем не такой представлялась она нам, когда мы смотрели на карту.
Прежде всего мы напились.
- Поищем брод,- распорядился Крылатых.- Овчаров и Целиков пойдут вправо, Шпаков и Юшкевич - влево. Если наткнетесь на лодку, немедленно дайте об этом знать. Иван Иванович, наблюдай за нашим тылом, а вы, девушки, и ты, Юзик, отдыхайте. Неплохо бы измерить глубину здесь. Пожалуй, больше двух метров.
- Я притащу жердь,- предложил я Крылатых.
- А где ты ее возьмешь?
- А в поле, там, где нам встретился последний огороженный жердями загон для скота.
- Хорошо, только побыстрее.
Когда я вернулся с трехметровой жердью, мое внимание привлек всплеск воды. Присмотревшись, заметил плавающего человека.
- Кто это плавает?- спросил я у Юзика,
- Аня,- равнодушно ответил он.- Брод ищет.
- Молодец, девка, ей-богу, молодец! Только с такой и ходить в разведку,- восхищался вслух Крылатых.
- Подай жердь, промеряю,- сказала Айя, подплывая к берегу.
Я подал. Она с трудом погрузила ее одним концом в воду, стараясь достать до дна. Собственно говоря, вся эта затея с жердью и измерением глубины была бессмысленной. Если Аня не могла перейти реку вброд, то не могли это сделать и другие, скажем, Генка, Юзик, тот же Овчаров, которые ненамного были выше ростом, чем Аня.
Возвратились остальные ребята, обследовавшие берег. Никто не предложил ничего реального. Брод мы не нашли. Переплыть реку с тяжелыми рюкзаками, радиостанциями, оружием было невозможно. Что же делать, как перебраться на тот берег? На карте много таких голубых жилок, как эта Парве. Нужно же как-то научиться преодолевать их.
Слева от нас по горизонту скользнул голубоватый луч света. Мы все мгновенно повернули туда головы. Еле уловимый рокот мотора, который доносился с той стороны, где по горизонту шарил луч, перемещаясь то вправо, то влево, помог нам быстро сообразить, что это значит.
- На реке катер! Нас ищут! - первым подхватился Юзик.
- Аня, быстрее на берег! - забеспокоился Крылатых.
- Давай руку, помогу выбраться,- сказала Зина, наклонившись над водой.
Вылезая из реки на берег, Аня второпях поскользнулась и вновь шумно плюхнулась в воду с головой.
- Что там такое, быстрее вы! - торопил девушек Крылатых.- Ребята, захватите с собой Анину одежду.
Он сам уже взял в руки ее радиостанцию. Мы ухватили кто что успел. Рокот мотора нарастал. Было слышно его своеобразное биение: бум, бум, бум.
- Чтоб их черти. И одеться не дали,- возмущалась Аня, отбегая вместе с нами в сторону от реки.
- Картинка для кино! - заметил вслух Овчаров, следуя за полуобнаженной Аней с ее сапогами в руках.
Мы засели в канаве, разделявшей поля, и начали наблюдать за рекой. Аня тем временем одевалась, Зина помогала ей.
- Возьми полотенце, протри волосы,- слышен был голос Зины.
Катер вышел из-за поворота реки, и яркий столб света от него пополз медленно по лугу. Мы присели в канаве так, чтобы нас не было видно. Когда луч, проскользнув над нашими головами, ушел в сторону, мы выглянули из убежища. Небольшой корабль подымался медленно вверх, против течения. На палубе, впереди, можно было различить торчащий вперед ствол.
- Пушка,- произнес Шпаков.
- Нет, пулемет,- не согласился с ним Мельников.
Возле той пушки или пулемета виднелись силуэты двух человек. Если бы катер застал нас на реке в момент переправы, нам бы не поздоровилось.
Крылатых искал выход. Он открыл полевую сумку, достал карту, развернул ее и обратился к Шпакову:
- Давай, Коля, посмотрим. Накройте нас плащ-палаткой.
Освещая карту лучом карманного фонарика, они долго совещались друг с другом. Наконец, поднявшись, командир объявил:
- Без вспомогательных средств через реку мы не переправимся. Юго-восточнее, у деревни Вильгельмсхайде, есть мост. Но неизвестно, охраняется ли он.
Подойдем к нему поближе. Там близко лес. Остановимся на дневку и будем наблюдать за мостом. Если все будет в порядке, вечером переберемся по нему на ту сторону реки.
Крылатых помолчал с минуту, затем, обращаясь к Зине и Ане, сказал:
- Первую радиограмму передадим только следующим вечером. Нас, несомненно, запеленгуют, но впереди будет ночь, и мы уйдем далеко. Так что потерпите, девушки. Работы вам еще хватит. Осмотримся, обживемся, будем клепать каждые сутки.
Над лесом, там, откуда мы пришли, вспыхнули ракеты.
- Идут за нами,- не тая тревоги, сказал Зварика.
- Еще неизвестно, может, палят ракетами для храбрости,- медленно, растягивая слова, возразил Овчаров.
Но когда донесся приглушенный лай собак, Крылатых задумчиво сказал:
- Зварика прав. Ребята, немедленно сматываем удочки.
Командир повел нас навстречу погоне. Так мы прошли с полкилометра. Когда лай собак казался совсем близко, мы круто свернули на запад, посыпав следы порошком.
Это было правильное решение. Овчарки могут обнаружить наши следы на берегу реки, и участники погони, естественно, решат, что мы перебрались на другой берег. Пока же они найдут способ переправиться туда, начнут там поиски наших следов, времени уйдет много. Мы будем уже далеко.

НАС СЛУШАЮТ КРУГЛОСУТОЧНО

Про усталость не думаешь, когда погоня совсем близко и ночную тишину разрывает лай рассвирепевших собак. Чтобы спастись от них, нужно запутать следы, обхитрить врага. У нас была надежда, что погоня, следуя по первоначальному нашему пути, дойдет до реки и запутается. Слишком много мы набродили там. Так что разобраться в обстановке, напасть на наш свежий след будет нелегко, потребуется немало времени. Все зависело от опытности собак и их поводырей. Могло произойти всякое. В любом случае нам следовало ускорить шаг.
Досаждала экипировка. Пока нами не были определены условные места сборов на случай, если кто-либо отобьется во время ночного боя или отстанет на марше, пока не были устроены тайники, где можно было бы хранить некоторую часть нашего снаряжения,- все приходилось нести на себе.
И все же мы стремились идти быстро, чтобы как можно дальше оторваться от погони. Изредка останавливались, чтобы подождать Зварику, который не успевал за нами.
Неожиданно для всех Юзик, припадая на больную ногу, обогнал нас и, поравнявшись с капитаном Крылатых, радостно и взволнованно воскликнул:
- Стойте! Смотрите туда! Наши Кенигсберг бомбят!
Мы остановились. Над горизонтом были видны далекие вспышки, сопровождавшиеся еле слышными перекатами. Это было как раз на западе, в сторону Кенигсберга. Все мы понимали, что это никакая не бомбежка, но не хотели портить Юзику настроение и поэтому молчали. Только Генка Юшкевич, который по молодости не почувствовал тонкости ситуации, сказал то, что думал:
- Нет, Юзик, это больше похоже на грозу, чем на бомбежку.
- Гроза - наше счастье! - Крылатых посмотрел на небо.- Скоро она и нас настигнет. Следы наши смоет. Пойдем, еще далеко - нужно успеть до утра. Как вы, девушки, устали? Не очень? Вот и хорошо.
Налетевший ветер приятно освежил вспотевшее лицо. Стало еще темнее от наплывающих, низко наплывающих туч. По одежде ударили первые крупные капли дождя, а вскоре с шумом разразился настоящий ливень. Долго шли под проливным дождем. К утру пришли на край леса. Нужно было отсюда наблюдать за мостом через Парве, по которому капитан решил перевести группу на тот берег реки. Промокшие, озябшие, мы жались друг к другу, чтобы немного согреться. Огня здесь не разведешь, не разденешься, чтобы просушиться. Об этом мы могли только мечтать.
Утром, когда совсем рассвело, мы осмотрелись, отыскали более надежное укрытие под деревьями, откуда хорошо просматривался мост и открытый луг вдоль реки. По нашим расчетам, именно оттуда могла показаться и погоня, если ей удалось взять верное направление нашего ночного перехода.
Едва только расположились, как Мельников сказал Ивану Целикову:
- Тезка, а тезка, давай "повеселимся". Спроси Ивана Семеновича, будет есть с нами?
- Услышав этот разговор, Крылатых сказал:
- Всем можно подкрепиться. Мельников уже дает позывные.
Часов в 10 утра через мост двинулись небольшие колонны войск. Шли и ехали на автомашинах пехота, полицейские, жандармы.
- Овчаров, веди счет войскам, что движутся по мосту,- распорядился Крылатых.- Прикинем, какую силу бросили они против нас.
Мы видели, как за рекой все эти войска развернулись цепью и пошли прочесывать тот самый лесной массив, в котором мы находились бы сейчас, если бы нам удалось форсировать реку.
- Нет худа без добра,- сказал по этому поводу Шпаков, отрывая глаза от бинокля.- Переберись мы через реку, было бы нам жарко.
- Факт,- ответил ему Овчаров.- Смотри, какую ораву собрали. Две тысячи насчитал.
Почти весь день Крылатых молчал. В такой обстановке не очень-то поговоришь о чем-нибудь. Каждый оставался со своими мыслями. Лицо командира по-прежнему было бледно-серым. Ни кровинки. Прислонившись спиной к дереву, он полулежал, по временам закрывал глаза, но вряд ли спал. Он больше смотрел сквозь очки в синее июльское небо, такое чистое после прошедшей грозы, что от синевы становилось больно глазам.
Наблюдая в течение дня за мостом, мы установили, что он не охраняется. И вообще, движение по дороге, что шла через реку, было очень вялым. После того как прошли войска, которые участвуют в облаве, проехало несколько велосипедистов в военной и гражданской одежде, прогрохотало около десятка крестьянских фур.
С приближением сумерек капитан протянул Ане Морозовой исписанный наполовину листок, который он вырвал из блокнота. В конце текста он впервые поставил слово "Джек" - свою кличку.
- На, "Лебедь", передай "Центру". Нас слушают круглосуточно. Радиограмма № 1.
В ней Крылатых сообщил, что группа "Джек" приземлилась благополучно и собралась вместе. Гитлеровцы ведут преследование днем и ночью. Уходя от погони, разведчики пробираются в заданный район для выполнения поставленной задачи.
- Давай, Аннушка, давай, милая, быстрее. Я помогу тебе. Там, в Москве, тоже переживают, волнуются, ждут от нас известий, а мы молчим два дня. Пусть пока хотя бы узнают, что мы живы. Осмотримся не много - получат от нас и то, за чем послали.
Зина помогла Ане размотать антенну, расчехлила радиопередатчик. Аня быстро зашифровала радиограмму, надела наушники. Рука легла на ключ. Все мы, затаив дыхание, окружили радисток. "Ти-ти, та-та, ти-ти, та-та. Точка-тире, точка-тире", - понесли радиоволны наш первый сигнал "Центру" с вражеской земли.
Аня отчетливо слышала, как от волнения стучит ее сердце. Москва сразу же ответила условным сигналом: "Слышу, прием". И оттого что эти звуки донеслись оттуда, из самого сердца Родины, лицо Ани засияло радостной улыбкой. Она кивком головы дала нам знать, что хорошо слышит и все понимает. Это ведь была ее первая настоящая радиограмма.
Девушка была очень рада, что именно ей выпала честь отправить первую радиограмму. Крылатых умышленно поручил ей выйти на связь, а не Зине Бардышевой. И Зина не обиделась. Она уже бывала в тылу врага, не одну сотню радиограмм передала о противнике "Центру".
А новенькой-то очень важно почувствовать радость выполненного долга, ради которого все мы здесь рискуем жизнью.
Ровные ряды цифр из-под руки Ани быстро ложились на бумагу. Но вот закончился сеанс. Зина не удержалась, бросилась к подруге и поцеловала ее в щеку.
- Спасибо, родная. Быстрее расшифровывай, а я соберу станцию.
Аня быстро переложила цифры на слова и подала радиограмму командиру.
- "Хозяин" поздравляет нас с благополучным приземлением,- объявил Крылатых.- Желает нам успехов. А теперь, друзья, вставайте - ив поход! Нам нужно как можно быстрее оставить это место.
Крылатых построил группу. Я по-прежнему стал у него с правой стороны. Мы двинулись к неохраняемому мосту. Конечно, безопаснее двигаться через лес, взяв направление по компасу. Сначала Крылатых так и пытался вести группу к мосту. Но как только вошли в лес, густые заросли встали серьезной преградой на пути. Нужно было продираться сквозь них, цепляясь за сучья, шелестя и ежеминутно теряя направление. Продвигались мы очень медленно, а времени терять нельзя. Правильно гласит народная мудрость, хотя она и не в ладах с законами геометрии, что дальше всего идти по бездорожью напрямик, чем кружной дорогой. Зато в минуту опасности здесь можно укрыться на каждом шагу. В таком лесу искать человека то же, что искать иголку в стогу сена. Но каждый квадратный километр прусского леса пронизан прямыми, как стрела, широкими просеками. Вот на них-то, на этих просеках, на пересечении их нас могла поджидать смерть. Это было известно любому из нас. Поэтому-то выходили мы на просеки осторожно, с оглядкой, прежде чем перемахнуть в следующий квадрат.
На этот раз Павел Крылатых повел нас именно по самой просеке, в расчете выиграть время и побыстрее перебраться через мост. Шелковистая, податливая трава смягчала шаги, и хотя мы шли быстро, но совершенно бесшумно. Я шел по этой открытой дороге и чувствовал себя как под дамокловым мечом. Очевидно, то же самое испытывал и Павел Крылатых, потому что на ходу прошептал мне:
- Немножко еще пройдем, а потом свернем на луг и вдоль реки выйдем к мосту.
Прошли еще не более ста метров, как словно из-под земли перед нами появился велосипедист с винтовкой за плечами. Он ехал абсолютно бесшумно: не было слышно ни шороха шин, ни скрипа педалей. Если бы я не посторонился, он наскочил бы прямо на меня. Я едва успел ухватиться левой рукой за руль велосипеда и круто повернуть колесо на себя, чтобы велосипедист не проскочил мимо. Правой рукой я схватил за грудь немца. Мы оба с шумом грохнулись на землю. Велосипед оказался под нами. Немец заорал во все горло диким, нечеловеческим голосом. Я почувствовал, что он слабее меня, и, навалившись на него, сдавил ему рукой глотку. Солдат мычал и пытался вырваться, а я не мог придавить его как следует - мешал велосипед. Я прижал к земле правую руку немца, но другой рукой он успел несколько раз ударить меня кулаком в бок и по затылку.
Но вот удары его прекратились: кто-то из наших захватил его свободную руку, которой он уже достал кинжал. Мельников стукнул немца прикладом по голове, и он притих. Я приподнялся, надежно прижав его коленом в грудь, продолжая держать его одной рукой за горло.
Справа от нас тоже орал немец, окруженный группой наших разведчиков. Слышно было, как загремел упавший велосипед.
Мы с Овчаровым подняли пленного и заломили ему руки за спину. Он хрипел, дышал тяжело, с присвистом.
- Молчи! - приказал я ему.- Иначе - капут!
- Гут, гут,- прошипел он, откашливаясь.
Ребята быстро усмирили второго солдата. Оказывается, он ехал вслед за тем, с которым столкнулся я, резко затормозил, упал на землю и в этот момент был схвачен нашими хлопцами. Теперь его держали за руки Шпаков и Целиков.
- Уберите с дороги велосипеды,- сказал Крылатых Мельникову и Юшкевичу.- А пленным прикажи, чтобы не вздумали шуметь,- обратился он ко мне.
Я перевел приказ командира. Немцы, основательно помятые, не проронили ни слова.
Мы отвели пленных поглубже в лес, так, чтобы нас не могли услышать с дороги, и допросили. Они сказали, что являются курсантами военного училища. Уже два дня участвуют в поисках русских парашютистов. Сегодня вечером они были посланы патрулировать по просеке, на которой и попались.
Других данных от них получить не удалось, да, пожалуй, они и не располагали чем-либо ценным. Возиться с ними было некогда. Покончив с патрулем, спрятав в кустах их оружие, мы вновь вышли на просеку. Нужно было спешить на переправу.
- Нам бы лучше идти дальше лесом,- предложил Шпаков Павлу Андреевичу.- К тому же - нас могли услышать. Эти, видимо, не врали, что все дороги патрулируются.
- Знаю,- сухо ответил ему Крылатых.- Проскочим еще немножко и свернем влево. Нужно быстрее смываться отсюда.
Мы сделали всего несколько шагов, как впереди вдруг загремели выстрелы. Я мгновенно упал на землю, скатился в кювет и дал несколько очередей из автомата в том направлении, откуда раздавалась стрельба. Открыли огонь и остальные разведчики. После короткой перестрелки противник замолчал. Я привстал, взглянул вдоль просеки. Сердце екнуло. Распластавшись, лицом вниз, лежал Крылатых. Одновременно к нему подбежали я, Шпаков, Мельников, Аня и Зина. Мы повернули его на спину. Шпаков начал трясти за плечи:
- Павел, Павел, что с тобой? - Он приложился ухом к груди, а Зина принялась нащупывать пульс.
- Капитан убит,- тихо, но так выразительно произнес Шпаков, вставая, что услышали все.
Мы отнесли тело командира поглубже в лес, сняли с него автомат, пистолет, компас, часы, сумку с картами. Решили снять также пиджак, на котором был укреплен орден, чтобы ничто не указывало на то, что погиб советский офицер - разведчик, наш командир группы. Пуля пронзила насквозь грудь Павла Андреевича в области сердца.
- Возьми пиджак, носи его,- сказал Шпаков Юшкевичу.- Пуля дважды в одно место не попадает. Ты самый молодой, тебе жить надо.
Тем временем на дороге, в том месте, где была засада и где был убит Павел Андреевич Крылатых, вновь начали раздаваться беспорядочные выстрелы. Раз за разом ночную тьму будоражили вспышки ракет. Послышался рокот моторов, крики солдат: очевидно, подошло подкрепление. Выстрелы гремели теперь рядом. Нам нужно было отходить. Даже проститься как следует не пришлось со своим командиром, не удалось его похоронить со всеми воинскими почестями. Нести его тело с собой в другое место у нас не было возможности. Постояли молча, без слов, без рыданий. Да и что можно было сказать в такую минуту: все мы очень любили Павла Андреевича... Смерть встретила его первым...
Заканчивались только вторые сутки нашего пребывания в Восточной Пруссии.
- За мной! - скомандовал лейтенант Шпаков. Он стал теперь вожаком группы.
После гибели Крылатых Шпаков не изменил маршрута группы. Как и накануне, на нашем пути по-прежнему лежала река Парве. После стычки пытаться переходить ее по мосту было бессмысленно. Топтаться на месте - тоже. И на этот раз мы вновь по лугу подошли к реке, выше моста. Погони не было слышно.
- Кто не умеет плавать? - спросил Шпаков, когда мы очутились на берегу.
- Я - слабовато,- отозвался Зварика.- С детства боялся воды.
- У нас был конь, так он тоже боялся воды,- съязвил Генка.
- А у нас был осел, так он боялся людей,- отпарировал Зварика.- Я правду говорю: с грузом не переплыву.
- Прекратите! - успокоил их Шпаков.
- Смотрите, на горизонте что-то чернеет, вроде башни,- сказал Юшкевич Шпакову.
- Пройдите с Целиковым, узнайте, что это такое,- сказал Шпаков, обращаясь ко мне.
Мы с Иваном Белым вдоль берега бесшумно подкрались к сооружению.
Залегли, осмотрелись. Это была обыкновенная водонапорная башня.
- Смотри,- прошептал Целиков,- на воде лодка.
Я увидел знакомый силуэт, весь задрожал от радости.
Мы подошли к лодке, обыкновенной, сбитой из досок плоскодонке. Тяжелая цепь накрепко соединила ее со столбом, закопанным в землю. Увесистый замок закрыл наглухо звенья цепи, продернутые через массивное железное кольцо, прикрепленное к бревну. Что делать? Не бросать же все это, если в этой лодке наше спасение. "А что, если вытащить столб из земли",- промелькнула мысль. Я обхватил столб обеими руками и налег на него грудью. Он глухо чавкнул в сыром грунте. Иван Белый понял мое намерение. Вдвоем, сопя и обливаясь потом, мы провозились несколько минут. Иван даже начал тихонько приговаривать:
- Раз-два, взяли, раз-два! Еще раз!
- Тише ты,- цыкнул я на него,- в башне могут быть люди.
- Фиг с ними,- выругался Целиков.- Нам нужна лодка.
Наконец столб подался, медленно пополз вверх, но тут же натянулась цепь. Она не позволяла вытянуть столб до конца из земли.
- Ты тащи столб,- сказал я Ивану,- а я буду приподнимать лодку.
Дело пошло на лад. В конце концов мы вытащили столб, погрузили его вместе с цепью в лодку и волоком потащили ее туда, где нас ждали остальные разведчики.
- Смотрите, лодка,- обрадовался Юшкевич.- Вот здорово!
Весел, ясно, у нас не было. Гребли руками. В три приема переправились через реку все. Лодку затопили. После переправы старались пройти за ночь как можно больше. По чистому полю шли напрямик, пока совсем темно. Едва ли в таких местах могли быть засады.
К утру, когда зарумянился восток и впереди показалась зубчатая кромка леса, мы спустились в лощину. По дну протекал журчащий ручеек.
Мельников сразу же припал к воде: пьет, окунет голову, отдохнет и снова пьет. Наконец поднялся, отфыркался, как лошадь, отряхнул влажные руки и сказал:
- Хороша водичка! Напился - словно на свет заново появился.
Мы все тоже припали к воде. Она в, самом деле была очень вкусной, кристально чистой, студеной. Чувствовалось, что ручей питают подземные родники. Может, вода показалась такой особенной еще и потому, что нас измучила жажда. Напившись, мы как-то вдруг отяжелели. Девчата выбрали погуще кусты и присели.
Над водой курился туман, довольно густой. Мы еще не успели осмотреться. Но вот туман стал рассеиваться, и шагах в двадцати перед собой мы увидели противотанковые надолбы - "зубы дракона". Они тянутся вдоль извивающейся лощины по склону. По другую сторону ручья - густая паутина колючей проволоки. Совсем рядом, хорошо замаскированный в зелени, смотрит на нас пустыми глазницами дот.
Сначала мы заволновались, что пришли в темноте неведомо куда и попали в самое расположение укрепрайона. То ли бежать отсюда, пока нас не обнаружили, то ли спрятаться и переждать здесь... Но мы же не знали, что это за район, охраняется ли он? Замаскировались в кустах и стали тихо наблюдать за дотом. В напряженной выжидательной тишине удивительно долго тянется время. Если там есть люди, то скоро они должны встать и заняться утренним туалетом. Может, кругом полно солдат, но пока они спят, стоит такая тишина?
А что делать, когда все они встанут? Мысли, одна тревожнее другой, лезли в голову. А не лучше ли напасть на спящих, накрыть всех без шума, кто есть в доте? Самим переодеться в их форму и тогда на виду у врага можно выйти в безопасное место. Так и решили. Иначе живыми отсюда не выбраться.
Впятером подползаем к доту с тыльной стороны. Тяжелая железная дверь с внутренней стороны прижата неплотно. Значит, она не взята на запор. Мы с Целиковым с маху толкаем ее ногами и вскакиваем, готовые к схватке. За нами вскочили Шпаков, Мельников, Овчаров. Но дот оказался пустым. Мы стали наблюдать через щели. Через три амбразуры мы охватывали сектор обзора градусов на сто восемьдесят. Что и говорить, дот размещен удобно. Он настолько хорошо вписан в зелень, что рассмотреть его с той стороны, куда смотрят амбразуры, просто трудно. Зато отсюда местность просматривается отлично, склоны противоположного берега совершенно открыты для обстрела. Тут и мы, если засядем, то выкурить нас будет нелегко, хотя и надежды на спасенье никакой.
Прежняя тревога сменилась сожалением, что в доте не оказалось солдат. Нам ох как нужны их показания! Да и велико было искушение переодеться в немецкую форму и, свободно прогуливаясь, рассмотреть все, что нужно разведчикам. Но такие мысли кажутся заманчивыми всегда после того, как опасность минует.
Мы просидели в доте, пока солнце поднялось довольно высоко и стало совершенно очевидно, что оборонительные объекты не охраняются. Но почему они не охраняются? Неужто это ложный или потерявший значение укрепрайон? А может, он заминирован и поэтому оставлен. Но эта версия кажется неприемлемой. Минировать здесь немцы могли, лишь потеряв всякую надежду отстоять неприкосновенность границ рейха. А теперь вся их пропаганда трубит, что границы рейха неприступны...
Убедившись, что вокруг тихо и безлюдно, Шпаков выставил дозоры, а мы, стараясь незаметно передвигаться, решили посмотреть другие объекты. Обследовали несколько "зубов дракона" - это мощные железобетонные надолбы, сваренные из железнодорожных рельсов ежи. Все мощное, прочное и действительно создающее впечатление неприступности. Шпаков начал быстро делать пометки на карте.
- Да, здесь есть над чем поработать,- удивлялась вполголоса Аня,- смотрите, чего понастроили, сволочи. Сколько средств влепили, и все для войны. На то они и фашисты. Будет что сообщить "Центру".
Люди старшего и среднего поколения хорошо помнят, что перед началом второй мировой войны печать нашей страны, лекторы больше увлекались рассказами о том, что представляла из себя далекая линия Зигфрида на германо-французской границе. Описывались ее сооружения, подземные коммуникации. Но почти ничего не говорилось о том, что делается у нас под боком, в Восточной Пруссии. А ведь прусские завоеватели готовили плацдарм для нападения на польские, литовские и русские земли свыше трехсот лет, они понастроили здесь таких укреплений, которые превосходили хваленую линию Зигфрида.
Открытие этой мощной линии укреплений было для нас столь неожиданным, что мы забыли об усталости. Хорошо бы всю ее обследовать и нанести объекты на карту. Пытаться делать это днем было бы, конечно, безумием. Ночью много не увидишь. Надо подойти совсем вплотную, чтобы обнаружить вот такой дот, в котором мы побывали нежданно-негаданно. Из него хорошо были видны через амбразуры два других дота. Они были также укутаны зеленью. Все доты находились на таком расстоянии друг от друга, что могли по одной цели вести перекрестный огонь.
Овраг извивался, прятался за поворотом, и, естественно, нам хотелось узнать, как далеко тянутся оборонительные сооружения. То, что мы попали в пустой дот, не давало нам уверенности, что и другие объекты не охраняются. Очевидно, где-то поблизости есть и казармы, и контрольные посты, и патрули.
Мы с особой осторожностью проскользнули сквозь "зубы дракона", преодолели в самом низком месте проволочные заграждения и примерно тем же путем, которым пришли сюда, отошли от линии укреплений километра на полтора. Рельеф здесь довольно неровный, с возвышенностями и оврагами. Мы выбрали укромное местечко, неприглядное, сырое, но зато малопривлекательное, и решили остановиться здесь на дневку.
Мельников уже потирал руки, и мы ждали, что он произнесет свое неизменное "повеселимся", но он вроде бы что-то вспомнил, осекся и замолчал. Через минуту все стало ясно: его запасы уже кончились, если не считать нескольких сухарей.
- Собрать все продукты в одно место,- распорядился Шпаков.
На разостланной плащ-палатке появилась небольшая горка сухарей и одна банка свиной тушенки, которую бережно, как заряженную бомбу, достал из своего вещмешка Юзик Зварика.
- Иван Иванович, раздели запасы на две части. Одну съедим, другую оставим на НЗ.
- Что тут делить,- недовольно проворчал Мельников,- тут и одному лопать нечего,- но сделал то, что приказал командир.
- Вечером заглянем на хутор, разживемся. У них у каждого должны быть запасы - всю Европу ограбили,- высказал свои предположения Овчаров.
- Далеко еще до вечера. Как день переживем,- ответил на это Шпаков, чего-то недоговаривая.
Утро прошло спокойно, однако около полудня одно событие сильно взволновало нас. Громко разговаривая, приближалась группа детей. Если они натолкнутся на нас - беды не миновать. Испугавшись, они, естественно, убегут домой, поднимут тревогу. Удерживать же их возле себя до наступления вечера - тоже нельзя. Родители бросятся на поиски пропавших.
Не дойдя до нас метров на двадцать, ватага остановилась. Послышался скрип, знакомый с детства каждому. Лесные качели!
- Гоп! Гоп! - восклицали два мальчика, которые первыми взобрались на качели.
- Слезайте - нам пора! - кричали им другие.
Дети, веселясь, гонялись друг за другом. Одна девочка отбежала в сторону и присела за кустиком. Она оказалась почти рядом со Зварикой. Каждую минуту кто-нибудь из них мог увидеть нас. Нужно было что-то предпринимать, чтобы отвлечь внимание детей.
Аня подползла к Шпакову и, улегшись рядом, настойчиво что-то шептала ему на ухо. Но тот отрицательно покачивал головой. После паузы, собравшись с мыслями, Аня вновь убеждала командира в чем-то, и он сдался, согласно кивнул головой. Аня повернулась на спину и расстегнула на себе ремень с пистолетом, сбросила берет, приподнявшись, сняла маскировочную куртку и пальто, которое лишь немножко видно было из-под не по росту длинной ей куртки.
Я наблюдал за ней, все еще не понимая, что это значит.
Достав из кобуры пистолет, Аня расстегнула на груди несколько пуговиц своего темно-синего шерстяного платья и сунула его туда. Стащив сапоги, она с минуту с грустной усмешкой рассматривала ступни своих ног в пропотевших темно-коричневых чулках, с дырами на пальцах и пятках, потом сняла чулки, свернула их в комок и затолкала в голенище. Приятная свежесть обдала обнаженные белые ноги, и она с удовольствием пошевеливала розовыми пальцами.
Мне тоже хотелось снять сапоги, ступить босой ногой на землю. Но сделать это никак нельзя. Каждую секунду нужно быть начеку.
Аня завернула все свои вещи в куртку, перевязала сверток ремнем и подвинула поближе ко мне, подмигнув: возьмешь, мол. Радиостанцию подтянул к себе поближе Шпаков, а вещевой мешок был поручен Мельникову.
Теперь во всем ее облике, одежде ничто не выдавало советскую парашютистку.
Аня пошла в сторону от нас, а затем, как бы неожиданно, заметила детей и подошла к ним.
- Я ищу свою проказницу Анамари. Ее здесь нет?- услышал я ее разговор с детьми по-немецки. Она в какой-то мере овладела немецким языком, совсем неплохо произносила наиболее употребляемые в разговоре слова. Работая в подполье у себя на родине, в Сеще, под Смоленском, Аня не тратила времени попусту. Изучать немецкий язык ее заставляла не одна любознательность. Живешь среди волков - по-волчьи вой. Подпольщик, ведя борьбу с противником, не может дать ни малейшего повода заподозрить себя в нелояльности к нему. Иначе неизбежен провал.
- Вашей Анамари здесь нет,- ответила ей девочка в белой кофточке с коротким рукавом и бордовой плиссированной юбочке.
- Ладно. Я ее разыщу. Она где-то спряталась.
Аня стояла лицом к нам, дети смотрели на нее.
- Дайте-ка мне подняться на ваши качели. Они крепкие, не оборвутся?
Мы видели, как Аня поднялась на качели. Дети стояли вокруг, не сводя с нее глаз. Аня сделала незаметный для посторонних, но понятный нам знак рукой, чтобы мы отползали. Мы подались подальше от этого места.
- Смотрите не задерживайтесь,- сказала Аня на прощание детям,- а то вас тоже разыскивать будут.
- Нет, нет, не будем задерживаться,- ответило ей хором несколько голосов.
Аня сделала небольшой крюк и присоединилась к группе.
- Вот и я вспомнила детство. Покачалась на качелях,- сказала она, вновь с неохотой облачаясь в свою амуницию.
- Как это хорошо - детство! - вздохнула Зина.- Без войны, конечно. Я в Москве, в парке Горького, тоже качалась на качелях. Боже мой, еще бы хоть разок побывать там. Милая мамочка, она все еще ждет. Скорее бы конец войне.
Весь день по дороге, проходившей недалеко от нас, сновали военные машины, проезжали повозки. Мы чувствовали себя на лезвии ножа. Настороженность, близкая опасность не дали как следует отдохнуть.
По очереди мы дежурили, по очереди отдыхали. Когда солнце склонилось к закату, Шпаков обвел всех испытующим взглядом и не совсем уверенно сказал:
- Сегодня за продуктами не пойдем.- Казалось, он ждал, что кто-то может возразить, сказать, что не выдержит, выбьется из сил и не сможет двигаться дальше.
Но все молчали. Три Ивана, которые всегда держались вместе и несколько недолюбливали Шпакова, не приняли душой его как командира после смерти Пашки Крылатых, тоже промолчали. Так надо! - все это понимали. Не к теще на блины доставили нас сюда через фронт. Значит, командир что-то задумал. Спустя несколько минут он объявил, что ночью будет вести дальнейшую разведку линии укреплений. Завтра к вечеру нужно подготовить данные "Центру". Затем "раскулачим" какой-либо хутор и уйдем отсюда подальше, километров за 30-40, чтобы оказаться вне зоны облавы, которую непременно наладят фашисты, после того как нас засекут пеленгаторы.
Всю ночь шаг за шагом мы обследовали и наносили на карту объекты укреплений. Впереди долговременных огневых точек были вырыты окопы в полный профиль. Они были связаны ходами сообщений с дотами. И снова мы не обнаружили присутствия здесь солдат. Словно вымерло все вокруг.
Изучая местность по карте, мы увидели, что эха извилистая лощина тянется далеко на юг и на север. Возможно, что и линия укреплений тянется через всю Восточную Пруссию. Конечно, обследовать ее с конца в конец таким образом, как мы делали этой ночью, невозможно. Тут нужен осведомленный "язык".
Очень коротки летние ночи. Но все же мы успели осмотреть более десяти километров линии укреплений, пока стал заниматься рассвет. Продолжать работу мы не рискнули, потому что считали: раз есть укрепления, то в любую минуту могут нагрянуть и солдаты. Густым сосняком с пышным лиственным подлеском решили вернуться на прежнее место и передневать, а под вечер передать радиограмму "Центру" и двинуться дальше на юго-запад. Попутно рассчитывали посетить какой-либо хутор и разжиться продуктами.

ВСТРЕЧА С УБИЙЦЕЙ

К утру, замыкая зигзагообразное кольцо, мы вновь подходим к тому островку леса с качелями, в котором провели прошлый день. Шагаем с трудом. Напряженные бессонные дни и ночи, первые стычки с противником, гибель командира группы капитана Крылатых, наконец недоедание - все это уже дает себя знать основательно. Ноги стали тяжелыми, словно налились свинцом, плечи ноют от оружейных ремней, лямок вещевых мешков с боеприпасами. Болят отяжелевшие и покрасневшие веки. Осталось одно желание - упасть на землю и уснуть. Недалекий лесок как магнит тянул нас к себе - там были шансы на отдых. Шпаков не раз подходил к Ане и Зине.
- Как дела, девушки?-справлялся он.- Устали небось?
- Есть малость,- призналась Зина.
- Смотрите, что это такое?- остановил нас Мельников.
В предрассветной мгле мы увидели у подножья холма какое-то странное сооружение.
- Надо проверить, Иван Иванович, пройдите с Овчаровым, взгляните, что там такое,- распорядился Николай Шпаков.
Сойдя с полевой, еле заметной дорожки, на которой мы стояли, девушки сразу присели. Опустились рядом Зварика, Юшкевич и Целиков.
- Постоим,- предложил мне Шпаков,- понаблюдаем, пока ребята вернутся.
Прошло не более пяти минут. На дороге показались силуэты двух человек. Мы решили, что возвращаются Мельников и Овчаров.
- Вот и они,- произнес Шпаков.
Мы сделали несколько шагов навстречу и столкнулись с ними лицом к лицу.
Только теперь мы спохватились, что встретились с двумя немецкими солдатами.
- Хенде хох! - крикнул Шпаков, направляя автомат в грудь опешившего солдата. Я сделал то же самое по отношению к другому.
Немцы растерялись, смотрели на нас и не спешили подымать руки. Как позже выяснилось, они приняли нас за свой патруль, с которым недавно встречались на этом месте, и поэтому подходили к нам так беспечно. Тут же немецких солдат обступили наши товарищи и обезоружили их.
- Что такое? Что все это значит? - возмущались пленные. За что вы нас обезоруживаете? - Они все еще никак не могли понять, с кем имеют дело.
- Не догадываетесь, с кем встретились? - спросил Шпаков.
- О да, теперь ясно, вы - русские парашютисты,- закивали они головами, едва я успел перевести вопрос, заданный им Шпаковым.
Хотя эти пленные легко попали нам в руки, но мы не очень были им рады. Ясно, что служащие специальной военной строительной организации инженера Тодта - об этом свидетельствовала их форма - могли дать важные сведения об оборонительных сооружениях. Но нам нужно было как-то пережить день в этой "пасти дракона". Идти куда-либо дальше от этого места с "языками" было невозможно - занималось утро. Волновало нас и другое: исчезновение патруля не может остаться незамеченным, повлечет за собой розыск. Группа будет поставлена под удар.
Шпаков хмурился, ища выход из создавшегося положения.
- Что же будем делать? - произнес он вслух.
- Дэлат, дэлат,- повторил один из пленных,- их вар ин руслянд,- подыскивал он слова, помогая же стами.- Я был Руслянд. Смоленск, Минск, Вильно...
- Что вы хотите сказать? Говорите,- по-немецки прервал я его.
- Мы старые солдаты,- стараясь подавить волнение, ответил немец,- воевали во Франции, Югославии, России. Теперь служим здесь. Все население Восточной Пруссии оповещено о том, что высадился русский десант. Мы догадываемся, что вам нужно от нас. И мы можем договориться. Мы ответим на все ваши вопросы, но просим сохранить нам жизнь, отпустите нас.
- Это разумно,- ответил Шпаков, не ожидая перевода. Он тоже знал в какой-то степени немецкий и понял суть разговора. Вас будут разыскивать?
- Несомненно. Нас должны сменить в девять часов.
- А отпустить вас, как вы понимаете, мы не можем.
Пленные заволновались. Они начали поочередно упрашивать сохранить им жизнь, говорили о своих семьях, которые ждут их. Один солдат даже стал проклинать Гитлера и войну.
- Мы вас не выдадим, мы вас не выдадим,- повторял он после каждой фразы.- Отпустите нас. Мы уже старики. Нам и так осталось немного жить.
Только теперь возвратились Мельников и Овчаров.
- Достраивается дот,- доложил Мельников.- Еще не убрана камнедробилка и бетономешалка... А это кто? - увидев посторонних, спросил он.
- Немцы,- коротко ответил Шпаков.
- Вот те на! - воскликнул Иван Иванович.- Куда же их?
Ему никто не ответил. Никто еще не решил, как поступить.
- Чего мы стоим? Нужно отойти с ними поглубже в лес,- торопил Зварика.
- Ив самом деле, пойдем, там и разберемся,- поддержал Юзика Овчаров.
- Передай им,- сказал мне Шпаков,- что они пойдут с нами. Пусть не пытаются бежать, не зовут на помощь. Это усугубит их положение.
- Ясно,- ответил один из немцев, выслушав перевод.- Нам теперь все равно. Если не прикончите вы, с нами это может случиться в полевой жандармерии. Некуда удирать без оружия.
- Целиков, Овчаров и Юшкевич, вам поручается охрана пленных во время перехода,- сказал Шпаков.- А теперь пошли!
Мы расположились в густом ельнике. Он хорошо скрывал нас от постороннего взгляда. Поскольку есть было нечего, то сразу же кто прилег, кто присел на влажной еще от росы траве. Послав в дозор Мельникова и Целикова, Шпаков сказал мне:
- Обыщи пленных, изыми документы. Сразу же допросим их.
Я изъял у пленных их солдатские книжки. Один из них услужливо снял часы и протянул их Шпакову. Тот брезгливо оттолкнул его руку. У каждого пленного было при себе по нескольку фотокарточек. Я мельком рассматривал незнакомые лица. При этом каждый немец считал своим долгом пояснить: сын, дочь, жена, внук, внучка.
В одной из пачек попался цветной портрет Гитлера, вырезанный с обложки какого-то журнала.
- А это кто?- спросил я, показывая фюрера.
Немцы молчали.
Шпаков развернул блокнот.
- Расскажите коротко о себе,- обратился он с вопросом к солдату с крючковатым, как у ястреба, носом, впалым беззубым ртом и острым подбородком. В солдатской книжке он значился как ефрейтор Готлиб.- Где вы служили, что вам известно о воинских частях, штабах, словом, о военных объектах на территории Восточной Пруссии, в других частях Германии?
- Я ничего не знаю, я ничего не знаю,- торопливо отвечал Готлиб.- У меня болит голова. Я старый человек.- Ефрейтор пытался скрыть свое волнение. Его белесые, выцветшие глаза беспокойно мигали. Он старался не встречаться взглядом с разведчиками.
- Ладно, отложим разговор,- ответил ему Шпаков.- А что можете сказать вы? - спросил он другого солдата.
- Пожалуйста, записывайте,- охотно согласился тот.- Расскажу обо всем, что знаю, а от него вы мало чего добьетесь. Он - нацист.
Круглые, как у настороженного кота, глаза Готлиба вспыхнули холодным блеском.
- Свинья,- чавкнул он беззубым, ввалившимся ртом.
Шпаков вскипел, подхватился, чтобы заткнуть рот нацисту.
- Ты сам свинья,- со злостью произнес лейтенант.- За такие слова сейчас получишь в рыло.
- Не обращайте внимания,-попытался успокоить Шпакова второй немец.- Это не относится к делу.
- Ладно! Рассказывайте! - Шпаков вновь сел.
Солдат снял пилотку, обнажив лысину. Седые волосы на висках и затылке имели какой-то желтоватый оттенок, словно были прокопчены дымом.
- Меня зовут Курт Фишер. Простая фамилия, не правда ли? По-вашему это означает рыбак. Я знаю. Мне так сказали в России. Хотя я никогда не был рыбаком. Я - крестьянин.
Фишер на минуту замолчал, рассматривая пилотку и раздумывая, о чем говорить дальше.
- Продолжайте,- вежливо сказал Шпаков.
- Служу в отдельном строительном батальоне. Это видно и по документам. Переведен сюда из Литвы. Здесь, под Инстербургом, приводим в порядок старые укрепления, улучшаем дороги, проверяем прочность мостов, построили несколько новых дотов. Делается все это как-то сумбурно, и общий план укрепленного района мне непонятен. Зато на реке Дайме, где мы тоже работали, ясно все. Река течет с юга на север и впадает в залив Куришес Гаф. Так что лежит как раз по фронту. Этот водный рубеж укреплен на огромном протяжении. Он прикрывает дальние подступы к Кенигсбергу. Оборонительные сооружения там глубоко эшелонированы, имеют скрытые ходы сообщений. Во многих местах установлены противотанковые надолбы. Таких укреплений немцы не имели никогда. Так что эта линия обороны фактически неприступна.
Последняя фраза не вызвала никакой реакции ни у Шпакова, ни у других разведчиков. О "неприступности" немецких линий обороны, как и о непобедимости гитлеровской армии, немало наслышался уже весь мир. Об этом уже нельзя было слушать без раздражения, набили оскомину самовосхваления фашистов. Но бьют же их наши солдаты, такие вот, как и мы. Фронт скоро докатится и сюда. Не спасут ни "зубы драконов", ни форты, ни доты, которые они здесь понастроили. Но мы не стали оспаривать Курта Фишера о "неприступности" укреплений. Не до этого было.
- Что вам известно об обороне Кенигсберга?
- Огромные форты-крепости окружают с суши город давно. Каждый такой форт имеет свое название, ибо он - настоящая крепость. В них мне бывать не приходилось. Полагаю, что ваше командование знает об этих крепостях. Такое не скроешь.
- Майн гот, майн гот! - вздохнул Готлиб. Он был недоволен откровенным рассказом Фишера.
Шпаков перестал писать и приподнял голову. Он взглянул на своих товарищей. Утомленные, с посеревшими лицами и пересохшими губами, они молча сидели вокруг. Юшкевич прислонился спиной к дереву, зажав автомат меж колен. Прижались друг к другу Аня и Зина - так было теплее. Зварика лежал на боку, вытянув больную ногу и подперев голову рукой. За ним виднелся Овчаров. Мельников и Целиков были где-то невдалеке, в секрете. Как похудели, осунулись люди за эти несколько дней! Как будто и не было отдыха под Смоленском. Кончились продукты. Следовало бы вечером попытаться добыть их на каком-либо хуторе. Но кто знает, что из этого получится. Ведь мы еще не посещали дома немцев.
Николай Андреевич невольно провел рукой сверху вниз по своему лицу, как бы смахивая с него паутину. "Неужели и у меня такой усталый вид,- очевидно, подумал он.- Люди теряют силы. А что делать с этими немцами?"
- Как называется эта линия укреплений?
- Это линия укреплений "Ильменхорст". Она тянется от литовской границы на севере до Мазурских озер на юге.
Шпаков сделал новые пометки на карте.
- Для вас будет представлять интерес еще одно мое сообщение,- прервал Фишер размышления Шпакова.- Я нарочно оставил его на конец. Дело в том, что недавно отдельные команды нашего батальона строили тайные бункера для специальных групп, вроде вашей, которые должны будут остаться в тылу русских войск в случае их прорыва в Восточную Пруссию. Эти группы должны будут заниматься, как я понимаю, разведывательно-диверсионной работой.
- Да, это действительно интересно,- согласился Шпаков.- Вы можете указать на карте места, где устроены эти тайники для диверсантов?
- Нет. Нас привозили к месту строительства в закрытых машинах, без окон. Только в крыше были люки для притока воздуха. Машины останавливались обычно на лесной дороге, невдалеке от места работы. Там мы выгружались и работали весь день. Вечером нас увозили. Полагаю, что такие бункера могли строиться к востоку от Кенигсберга: там крупные лесные массивы - государственные леса Германии.
- Как устроены тайники?
- В земле. Глубокие, в рост человека, ямы облицованы бревнами. Сверху все заделано дерном, посажены мелкие елочки. Вход замаскирован. Так что обнаружить такой бункер довольно трудно. В нем запасы продуктов, боеприпасов, одежда. Словом - база.
- Много таких землянок сооружено?
- Я участвовал в сооружении четырех. Но, полагаю, их строили и другие. Возможно - и военнопленные.
Овчаров, который издалека следил за нашим разговором с пленными солдатами, вдруг поднялся, подошел к горбоносому ефрейтору и сорвал у него с головы пилотку. На облысевшей макушке краснела огромная шишка.
- Николай, я знаю этого "арийца",- еле сдерживая ярость сказал он Шпакову.
- Какого "арийца"? - не понял тот.- Что за шутки?
- Это - Готлиб! Убийца! Я его узнал.- Овчаров стал на колени перед Шлаковым, снял со своей головы шапку, наклонился.- На, пощупай.- Овчаров сам взял Шпакова за руку и провел его пальцами по своему затылку.- Эти рубцы - следы от его кованых сапог.
Затем Овчаров дрожащими пальцами торопливо расстегнул на груди гимнастерку.
- Вот, смотри! - выставил он открытую грудь.
Над ложечкой виднелась зажившая рана - розоватое пятнышко величиной с копейку. Овчаров ткнул в точку пальцем.
- Пуля прошла насквозь. Это его работа - Готлиба! Было это под Могилевом, в лагере для военнопленных. Мы возвращались с работы по железнодорожной насыпи. Я очень ослабел от голода, от непосильного труда и не мог идти. Меня вели под руки. Готлиб возглавлял охрану. Он приказал колонне остановиться. Подошел ко мне и ударил кулаком в лицо. Я упал. Тогда он начал бить меня по голове своими коваными сапогами. Вот такими, какие у него сейчас на ногах. Я лежал навзничь, но отчетливо видел, как Готлиб спокойно снял винтовку и нацелился в меня. Что-то страшно тяжелое и горячее ударило в грудь, и я потерял сознание.
Позже я узнал, что Готлиб ногами столкнул меня в кювет, и колонна двинулась дальше.
Затаив дыхание, мы слушали страшный рассказ Овчарова, Понял все и ефрейтор Готлиб. Он старался быть равнодушным, но частая зевота, вдруг овладевшая им, выдавала внутреннее волнение.
- А что же дальше, Ваня? - не вытерпела Аня.
- Подобрали меня женщины из ближайших домов. Они решили похоронить меня, но когда отнесли на кладбище, оказалось, что я был еще жив. Они поместили меня в сарай, перевязали, лечили и, как видите, выходили.
- Все это правда, Готлиб? - спросил Шпаков ефрейтора.- Вы подтверждаете?
- Я ничего не знаю, ничего не знаю.
- Знаешь, собака, все знаешь! Ты стрелял не в одного меня. У тебя все руки в крови,- загорячился Овчаров.- Ты полагал, что с мертвыми уже не встретишься. А вот довелось...
- Может, ты ошибаешься, Иван Семенович? - уточнил Шпаков.
- Нет, все, кто знал Готлиба, знали его розовую шишку на макушке. С такой отметиной другого не найдешь. Когда он свирепел, шишка наливалась кровью, синела, как зоб у индюка. И он тогда снимал, может, вот эту же пилотку и растирал шишку пальцами. Да и фамилию его я хорошо помню. Такое не за бывается!
- А что же дальше, Ваня? - повторила свой вопрос Аня.
- Потом я вновь попал в лагерь, только в другой. Кто-то выдал меня. Работал в мастерских, где ремонтировалась немецкая техника. Оттуда я и бежал.
- То, что Готлиб уничтожал русских военнопленных, подтверждаю и я,- неожиданно сказал Фишер. Он понял, о чем шла речь.- Мне неоднократно приходилось видеть, как Готлиб убивал ослабевших солдат. Это доставляло ему удовольствие. На языке нацистов это называлось "селекция" - отбор. Слабый погибает в первую очередь.
- Майн гот, майн гот! - вновь вздохнул Готлиб.
- Вы будете отвечать на наши вопросы? - спросил Шпаков.
- Нет! - коротко ответил Готлиб. Невдалеке раздался одиночный выстрел. Мы ухватились за оружие, изготовившись к бою.
- Мы здесь, мы здесь! - хриплым голосом заорал Готлиб.- Помогите, спасайте! Здесь русские парашютисты!..
Овчаров протянул вперед руку, чтобы заткнуть Готлибу глотку, но тот, изловчившись, ударил его ногой в грудь с такой силой, что Овчаров упал навзничь.
Зварика, подхватившись, высоко поднял автомат и с силой ударил диском по темени кричавшего Готлиба. Тот уткнулся лицом в землю.
- Так его! - приподнимаясь после падения, только и успел сказать Овчаров.
Он хотел сказать еще что-то, но приступ тяжелого кашля не дал ему говорить.
Выстрел, воспринятый нами как сигнал тревоги, вопль Готлиба, прокатившийся эхом по лесу, и, наконец, еще кашель, что хватил Овчарова после удара,- все это взбудоражило и без того напряженные нервы. Но самое главное, и мы это отлично понимали, что лесок, в котором мы находились, был слишком мал, не превышал и двух гектаров, и в случае нападения на нас маневрировать в нем было невозможно. Вести же бой до конца дня у нас не хватит боеприпасов. А еще и полдень не наступил.
Шпаков поманил к себе пальцем Юшкевича.
- Узнай, в чем там дело,- указал он рукой в ту сторону, где раздался выстрел и где находились в дозоре Мельников с Целиковым.
Но не успел Юшкевич сделать и пяти шагов, как навстречу ему вышел Мельников.
- Ребята, спокойно, это у меня случайный выстрел получился.
- На выстрел могут прийти те, кто нас разыскивает,- недовольно произнес Шпаков.
- Виноват, Николай Андреевич, виноват. Нечаянно получилось.
Как бы то ни было, но напряжение несколько спало.
Иван Овчаров откашлялся наконец, приподнял голову и обвел всех нас долгим утомленным взглядом. Дышал он тяжело, неровно. Лицо покрывали капли пота. На скулах ярко горели багрово-красные пятна. Похоже было, что у него развивается туберкулез.
- Больно ударил тебя гад? - сочувственно спросила Зина. Она подошла к нему и присела рядом.- Ты, Ваня, приляг, может, легче станет. Вытри лицо.
Зина подала ему носовой платок. Овчаров вытер липкие, зарумянившиеся по уголкам губы. На тонком белом лоскутке, словно на промокательной бумаге, расплылись яркие красные пятна.
- Туберкулез проклятый,- глядя на кровавые пятна, глухо сказал он.- Все от них.- Овчаров бросил презрительный взгляд в сторону мертвого Готлиба.
- Нет, Ваня, это от удара,- утешительно говорила Зина.- Возьми водички немного, освежись.- Зина открыла флягу с водой.- Я тебе полью на руки.
У Овчарова могло быть и то, о чем он сказал с видимым равнодушием. Голод в плену, ранение в грудь, издевательства, которые он пережил, несомненно, подорвали его здоровье. Но солдат шел по войне как заведенный, пока враг не был уничтожен. Нечего было жаловаться на здоровье. И он не жаловался.
Вспомнилось, что перед заданием мы не проходили медицинского обследования. Все обошлось традиционным вопросом: "На здоровье не жалуетесь?" - "Нет".- "Вот и хорошо. Значит, годен".
- Юшкевич и Зварика, идите на дежурство. Смените Целикова,- отдал команду Шпаков.- А ты с Мельниковым,- обратился он ко мне,- оттащите в сторону мертвого фрица да прикройте ветками, чтобы не бросался в глаза...
Второй немец за все время не проронил ни слова. Он живо, но молча реагировал на все происходящее.
- С этим тоже пора кончать,- решил Мельников, когда все успокоились. Он вытащил финский нож.
- Не тронь! - повысил голос Шпаков.
- Я вас не выдам, не выдам! - дрожащим голосом произнес Фишер. Он понял, что речь идет о его судьбе.- Зачем же меня убивать?
- Ладно, тише! - разрядил атмосферу Шпаков.
Возвратился с дежурства Целиков. Осмотрелся, спросил:
- А где второй немец?
- Капут,- ответил ему Мельников.
- Он кричал, звал на помощь,- пояснила ему Аня.- Мы должны были. Хорошего от немца не жди. Хотя бывали случаи, что они переходили к партизанам, помогали нашему делу.
- Бывало, конечно, но с ним надо так.- Мельников выразительно провел указательным пальцем по своему кадыку.- Разве они кого-либо из нас отпустили бы подобру-поздорову?
- Факт! - согласился с ним Целиков.- Они нас не жалели.
- Вечером его можно было бы и отпустить,- высказала свое мнение Зина.- Кому охота умирать? А то, что мы были здесь, немцы все равно узнают, стоит только послать в эфир позывные. Душа как-то не соглашается убивать его. В то же время смотрю я на него, он такой смирненький, все рассказал, что знал, а может, именно он бросал детей в огонь на нашей земле. Сам же говорил, что был в Смоленске, Минске, Вильнюсе,- двусмысленно закончила она монолог.
Красный шар солнца сел за лесом, щедро окрасив вершины деревьев. И хотя очень хотелось есть, все мы повеселели - пережили еще один день на вражьей земле. Шпаков составил радиограмму, сам зашифровал, протянул Зине:
- Через полчаса передашь!
Затем командир склонился над картой. Он облюбовал хутор, куда решил повести нас на заготовку продуктов.
- Как ты чувствуешь себя, Ваня? - спросил Овчарова Шпаков.
- Нормально,- ответил он,- обо мне не беспокойтесь.
Когда Зина передала радиограмму, Шпаков сказал Фишеру:
- Вы останетесь здесь, по крайней мере, до утра. Так будет лучше и для вас и для нас.
- О да, клянусь. Я не вернусь больше в свою часть. Я - дезертирую. У меня есть где спрятаться, у меня есть надежное место.
- Это ваше личное дело. Мы сохранили вам жизнь. Вы это понимаете?
- Я понимаю, я все понимаю. Я вас не выдам.
- Выдаст, собака! - не соглашался Мельников.
- Мы уже выдали себя только что,- ответил ему Шпаков.- Кстати, мы же сейчас пойдем к немцам за продуктами - не будем же мы убивать их всех подряд. А ведь, несомненно, они будут доносить на нас.

ПОЧЕРК ЭРИХА КОХА

На предстоящую ночь Шпаков наметил для группы более чем 30-километровый переход. Следовало попытаться установить примерную глубину укрепленного района "Ильменхорст", который нами уже был частично разведан у города Инстербурга, сверить, правильные ли сведения дал Фишер. Сначала Шпаков отвел нас от того места дневки, где остался Фишер, всего метров на пятьдесят и остановил группу.
- Незаметно подойди и посмотри, что делает Фишер,- сказал он Мельникову.- Понаблюдай за ним минут пять. Если будет уходить - прикончи.
- Его там уже нет,- уверенно заявил Зварика.- Нашли дурака, сидеть и ждать неизвестно чего. Он драпает к своим изо всех сил.
- Посмотрим,- коротко ответил Шпаков.
Пока ждем Мельникова, командир подробно разъясняет задачу. Он показывает на карте тот район, куда мы должны добраться до утра, а также хутор, который решено было посетить и "повеселиться" там, как сказал бы Иван Иванович.
По сравнению с худым, желтолицым Овчаровым Целиков выглядит добрым молодцом. Широкие плечи, мощные бицепсы, которые проглядываются даже под одеждой, увесистые кулаки говорят о его недюжинной силе. Иван Андреевич до начала войны работал трактористом в родной деревне на Гомелыцине. Воевал на фронте. Потом его и Мельникова включили в группу разведчиков, которая перешла линию фронта и действовала на Могилевщине. Там к ним присоединился Овчаров. Он находился в гарнизоне в поселке имени Чапаева, который был сформирован оккупантами из советских военнопленных. Вот оттуда-то Овчаров и увел танк. С тех пор и началась их дружба. Оказавшись в группе "Джек", они и здесь всегда стараются держаться втроем.
- Ты прав, Юзик, фриц уже драпанул,- сообщил Мельников.
- А что я говорил, браток,- оживился Зварика.- Нужно было и его сразу хряснуть.
- Ничего страшного. Может, он и не побежит доносить,- возразила ему Зина.- Что он может рассказать? Ничего! То, что мы были здесь? Это и без него уже известно.- Зина похлопала ладошкой по радиостанции, дав понять, что нас только что запеленговали.
- Убей врага - на одного меньше станет. Я так понимаю,- отстаивал свое мнение Целиков.
- Это верно, врага нужно уничтожать, но у нас с вами другая задача, специфическая,- хладнокровно ответил ему Шпаков.- Похоже, что пленного не следовало отпускать. Что теперь судачить и размахивать руками? Мы поступили гуманно - большого вреда он нам не причинит. Пусть живет.
Мы вышли в открытое поле. На ближайших хуторах ожесточенно лаяли собаки. На душе у меня было гадко. Казалось, что именно Фишер, которого мы отпустили так великодушно и который дал нам слово оставаться на месте до утра, теперь словно тень носится от дома к дому, сея тревогу, будоража все живое.
- Юзик отстал,- передали по цепочке Шпакову.
Николай Андреевич остановился.
- Взгляну, что там.- Он сделал несколько шагов навстречу ковылявшему сзади Зварике.
- Не могу идти так быстро,- пожаловался Юзик.
- Крепись, Юзик, крепись. До хутора недалеко. Там покушаем, с собой прихватим,- подбадривал его Николай,
- Скорее бы,- вздохнул Юзик.- Голова кру
жится.
В этот момент треск автоматных очередей нарушил гулкую ночную тишину. Он раздался прямо по нашему курсу. Шпаков посмотрел на компас.
- Похоже, что стреляют на том хуторе, куда мы идем,- произнес он вполголоса.- Вот так дела!
До нашего слуха начали доноситься крики мужчин. Пронзительно заголосила женщина.
- Слышите, ребенок плачет? - насторожилась Аня.
- Да, точно,- подтвердила Зина.- Детский плач.
- Что бы это могло значить? - шепотом спросил Мельников.
- Поход за продуктами придется отменить,- принял новое решение Шпаков.- Ну как, Юзик, дотянем до леса? Километров двадцать пять - тридцать идти еще надо.
- Не знаю, браток.
- Пошли!
Чем дальше мы шли, забирая вправо и обходя место стрельбы и криков, тем большая тревога овладевала нами. Там, где раздавались выстрелы, вспыхнул пожар. С пригорка, на который мы взошли, было видно, как на фоне зарева мечутся людские тени.
Послышался гул машин. Мы залегли. По полевой дороге в направлении к пожару медленно прошли три крытых грузовика с потушенными фарами. Это обстоятельство еще более озадачило: ведь далеко от фронта автомобильный транспорт двигался ночью большей частью с включенным светом.
Вскоре в том направлении, куда проследовали грузовики, раздалось несколько дружных залпов, размеренно застучал пулемет. Ввысь взвились ракеты. Машины включили свет. Слышались слова команды. "Что там происходит?" - спрашивал сам себя каждый из нас. Шедший впереди Шпаков невольно удлинял шаг. Идя следом, я слышал, как он тяжело дышал.
Мы прошли молча километров пять. Николай остановился.
- Пройди ты немного первым,- сказал он мне.
Я легко его понял. Тяжело идти первому, особенно по полю зрелой ржи. Стебли у нее в это время как проволочные, и тот, кто идет первым, должен сминать их, прокладывая путь остальным. Он же должен в этом случае лучше всех видеть, лучше всех слышать. Один - за всех! Ему доверяют идущие сзади. Он ни в коем случае не должен сбиться с курса, правильно отыскивать ориентиры, намеченные на карте, держать их в памяти на протяжении всего пути. В случае опасности суметь подать команду, найти лучший выход. На данном этапе идущий впереди становится вожаком группы.
Протаранив огромный массив недозревшего овса, засоренного колючими дикими травами, которые отчетливо чернели в темноте, я опустился на край канавы, разделявшей два участка посевов.
- Передохнем минуту,- сказал Шпакову.
Разведчики уселись рядом. За канавой, за двумя рядами колючей проволоки, отгораживающей один участок от другого, тускло желтело новое несжатое поле - то ли рожь, то ли пшеница, а за ним на горизонте угадывался ровный ряд деревьев - там было шоссе.
А хутор, от которого мы теперь удалялись, все еще полыхал. Снопы искр взлетали в темень ночи. Но стрельба улеглась. Установилась зловещая загадочная тишина. Надежда на то, что на хуторе мы подкрепимся, оказалась напрасной. Идти же на другой хутор в (c)ту тревожную ночь у нас уже не было охоты. Впереди был длинный путь.
Мы помогли друг другу перебраться через двойной колючий барьер и вступили на пшеничное поле. Идем, прислушиваясь к тишине.
- Остановись,- поравнявшись со мной, дернул меня за руку Мельников.
- В чем дело? - спрашиваю, не поворачивая головы.
- Перекусим.- Иван Иванович вкусно чавкал.- Пшеничка, понимаешь?
Я остановился. Подошли остальные.
- Ребята, пока суть да дело, "повеселимся" немного. Зерна уже почти созрели, вкусные. Понимаете?
- Пшеница не ахти какая,- оценил урожай хозяйским взглядом Зварика.- У нас колхозная была лучше.
- Червяка можно заморить,- твердил свое Мельников, шумно захватывая губами с ладони очередную порцию зерен.
- Попробуем,- согласился Шпаков, Он, кажется, обрадовался такому предложению. Николай тоже растер в ладонях колосья, дунул, чтобы очистить зерна от мякины, а затем забросил их в рот. Немного пожевав, сказал: - Что же, вполне терпимо. Какая ни есть, но еда.
- Я слышал, что китайцы или индийцы вообще съедают в сутки всего несколько горстей риса. И живут же! Разве пшеница хуже? - продолжал Мельников.- Словом, с голоду не умрем! Ешь сколько хочешь. Поле вон какое!
- Не очень разгоняйся, нужно спешить идти,- ответил ему Зварика.
- Без паники, Юзик, без паники.- Мельников вспешке начал срывать колосья и набивать ими карманы. Наполнив до отказа, начал наполнять и кепку.
- У тебя же руки будут заняты,- заметил ему Шпаков,- как ты кепку-то нести будешь?
- Ничего, а мы положим все в рюкзак.
За шоссейной дорогой мы наткнулись на огород. Обнаружив грядки с морковью, принялись потрошить их.
- Что вы делаете, мы же оставляем после себя такой след! - запоздало пытался предостеречь нас Шпаков.
-- А что делать? - развел руками Мельников.- Тут уж "повеселимся" по-настоящему.- Сладкие морковины так и хрустели у него на зубах.
- Голод не тетка! - поддержал, как обычно, Ивана Ивановича его дружок Иван Целиков.
После подножного корма идти стало вроде бы легче. К утру мы оказались вблизи железнодорожной станции Грюнхайде, что на линии Инстербург-Тильзит. Сюда-то нам и нужно было. Движение по дороге было вялым. За день прошло несколько пассажирских поездов, три санитарных состава. Движения войск и военной техники не видно было.
Под вечер Шпаков склонился над картой. Он выбирал хутор для похода за продуктами, "на хозяйственную операцию", как выразился Иван Овчаров.
- Заглянем сюда,- показал мне Николай на небольшой четырехугольный значок на карте.- Дом расположен на отшибе, невдалеке от леса.
- Разве угадаешь, Коля, где лучше. Надо идти. Люди изголодались,- ответила ему Зина.
- Знаю.
Растянувшись цепью, мы подошли к хутору. Когда до дома оставалось около 50 метров, Шпаков приказал Юзику, Ане и Зине залечь и охранять подход. Мы приблизились вплотную к высокой изгороди, за которой злобствовал огромный пес. Шпаков просунул в щель забора автомат и выстрелил. Собака, взвизгнув, повалилась на бок. Кажется, большого шума не наделали... Иван Иванович, перелез через забор и со двора отодвинул засов калитки. У Еорот был оставлен Юшкевич. Шпаков, Мельников, Целиков и я подошли к крыльцу дома, оштукатуренного и выбеленного. Деревянные ставни были плотно закрыты. В этой прусской усадьбе, которую нам довелось посетить первой, не было ничего особенного. Разве что двор был вымощен булыжником, да перед домом забетонирована площадка. Вокруг усадьбы возвышались деревья. Во дворе был сарай, а за ним - небольшая постройка типа амбарчика. Мы взошли на крыльцо.
У меня мелькнула мысль, не поискать ли чего-нибудь из продуктов в других постройках, не заходя в дом.
- Кто там? - послышался в этот момент скрипу чий старческий голос. Значит, в доме уже не спали и кто-то стоял за дверью, в сенях.
- Полиция, откройте,- отозвался я, зная, что ночью немцы никому другому не откроют.
Щелкнул засов. Худой, сгорбленный старик в. длинной, ниже колен, белой рубашке и мягких домашних тапках, освещенный сзади, стоял перед нами.
- Что вам угодно? - спросил он.
- Оружие в доме есть? - спросил я его в свою очередь.
- Нет.
Сзади старика показалась полная женщина.
- Мы будем кушать и брать продукты,- наполовину по-немецки, наполовину по-русски объяснил Шпаков.
Ничего не сказав, старик возвратился из сеней в комнату. За ним последовала старуха. Я тоже вошел и остановился в первой комнате. Но не успел осмотреться - я впервые был в немецком доме,- как из соседней комнаты, куда зашел старик, раздалась команда:
- Выходите из дома - или буду стрелять!
Ствол охотничьего ружья был нацелен мне в грудь.
Из-за стенки видна была только правая половина того старца, что открывал нам дверь. Руки немца сжимали оружие. Но то ли от страха, то ли от слабости они дрожали, и ствол ружья то приподнимался слегка, то опускался вниз.
У меня висел на груди автомат, а в правой руке я держал пистолет. Но в этот момент все преимущества были на стороне немца. Стоит только ему шевельнуть указательным пальцем, как грохнет выстрел, и все будет кончено.
В минуты смертельной опасности мысль работает куда быстрее, чем в обычных условиях. Перед глазами прошла вся моя жизнь. Здесь, в этом доме, она обрывалась. Но раздумье заняло лишь мизерную долю секунды. В следующий миг я повернул голову в сторону Шпакова, стоявшего на пороге, и сказал по-немецки:
- Пригласите сюда жандарма! Вот как нас встречают в Пруссии.- И, обращаясь к немцу, спросил: - Вы знаете, кто мы? Против кого вы подняли оружие? Мы - добровольцы и служим в немецкой армии.
Немец заколебался. На мгновение он опустил ружье дулом вниз. Этого было достаточно. Я прыгнул, перехватил ствол рукой и отвел его в сторону. Старик успел нажать на спусковые крючки. Раздался выстрел, и комната наполнилась ядовитым сизым дымом. Я вырвал ружье из рук немца и, не помня себя, ударил прикладом его по голове. Пистолетный выстрел остановил бросившуюся к двери старуху: она хотела поднять тревогу.
Я с трудом положил в кобуру пистолет: дрожали руки, холодный пот выступил на лбу. Только что я преодолел смерть. Возможно, она была такой и въявь: сгорбленная, худая, со скрипучим голосом, в белом длинном саване, как этот старик.
- Это нам урок,- сказал Шпаков.- В дальнейшем так поступать не будем. Нужно всех собирать в одном месте и выставлять часового, а потом уже действовать.
- Нелепо все как-то получилось,- оправдывался я.
- Ты не виноват. Мы могли разойтись и мирно. Немцу незачем было браться за оружие.
- Но теперь-то что, все равно будем брать продукты? - осведомился Мельников, встревоженный таким оборотом дела.
- Будем,- успокоил его Шпаков.- Обязательно будем.
Наспех подкрепившись и захватив с собой провизию, мы за ночь успели еще обследовать обширный район севернее и северо-восточнее Инстербурга, а к утру укрылись в небольшом леске. Наконец настало время, когда, как нам казалось, можно поесть и отдохнуть. В полдень Мельников вытащил из рюкзака большой кусок желтоватого копченого сала, завернутого в газету.
- На чердаке, куда я забрался, вижу, в дымоход встроена большая ниша, вроде неширокого шкафа. Она плотно закрывается железной дверью. Посветил фонариком, посмотрел на эту дверь - давай, думаю, открою, И на тебе: на железной перекладине висят куски копченого сала. Вот такие.- Мельников показал рукой размеры кусков.- Здесь только половина куска. Попробовал было целый затолкать в вещевой мешок - не вошел. Пришлось располовинить.
Мельников посмотрел каждому из нас в глаза и доверительно сказал:
- Скажу вам, ребята, откровенно: по-хозяйски у них все это сделано. Печку топишь - и одновременно копчение идет.
- Ну да ладно. Соловья баснями не кормят,- сделал ему замечание Овчаров.- Бог с ними и с их порядком, а ты нарезай живее.
- Сейчас "повеселимся",- улыбнулся в ответ Иван Иванович.
Запах щекотал нам ноздри, и все мы невольно потянулись на него, сгрудились вокруг Мельникова в нетерпеливом ожидании. А Иван Иванович тем временем достал из ножен кинжал и принялся за такое приятное для него дело: нарезать ломтиками, как нарезают в столичном магазине, копченку, а потом делить их на равные дольки, прирезая добавку, отрезая лишку.
- Подожди, Иван Иванович, покажи-ка мне твою скатерть.
Мое внимание привлек заголовок, напечатанный крупным шрифтом на всю полосу, окаймленную черной рамкой: "Посещение русскими парашютистами хутора Кляйнберг".
- Дай сюда.- Я потянул за уголок к себе газету, на которой лежало сало.
- Да ну тебя! - ворчливо отмахнулся он.- Не мешай!
- Про нас написано,- объясняю ему, чтобы успокоить.
Иван Иванович приподнял сало, а я на мгновение онемел от той жуткой картины, которая предстала со страницы газеты.
Была помещена серия леденящих душу фотографий: пепелище сожженного дома и других построек, изувеченные трупы детей, женщин, мужчин. Текст гласил: "Соотечественники, жители Восточной Пруссии! Вот кровавые злодеяния большевистских бандитов, высадившихся на парашютах у деревни Эльхталь утром 27 июля и все еще рыскающих по нашей земле. Прошлой ночью они уничтожили десять ни в чем не повинных жителей хутора Кляйнберг. Вы видите трупы пятерых детей и трех женщин - их матерей,- двух стариков. Завтра это может случиться с вами! Бандиты нападут на вас, как бешеные волки. Истребляйте их! Этим вы защитите себя и свое отечество!"
Далее говорилось, что суровое наказание ждет того, кто не сообщит о бандитах или окажет им помощь. Награда ждет тех, кто поможет уничтожить большевистских ублюдков.
Сообщалось также, что в ночной перестрелке с бандитами возле хутора Кляйнберг погибло пять полицейских.
Заканчивалась эта провокационная страничка набившими оскомину словами "хайль Гитлер!".
- Что,- переспросил меня Шпаков,- все это фрицы нам приписывают? Ничего себе разрисовали! Вот и разгадка пожара и ночной стрельбы.
- Да, все это приписывается нам,- подтвердил я.
- Они, сволочи, мастера провокаций,- с возмущением сказала Аня.- Детей не пожалели, вот гады.
- Сами же и своих полицаев постреляли, тех, что выполнили это гнусное дело,- высказал догадку Шпаков.- Помните машины, те, что шли в темноте с потушенными фарами... В них, значит, ехали те, кто должен был замести следы. Убрать непосредственных исполнителей провокации. Ясно, что наиболее надежно секреты хранят мертвые.
Газета, вернее огромная, размером в газетную полосу, листовка, переходила из рук в руки. Я перечитывал вслух подписи под фотографиями. Что-то скользкое, холодное проникало в душу. Мельников молча сидел, забыв о сале: есть никому уже не хотелось.
Словно гром среди ясного неба поразило обывателя происшествие на хуторе Кляйнберг. Ужас охватил пруссаков. С наступлением сумерек они закрывались в своих домах, словно в осажденных крепостях, и в страхе коротали ночи, дрожа от каждого шороха.
Мне вспомнился хутор, на котором мы взяли продукты. Как враждебно встретили нас хозяева! Известно, никто не надеялся, что пруссаки будут принимать нас гостеприимно, но мы не могли предвидеть и такого отчаянного сопротивления. Дорогой ценой заплатили хозяева за такой прием. Они, очевидно, уже успели познакомиться с листовкой, рассмотреть фотографии. Ведь взял ее Мельников у них же на столе и завернул сало. Поэтому так и встретили нас. Жаль, что пришлось применить оружие, но иначе поступить было нельзя. Нечего и говорить, удалась гитлеровцам провокация! И впрямь были они мастерами грязных дел.
Значительно позже, когда у нас в Восточной Пруссии появились надежные и преданные друзья из местных жителей, нам многое стало известно из того, что было связано с первыми днями нашего нахождения во вражеском тылу.
Еще утром 27 июля, спустя несколько часов после того как мы приземлились, гауляйтеру Восточной Пруссии Эриху Коху сообщили, что прошедшей ночью к северо-востоку от Кенигсберга, вблизи залива Куришес Гаф, сброшены советские парашютисты. Повисшие на деревьях наши парашюты были обнаружены, удалось с помощью собак найти и остальные, которые разведчики зарыли. Попал в их руки и грузовой парашют с запасными комплектами батарей для питания рации, боеприпасами.
Таким образом, гауляйтеру Эриху Коху и командующему группой армий "Центр" в Восточной Пруссии генерал-полковнику Рейнгардту стало известно о примерной численности нашей группы и ее назначении.
Сообщение о советском десанте, спустившемся на расстоянии двух-трех ночных переходов от ставки Гитлера "Вольфшанце", немало волновало приближенного фюрера Эриха Коха. Он был не только гауляйтером Восточной Пруссии, где ему принадлежала высшая сласть, но и ближайшим соратником и личным другом Гитлера. Эрих Кох вступил в нацистскую партию на заре ее зарождения - одним из первых, и сам фюрер преподнес ему высшую партийную награду.
До недавнего времени Эрих Кох был рейхскомиссаром Украины, откуда оккупанты вместе со своим шефом были изгнаны советскими войсками. Изощренный палач и грабитель наспециализировался на советской земле в массовых убийствах, грабежах, провокациях. А теперь все те же средства Эрих Кох применил и в своем фатерлянде, к своим соотечественникам.
С целью выяснения внутренней обстановки в Восточной Пруссии мне удалось слышать выступление Эриха Коха по радио. Мне и сейчас слышится его хрипловатый голос, представляется изученное по фотографиям лицо этого коричневого главаря Восточной Пруссии, с обвислыми пышными усами, редкими волосами.
Тогда, осенью 1944 года, когда советские войска подошли к границам Восточной Пруссии, Эрих Кох на все лады распинался, уверяя, что русские никогда не вступят на германскую землю, что пруссаки - верные носители тевтонского духа - погибнут, но отстоят Восточную Пруссию. Он призывал солдат драться до последнего вздоха. Кох был кровно заинтересован в этом, поскольку являлся крупным землевладельцем. В довоенное время он получил в подарок от Гитлера имение Гросфридрихсберг возле Кенигсберга. Владел он и имением Эрнстфельде вблизи Людвигсорта, а также Ной-тиф на Висленской косе. В самом Кенигсберге он имел дома, вилы и дачи на берегу моря. Кроме доходов от владений он располагал еще огромными богатствами, награбленными в оккупированных гитлеровцами государствах, особенно в Советском Союзе. В размерах награбленного с Эрихом Кохом мог соперничать разве рейхсмаршал Герман Геринг.
В высадке советской десантной группы в Восточной Пруссии Эрих Кох почуял приближение конца мнимому благополучию своей вотчины. У него были основания полагать, что выброска парашютистов может быть связана с продолжением попыток убрать насильственным путем самого фюрера. Ведь всего неделю назад до высадки "Джека" в Восточной Пруссии в ставке Гитлера "Вольфшанце" - "Волчьем логове" была подложена мина полковником Штрауффенбергом. Покушение было неудачным - Гитлер остался жив.
Не мог Эрих Кох не беспокоиться и о своей собственной персоне. Злодеяния, совершенные им на советской земле, не забыты. Судьба рейхскомиссара Белоруссии Вильгельма Кубэ напоминала Коху о неизбежной расплате.
Срочно была разработана операция по вылавливанию и уничтожению советской разведгруппы. В помощь полиции и жандармерии были приданы курсанты юнкерских училищ. Мобильные группы по квадратам окружали и прочесывали лес, пускали по следу овчарок, но поймать советских разведчиков не могли. Прошло два дня в безрезультатных поисках. Гитлеровцы даже совсем потеряли след парашютистов. На третьи сутки, когда была передана "Центру" первая радиограмма, немцы нас запеленговали. Произошли первые стычки с патрулями. Коху доложили, что в ночной перестрелке убито трое юнкеров, кроме того, двух юнкеров нашли в лесу заколотыми кинжалами. Найден также труп человека в русской одежде, но без документов. Возможно, считали фашисты, что это русский парашютист, возможно, пленный, который пытался бежать на Родину,- немцам не удалось установить, что это был наш командир Павел Крылатых.
Гитлеровцы перекрывали перекрестки дорог, патрулировали на лесных просеках и тропинках, прочесывали леса и кустарники, но успеха не имели.
Время от времени из Берлина звонил сам Гиммлер в резиденцию гауляйтера Коха, интересовался результатами операции против русских парашютистов.
Неудачи по осуществлению операции приводили в бешенство Коха, он стал дрожать за собственную шкуру, и было от чего. Еще не улегся шум после покушения на фюрера, а тут, на тебе - советские парашютисты безнаказанно действуют возле той же ставки "Вольфшанце". И он, Эрих Кох, бессилен их обезвредить. Кох уверял Гиммлера, что советские парашютисты вот-вот будут выловлены. Но проходили дни, и все оставалось по-прежнему. В стычках погибали солдаты и жандармы, а парашютисты оставались неуловимыми.
На третий день после высадки нашей группы Эрих Кох пригласил шефа полиции Восточной Пруссии к себе в резиденцию. Это было удивительно, что полицай сидел вместе с самим Эрихом Кохом за одним столом, сняв свой парадный мундир, и пил коньяк. Обычно Эрих Кох подчеркнуто пренебрегал такой компанией.
Именно во время этой встречи гауляйтер и полицейский главарь договорились о проведении провокационной операции на хуторе Кляйнберг. Эта операция была задумана как составная часть операции, которая предусматривала окончательную ликвидацию нашей группы.
Весь расчет строился на том, чтобы запугать гражданское население советскими парашютистами, мобилизовать на борьбу с ними. Нетрудно было догадаться, что разведчики вынуждены будут посещать хутора, чтобы пополнять свои запасы продуктов - вот там им и должны быть уготованы ловушки.
Затея гауляйтера и шефа полиции была осуществлена. Эрих Кох постарался, чтобы на место этой провокации приехало как можно больше корреспондентов и фоторепортеров. Вот они и расписали "Зверства" русских парашютистов на хуторе Кляйнберг.
Мы понимали, что после такой провокации гитлеровцев нам будет очень опасно появляться на хуторах. Но газета, случайно попавшая нам в руки, явилась предупреждением и для нас.
Для того чтобы запутать следы, мы после очередного сеанса не выходили на связь с Москвой по двое-трое суток. Старались за это время отойти как можно дальше, разведать новые районы, проследить за движением войск на автострадах, на железных дорогах, не обнаруживая себя. Собрав важные разведданные, мы выходили на связь с Москвой в разное время суток, из самых неожиданных мест.
Облавы на нас не прекращались ни днем ни ночью. Потеряв надежды на то, что мы попадем в расставленные полицией ловушки или засады, Эрих Кох добился согласия Рейнгардта выделять ежедневно до двух полков пехоты на проческу леса. И хотя все было против нас на этой сатанинской земле, но нам все еще везло. Мы продолжали действовать.

ГРОЗА

Прошла первая неделя, как мы высадились у деревни Эльхталь. Гитлеровцы стремились во что бы то ни стало истребить группу. Мы же, избегая невыгодных для нас открытых схваток, старались изучить их повадки. Тактика была однообразной: окружения и прочески лесов и других подозрительных мест, где предположительно мы могли бы остановиться на дневку. Мобильные группы на автомашинах теперь всякий раз устремлялись на большой скорости к тому месту, откуда мы вели передачу по радио. Об этом мы не только догадывались или могли предполагать. Мы уже однажды видели, как тяжелые грузовики, натужно ревя, неслись с солдатами по дороге, вдоль которой мы шли по полю, и разгрузились на той опушке леса, где несколько минут назад работала наша радиостанция и откуда мы только что ушли. Разбегаясь вправо и влево от остановившихся автомашин, солдаты в спешке окружали лес. Нам был преподнесен небольшой урок: в будущем нельзя было мешкать ни минуты после того, как заканчивался очередной сеанс связи с "Центром".
Случалось также, что мы обнаруживали следы прочесок лесов еще до нашего прихода туда. На траве, на песке видны были параллельные тропки: вражеские цепи проходили всегда очень густо. Можно было допустить, что в этих местах велся поиск другой группы, подобной на нашу, но нам о другой какой-либо группе ничего не было известно. Мы принимали все на свой счет.
"Центр" приказал нашей группе переместиться в район города Гольдапа, где мы должны были продолжить разведку местности, установить, продолжаются ли в этом направлении укрепления линии "Ильмен-хорст". Предстояло пройти около ста километров на юго-восток от того места, где мы находились. Известно, что наш путь всегда был длиннее, чем расстояние по карте. Нельзя было идти по прямой. Нужно было петлять, обходить населенные пункты, города, наиболее опасные места, днем прятаться от чужого взгляда.
Командир группы Николай Шпаков внимательно изучал маршрут по карте. Предстояло преодолевать реки и каналы, железные и шоссейные дороги. Нужно было быть готовым к любым, самым неожиданным трудностям и опасностям. Утешало то, что по пути встречались лесные массивы, которые всегда служили естественным укрытием.
Вышли в новый дальний путь, как обычно, с наступлением сумерек. Прошли быстрым шагом километров пять-шесть, норовя поменьше петлять вокруг кустов, обильно разросшихся на зыбкой торфяной почве. Глаза понемногу приспособились к темноте. Но звездное небо вдруг померкло, стало совсем низким. Налетел, шелестя травою, порыв ветра. С каждой минутой ветер усиливался, становясь по временам таким напористым, что мы вынуждены были останавливаться, чтобы перевести дыхание. Над нами поплыли густые темные тучи. Где-то сзади полосовали небо молнии, доносились перекаты грома.
- Гроза будет, нужно торопиться,- говорил Шпаков после каждой нашей минутной остановки. И говорил он это хотя и не во весь голос, но и не приглушенно, не переходя на шепот, как мы уже привыкли разговаривать во вражеском стане. И в этой новой для него интонации невольно ощущалось, что приближающаяся гроза на какое-то время отдалила опасность, которая таилась вокруг нас. И хотя сама по себе гроза была мало приятной в таком походе, но все же мы как-то легче вздохнули, спало нервное напряжение, в котором мы находились постоянно. В такое время, когда вот-вот налетит грозовой шквал, все живое ищет укрытия, и зверь, и человек. Очевидно, укрылись в уютные уголки и наши преследователи.
Сначала редкие, но очень крупные капли падали на наши головы. Как-то по-особенному травами запахла земля. Нужно было получше приспособить свою амуницию, плотнее застегнуться, надежнее спрятать от дождя те вещи, которые не терпят влаги. Неплохо было бы и нам самим укрыться - были у нас плащ-палатки. Но в походе они очень неудобны. Они то надуваются ветром, то облипают ноги, сдерживая шаг, тормозя ходьбу. И все же не это главное - наброшенные на голову башлыки лишают возможности хорошо слышать, что делается вокруг, а уж нам-то ухо следовало держать остро. Поэтому решили идти открыто, подставив себя дождю и ветру, не прячась от непогоды. Мы были в пестрых маскировочных куртках и шароварах, которые, намокнув, становились более жесткими и плотными и не так пропускали влагу.
Тревожно зашумело ржаное поле, среди которого мы оказались. Ветер до земли пригибал колосья, упругие стебли звенели, как провода, шумели колосьями, все поле дышало и колебалось, словно разбушевавшееся море. Ударила молния, и дождь хлынул как из ведра. Чтобы не потеряться в кромешной тьме, мы шли цепочкой, держась друг за друга. Молния по временам добела освещала наш путь, и мы спешили напрямик, не боясь наскочить на что-либо. Засады в такую грозу на открытом месте мы не опасались - считали ее маловероятной. Шли быстро, ступая как попало и где попало, - дождь смоет следы.
Внезапно донесся какой-то подземный гул. Мы остановились, прислушиваясь. Гул нарастал, приближался, но мы не могли понять, что это такое. Вдруг мимо нас пронесся огромный табун лошадей. Он прогрохотал, как горный обвал, совсем рядом, обдав нас клочьями земли и грязью. Мы только успели облегченно вздохнуть от того, что опасность миновала, как вновь повторилось то же самое. Только теперь обезумевший от страха табун с храпом несся в обратную сторону. И снова так близко, что мы едва не были смяты этой лавиной. Сполохом осветило поле, оглушительно грянул гром, отдаляясь перекатами, и лошади тревожно заржали, шарахнулись в разные стороны, распустив по ветру гривы, подобные на пляшущие языки черного пламени.
- Скорее за мной! - крикнул Шпаков. И мы бросились за ним к небольшой группке деревьев, что увидели впереди. Нужно было спасаться от лошадей, которые носились по полю. Возможно, услышав людей, они и искали защиты от грозы возле них.
- Все-таки нам везет,- тихо, как бы сам себе, проговорил Целиков, когда мы укрылись за деревьями и опасность миновала.- Если бы кони прошлись по нашим костям, то перемололи бы их в муку.
Никто не ответил ему, но каждый понимал, что результат был бы именно таким.
Сразу же за деревьями начиналось новое поле, огражденное глубоким рвом и колючей проволокой. Ров был широкий, полный воды. Но нам, вымокшим до нитки, она была теперь не страшна. Вода доходила почти до пояса, но медлить было нельзя: в темноте снова нарастал топот - лошади метались из края в край по пастбищу. Мы спешно перебрались через канаву, перелезли забор и вошли в лес, который оказался слева от нашего курса. Мы не собирались заходить в него, но теперь решили остановиться там и немного передохнуть. Мы остановились под шатром разложистого великана, возможно дуба, в темноте нельзя рассмотреть и не до этого было. С нас текла вода.
Выжмем портянки, что ли? - не то спросил, не то предложил Иван Целиков.
- Не мешало бы,- отозвался Иван Овчаров.
Их предложение поддержал и Мельников: во всем, солидарны были три Ивана.
Мы начали разуваться, выжимать портянки. Овчаров снял даже штаны. В промокшей одежде каждого было по пуду воды.
- Там огонек светится,- сказал Юшкевич, показывая в сторону.
- Подойдите со Зварикой и узнайте, что там такое,- приказал Шпаков.
Мы обулись и подошли к опушке. Вскоре Юзик и Генка вернулись.
- На дворе грузовики стоят, часового нет,- докладывал Зварика.- Там воды по колени, но мы подошли к самому окну. За столом спит, положив голову на руки, какой-то фриц в солдатской форме. Видимо, часовой спрятался от дождя.
- Нужно его взять,- решил Шпаков.
- Но он может проснуться раньше, чем мы переступим порог,- резонно заметил Юзик.- Можно влипнуть.
- А что, если я пойду,- вызвалась Аня.- Если немец проснется, скажу, что на крыльце больная женщина, попрошу, чтобы помог ей. Ну, скажем, в больницу нам нужно, но попали под грозу, сбились с дороги. Если он пойдет на это, вы его прихватите, а если что - застрелю.
- Пойдем, там увидим, - ответил ей Шпаков.
Подошли к хутору, прислушались, присмотрелись к черным крытым грузовикам. Тихо. Только, как в барабан, бьет по брезенту мелкий дождь.
Троих Иванов Шпаков послал обследовать грузовые автомашины, а мы с ним, стараясь не плескать сапогами по воде, подкрались вдоль стены к окну. В той же позе спал за столом солдат. У стены, рядом с ним, стояла винтовка.
- Ты, Аня, иди, сделай, как говорила, а мы подстрахуем,- шепнул ей Николай.
Аня сняла пятнистую куртку, ступила на крыльцо, а Шпаков дернул меня за плечо, кивком головы поманил идти вместе с ним,
Дверь в сени оказалась не запертой. Втроем мы бесшумно подошли ко второй двери, нащупали ручку. Аня открыла. Немец приподнял голову, протянул руку к винтовке, ожидая, что скажет эта промокшая женщина в берете.
- Можно мне войти? - спросила она по-немецки.
Из сеней нам хорошо были видны через открытую дверь двухъярусные нары, а возле них ряд выставленных солдатских сапог с широкими голенищами. Значит, мы попали в казарму. Солдаты похрапывали под шум дождя. Из дома тянуло тяжелым спертым воздухом, кислым запахом кожаной амуниции, гуталином и дешевым одеколоном. "Вот фугануть бы пару гранат - ни один не уцелел бы", - невольно промелькнула мысль. Но диверсии не входили в наши планы. Мы - разведчики.
- Да, да,- ответил солдат и не спеша поднялся из-за стола, держась правой рукой за ствол винтовки. Он сделал шаг навстречу Ане и негромко, чтобы не тревожить сон остальных, спросил: "Что случилось?"
- На крыльце больная женщина, помогите...
Едва солдат перешагнул порог, как мы со Шпаковым наложили ему кляп, заломали руки и без лишнего шума вытащили во двор. Аня закрыла за нами обе двери. Ничто не указывало на то, что мы подняли тревогу.
Пленного отвели в поле, присели возле канавы и допросили. Оказалось, что мы попали в расположение связистов пехотного полка, который ожидает своей отправки на фронт. Ясно, нас интересовало, известно ли солдатам что-нибудь о русских парашютистах.
- О да, мы все предупреждены,- закивал головой пленный.- Мы должны из-за них более бдительно нести службу даже здесь, в тылу.
- Так что же ты нарушил указание - спал на посту? - спросил Мельников по-русски.
Но немец не понял его. Тогда Иван Иванович сложил ладони и, положив на них голову, закрыл глаза.
- Понимаешь, почему спал на посту, спрашиваю? Служить надоело, что ли? Вот доложим Гитлеру, всыплет он тебе по толстому заду,- и жестом показал, как это получится.
Хотя мы все устали, промокли, но такая угроза Мельникова немцу развеселила нас. Немец опустил голову, произнес упавшим голосом:
- Надоель война. Плёх жизнь зольдат.
- Смотри ты на него: так уж и надоело! Готов ивоевать бросить! Не трогай только фатерлянд и его самого. Небось, на русском сале такой зад наел, может, не один дом наш сжег, детей стрелял...
Ценных сведений мы от пленного не получили. Полезно было только узнать, что о нашем нахождении предупреждены здесь все - и гражданские жители, и воинские части.

К ГОЛЬДАПУ

Через трое суток на рассвете мы подошли к городу Гольдапу. Хотя мы передвигались только ночами, но по тому, что нам довелось видеть, создалось впечатление, что природа в этих местах очень живописная. Пологие холмы во многих местах покрыты лесами, кустарниками. Часто встречаются извилистые ручьи.
На огороженных пастбищах мы часто видели коров. Они здесь дневали и ночевали, пегие, крупные. Когда мы убедились, что они ночью остаются в загонах без всякого надзора, мы иногда заворачивали туда, чтобы попить воды, которая завозилась в цистернах для скота. Вода была чистая, колодезная, мы пили ее с удовольствием. Животные были рады появлению людей: они вставали, подходили к нам. Как-то Юзик Зварика не удержался, потрепал тучную корову по шелковистой шее. Корова доверчиво лизнула его руку своим шершавым языком.
- Ишь, какая ласковая!..
Юзик по-хозяйски осмотрел ее со всех сторон, провел рукой по спине, потрогал тугое вымя.
- Скот у них хороший, крупный,- сделал он заключение.- Подай-ка, Зина, ведро. Попробуем молочка.
Зина взяла возле цистерны ведро и поднесла его Юзику. Юзик начал доить. Тугая струя гулко ударила в жестяное дно. Шпаков забеспокоился:
- Перестань, Юзик!
Но вдруг передумал и сам же предложил!
- Давай, только по-быстрому. Остальные проследите, чтобы никто не нарвался.
Что и говорить, молоко все пили с жадностью, но сдерживались, чтобы не перепить - берегли свои желудки. Один Мельников пренебрег осторожностью, за что и был наказан. Следующий день доставил ему немало хлопот...
Едва отошли от загонов, как напоролись на противотанковые надолбы "зубы дракона". Точно такие же, как под Инстербургом. Они белели в темноте, словно обглоданные, обветренные и омытые дождем кости каких-то доисторических великанов.
Попадались на пути и бесконечные ряды проволочных заграждений на восточных склонах, тщательно запрятанные в землю доты. От них тянулись извилистые линии окопов, большей частью к какому-либо из хуторов.
Мы приближались к облюбованному на карте лесу, чтобы остановиться на дневку, отдохнуть, подкрепиться и, если позволят обстоятельства, хотя бы немного просушиться, потому что почти все дни дождило. Нам осталось пройти каких-нибудь метров сто негустым кустарником, как из лесу навстречу нам вышел человек. Из-за правого плеча его торчал ствол винтовки. Нам очень хотелось, чтобы он прошел мимо, не заметив нас, потому что сразу выдать свое местонахождение - значит, навлечь усиленные прочески леса, облавы. Мы залегли. В предутренней тишине нам издалека слышно было его "кхе-кхе". Человек шел не спеша и набрел прямо на нас. Пришлось задержать его. Это был дряхлый старик. Я снял у него с плеча винтовку старого образца с непомерно длинным стволом, ощупал его, ища другое оружие: могли же быть у него и гранаты или что-либо еще. Старика знобило - то ли от страха, то ли оттого, что было в самом деле прохладно. Кашлять он перестал. Придя в себя от растерянности и сообразив, кто перед ним, старик очень сожалел, что встретился с нами.
- Я всю ночь нарочно громко кашлял и хлопал в ладоши,- он развел руки со скрюченными старческими пальцами,- топал ногами, чтобы отпугнуть призраки,- в отчаянии говорил он.- И надо же такому случиться, что набрел просто на вас. И откуда вас принесла нечистая сила? - едва не плача, горевал он. И тут же сам ответил на свой вопрос: - Да что и говорить, всей Пруссии известно, откуда вы и кто такие. Мы дали ему высказаться, а затем предложили идти с нами. Старик не сопротивлялся. Когда мы подошли к опушке, он показал место своей "засады".
- Такая старая кляча, а землю взбил, как молодой жеребец,- проворчал Овчаров.
- Теперь мы караулим вас и день и ночь - такой приказ получили от полиции. На дежурства выходят все цивильные,- пояснил старик.- Вот и меня, старого, заставили. Нет теперь для вас места здесь, в Пруссии. Тут все против вас. Посты и посты. Вся Восточная Пруссия в постах: солдаты, полиция, жандармерия, теперь вот и мы тоже на посту...
- Снимаю тебя, старик, с поста,- впервые за много дней улыбнулся Шпаков.
Мы углубились в лес, чтобы осмотреться, выбрать для дневки более подходящее место: укромное и в то же время хоть немного открытое солнцу, если установится погода. "Снятый с поста" Шлаковым немец упал на колени и, вытянув вперед руки, как прославляющий аллаха мусульманин, взмолился.
- Я не виноват! Я ни в чем не виноват.- Он, видимо, решил, что пришел его конец.- Нас заставили дежурить - всех заставляют...- Его белая с синеватым отливом, редкая бородка дрожала.- Пожалейте моих внучек. У меня их двое: Анна и Нора. Одной семь, другой четыре года. У них нет отца: мой сын погиб в России. Внучки ждут меня. Я должен вернуться, обязательно должен, слышите...- срывался он на плач.
- Успокойся, старик,- предупредил его Шпаков.
Старик перестал причитать, опустил руки, но ненадолго. Но теперь уже как можно тише снова стал канючить:
- Я ничего не видел, ничего никому не скажу. Буду молчать как рыба, пусть отсохнет мой язык, если скажу кому хоть слово. Я должен вернуться к своим внучкам. Прошу вас...
- Пусть идет, начерта он нам,- расчувствовалась Аня.
- Вечером отпустим,- раздраженно сказал Шпаков.
Старик перекрестился.
- Смотрите на него! Я думал, что среди этих извергов нет верующих. А это - немец и крестится,- удивился Зварика. Он уже успел развалиться под елочкой, вытянув свою больную ногу.
- Одно другому не мешает,- возразила Зина,- хуже их зверей и не придумаешь. Но не все же такие. Люди разные бывают. Неужели здесь одни гитлеровцы остались?
- Мои предки - литовцы. Вы слышите - литовцы! - как бы поняв смысл разговора, слезливо твердил старик.
- Остановимся здесь,- распорядился командир, осмотрев вокруг лес, не обращая никакого внимания
на последние слова старика.
Мы присели, прилегли, примостившись кто как сумел.
- Ты, Иван Иванович, понаблюдай пока,- Шпаков посмотрел на Мельникова выжидающе.
- Может, слегка "повеселимся" сначала, у меня кое-что осталось.
- Немного потом.
Мучила жажда, хотя от воды, как говорится, не было спасения, сутками мокли под дождем, но напиться не было откуда. Из луж пить опасно - можно схватить болезнь, а больному тут не только никакого лечения, но и никакого спасения. Роса буйными каплями свисала на ветках, на листьях, живыми бусинками дрожала на траве. Генка, задрав голову, встряхивая ветку, осыпал себе в рот капли росы. Я тоже попытался заняться этим. Но разве таким образом напьешься или утолишь жажду. Получалось как в сказке: по бороде текло, а в рот не попадало. Это только дразнило, еще хуже жгло в горле, в груди.
Опершись спиной о толстый камель, а вернее о вещевой мешок, я подобрал под себя ноги, зажал между коленями автомат и вскоре забыл и о жажде, и о голоде, и, вообще, обо всем на свете: одолел сон.
Не знаю, сколько я спал, но почувствовал, что во сне меня кто-то тормошит, а затем больно ударил в бок. Я никак не мог открыть глаза - хотел, но не мог. И только когда чья-то рука свалила меня набок, проснулся. Я увидел старика, который сидел почти рядом, и Генку Юшкевича.
- Бежим, немцы! - злобно крикнул Генка.
Этого было достаточно, чтобы я мгновенно подхватился. Сон как рукой сняло. Теперь я и сам заметил серую, как ворона, фигуру солдата с винтовкой наизготовку. Справа и слева - еще и еще солдаты. Почему-то мне показалось, что они не идут, а стоят. А может, и впрямь они в этот момент остановились.
Пригнувшись, мы шмыгнули за елочки, так и оставив сидеть старика. Вслед раздались выстрелы.
Перебегая лесную дорогу, заметили на ней солдат с собаками. Думали, сейчас пустят собак, потому, спрятавшись за стволы деревьев, вскинули автоматы. Они были нам хорошо видны. Но немцы, будто и не заметив нас, повернулись и пошли в обратном от нас направлении. Позже мы неоднократно были свидетелями подобных случаев. Объяснение им было довольно простое - никто не хотел лезть под пули, никто не спешил умирать.
- Быстрее, быстрее,- торопил меня Генка.- Наши должны быть где-то здесь.
Когда мы догнали своих, Шпаков на ходу заглядывал на карту. А Генка мне рассказал, как тихо подошли немцы, заметили их уже совсем близко.
- Хорошо, что мы их увидели первыми. Шпаков подал знак отходить. Мы поднялись - ив ход. Оглядываюсь, а ты сидишь на месте и старый немец возле тебя. Я вернулся... Еле растормошил. Ну и спал же ты! - никогда так не было.- Спеша говорил Генка, будто боялся, что не успеет досказать.
Часа два мы отходили, стараясь далеко не отрываться от немцев, которые, растянувшись цепью, прочесывали лес, подпускали их настолько, чтобы иной раз не только слышать, но и видеть их.
Впервые они напали на нас исподтишка. Обычно они вели проческу леса с шумом, треском, улюлюканьем. Мы назвали их эту тактику на охотничий манер - "гоном". Потому что так же, как и в охотничьем гоне, она рассчитана была на то, чтобы поднять нас со стоянки, как зверя с лежки, спугнуть, нагнать страх, заставить бежать, забыв о всякой другой опасности, пока мы не попадем на засаду. Но эта тактика на протяжении многих дней не дала никаких результатов. Поэтому, видимо, они решили попробовать по-новому: выследить и напасть внезапно. Но и мы были не лыком шиты. В группе "Джек" были достаточно опытные разведчики, знакомые с фашистскими повадками еще по белорусским лесам. И хотя обстоятельства были далеко не одинаковые - здесь мы были лишены главного козыря: поддержки населения, но все же нажитый опыт выручал, да еще и как выручал. Немцы быстро убедились, с кем имеют дело, поэтому и пробовали разные способы борьбы с нами.
Вот и теперь, когда не удалось накрыть внезапно, они подняли крик, стрельбу. Этим шумом они даже помогали нам, потому что мы знали, где находится враг, как избежать столкновения с ним. Скорее же всего солдаты так старательно улюлюкали и постреливали, чтобы отпугнуть нас от себя, а не встретиться лоб в лоб, ибо такая встреча не сулила и им ничего хорошего.
Немцы преследовали нас не спеша, с остановками, проходя в час не более полутора километров. Несколько раз при перебежках дорог и просек по нас открывали огонь из пулеметов, но всегда с опозданием, так что не причиняли вреда.
В небольшой лощинке Шпаков остановил нас. Дальше шло высохшее болото с тростником и коряжистыми низкорослыми сосенками и березками.
- Дальше отступать некуда,- сказал он.- Лес сходит на клин: нас хотят загнать в ловушку. Будем
прорываться назад - туда, откуда шли. Место здесь подходящее. Лес густой. Подпустим фрицев поближе, ударим в лоб - и вперед.
Переползая от одного к другому, командир сам замаскировал каждого. На флангах расположил Целикова и Мельникова. Зину с Аней - в центре. Сам лег несколько впереди, оставляя мне место рядом. Все мы заняли по фронту каких-либо метров пятнадцать.
- Огонь по моему сигналу,- предупредил Шпаков.
Ждать долго не пришлось.
Солдаты шли перекликаясь. Послышались их шаги, шорохи веток, металлическое звяканье касок о сухие сучья. Серо-зеленые фигуры показались меж деревьев, держа оружие наготове.
- Огонь! - скомандовал Шпаков, подхватившись, он бросился вперед, стреляя на ходу. Мы дружно рванулись за командиром.
Сразив всех, кто оказался перед нами, через их трупы мы проскочили и оказались в тылу своих преследователей. Те солдаты, что были справа и слева от нас, прицельно стрелять не могли, боялись поразить своих. А беспорядочная пальба в белый свет, как в копейку, нам не была страшна. По густому лесу мы успели уйти довольно далеко, а стрельба все еще доносилась с места нашего прорыва.
- Наши все? - спросил на ходу Шпаков Зину,
которая все время старалась не отставать от него.- Где Юзик, Овчаров?
- Все, Коля, я подсчитала.
Быстрым шагом мы прошли еще с километр. Наступила тишина. Ни стрельбы, ни преследования.
Успех окрылил нас. Как только опасность осталась позади, Шпаков остановил группу. Едва присели - начались оживленные комментарии.
- Я как чирканул короткой - фриц и лапки кверху,- меняя диск в автомате, говорил Овчаров Целикову.
- А передо мной какой верзила оказался! Полоснул в самое пузо. Так им и надо,- ответил Иван Белый.
Томила жажда, но никто не проронил ни слова. Даже Мельников не предлагал "повеселиться". Мы знали, что противник не оставит нас в покое. Так оно и было, Вскоре на нас вновь двинулись немцы. Только на этот раз не одной, а двумя цепями. Хорошо, что нам удалось заметить их. Обстановка усложнялась. Рассчитывать на повторный счастливый прорыв не приходилось. Шпаков оценил обстановку и решил вести нас на южный край леса, на опушку.
- Если вновь придется пробиваться на север, то немцы будут у нас только с одной стороны, слева, а справа будет поле,- объяснил он свое решение.
Идя в заданном направлении, мы наткнулись на бараки, одноэтажные, плоские, с большими окнами, хорошо замаскированные сверху деревьями и натянутыми сетями. Метров через полсотни подошли к опушке и совсем рядом увидели на пригорке зенитную батарею. Далее рядами стояли "мессершмитты". Военный аэродром! Часовой заметил нас. Порывисто ударил колокол, завыли сирены. Летчики, лежавшие на зеленом поле, побежали к самолетам, взревели моторы. Мы инстинктивно бросились в глубь леса. Проскочили просеку и наткнулись на пулеметчика. Он устроился за штабелем дров, но пулемет его был направлен в противоположную от нас сторону. Он, конечно, не рассчитывал, что мы можем появиться со стороны аэродрома. Пока пулеметчик, заметив нас, пытался развернуть свою "гевермашинен", Генка скосил его автоматной очередью.
Мы углублялись в лес. Перевалило за полдень. Для немцев наступил "миттагэсен", а для нас - передышка. Она продлилась, к счастью, до самого вечера.
Незадолго до наступления сумерек Шпаков составил радиограмму: "Находимся северо-восточнее Гольдапа. Обнаружен аэродром с истребителями "мессершмитт-111" и "меесерпшитт-112". Противник большими силами прочесывал лес. Потерь нет". Сообщил он также и те разведданные, которые мы добыли в пути. Зина быстро передала шифровку.
Учитывая то, что группа за последние сутки не имела передышки, Шпаков решил ночью провести короткую разведку местности к востоку от аэродрома с таким расчетом, чтобы возвратиться в лес сразу после полуночи и отдохнуть до утра. Ибо никто не мог предвидеть, что день грядущий нам готовит. В любой обстановке надо рассчитывать на свои силы.
Пробираясь по лесу, на одной из дорог мы наткнулись на колонну самоходных орудий. Прислуга находилась возле машин, солдаты покуривали, разговаривали. Когда прибыла сюда эта стальная армада? Куда она держит путь? Днем мы не слышали лязга гусениц, хотя находились недалеко. Мы осторожно прошли от головы колонны до хвоста, пересчитали самоходки, бензовозы, грузовики с боеприпасами.
Выйдя из лесу, прежде всего решили поискать воды. Обходя аэродром, спустились в лощину и нашли ручеек - он значился и на карте. Вода была чистой, прохладной. Напились сколько могли. Разведчики очень устали, но особенно трудно было Юзику. Прихрамывая, он плелся сзади, то и дело теряясь из виду. Это всех нас тревожило, но первой вслух высказалась Зина.
- Нужно что-то предпринимать, а то потеряем человека,- сказала она Шпакову.
- Еще немножко, проверим только одну лощинку,- ответил он.- Там должно быть что-нибудь интересное.
Его предположения оправдались. Высокие склоны лощины были эскарпированы, чтобы танки не могли взобраться. Замаскированный дот удалось обнаружить только благодаря подходам, которые вели к нему с тыла. Судя по рельефу местности, линия укреплений продолжалась к югу. Но вести разведку ее у нас уже не было сил.
Осторожно прислушиваясь к каждому ночному шороху, мы приближались к тому лесу, где нас гоняли прошлым днем. Принимая такое решение, Шпаков исходил из того, что немцы не станут повторно прочесывать лес, из которого мы вырвались из окружения.
Приблизившись к лесу, мы прислушивались к каждому ночному шороху. Ложились на землю и, затаившись, выжидали, не выдаст ли себя чем-нибудь вражеский пост, не появится ли патруль. Все было спокойно. Мы отдыхали не только остаток ночи, но и весь следующий день. Прикончили свои небогатые запасы продуктов. Вечером снова, значит, придется идти на хутор, обнаружить себя. Пока мы возились на хуторе, наполняли свои вещмешки хлебом и копченостями, которыми были здесь богаты все, девушки передали радиограмму.
В свою очередь "Центр" тоже передал нам шифровку. Получив ее, Шпаков почему-то долго рассматривал текст, словно изучал его, хотя смысл радиограммы был предельно прост и ясен. Вместо того чтобы действовать в районе Гольдапа, куда мы добирались так долго и с трудом, нам предлагалось возвратиться на линию железной дороги Кенигсберг - Тильзит, взять под наблюдение перевозки по ней, а также на ближайших шоссе. Значит, нужно возвращаться в район приземления, туда, где на вторые сутки после высадки навсегда остался наш командир капитан Павел Крылатых. Не потому ли так долго рассматривал Шпаков радиограмму, что она вызвала у него много нелегких, тревожных воспоминаний.

К МЕСТУ ВЫСАДКИ

Жаль, что многое становится известным слишком поздно, когда оно уже не может понадобиться. Часто случалось, что, спасаясь от облав, стремясь избежать стычек с врагом, мы прятались не в тихих уголках, а лезли, как говорится, черту на рога, попадали в самые опасные места, сами того не зная.
Как раз так и было первые десять дней после нашей высадки. Если проследить за нашим маршрутом, то получалось, что мы пробирались от деревни Эльхталь - возле которой приземлились - к самой ставке Гитлера, к "Вольфшанце", что означает "Волчье логово". Обнаружив после переправы через реку Парве доты, "зубы дракона", проволочные заграждения и другие объекты линии укреплений "Ильменхорст", мы двинулись вдоль ее к югу. Эта линия начиналась на севере у реки Неман, за которой лежала литовская земля у немецкого города Рагнит, шла на юг вдоль восточной границы Пруссии к Мазурским озерам и топям. Наиболее крупными городами, через которые она проходила, были Гумбинен и Гольдап.
На юго-востоке Пруссии, охватывая всю группу Мазурских озер, лежал укрепленный район "Летцен". В этих труднодоступных местах, окруженных с востока озерами, защищенных хорошо скрытыми оборонительными сооружениями у города Растенбург, и находилась "Вольфшанце". Устроители главной штаб-квартиры фюрера позаботились о том, чтобы не оставить на поверхности никаких примет, указывающих на то, что здесь находится какой-либо важный объект. Все было спрятано под землей, замаскировано под окружающий ландшафт. Здесь, в "Волчьем логове", и было совершено покушение на Гитлера всего за неделю до нашего приземления в Восточной Пруссии. О покушении мы узнали еще до выброски. Распространились слухи, что в результате взрыва мины, подложенной полковником Штауффенбергом, Гитлер погиб. Чтобы опровергнуть это, Гитлер лично выступил по радио. Покушение было неудачным.
Мы по-своему комментировали это событие. Одни считали, что оно будет нам на руку. Органы безопасности заняты выявлением заговорщиков, на нас будут меньше обращать внимания. Так, в частности, говорил капитан Крылатых. Другие же, как, например, Зварика, полагали, что факт покушения на Гитлера еще больше насторожит фашистов и поэтому нам придется действовать в сложной обстановке.
Но нам и в голову не приходила мысль о том, что ставка Гитлера находится не где-либо в центре Германии, а именно здесь, в Восточной Пруссии, и что нам придется действовать в непосредственной близости от нее. Мы не дошли до "Волчьего логова" каких-либо 30-40 километров. И возможно, подошли бы еще ближе - ведь мы не знали, что в этой глухой лесной местности, настоящем волчьем углу, находится сам Гитлер с приближенными. Невдалеке от "Вольфшанце" были расположены и главные штабы сухопутных войск и воздушных сил рейха. Возле геринговской штаб-квартиры "Люфтваффе" под Ангербургом мы проходили совсем рядом.
Затаившись в "Волчьем логове", фюрер считал себя в полной безопасности. Вокруг были минные поля, замаскированные проволочные заграждения. Подходы к берлоге усиленно охранялись. Как бы там ни было, но сейчас это совершенно ясно, что, прослеживая наш маршрут именно в этом направлении, гитлеровские служаки все более и более били тревогу. При подходе к Гольдапу мы установили, что вокруг леса, в котором мы намеревались остановиться, было круглосуточное дежурство. Это подтвердил и пойманный нами постовой. Он показал, что в его задачу входило наблюдать за местностью, в случае появления советской десантной группы следить за ней и сообщить властям.
Едва мы на рассвете вошли в лес и расположились, как сразу же началась проческа. Ясно, что подготовиться к такой операции со времени нашего прихода было невозможно. Значит, нас здесь уже ждали, и вся операция была задумана и подготовлена заранее. Ставилась цель перехватить нас и уничтожить на пути к "Волчьему логову". Кроме пехоты в проческе леса тогда участвовали летчики, обслуживающий персонал аэродрома, который находился невдалеке. Мы это установили по форме, которая была на солдатах. Возможно, последнее обстоятельство и оказалось причиной того, что нас преследовали не слишком умело и потерь мы не понесли. Наши преследователи из состава "Люфтваффе" взялись не за свое дело, а то, что ходить за нами по пятам небезопасно, мы это доказали при прорыве вражеской цепи.
Мы пошли бы еще южнее и юго-западнее и могли бы попасть на минные поля, окружавшие "Волчье логово", но получили приказ возвратиться снова на север. Те, кто отдавал его нам, руководствовались не только срочной необходимостью установления контроля за железнодорожными перевозками противника на линии Кенигсберг - Тильзит. Идя дальше на юг, мы попадали в сферу действия войск 2-го Белорусского фронта. Нас посылало в Восточную Пруссию командование 3-го Белорусского фронта. Нам надлежало возвратиться в "свою" зону.
Получив приказ переместиться к железной дороге Кенигсберг - Тильзит, Шпаков решил вести группу не по тому маршруту, которым мы шли на юг. Естественно, было бы легче идти по уже знакомым местам. Но мы не могли позволить себе такую "роскошь". Нам, как и первооткрывателям, суждено было ходить только по неразведанным путям. Мы решили взять западнее, углубиться в центр Восточной Пруссии, поближе подойти к Мазурскому каналу и реке Дайме: там находился западный обвод ильменхорстского укрепленного района. Попутно группа должна обследовать его и доложить результаты "Центру".
Изучая новый маршрут по карте, Шпаков так и сказал.
- Пойдем западнее городка Гросс-Скайсгиррен. Дойдем до места приземления, и круг нашего маршрута замкнется.
На дневку мы остановились на берегу реки Ангерапп. Она текла привольно, свободно. Нам нужно было переправиться на ее западный берег, а проблема форсирования водных рубежей нами так и не была решена. Невольно всякий раз перед водными преградами вспоминалась переправа через злосчастную Парве. Там навсегда остался капитан Крылатых.
- Если бы нам теперь хотя бы небольшую надувную лодочку,- мечтал вслух Зварика.
- Лучше бы настоящий катер,- подтрунил над ним Генка.- Вот прокатились бы! Ты, Юзик, моряком, случайно, не был?
- Заткнись ты, молокосос,- огрызнулся Зварика.- Я знаю, что говорю.
- Юзик правильно говорит,- поддержал его Шпаков,- но всего и не предусмотришь, и на себе не унесешь.
Мы сидели в зарослях камыша под невысокими сосенками. Росли здесь и ольха и кряжистые березки. Нас отделял от реки неширокий скошенный луг. Невдалеке виднелись два квадратных стожка сена под поднятой на столбах крышей. По берегу реки рос аир, ажурными шарами зеленели кусты лозняка.
Когда солнце село, из леса по протоптанной тропинке выскочила косуля. Следом за ней на тонких высоких ножках, подпрыгивая, выбежали двое козлят. Мать остановилась, прислушалась, поводя ушами, настороженно ловя шорохи. Мы молча, как зачарованные, смотрели на эту идиллическую лесную картинку. Убедившись, что опасность не угрожает ей, косуля подошла к реке, стала на колени и, вытянув шею, припала к воде. Два рыжих малыша резвились рядом. Напившись, косуля подпрыгнула несколько раз, а затем остановилась совсем близко от нас и стала щипать траву. По той же тропке бесшумно вышел лось. Он также остановился, потянул ноздрями воздух, вытянув вперед голову настолько, что ветвистые рога легли на спину.
С мохнатым загривком, подпалый, с белой шерстью на задних ногах, лось выглядел великаном по сравнению с элегантной косулей. Она всего лишь один раз приподняла голову и безо всякой опаски взглянула в сторону сохатого. Лось также напился, опустившись на колени, и величаво, широкими шагами прошел мимо косулиной семьи к стожку сена. Он обнюхал сухую траву, фыркнул, но есть не стал. Постоял неподвижно несколько минут на фоне розового заката, а затем не спеша побрел в лес.
- Какой красавец! - с удивлением, тихо, боясь нарушить лесную тишину, прошептала Аня.
- Первый раз вижу живого лося,- призналась Зина.
Косуля, услышав нас, стремительно бросилась в лес.
Все молчали под впечатлением этой картинки.
Первым нарушил тишину Шпаков:
- Девушки, настройте-ка приемник, послушаем, что нового в эфире.
- А разве за продуктами не пойдем? - напомнил Мельников.- Осталось только на один перекус.
- Нет, не пойдем. Оторвемся подальше от Гольда-
па, осмотримся, а там что-нибудь придумаем. Сейчас нужно думать, как на тот берег перебраться.
- У меня есть идея,- подал голос Иван Черный.
Он сидел, обхватив свои острые колени. Под рукой лежала кепка. Он брал ее всякий раз, чтобы прикрыть рот, когда откашливался. Глаза у него лихорадочно блестели, лицо совсем осунулось, губы стали синими.
- Вот стог,- указал он в сторону.- Наберем сена, навяжем, как можно потуже в плащ-палатки. Получится что-то вроде понтона. Сверху прикрепим оружие, одежду и переплывем, толкая все это перед собой.
- А что - может получиться,- первым отозвался Мельников.
- Молодец, благодарю за выдумку.- Шпаков по-дружески похлопал Овчарова по костлявому плечу.
- Я плохо плаваю,- забеспокоился Зварика.- Я уже говорил вам раньше.
- Оставим тебя здесь,- пошутил Мельников.
- Будешь держаться возле меня. Если что - помогу,- сочувственно ответил Овчаров.
- Ты сам, как топор, пойдешь ко дну - одни кости. Тоже мне силач: "помогу".
- На такой понтон можно даже навалиться грудью,- спокойно развивал дальше свою идею Овчаров.
- Послушай, Коля,- предложила Зина наушники Шпакову.
Шпаков подержал их возле уха несколько секунд и положил на траву мембраной кверху.
В дремотной вечерней тишине из крохотных репродукторов серебряным ручейком лился голос Оксаны Петрусенко. Она пела "Что за месяц, что за ясный...". Мы один за другим потянулись к наушникам, как к животворному источнику. Здесь, на чужбине, песня до боли ранила сердце. Нет более сильного чувства, чем любовь к родному. Это чувство удесятеряется, если ты заброшен далеко от Родины, одинок, как челн в океане. Ни минуты ты не можешь не думать о Родине. Ты всегда с ней. Без нее жизнь теряет свякий смысл.
Навеянное песней чувство захлестнуло нас. Зина смахнула слезу. Не выдержал и Мельников.
- Если и суждено умереть, так хотя бы дома,- растроганно сказал он.
- Вот тебе и на, расплакались, как дети,- попробовала подбодрить больше себя, чем других, Аня. Она даже попробовала улыбнуться, но из этого ничего не вышло - быстро отвернувшись, она припала к земле, и плечи ее начали вздрагивать.
А из наушников полилась другая мелодия. Ее, как и первую песню, исполняла Оксана Петрусенко. Шпаков молчал, только тяжелые желваки вздрагивали на его круглом, заросшем рыжей щетиной лице.
- Ну и здорово поет, ничего не скажешь,- взмахнул рукой Мельников.- Так и берет за сердце...
Теперь, через два с половиной десятка лет, я вспоминаю, как нам трудно было там, в Восточной Пруссии. Не знаю, надеялся ли кто из нас выбраться оттуда, но о смерти мы никогда не говорили. Только вот тогда Мельников, слушая Оксану Петрусенко, невзначай вспомнил о ней. И не говорили, видимо, о смерти потому, что она подстерегала нас на каждом шагу, шла за нами неотступно, кружила вокруг.
Песня окончилась. Зина щелкнула выключатель приемника. Лицо задумчивое, растревоженное песней. Очевидно, песня вызвала воспоминания о родной Москве, школьных подругах, с которыми она мечтала о будущем. Все перепутала война. Нет, никогда не думала и не снила Зина, что очутится вот здесь, на чужой земле, на берегу неизвестной реки, где даже слово боязно произнести вслух, без оглядки.
Первый раз за все время мы позволили себе такую роскошь - отдаться на волю чувств.
На небе показались одиночные звезды. От реки к лесу пополз белесый туман. Настал удобный момент для переправы. Мы подошли к стогу и начали обскубывать его со всех сторон, кладя сено на разостланные плащ-палатки.
-- Ребята, а вещевые мешки, пожалуй, можно внутрь положить,- поучал Овчаров.- Так лучше будет, не замокнут.
Приготовили тюки, разделись и спустились в воду: в ней показалось теплее. Переправились на редкость быстро и удачно. Даже Зварика похвалил Овчарова за находчивость, переобуваясь на другом берегу. - Ловко ты придумал, Иван,- сказал он. Через трое суток к утру мы пришли в назначенное место - к железной дороге. По ней грохотали эшелоны. Это - важная магистраль врага. Из Берлина через Бромберг и Кенигсберг она тянется к границам Литвы, к Тильзиту. Еще в 1940-1941 годах гитлеровцы перебрасывали по ней войска на восток для нападения на Советский Союз. Начав отсюда свой разбойничий поход, фашисты оккупировали Прибалтику, дошли до Ленинграда. Теперь сверхчеловеческими усилиями, ценой неисчислимых жертв Красная Армия отбросила гитлеровцев на первоначальные позиции. Большая группировка войск противника была окружена в Курляндии.
На рассвете Шпаков послал меня с Мельниковым наблюдать за движением поездов. Железная дорога в этом месте проходила лесом, поэтому мы подошли к ней так близко, что даже не успевали хорошо рассмотреть грузы на платформах, считать вагоны - так быстро проносились они. В сторону фронта шли эшелоны с войсками, танками, орудиями, катились цистерны с горючим. На запад же враг увозил скот, оборудование, рельсы. В составах встречались и спальные вагоны с эмблемой Красного Креста - в них были раненые. Но таких вагонов было не так уж много - на фронте было затишье.
Вести наблюдение с близкого расстояния было и неудобно, и опасно - нас могли заметить из вагонов. Поэтому мы отыскали себе место на берегу лесной речушки Швентойя. Там, где через нее был перекинут стальной мост, лес расступался, открывая простор для обозрений. Из леса вытекал и вливался в реку небольшой ручей, шириной метра два, не больше. В том же месте, где мы замаскировались, под редкими елями и вековыми соснами широко раскинулись густые и высокие - в рост человека - заросли крапивы и малинника. В них можно было надежно укрыться и видеть все, что делается на железной дороге. В пролет под мостом просматривались дома деревни Миншенвальде. Одним словом, наблюдательный пункт оказался удачным. Когда Мельников привел сюда Шпакова, чтобы показать его, тот, осмотрев, сказал;
- Переведу сюда всю группу.
Он ушел, чтобы осуществить свое решение. Вскоре сюда пришли все наши ребята. Те дома, что были видны нам в пролет моста, казались безлюдными.
- Проберитесь поближе к деревне и понаблюдайте,- дал Шпаков новое задание мне и Мельникову.- Железку переходите под мостом.
Мы расположились на самой опушке. Ближайшие дома были совсем рядом. Они стояли вдоль леса. Прямо перед нами, на перекрестке, было массивное трехэтажное здание. От него дорога шла к каналу Тимбер.
- И куда только фрицы подевались,- недовольно ворчал Мельников, не отрывая глаз от бинокля,- не мешало бы поживиться у них. Окорока копченые да грудника, видимо, висят вон там на чердаке - как раз проветриваются через открытую форточку. Признаться по совести - покушать я мастер. Бывало, в своей Ручаевке под Гомелем, наработаешься за день - а работа тракториста, скажу тебе, не из легких,- так поднавернешь за милую душу сковороду сала, чугун бульбы и миску капусты. Аппетиту моему все удивлялись. Зато и до работы охочь был - по полторы-две нормы выгонял.
- И у меня живот с голодухи подтянуло,- признался ему.
Половина дня прошла спокойно. Шпаков привел поближе группу и расположил на пригорке, в ельнике, у самого ручья - чистой воды было теперь вдоволь. Около полудня деревня Миншенвальде оживилась. Возле того дома, на чердаке которого Мельникову представлялись копчености, остановились три грузовика. На одном из них включили репродукторы. Сначала до нас донеслись бодрые мелодии маршей.
- Что зто затевают фрицы? - недоумевал Мельников.
Затем послышался голос диктора, но слов мы разобрать не могли - расстояние большое. Первыми к машинам сбежались подростки, позже появились взрослые. Собралась большая толпа. Одна машина с открытым кузовом стала импровизированной трибуной. Перед толпой с речами выступали люди в военной форме, а затем - местные жители. Их слов мы также не различали.
- Смотри, митингуют,- заерзал Мельников.- Что бы все это могло значить? Ну что ты молчишь? Что это, по-твоему?
- А ты сбегай послушай, потом и мне расскажешь,- отшутился я.
Все прояснилось через некоторое время. После митинга солдаты начали раздавать винтовки с длинными стволами, видимо трофейные, и пачки патронов. Обрадованные подростки, отойдя немного в сторону, сразу же начали заряжать оружие и палить вверх.
- Могу тебе открыть секрет, что там происхо
дит,- говорю Ивану Ивановичу.- Все это против тебя. Пронюхали, что ты на копчености заришься, вот и вооружились, чтобы пекануть в зад, когда на чердак полезешь.
- Мелюзга! Разве это вояки? - пренебрежительно махнул рукой Мельников.- Такие меня не остановят.
Вечером Николай Андреевич привел в порядок сведения, добытые на железной дороге и во время перехода к ней, подготовил донесение. Для того чтобы передать его "Центру", решили отойти с радиостанциями километров на десять- пятнадцать. Не хотелось рисковать таким удобным местом. Под самым носом у фрицев хорошо вести наблюдения, да и вряд ли кому придет в голову искать нас здесь. После сеанса радиосвязи собирались добыть продукты.
- Останетесь здесь до следующего вечера, потом пришлю сюда смену,- сказал Шпаков нам.
Он повел остальных разведчиков через железную дорогу и канал Тимбер в обход деревни Миншенвальде в направлении к Тильзиту.

ВСТРЕЧА

В назначенное время Шпаков прислал к нам Целикова, Зварику и Юшкевича. Иван Иванович прежде всего осведомился?
- Может, прихватили чего-либо, а то от голода голова кружится, смотришь на вагоны, а они будто прыгают.
- Ну, а как же, земляк, принесли,- отозвался Иван Белый.
Он достал из ранца кусок копченой свинины и круглую буханку хлеба.
- Мы с Юзиком останемся с вами,- передал Иван Белый приказ командира.- Генка отнесет сводку. А дежурить вчетвером будем. Сейчас мы понаблюдаем, а вы подъешьте - и на боковую.
- Люблю друга за разумные слова,- одобрительно отозвался Мельников, нарезая хлеб и сало.
Мы как следует подкрепились, даже поспали, вечером передали сводку Юшкевичу.
- Будь осторожен, Генка,- предупредил я его,- не наскочи на засаду. Скажи Шпакову, пусть еще кого-нибудь пришлет. Вдвоем - не одному. Мало что в дороге может случиться.
- А кого он пришлет? - ответил Генка.- Шпаков с Овчаровым пойдут под Тильзит, на разведку местности. Как и я, вернутся только к утру. Ну, а Ане с Зиной после такого перехода хоть немного отдохнуть надо.
- Будь осторожен, браток,- повторил я еще раз, пожимая ему руку.
Прошло пятеро суток. За сводкой в который раз к нам приходил Юшкевич. Каждую ночь Шпаков и Овчаров разведывали местность северо-восточнее канала Тимбер, и всякий раз, находясь с ними в походе, Аня и Зина передавали добытые данные "Центру" с нового места.
Однажды, сидя в секрете в зарослях крапивы и наблюдая за железной дорогой, мы с Мельниковым заметили двух человек. Крадучись, они все ближе подходили к нам. Как и у нас, на них были пятнистые маскировочные костюмы, оружие, десантные кинжалы. Мы легко могли принять их за кого-либо из своей группы, но нам хорошо были видны их лица. Мы все позарастали щетиной, как робинзоны, а эти - бритые, свежие, не такие исхудавшие, как мы. Незнакомцы остановились метров за пять от нас. Мы затаились, наблюдая за ними. Один был высок и плечист, другой поменьше.
- Что ты там видишь? - спросил вполголоса один у другого.
- Ребята, кто вы? - спросил Мельников. Те схватились за автоматы.
- Спокойно, мы - свои!
- Кто такие? - Они застыли в нерешительности.
- Свои, русские.
- Как сюда попали?
- Ну, с неба...
- Один подойди поближе! - говорю как можно доверчивее. И мы и они держим автоматы наготове. Мы лежим, они стоят. Но перестрелять друг друга можно легко.
- Идем, Викентий,- сказал рослый малому. Он шагнул вперед, решил, видимо: была ни была!
- Садитесь,- скомандовал им Мельников,- да потише, нас могут услышать. Вы кто такие?
- Видимо, такие же, как и вы, - разведчики,- ответил рослый. Да убери ты свой автомат,- кивнул он в мою сторону.
- Вы давно здесь? - спросил Мельников.
- Вчера приземлились.
- Кто у вас командир? - допрашивал Мельников.
- Вот так и выложи все сразу,- улыбнулся здоровяк и смахнул ладонью с лица капли пота.- Мы с вами еще не познакомились как следует, а уже о командире спрашиваете. Для начала, может, и заместителя хватило бы. Сами-то вы давно здесь?
- Скоро месяц.
- Ого,- удивленно воскликнул второй, белобрысый, по всему видно - очень ловкий парень с густыми бровями, куда светлейшими, чем загорелое лицо.- Хотя чему удивляться? По виду можно определить, что давно здесь. Заросли, как это болото. Ну, а немцы тревожат?
- Поживешь - увидишь,- уклончиво буркнул Мельников.
- Несколько дней здесь было спокойно,- ответил я.
- Вид у вас, ребята, прямо скажу, неважнецкий,- заметил здоровяк, бесцеремонно рассматривая нас. Он, наконец, положил автомат, который в его руках казался безобидной игрушкой. - На вас кожа да кости. Видимо, не сладко здесь. Голодаете?
- Ясно, не в гостях у тещи,- ответил Мельников.
- Облавы часто бывают?
- Все время прочесывают леса,- ответил я.
- Викентий,- обратился здоровяк к напарнику,- достань ребятам подкрепиться.
Пока Викентий возился с вещевым мешком, открывал банку с консервами, нарезал хлеб, вернулись из секрета Иван Целиков и Юзик Зварика. Увидев их, незнакомцы заволновались.
- Это наши, не волнуйтесь,- успокоил их Мельников.
Беседа становилась все более доверительной, Стало ясно, что перед нами не провокаторы, а товарищи по службе. Пока доедали тушенку, окончательно открылись друг другу.
- Кто же все-таки вас сюда послал? - ребром поставил вопрос здоровяк.
Мельников посмотрел на меня, как бы спрашивая совета. Я кивнул головой в знак согласия. Иван Иванович назвал фамилию майора, который готовил нас к отправке в тыл.
- Правильно! - забыв о том, где он находится, выпалил громко обрадованный здоровяк.- Теперь все в порядке. Я - заместитель командира группы. Будем знакомы; лейтенант Дергачев, зовут Николаем.- Он от души, со всей силой пожимал нам руки.
- А кто же все-таки у вас командир? - наседал Мельников.
- Майор Максимов! Знаете такого?
- Нет, не слыхали.
- А у вас кто?
- Выл капитан Крылатых. Погиб на вторые сутки. Теперь лейтенант Шпаков.
- Это, может, тот, что был в группе на Витебщине?
- Да, он был там,- подтверждаю я.
- Так мы его знаем. Мой тезка. Николаем зовут, верно?
- Да.
- Наш Максимов его хорошо знает. Им нужно обязательно встретиться. Да и нам всем тоже. Познакомите наших ребят с обстановкой. Вы же здесь, можно сказать, старожилы.
Встреча с товарищами приободрила и нас. Мы уже не чувствовали себя в таком одиночестве, как раньше.
- Расскажите, что там нового на Большой земле,- попросил Мельников.- Скоро ударят по самой Германии?
- Неизвестно нам это,- ответил задумчиво Дергачев.- Вы же, наверное, знаете, что наши наступают теперь на южном фронте.
- Дойдет очередь и до Восточной Пруссии,- видимо, желая поднять наше настроение, вмешался в беседу белобрысый парень с правильными чертами лица, тот самый, которого Дергачев назвал Викентием.
Позже мы узнали, что этого разведчика звали Викентий Викторович Гикас. Родился он на Витебщине, литовец по национальности.
- Ясно, что дойдет,- подтвердил Дергачев.- Думаю, что случится это скоро. Вот только бы разведать тут нам силы врага да сообщить своим. Нелегкая у нас задачка...- Он озабоченно почесал затылок.
Теперь уже, в мирное время, вспоминая все это, я думаю над тем, как широка была программа наших действий: контроль за перевозками по железным и шоссейным дорогам, состояние и пропускная способность коммуникаций, линий связи, наличие и состояние оборонительных рубежей, концентрация войск, техники, оружия, боеприпасов, горючего, продовольственных запасов. В нашу задачу входило и выявление любым способом мероприятий врага по подготовке к предстоящим военным операциям, подготовка к химической войне - словом, все, что относилось к обороноспособности гитлеровской армии.
- Наши наращивают силы и на этом участке,- продолжал Дергачев.- Восточная Пруссия - крепкий орешек, но раскусят и его. Конечно, от нас, разведчиков, многое будет зависеть, какой ценой удастся его раскусить.
Так разведчики группы "Джек" во второй половине августа встретились с другой десантной группой, которой командовал майор Владимир Иванович Максимов. Эта группа в составе двадцати двух человек с двумя радиостанциями приземлилась возле реки Швентойя, недалеко от того места, откуда мы следили за железной дорогой Кенигсберг - Тильзит.
Майор Максимов, бывший начальник разведки партизанского Смоленского полка на Витебщине, сам подбирал в группу ребят, которых хорошо знал по совместной партизанской борьбе.
Чернявый, невысокого роста, с комплекцией гимнаста, майор обрадовался такой быстрой и удачной встрече со своими людьми на вражеской земле. Расспросив у нас о Шпакове, он остался доволен, потому что наш Николай Андреевич был хорошо знаком ему. Майору нетерпелось быстрее встретиться со Шлаковым. Хотя на чужой территории, в окружении врагов, люди очень быстро сближаются друг с другом, каждый советский человек становится как родным братом, все же особенно приятно и дорого встретиться со старым знакомым. Такая встреча вскоре состоялась. Для всех она была волнующей, необычной, хотя внешне это проявилось скупо: там мы не могли позволить себе ни традиционных тостов или чего-либо иного в этом смысле.
Командиры обсуждали условия работы у открытой карты. Разведчики разбрелись группками, чтобы расспросить друг друга: мы - о новостях на Большой земле, а новички - о том, как нам здесь приходится нести службу разведчиков.
До встречи с нами группа Максимова уже пробыла на месте приземления двое суток. И что удивительно - никто не преследовал ее. Она уже имела два сеанса связи с "Центром". Мы же, находясь рядом, ничего не знали об этом и, естественно, не могли предпринять мер предосторожности. Все казалось спокойным в этом облюбованном нами уголке и так тщательно оберегаемом от всяких подозрений. Но все было нарушено приземлением группы Максимова. Запеленговав дважды работу радиостанции в одном и том же месте, враг, конечно, не мог остаться безучастным.
Радистка группы Максимова, пышная розовощекая блондинка, с шелковистыми волосами, спадающими на плечи, спокойно, как у себя дома, расчехлила радиопередатчик, надела наушники, настраиваясь на нужную волну. Шпаков подхватился, быстро подошел к радистке, которую, кстати, как и нашу Морозову, звали Аней, и выключил приемник. Аня сняла наушники и с недоумением уставилась на него.
- Не смейте этого делать,- сейчас же нагрянут немцы! - и уже к Максимову: - Нас тут же запеленгуют. Для связи с "Центром" мы уходим далеко от тех мест, где ведем наблюдения.
- А мы дважды работали здесь и ничего,- равнодушно ответил ему Максимов.
- Это же, дорогой ты мой, .не Витебщина, а Восточная Пруссия. Там гитлеровцы не могли соваться в лес. А здесь партизан нет. Прочесывают квадрат за квадратом.
- Ладно, Аня, отложи передачу до вечера,- согласился Максимов.
- Если ваша станция будет работать здесь, вы сорвете нам дежурство. Прошу вас не делать этого,- сказал Шпаков.- И знайте, после сеанса связи нужно немедленно менять место, уходить, чем подальше, заметать следы.
Как раз в это время, когда мы, охваченные радостью, делились новостями, лес внезапно наполнился гулом машин, треском мотоциклов. Все поняли, что это значит.
Когда на ближайшей просеке показались цепи солдат, мы начали не спеша удаляться от них. Шли по лесу, растянувшись цепью, готовые встретить огнем любую опасность. Тактика у гитлеровцев была та же, что и под Гольдапом. Только там они стремились загнать нас в угол леса, а здесь - выгнать на шоссе Кенигсберг - Тильзит. Мы не сомневались, что там нас ждали засады.
Мы оказались в западне. Впереди железная дорога, сзади - шоссе. А между ними каких-либо три-четыре километра. На восток - канал Тимбер, а на запад - безлесный густонаселенный район.
Но то, что нас всех было более тридцати, ободряло.
Мы начали маневрировать, избегать открытых стычек, хотя некоторые разведчики из группы Максимова предлагали атаковать противника.
Известно, что такая самоуверенность не могла принести успеха. Мы, джековцы, знали, что нас преследует не одна, а две, а может быть, и три цепи. А пробиться через них без потерь было невозможно. Наши преследователи вели себя чрезвычайно шумно: они стремились отпугнуть нас от себя, и мы каждую минуту знали, где они находятся. Мимо нас, словно спасаясь от пожара, без оглядки пронеслось несколько косуль и оленей.
Так мы уклонялись от открытых стычек с врагом, пока не перевалило за полдень. День стал ясный, солнечный. Мы изнемогали не столько от зноя, сколько от избытка испарений, пот заливал глаза. Было ясно, что избежать столкновений до вечера мы не сможем. Нужно как-то обхитрить немцев. Но как? Шпаков и Максимов на ходу совещаются. Мы стараемся далеко не отрываться от немцев, чтобы незаметно следить за ними. Солдаты кричат, беспорядочно стреляют. Их шум слышен далеко. Наши командиры принимают решение прорваться через шоссе, сквозь засады. Интуиция подсказывала, что пока те, кто прочесывает лес, далеко еще от шоссе - а это можно определить по шуму и стрельбе,- то в засадах вряд ли будут все наготове. Ведь логично было ожидать, что мы бросимся на дорогу только в крайнем случае, когда иного выхода не останется. Поэтому-то было принято такое решение: оторваться как можно дальше от преследователей, с ходу сбить засады огнем и перевалить через шоссе.
У нас было двадцать восемь автоматов - только три радистки были с одними пистолетами. Когда мы выскочили на шоссе, немцы прохаживались, стояли группками и развлекались разговорами. За пулеметами, что были расставлены посреди дороги и повернуты в нашу сторону, никого не оказалось. Значит, наши предположения оказались правильными.
Мы мгновенно обрушили огненный смерч, гитлеровцы не успели опомниться, не сделали ни одного выстрела, как были скошены. Это была редкая удача. Очевидно, немцы не рассчитывали, что нас такая сила, думали, что имеют дело с группой десантников до десяти человек, а тут оказалось втрое больше. Да, группа Максимова приземлилась намного удачнее нас, они не оставили никаких следов.
Позже нам стало известно, что на шоссе осталось тридцать шесть убитых и 9 раненых гитлеровцев.
На место нашего прорыва выезжал сам Эрих Кох. Говорили, что он долго не решался выходить из своего бронированного автомобиля. Потом, когда стянули трупы в одно место и разложили их в длинный ряд, гауляйтер постоял над ними и отдал приказ похоронить всех на специально отведенном месте, для наглядности. Видимо, гауляйтер предчувствовал, что это не последние жертвы задуманной им операции против русских парашютистов.
Не берусь судить, то ли в результате каких подсчетов или независимо от них, но разнеслись слухи, что нас было куда больше, чем в действительности. Эти слухи, обрастая новыми и новыми подробностями, сильно преувеличенными, прокатились по всей Восточной Пруссии.
Боевое крещение на немецкой земле оказалось куда как счастливым для группы Максимова. Да и группе "Джек" пока что везло: за тридцать дней мы потеряли только одного человека - своего командира, капитана Крылатых.
Потерпев столь крупную неудачу на шоссе, гитлеровцы уже не смогли до конца дня продолжать начатую или организовать новую облаву по ту сторону дороги, куда мы проскочили, вырвавшись из окружения. Но мы понимали, что нас постараются блокировать, чтобы с утра снова начать проческу. Мы не спеша уходили подальше от шоссе в глубь леса. На просеках несколько раз раздавались запоздалые выстрелы, но вреда нам они не причиняли. Это мотоциклисты охватывали нас с флангов, заскакивали вперед. Под наши пули они не лезли, их стрельба скорее играла роль сигнализации.
С наступлением темноты обе наши группы совместно вышли из лесу в поле и, сделав круг, опять возвратились в тот самый лес, из которого прорывались днем. Хоть место это казалось самой настоящей западней, зажатой между железной и шоссейной дорогами Кенигсберг - Тильзит и каналом Тимбер, но именно поэтому Шпаков и Максимов правильно решили, что каратели не станут вновь прочесывать лес, из которого мы вырвались накануне. Так оно и было. Весь следующий день гитлеровцы прочесывали лес к югу от шоссе, а нас не тревожили. Люди смогли отдохнуть, подкрепиться - Максимов поделился с нами продуктами.
Вечером группы расстались. Максимов повел своих людей в заданном ему направлении, а мы остались следить за движением вражеских войск и техники на участке Кенигсберг - Тильзит. Так требовал "Центр". Для передачи радиограмм Аня и Зина совершали многокилометровые маневры. Их станции выходили на связь с Москвой в самых неожиданных местах - в поле, у гарнизонов, на окраинах городов, на берегу залива Куришес Гаф.

ПРУССКИЕ ДЖУНГЛИ

Август отсчитывал последние дни. Длиннее, прохладнее становились ночи. Начавшийся листопад напоминал, что осень не за горами. По вечерам, после захода солнца, разносился, перекатываясь эхом в лесу, призывный рев лосей.
Однажды нам довелось видеть бой двух самцов. Мы подошли совсем близко, но, увлеченные поединком, лоси не обращали на нас никакого внимания. Это было на закате солнца. Мы решили разжиться продуктами на каком-либо хуторе. День прошел спокойно. Присутствия солдат в лесу ничто не выдавало. Между прочим, одним из довольно верных ориентиров, по которым мы определяли, есть ли в лесу люди, были птицы и звери. Пернатые всегда криком возвещали о появлении в лесу человека. Этот сигнал опасности воздушных дозорных, чаще сорок и соек, особенно настораживал робких косуль, оленей, которых нам доводилось видеть почти ежедневно, и диких свиней - их здесь казалось больше, чем любой другой живности, они бродили большими стадами, рядом с крупными следами старых секачей было множество поросячьих.
Ведя наблюдение за железной дорогой Кенигсберг - Тильзит, у моста, недалеко от деревни Миншенвальде, мы провели много дней и за это время успели изучить звериные тропы. Прозрачный ручеек Швентойя, из которого мы брали воду, служил водопоем и для парнокопытных обитателей окружающих джунглей. А лес действительно похож на джунгли. На благодатной торфяной почве стремительно, словно бамбук, гонит вверх самые разнообразные древесные породы. Лес преимущественно смешанный, лиственный. Длинные тонкие стволы дугами выгибаются под собственной тяжестью. На фоне темной листвы выделяются белоснежные березки, создавая иллюзию многочисленных фантастических арок. Корни деревьев не могут надежно ухватиться за рыхлую торфяную почву, и даже небольшие ветры оставляют за собой много выворотней. В лесу и на просеках растет невероятное множество самых разнообразных крупностеблых растений. Выше человеческого роста лопухи, крапива, малинник, дикий морковник, камыш и папоротники - чего только здесь нет. Всем хватает соков земли, влаги и солнца. Рядом с великанами - дубами, соснами, ясенями, липами и различными другими вековыми деревьями - тянется в небо молодняк, буйно зеленеют кусты и травы. Человек в таком лесу - что иголка в стогу.
Готовясь к отправке в Восточную Пруссию, мы не надеялись, что попадем в такие джунгли. Глядя на карту, испещренную квадратами, с помеченным каждым хутором, мы ошибочно считали, что пруссаки превратили леса чуть ли не в парки с подстриженными кустами, асфальтированными дорожками. Оказывается, немцы сохраняли лес в первозданном своем виде. Естественно, что первое время мы инстинктивно остерегались хищников. Думалось, что в таком лесу приволье рысям и волкам. Но по смелому поведению животных, даже таких робких, как олени и косули, вскоре поняли, что им здесь ничто не угрожает. Уже гораздо позже от одного из наших немецких друзей я узнал, что хищники в Восточной Пруссии истреблены. Последнему убитому волку даже поставлен памятник. Единственно, кого нам приходилось опасаться, это змей. В отдельных местах их было множество.
Облюбованное нами место было очень удобным для наблюдений за перевозками военных грузов по железной дороге, поэтому мы старались ничем не выдать своего присутствия. Ступать старались по мху, по траве, чтобы не оставались отпечатки следов. Нам ни в коем случае нельзя было позволить выследить себя, потому что прусские джунгли были далеко не таким надежным укрытием, как белорусские, хотя и не такие густые и ветвистые, леса. В Восточной Пруссии все зеленые массивы разбиты на квадраты. Через каждые полкилометра вдоль и поперек проходит широкая и ровная, как струна, просека. Просеки тщательно выкашивали, не давая им зарости хотя бы на несколько вершков. Так что они просматривались и простреливались насквозь. Достаточно было пруссакам выследить нас - и мало надежды на спасение. Потому что квадратный километр леса, каким бы густым он ни был, воинским частям прочесать особого труда не составляет.
На заготовку продуктов решили идти как можно дальше от своего наблюдательного пункта. Вышли засветло, осторожно продвигаясь в западном направлении, где на карте помечено множество хуторов. И вот, подойдя к просеке, увидели это неповторимое зрелище - бой самцов. Мы невольно остановились. Сцепились старый и молодой лоси. Дух соперничества вывел их на поединок. Я знал, что иногда такие поединки завершаются смертельным исходом. Старый лось был значительно массивнее. Он напирал, давил массой, и молодой самец не мог противостоять ему, пятился назад, отскакивал, но тут же снова бросался вперед. Эхом отдавался лязг рогов. Чья же возьмет: сила и масса старого быка или энергия молодого?..
Но досмотреть поединок не довелось. Шпаков кивком головы дал знак следовать за ним. Мы проскочили просеку и пошли дальше.
На этот раз решили не испытывать фортуну ночью. Задневали недалеко от места намеченной хозяйственной операции. Овчаров и Целиков отправились наблюдать за хутором, к которому легко было пройти незаметно кустами.
Усадьбу обрамляли вековые липы, декоративные кустарники. Время клонилось к полудню, когда я с Юзиком Зварикой пошли сменить Ивана Черного и Ивана Белого.
- Понимаете, ушел старик со старухой и с ними девчонка лет восьми - десяти, - возбужденно говорил обычно спокойный и уравновешенный Целиков. - В доме никого не осталось - видите, даже петлю дверную набросили, но без замка. Вы побудьте, а мы заглянем - прихватим что надо.
Мы с Юзиком стали присматривать за дорогой, чтобы неожиданно не нагрянули солдаты или жандармы, а Иваны пошли в дом. Вскоре на пороге показались двое в офицерских, с высокими тульями, фуражках, с увесистыми узлами перед собой. Мы не сразу узнали своих Иванов. Когда они подошли, Юзик пренебрежительно бросил:
- Подбарахлились, значит, - маскировка под немцев.
Мы и в самом деле подумывали о том, чтобы переодеться в немецкую форму. Группа малочисленная - друг друга все хорошо знаем, так что, казалось, из-за формы между нами не может быть недоразумений. Раздобыть ее было не такой уж проблемой. Задавшись целью, мы могли прихватить на лесных дорогах нескольких человек и переодеться в их одежду. Но пока оставались в своих маскировочных пятнистых костюмах. И вот появилось у нас две фуражки с орлами. Первый стал ворчать Зварика, а через пару дней все мы почувствовали, что эти гитлеровские фуражки нервируют нас, беспрерывно настораживают. Овчаров кроме фуражки прихватил еще и мундир с погонами майора. Видимо, хозяин его был тощий и высокий, потому что в плечах мундир подошел Овчарову, но был длинноват, пришлось отвернуть и рукава. В какой-то момент переодетый Иван Черный показался из кустов, а Целиков, неожиданно заметив его, чуть не рубанул автоматной очередью. Но, как сам он говорил, каким-то чудом удержался.
- Чуть хлопца не порешил, чтоб ты пропала - эта гитлеровская форма, - в сердцах ругался Иван Белый.- Выкидывай к чертовой матери, а то головы не сносишь, - советовал он Овчарову и сразу же сбросил свою фуражку, скрутил так, что искрошил козырек, и сунул под мох.
Расстался с мундиром и фуражкой и Иван Черный. С тех пор ни у кого больше не появлялось желания облачиться в форму своего врага. Не ровен час, у всех нервы напряжены до предела, того и гляди, пока разберешься, свой или чужой, - так друг друга и перестрелять можно.
Как ни богаты растительностью прусские леса, но им не сравниться по своей красоте с родными пейзажами Белоруссии. Лес здесь неуютный, нет солнечных полян с шелковистой муравой, на которую так и хочется присесть, отдохнуть, погреться на солнышке. Осень гнилая, пожухлая, не сыплет звонкими червонцами. У нас, в Белоруссии, только старые бросовые усадьбы зарастают вот так бурьяном, лопухами да крапивой. Колючие, пекучие, неприятные, с тлетворным запахом заросли разве что только мальчишек заманивают играть в войну, остальные их обходят. А здесь такие заросли тянутся километрами, десятками километров. На отдельных участках мы встречали огромные массивы крапивы, высокой и такой чистой, словно ее пропололи. Именно таким было место, откуда мы наблюдали за железной дорогой. Что и говорить, мало удовольствия сидеть в крапиве, но зато кто мог додуматься, что такое неуютное место облюбуют разведчики?
В жаркие дни спирало дыхание от испарений, прела на нас одежда от пота, а теперь уже знобило по ночам, вызывало ломоту в костях от лежания на сырой земле. Особенно доставалось Овчарову. Он изо дня в день таял, как восковая свеча, надрывался от приступов кашля, прикрывая рот, чтобы приглушить звуки.
Прошло тридцать пять дней, как мы на прусской земле. За это время мы ни разу не посидели возле огня, чтобы согреться и просушиться, ни разу не поели горяченького. Правда, длительное пребывание в одном месте позволило несколько разгрузиться. До этого мы все тащили на себе: запасную рацию, пару комплектов питания к ней, боеприпасы, даже автомат Пашки Крылатых - жаль было бросить, да и не хотелось, чтобы по такой находке немцы поняли, что погиб советский разведчик. Так по очереди и несли мы его и к Гольдапу и обратно. А теперь все запасное, резервное припрятали. Запасную радиостанцию и комплекты батарей задвинули в развилку под корень огромнейшего, в несколько обхватов, замшелого дуба. Под стволом сосны тоже обнаружили прогнивший провал и в эту нору упрятали автомат и патроны. Отдельно уложили медикаменты. На себе носили самое необходимое. Здесь, у ручейка Швентойя, извивающегося в зарослях крапивы, определилась как бы наша база.
Ни запасного белья, ни полотенцев, ни бритв, ни мыла, ни других необходимых вещей быта мы с собой не брали. В конце концов, думал каждый из нас, все это в Пруссии найдется, если только в них будет необходимость. Летим-то, как говорил покойный Пашка, в обетованную землю, не в пустыню. И вот понадобилось сменить одежду, которая пропиталась на нас потом и солью до такой степени, что стала грубой, как брезентовые робы, а не превратилась в клочья только благодаря тому, что мы почти никогда не снимали защитных пятнистых костюмов. Кепки свои мы все порастеряли очень быстро - в лесу они были неудобны, цеплялись за ветки и слетали - где их ночью отыщешь.
Конечно, раздобыть на хуторах белье и теплую одежду можно было. Но мы все время берегли надежду на скорую встречу со своими, и, естественно, хотелось дождаться этого момента в своей, советской одежде. Но наши войска все еще не наступали на Восточную Пруссию.
Николай Шпаков попросил "Центр" прислать груз с теплой одеждой. Недалеко от деревни Жаргиллен, к северо-востоку от Кенигсберга, мы облюбовали в лесу небольшую поляну. Это было километрах в 8- 10 от нашей стоянки. Но леса отсюда расходятся во всех направлениях, поэтому врагу трудно угадать, куда мы направимся после получения груза, хотя уйти далеко до рассвета не успеем. Сюда и попросили сбросить груз.
Ночью 30 августа пришли на условленное место. Вскоре услышали гул самолета и помигали, как было условлено, карманными фонариками. Самолет на большой, как нам показалось, высоте дважды описал круг над поляной и исчез. Никто из нас не заметил, чтобы он сбросил груз.
- Неужели это был не наш самолет? - усомнился Мельников. - А где тогда наш?
Ему никто не ответил. Горечь и досада овладели нами. И все же, на что-то надеясь, мы прождали еще не менее часа, всматриваясь в глубокое звездное небо. Было удивительно тихо, безветренно, но зябко. Настороженно молчал лес.
- Пора, - просто, безо всякой интонации сказал Шпаков. - Пошли на старое место.
Метров за пятьдесят от поляны прямо на просеке мы наткнулись на белое полотнище. Это был наш грузовой парашют.
Обрадованные такой удачей, мы быстро переложили все содержимое в свои мешки, а парашют и мешок из-под груза зарыли в землю. Облазили соседние кусты и нашли еще один грузовой парашют.
К сожалению, груз оказался куда беднее, чем можно было ожидать. Несколько банок тушенки, немного сахара и потертых сухарей. В обоих мешках было всего восемь шинелей и столько же комплектов белья. Специально для девушек - ничего. Было обидно. В группе же в живых оставалось не восемь, а девять человек, и в "Центре" об этом знали.
- Какой-то жулик смахлевал, налево пустил часть нашего груза, - не стерпел Мельников.
- Видимо, тебя, Генка, не считают или не успели выполнить спецзаказа на детское пальтишко, - не удачно пошутил Зварика.
- Перестань, Юзик, не нужно так. Вы все будете одеты, - тихо сказал Шпаков. - Видимо, ошибка произошла. Может, груз для другой группы был предназначен, а попал к нам. Да в конце концов от этого не умирают. Мелочь. Вот что главное, - он показал на пару автоматов, беззвучку, солидный запас патронов, новые батареи, хотя во всем этом нужды пока не было.
Да и Николай не мог скрыть обиды, она чувствовалась по интонации.
Он сам тут же раздал комплекты с одеждой, каждому подбирая более подходящие по размеру. На всех дал банку тушенки - нужно было экономить продукты, ведь добывать их приходилось с риском для жизни.
- Не мешало бы добавки,- как всегда верный себе, простонал Мельников.- Разреши, Николай, еще одну банку слопать - будет сила, будут и продукты.
- Ешьте, - согласно кивнул головой Шпаков. Он сидел задумчивый, молчаливый, даже печальный.
Когда кончили трапезу, он сказал:
- До утра осталось мало времени. Далеко не уйдем. Придется дневать в этом лесу. Перемахнем только за железку. А сейчас - к реке, нужно помыться и переодеться.
Подошли к Швентойе, которая и здесь продолжала свой путь. Узкая - перешагнуть можно, глубиной с полметра, она спокойно текла под вербами, между кустистых ольх, приземистых елочек. Мылись по очереди, примостившись на плоском камне. Зина с Аней нашли себе невдалеке скрытное местечко,
- Вода холодная, - дрожа, вслух пожаловался один только Генка.
Мы помылись, сменили белье и переоделись во все новое. Главное, что у нас теперь были шинели, теплые ушанки. Одному только командиру пришлось остаться в старом.
- Ничего, потерплю до следующего раза, - ответил он на наши сочувствующие взгляды.
Старый свой хлам мы бросили в ямку, присыпали землей и сверху накрыли дерном. Ничего абсолютно не оставлять на поверхности - стало нашей привычкой, законом разведчиков.
Припрятали в надежном месте запасные автоматы, часть боеприпасов, батареи. Опять же под вековым дубом, постарались запомнить его месторасположение.
- Перенесем сюда и запасную радиостанцию. Так, на всякий случай, чтобы не находилась рядом с нами. Место здесь подходящее, - неожиданно решил Шпаков.- Его легко запомнить,- три таких великана. На наших картах это место означено названием "Драй кайзер Эйхен". В переводе на русский это означает "Три кайзеровских дуба".
Приободренные после еды и мытья, пошли быстро, пересекли железную дорогу, но не удалялись, расположились так, чтобы следить за движением по ней. Ничего с себя не снимали - не надеялись, что будет спокойно. Когда солнце уже поднялось над лесом, оттуда, где был сброшен груз, донеслись стрельба и шум голосов.
- Хотя бы тайники наши не нашли, - заволновалась Аня.
До нас немцы не дошли, день прошел без стычек, без изнуряющего маневра.
Нам редко приходилось разговаривать во весь голос. Как-то скупее стали на улыбку, на шутку. Посерели небритые лица у парней, потеряли румянец щеки у девушек. Тяжелое бремя взвалила война на их плечи. Им бы хороводы водить, венки из цветов вплетать в девичьи косы, а не бродить в тяжелых солдатских сапогах на далекой от Родины, трижды проклятой прусской земле. Каждому очень хотелось дожить до тех дней, когда в эти места вступит Красная Армия. И не было ничего более желанного, чем встреча с ней!

БЕЗЗВУЧКА

Мы часто чувствовали, как нам не хватает беззвучного оружия. Может быть, больше всего настораживали псы на хуторах. Убрать их с пути можно было только выстрелом. А выстрел настораживал патрулей, будил и хозяев, и соседей. Правда, в большинстве случаев деревни Восточной Пруссии состояли из хуторов с отдельными подъездами и подходами - редко деревни там были объединены улицей в нашем представлении, когда по сторонам ее в строчку стояли дом к дому, примыкал двор ко двору.
Все хутора, что нам приходилось встречать в Восточной Пруссии, были разбросаны, разделены нивами, лугами, кустарниками. Несколько таких хуторов, находящихся на расстоянии друг от друга до полкилометра и больше, называются деревней. На картах наших кажется, что все дома рядом стоят, а на местности оказывается все наоборот.
- Как волки живут, - говорил, бывало, Юзик Зварика, - каждый в своей берлоге. Совсем не похожи пруссаки на наших людей. У нас и горе и радость - все люди вместе делят. Подъедешь, бывало, к любой партизанской деревне - люди группками о чем-то толкуют, делится каждый своим, а девчата, как только свободная минута выдастся, - на танцульки. Даже если музыки нет, так под свой языковый аккомпанемент вальсируют или польку вертят. А тут ничего этого нет. Каждый сам по себе.
Юзик был прав. Пруссаки, как нам показалось, жили очень разрозненно. Мой дом - моя крепость - моя держава. Только по делу пруссак к пруссаку приходил. Мы это вскоре поняли и научились эту особенность их жизни использовать в своих интересах. Ведь, услышав сигнал тревоги, пруссак пруссаку и на помощь не придет. Он только понадежнее крепит запоры и сидит в своем толстостенном доме, как в крепости. Хутора однообразные: кирпичные дома и сараи и такого же красного цвета высокие черепичные крыши. Все на один манер, разница только в размерах и количестве хозяйственных построек.
Ни резьбы на карнизах, ни замысловатого обрамления дверей и окон, ни стеклянной веранды, которые так популярны в наших белорусских деревнях, здесь не увидишь. Дверь дубовая, ставни тяжелые - все как по стандарту, даже покрашено в одинаковый цвет. От этого все жилища кажутся казармами, а не домами, в которых живут простые крестьянские семьи. Дух мрачного пруссачества витает над всем.
Неуютно, одиноко чувствовали мы себя там. И хотя все мужчины были на войне - дома оставались лишь те, кто уже не мог быть призван в солдаты, - но мы при первых же хозяйственных операциях убедились, что здесь опасность подстерегает нас на каждом шагу.
Когда мы подходили к тому хутору, где дряхлый старик чуть было не пальнул в меня из двустволки и нас лаем встретил злобствующий пес, Иван Овчаров обронил как бы про себя: - Эх, бесшумку бы!..
Потом еще много раз нам приходилось сожалеть, что не прихватили с собой беззвучки, или, как называл ее Овчаров, бесшумки.
Не раз были удобные случаи снять часового, патруля без шума, чтобы беспрепятственно захватить "языка", убрать с дороги во время прочески нескольких карателей, не выдавая своего присутствия. Когда же голодали подолгу, а вокруг бродила дичь, - тоже возникали мысли о бесшумной охоте. Хотя как приготовить дичь, чтобы можно было есть?..
Но так уж случилось, что перед вылетом сюда об этом не подумали. Конечно, самое верное оружие разведчика, как любил говорить Мельников, кинжал, но он был бессилен на расстоянии. Когда Николай Шпаков запросил "Центр" прислать теплую одежду, Иван Семенович напомнил ему:
- Бесшумку пусть подбросят.
В одном из грузовых мешков, которые нам были сброшены на парашютах у деревни Жаргиллен, оказалась простая наша трехлинейная винтовка. Но для нас она была не простая, а, можно сказать, волшебная - она имела приспособление для беззвучной стрельбы. Вместо штыка на ее дульную часть надевалась специальная цилиндрическая муфта, начиненная резиновыми пробками. Для беззвучной стрельбы требовались специальные патроны. Все это мы получили. Одним словом, в группе оказалась беззвучка.
Овчаров сразу же приладил наконечник, набил магазин патронами и горсть пробок высыпал в свой вещмешок.
- Можно, Николай, попробовать стрельнуть?
Все равно же сейчас смываться будем, - попросил Иван Черный.
- Давай! - сухо ответил Шпаков.
Овчаров нажал на спусковой крючок. Раздался негромкий щелчок. Мы явственно расслышали свист пули и как она прошелестела в листве.
- При дневных шумах сойдет! - заключил Мельников.
- И за лаем овчарки не услышишь, - поддержал его Иван Белый.
- Только таскать по лесу дылду такую неудобно.
Зварике никто не ответил, хоть все понимали, что поднял он не праздный вопрос.
Когда шли на хозяйственные операции со своей основной базы, прихватывали бесшумку. Несли по очереди, но перед самым хутором, как правило, ее брал Овчаров и шел убирать препятствия на пути. Именно благодаря беззвучке несколько раз мы добывали продукты тихо, хотя убивали собак. И, как нам показалось, хозяева не спешили на нас доносить, очевидно, не хотели брать на себя лишних хлопот.
Однажды мы просидели довольно долго на одних сухарях. Идти за продуктами не было возможности, движение на дорогах усилилось, к фронту перебрасывались танки, самоходки. Мы, по силе возможности, старались установить по знакам воинскую часть, прихватывали "языков" и допрашивали. Естественно, чтобы передавать "Центру" сведения, нужно было отойти как можно подальше. Люди сильно уставали, но подумать о себе не позволяла обстановка.
Как-то прогромыхал эшелон. Мы посчитали платформы с техникой, вагоны с солдатами. Нам даже удалось в бинокль рассмотреть эмблемы воинской части. Можно расслабиться, передохнуть. Но какой тут отдых, когда, как говорит Иван Иванович, кишки марш играют. Раньше здесь, лежа в заросниках, мы пощипывали малину, теперь она уже отошла. Вдруг Целиков толкнул локтем Ивана Черного и указал в сторону. Овчаров схватил беззвучку, дослал патрон в патронник и прицелился. Время тянулось долго.
- Стреляй! - чего медлишь, не вытерпел Целиков.
Но Овчаров опустил ружье.
- Подождем другой. Эта очень худа, - чуть слышно пробубнил Овчаров.
- Ишь ты, забурел - подавай ему дичь, да еще на выбор...
- Козленка жалко - сосунок ведь...
Косуля, пощипывая травку, тревожно оглядывалась на своего маленького шалопая, резвящегося на высоких пружинистых ножках. Вдруг косуля, наверное услышав наши голоса и шорохи, залаяла, словно комнатная собачонка, подавая сигнал тревоги, и обоих как ветром сдуло.
- Война, столько людей гибнет, а он козленка пожалел, - проворчал Целиков.
В тот день все же рыжебокая косуля стала жертвой нашей беззвучки. Сраженная выстрелом, она трепыхалась в кустах. Мы замерли: не наблюдает ли за ней, кроме нас, еще кто-нибудь.
Пригнувшись, Целиков вмиг добежал до косули, ухватил ее за ноги и потащил прямо перед собой. Запыхавшийся, он бросил перед нами размякшую, но еще теплую тушку.
Овчаров перевернул ее на спину, оттянул заднюю ножку и позвал Генку.
- Держи - свежевать будем. - Козел, зараза, попался...
Минут за двадцать Иван Семенович разделал тушку по всем правилам.
- Ловко у тебя получается! - восхищался Генка.
- Так ведь я в Казахстане жил. Там не один десяток баранов распотрошил.
Внутренности, голову и ноги мы завернули в шкурку и зарыли. Теперь всех нас занимал вопрос, как приготовить мясо? Костер разводить опасно, но без него не обойтись. Вырыли печурку, собрали сухих сучьев, таких, чтобы поменьше дымили. Печеночку Овчаров решил сварить в консервной банке от свиной тушенки, а мясо, сколько смогли, нанизали на шомпол и пристроили на развилочках.
Когда вспыхнул огонек и сизый дымок потянулся вверх, я решил, что надо выйти к ближайшей просеке и понаблюдать за ней. Огонька со стороны не было видно, потому что тщательно замаскировали плащ-палатками. Я вышел к просеке, ее еще багровыми полосами освещала вечерняя заря. Было тихо и пустынно. Вскоре я явственно почувствовал, как потянуло дымком и жареным, От запаха сперло в горле и потекли слюнки. Но одновременно появилась тревога - уж очень далеко слышны запахи, не привлекли бы они чьего-нибудь внимания. Я стал внимательно всматриваться в темноту и действительно заметил какие-то движущиеся точки. Они, приближаясь, быстро увеличивались.
Это были два велосипедиста с ружьями за плечами, в форме лесной охраны. Вдруг первый из них резко затормозил и остановился. Второй чуть не наскочил на него, но успел свернуть в сторону и тоже остановился.
- В чем дело? - спросил он.
Тот, стоя лицом ко мне, буквально в нескольких шагах, ответил:
- Чувствуешь запах?
Второй тоже несколько раз потянул носом и ответил:
- Нет, не слышу.
- Как нет? А я хорошо чувствую запах дыма. В лесу кто-то есть.
- Да, теперь и я слышу. Может, это из деревни доносится?
- Нет, это где-то здесь. Я не могу обмануться. - Он опрокинул велосипед на бок, снял ружье. - Пойдем посмотрим...
Я положил правую руку на затвор автомата, готов остановить их очередью, если только направятся туда, где хлопцы жарят косулю.
- А что мы сейчас увидим? - ответил ему второй. - Уже совсем темно.
- Трусишь! - упрекнул его первый, но и сам не двигался с места. По всему видно было, что он и сам боится.
- Так ведь совсем темно, и запах вроде пропал,- упрямо твердил второй.
- Ладно, поехали! - громко произнес первый, забросив ружье за спину.
Оба они сели и укатили, громко разговаривая, как это делают, отгоняя страхи.
Постояв еще несколько минут, я возвратился к своим. Они все были с оружием наизготовку. Костра не было. Услышав голоса, они затоптали огонь. Я рассказал о том, что видел и слышал.
- Если не донесут в полицию или воинскую часть, то завтра сами, наверняка, придут посмотреть, что такое тут было, - сказал с уверенностью Овчаров.
Мы решили понадежнее замести следы и уйти за дорогу, чтобы избежать окружения, если лесники донесут. Если же утром прочески не будет, то постараемся вернуться и как-нибудь все же приготовить мясо. Генку отправили за канал со сводкой. Дали кусок свежины с собой, может, там удасться изготовить Ивану Ивановичу или девчатам.
Мы перешли железку и заночевали там. На рассвете действительно слышны были стрельба и шум голосов в той стороне, где мы оставили свою недожаренную косулю. Вскоре солдаты перевалили через железную дорогу и оказались на нашей стороне. Нам пришлось уходить подальше. Несколько суток было очень неспокойно, мы уклонялись от преследователей, старались не обнаружить себя.
Словом, возвратились на старое место только на третьи сутки. Очень опасались, что на месте может быть засада, если только обнаружили след убитой косули. Собакам ведь не составит труда найти по запаху спрятанную нами свежину - мы ее завернули в кусок брезента и зарыли.
Оказалось все нетронутым, но мясо уже пропахло и побелело от личинок. Не удалось полакомиться дичью и нашим друзьям за каналом. У них тоже было беспокойно. Мельников несколько дней носил мясо, не теряя надежды поджарить, пока не испортилось.
Беззвучку до поры до времени запрятали. Таскать ее с собой было несподручно.
Выполняя задание "Центра", группа продолжала беспрерывно следить за движением вражеских эшелонов, автоколонн на шоссейной и железнодорожной магистралях Кенигсберг - Тильзит, одновременно вела разведку укреплений на широком участке между Тильзитом и заливом Курышес Гаф. Это немного южнее реки Неман.

ХУТОР У МОРЯ

Неман. Родная, дорогая сердцу река. На ее берегу однажды остановились мы после тяжелого ночного перехода. Сколько дорогих воспоминаний вызвала она. Тихо сверкает прозрачная, как кристалл, вода. Далеко на востоке, южнее родного Минска, у лесной деревеньки с поэтическим названием Верхнеман, он берет свое начало, течет, переливается между развесистыми вербами, сосновыми борами, молодыми березняками, гонит свои воды, набирая силу и размах, сюда, к Балтийскому морю. Сколько раз судьба разведчика гоняла меня за годы войны тропами Принемонья. Там, в верховьях Немана, свои люди открывали двери как родному сыну, обогревали, кормили, берегли во время короткого сна.
И вот судьба вновь забросила на берег Немана, туда, где он отдает свои воды Балтийскому морю.
Отклонившись в сторону от устья Немана, мы направились за продуктами на хутор, который присмотрели еще засветло. Он стоял на самом берегу залива Курышес Гаф. Подходили, растянувшись цепью, оставив радисток и Юзика ждать нас в условленном месте. Собака еще издали услышала чужих и залилась лаем.
Ее прикончил из беззвучки Иван Овчаров. Когда мы открыли калитку и вошли во двор, откуда-то сверху прогремел выстрел, затем второй, третий... Выстрелы раздавались с интервалами - явно подавался сигнал тревоги. Мы бросились вперед и прижались к углам дома. Что делать? Отходить? Пуля может быть послана в спину. Как назло, из-за облаков выплыл месяц, стало довольно светло. И нужно же такому случиться в самый опасный момент! Неужто отходить с пустыми руками, без продуктов. Внезапно за домом раздалась автоматная очередь - стрелял кто-то из наших, мы научились безошибочно понимать это по звуку...
- Отходи! - подал команду Шпаков.
Пригнувшись, он бросился к калитке и дальше - туда, где под деревьями залегли Мельников и Юшкевич. Вслед за ним побежал и я с Целиковым.
- Где Овчаров? - спросил Шпаков, осмотревшись, что нет его одного.- Он же зашел во двор вместе с нами.
Почти в этот же момент услышали его голос:
- Спокойно, я здесь,- он не спеша выходил со двора, волоча за собой винтовку.- Готов фриц - вот его оружие.
Иван Черный заметил, что стрелял кто-то из чердачного окна. Он притаился за углом и начал ждать, когда стрелок высунется. А высунуться должен был обязательно - такова психология. Так оно и случилось. Когда фриц на мгновение высунул голову, чтобы взглянуть, что делается во дворе, Овчаров, держа автомат наготове, нажал на спусковой крючок. Вслед за автоматной очередью упала на бетон винтовка.
- Идем! - первым устремился к дому Мельников.- Все равно подняли тревогу: прихватим чего-нибудь...
Дверь нам не открыли, пришлось ее выломать. В одной из комнат в кроватях были старик со старухой.
- Только не убивайте нас,- дрожащим голосом молил хозяин.
- Что заслужишь, то и получишь,- ответил ему на это Мельников.
Он стянул одеяло и перевернул подушку, чтобы убедиться, не спрятано ли там оружие. На мансарде нашли и убитого сигнальщика. В одном нижнем белье, бородатый, но не старый, в самой силе мужчина так и застыл, перевесившись на подоконнике. На вешалке висел мундир морского офицера, на нем - погоны майора, железный и рыцарский кресты с дубовыми венками, а также кортик на ремне. Наше внимание привлекли и фотографии на стене. На них мы узнали метко сбитого Овчаровым хозяина в морской форме на фоне кораблей. На одной он был изображен на мостике подводной лодки. Я снял с вешалки кортик, достал его из ножен - готическим шрифтом на нем была выгравирована дарственная надпись Гитлера за верную службу.
- Хлопцы, сюда! - позвал Мельников.- Смотрите, братцы, что здесь делается,- столько курива зря пропадает...
Он обшарил светом карманного фонарика стены просторной комнаты. Они были обставлены стеллажами от пола до потолка. На полках в ячейках, словно в пчелиных сотах, аккуратно разложены пачки с табаком, папиросами, сигаретами. На каждой пачке - надписи с названием страны, города-порта, даты.
Очевидно, плавая на кораблях торгового флота в довоенное время, бородатый моряк собирал коллекции табачных изделий. По датам на пачках, по названиям стран и городов можно было проследить маршруты этого, отправленного на тот свет, морского волка. Фотография, на которой он стоит на мостике подводной лодки, свидетельствовала о его последней службе. Можно было не сомневаться, что подводный пират отправлял на дно любое судно, которое попадалось на его пути. Железные кресты, кортик от Гитлера - убедительная аттестация за разбой на море.
Часть "курива", как назвал его Мельников, перекочевала из полок в наши ранцы.
- Продукты же некуда будет ложить! - развел руками Шпаков, глядя на вещевые мешки.
- Да уж как-нибудь,- неуверенно ответил Мельников.- Не оставлять же все это.
На дневку расположились в государственном лесу под названием Неманен, между реками Гильге и Немонин Шрол, недалеко от впадения их в залив Курышес Гаф. Реки эти были соединены между собой каналом Зекенбург. В этом четырехугольнике, образованном реками, каналом и заливом, мы и остановились в густых и огромных зарослях камыша. Сыро, неуютно в низких, заболоченных местах. Мы нарезали тростник, навязали из него снопов и довольно неплохо разместились на них. Нам казалось, что меньше всего нас будут искать в этих труднопроходимых, заболоченных местах приморья.
- Прочти, что здесь написано?
- А это чьи? Ну и пахнут же!
- Вот так сигара, а какая упаковочка! Атласная, в серебре!
- А эти сигареты с верблюдами откуда? Такие пахучие, что жаль дым на ветер выпускать...
Разведчики, которые не знали немецкого языка, наперебой просили удовлетворить их интерес, пробуя и рассматривая трофейное "куриво".
Накурились до чертиков. Особенно перебрал Овчаров. Шпаков послал его вдвоем с Генкой на край зарослей вести наблюдение, чтобы на нас не напали внезапно. Еще не успели они расположиться как следует под низкорослой, разлапистой сосной, у проложенной нами в камышах тропы, как Овчаров попросил Генку:
- Ты подежурь немножко один. Что-то голова закружилась - присяду на минутку.
Иван Черный стал на колени перед сосной, как католик перед престолом, и начал откашливаться, прикрываясь ладонями, чтобы приглушить звуки.
Через несколько минут метрах в десяти от него остановились трое: посредине здоровенный детина в очках с ручным пулеметом, а по сторонам от него автоматчики.
- Хенде хох! - скомандовал высоким тенором пулеметчик Овчарову, сидевшему с закрытыми глазами.
Генка мгновенно повернулся на голос: за деревьями он не виден был гитлеровцам.
- Оружие к ноге! - неожиданно воскликнул он по-немецки.
Генке нужна была какая-то доля секунды, чтобы взвести затвор и направить автомат на цель. Пока немцы успели разобраться что к чему, полоснула длинная очередь, и все трое, подминая тростник, мягко опустились на землю.
Мы мгновенно поднялись на ноги. Выход был только один - идти в сторону канала Зекенбург, на восток от залива. Нужно было как можно быстрее форсировать его. За каналом лежал большой лесной массив - там можно было маневрировать до вечера, а ночь - всегда наша союзница. Здесь же, в этом четырехугольнике, пожалуй, невозможно было уклониться от нежелательной встречи. Одно беспокоило командира, да и не только его, но и всех нас, а если вдоль канала уже разместились засады? Тогда наши дела дрянь.
Хотя мы имели уже некоторый навык в преодолении водных рубежей, но через канал Зекенбург нужно перебраться не ночью, а средь белого дня. Такое нужно было совершить впервые.
При выходе к каналу Шпаков с Мельниковым залегли, чтобы понаблюдать, не выдаст ли себя кто чем-нибудь. А нам сказал нарезать тростнику и сделать как можно больше вязанок.
Оружие, боеприпасы, батареи, сапоги - весь груз переправили на двойных тростниковых снопах, а сами плыли только в одежде. На другой стороне Зварика заговорил первым:
- Не мешало бы одежду выжать - идти будет легче.
- Рано еще,- возразил Шпаков.- Впереди еще Немонен-Шрол. Быстрее разбирайтесь. Нужно спешить.
Через реку переправились на плотах, связанных с бревнышек, которые штабелями лежали неподалеку. А к вечеру благополучно вошли в урочище Грожес Мосбрух, недалеко от деревни Эльхталь. Так мы вновь очутились в том районе, где приземлились в ночь на 27 июля. Только на сей раз пришли сюда с северо-запада.

ЗАПАДНЯ

Вечером, после очередного сеанса связи, Шпаков вновь привел группу на берег реки Швентойя, в то место, откуда велось наблюдение за железной дорогой.
- Целиков, Овчаров, Зварика, Юшкевич и ты, Ридевский,- сказал мне Николай,- останетесь здесь. Будете поочередно вести наблюдение. Вечером следующего дня отправишь со сводкой ко мне Юшкевича. Мы же уйдем за канал Тимбер и будем ждать его на прежнем месте, у штабеля дров. Кстати,- Шпаков обратился ко всем членам группы,- пометьте все это место на своих картах.
Мы сделали отметки.
- Запомните, место у штабеля дров за каналом Тимбер будет отныне нашим вторым явочным пунктом, почтовым ящиком. Первым будет этот, где мы находимся сейчас.- Он подошел к небольшому плоскому камню, похожему на половинку большого арбуза, отвернул его.- Если кто отстанет или если нам придется во время боя рассеяться в лесу по одному, стремитесь прийти сюда и оставьте под этим камнем записку. Здесь же найдете сведения о других, получите письменное указание, что делать дальше.
- Дело ясно! - ответил за всех Мельников.
Затем Шпаков, Мельников, Аня и Зина, прихватив с собой вторую радиостанцию, ушли за канал. А мы остались на месте. Теперь во время сеансов связи работали одновременно две радиостанции. Разойдясь в разные стороны километров на 10-15 от "базы" - штабеля дров,- одна из радисток вела передачу, а вторая подавала в эфир ложные сигналы, вводила в заблуждение станции пеленгования. Нагрузка на девушек возросла. Но они не роптали. Никто не слышал от них ни слова жалобы. Синие круги легли под глазами Ани. Длинные каштановые волосы непослушно выбивались из-под шапки. Посерело, осунулось от невзгод и бессонницы круглое лицо Зины, скулы казались припухшими. Она уже не старалась по-девичьи стыдливо скрыть щербинку в верхнем ряду зубов: сначала, когда улыбалась, по привычке прикрывалась рукой.
И хотя группе пока везло, каждый понимал, что это не может продолжаться бесконечно. Поисковые отряды гитлеровцев действовали методически и упорно. Они нет-нет да и нападали на след, окружали десантников. Но петля, беспрерывно в течение полутора месяцев забрасываемая вокруг нас, разрубалась или умело отводилась в сторону. Сети, которые плелись хитроумно, оставались пока пусты. Только Павел Андреевич Крылатых составлял добычу врага. Зато под Кенигсбергом более пятидесяти березовых крестов с надетыми на них серо-зелеными касками свидетельствовали о том, в чью пользу заканчивались схватки с парашютистами. Мы же активно продолжали действовать, сводки с разведданными одна за другой летели в "Центр". А это уже было большой удачей.
Гитлеровцы отлично понимали, что кладбище под Кенигсбергом - это не главный урон, нанесенный им парашютистами. Мы, в свою очередь, знали, что враги не успокоятся до тех пор, пока в эфир будут идти наши радиограммы. Места, с которых велись передачи, к утру, как правило, были оцеплены, и с рассветом начиналась проческа леса. Но за ночь девушки успевали уходить далеко, оказывались по за цепью вражеского окружения. Как бы трудно нам ни приходилось, какие бы лишения мы ни перенесли, было ясно, что впереди нас ожидают куда более тяжелые испытания, да только ли они. Трудно было себе представить, как можно выйти живыми из этого пекла? Самолет не сядет, чтобы увезти нас отсюда, а с приближением фронта, когда местность будет сильно насыщена войсками, куда деваться? Эти мысли не могли не лезть в голову. Но не было ни жалоб, ни стонов, никто никогда вслух не высказывал тревоги.
Осень усугубляла наше положение. Шуршание листьев под ногами, оголенные деревья выдавали издалека наше присутствие, не говоря уже о холоде и раскисающей торфянистой почве, которая засасывала ноги, затрудняла передвижение.
Как и распорядился Шпаков, назавтра вечером я послал за канал Генку со сводкой.
- Ну счастливо, браток,- сказал я на прощанье, обняв его за плечи. Тот бесшумно скрылся во мраке.
Спустя минуты две в том направлении, куда ушел Генка, хрустнула сухая ветка. Мы насторожились, молча взялись за автоматы. Треск повторился. Раз, другой хрустнуло уже ближе от нас, явственнее.
- Генка! - негромко позвал я его, решив, что он чего-то вернулся.
Никто не отозвался. Нас томила напряженная тишина. Затем вновь послышались шаги, таинственные, только теперь они удалялись. Что бы это могло быть?
- Может, зверь какой? Дикий кабан так осторожно ходит,- высказал предположение Целиков.
- А если человек, если нас выследили, тогда что? - прошептал Юзик Зварика.
- Вряд ли это мог быть человек,- возразил ему Овчаров.- Кому охота лезть на рожон в одиночку. Да еще ночью...
- Найдутся, браток, и такие,- не соглашался Юзик.- Ты думаешь, за твой черепок кому-то награду не хочется получить... Нужно поменять место или совсем уйти отсюда.
Загадка так и осталась загадкой. Если бы это подходил зверь, рассуждал я, то, учуяв опасность, он со всех ног, с шумом, бросился бы наутек, а не отходил бы так расчетливо, методично. Но и трудно было допустить, чтобы это был человек. В самом деле, тут, пожалуй, прав Овчаров. Кто бы это мог рискнуть в темноте разыскивать группу в лесу, да еще в одиночку. Уйти, испугавшись непонятного шороха, не в характере разведчиков. По крайней мере, до утра нам ничто не угрожает.
Решили продолжать дежурство. Овчаров и Целиков ушли к шоссе, а я и Зварика остались у железной дороги.
Едва забрезжил рассвет, как Зварика, наблюдавший за железной дорогой, толкнул меня в бок.
- Смотри!
Из-за леса, оттуда, куда, пересекая реку, уходило полотно железной дороги, на розовом фоне неба медленно по шпалам, словно игрушечные, двигались темные фигурки. Силуэты их были до того знакомы, что невольно сжалось сердце.
Шли в касках солдаты. С каждым шагом они приближались, становились большими, уже было видно, во что одеты и чем вооружены. Вспомнились таинственные шаги прошлым вечером. Не нужно было выяснять, куда и зачем идут солдаты.
- Бежим на ту сторону шоссе, пока не поздно,- предложил Зварика,
- Да,- согласился я,- там встретим и Овчарова с Целиковым.
Но мы встретили их на полпути. Они шли быстро и были взволнованы.
- Шоссе забаррикадировано машинами. Они становятся вплотную одна к другой, как стена,- сообщил Овчаров.- Солдаты выгрузились и цепью идут сюда. Без собак. Быстрее бежим за железку.
- Там тоже солдаты,- ответил я.
- Мы в мышеловке,- произнес Зварика.- Лицо его стало бледным, рот приоткрылся.
- Нужно попробовать пробиться,- решительно сказал Овчаров.
Мы направились к насыпи. Но с нее навстречу нам уже спускалась густая цепь автоматчиков. За ней - вторая. Третья залегла наверху. Все без собак. Значит, не специальные поисковые группы.
- Пойдемте лучше вдоль дороги на запад, - предложил Зварика.
- Там же голые поля, деревни,- возразил я ему.
Все мы почему-то внимательно посмотрели на поникшего Юзика: на его лице было выражение плохого предчувствия. Может, нам тогда так показалось, но потом, вспоминая эту ситуацию, мы с Овчаровым сошлись оба на этой мысли. В создавшейся обстановке нам трудно было надеяться на благополучный исход, но нужно было как-то спасаться. Только никто не знал как.
Мы и действительно бросились, как советовал Юзик, в сторону деревни Жаргиллен. Посреди лесного квартала наткнулись на пулеметчика, который лежал за пулеметом, широко разбросив ноги, как на учениях - по всем правилам. Наше счастье, что пулемет был направлен в сторону железной дороги. Мы прошили его автоматной очередью раньше, чем он успел развернуться. На первой же просеке мы увидели новые группы солдат. Одну из них обстреляли, но и сами были обстреляны.
Единственным, хотя тоже мало надежным шансом на спасение, было разойтись по одному и прятаться, где кто может. Я объявил об этом, назначив сбор ночью у почтового ящика № 1.
Участок леса, в котором мы были окружены, благоприятствовал маскировке. Густые заросли низких елочек, крапивы, кусты ольшаника, наконец, могучие мохнатые ели давали место для укрытия.
Солдаты от железной дороги охватывали нас с севера, поджимая к югу, к параллельно идущей автомагистрали. Я бросился вдоль медленно движущейся цепи, надеясь найти в ней разрыв. Внезапно оказался перед открытой поймой Швентойи. Перебегать ее было опасно - слева на лугу видны были солдаты. Но возвращаться назад совсем не имело смысла. Мне казалось, что немцы уже там. Впереди же, за рекой, их могло не быть. Но как перескочить туда? В этом же месте в Швентойю впадал узкий ручей, настолько заросший, что зелень сходилась над ним. Я пополз в этом сверху зеленом, а внизу мокром и грязном туннеле. Но меня, кажется, заметили - над головой пронеслось несколько очередей, пущенных из автоматов. Я осмотрелся и увидел солдат на лугу метров за сто в стороне. Казалось, что они стояли на месте. Мне же до леса оставалось вдвое ближе. Ручей перед впадением в реку стал глубже. Пригнувшись, в несколько рывков, я добежал до реки и бросился через нее, погрузившись в воду до пояса. С маху выскочил на берег. Шагов тридцать до ближайших деревьев нужно было проскочить по открытому месту. Яловые сапоги, полные воды и грязи, размокли, стали пудовыми, плохо держались на ногах. Пули свистели мне вдогонку. Я взмахнул одной, потом другой ногой так, что сапоги слетели, припал к земле и, не целясь, не видя цели, дал несколько очередей на случай погони. Затем вскочил и теперь уже без оглядки влетел в лес.
"Замаскироваться нужно, как можно быстрее замаскироваться",- решил я.
Прокрадываясь между зарослей от дерева к дереву, я присматривался к вековым елям. Думал поначалу выбрать наиболее мохнатую из них и взобраться на макушку: не будут же солдаты проверять каждое дерево. Но вот мое внимание привлек огромный выворотень. По свежей иглице видно было, что ель упала во время последней бури. Крона выворотня была настолько густа, что в ней мог спрятаться не один, а несколько человек. В первое мгновение я решил так и поступить: зашиться в разлапистые ветки. Но тут же отверг этот план. Место сразу же вызывало подозрение - уж слишком естественным было это укрытие. Его непременно обыщут, обстреляют.
Я заглянул под корень выворотня. Глубокая яма с нависшими метровыми клочьями мха - настоящее логово. Там тоже может поместиться не один человек. Но и оно слишком было заманчивым, привлекало внимание, бросалось в глаза, вряд ли пройдут мимо...
Но, как завороженный, я уже не мог уйти отсюда. Вновь заглянул на противоположную сторону выворотня, в то место, откуда изо мха выходил толстый ствол. Мох здесь тоже длинными космами повис книзу, до самой земли. Под стволом можно спрятаться, принакрыться мхом. Но лечь нужно поперек ствола, чтобы оказаться лицом к преследователям. Я чувствовал, что немцы могут вот-вот появиться здесь: мимо уже пронеслось несколько поднятых с лежки косуль, без оглядки проскакал олень. Всякий раз, теряя дорогие секунды, я вскидывал к плечу автомат, пока не поймал себя на мысли, что если овчарок нет, а они бы уже подали голос, то мешкать нельзя, нужно побыстрее прятаться.
Мысль, работающая с удесятеренной быстротой, подсказала окончательное решение. Достав нож, я срезал под корень, чтобы не оставить следа, несколько маленьких, мохнатых елочек. Улегся поперек ствола, а елочки воткнул так, чтобы голова и ноги скрылись под ветками, обложился мхом и затаился, взвел автомат, приготовил гранаты.
Ждать долго не пришлось. Сначала послышалось металлическое звяканье касок, когда они цеплялись за ветки.
Увидев немецких солдат, я решил таиться до последней секунды: так поступают звери и птицы. Будучи охотником, я хорошо знал повадки обитателей леса. Только бы собрать нервы в кулак - при любой ситуации не шелохнуться, не выдать себя. Около десятка солдат остановились перед выворотнем. Один из них подошел вплотную. Я мог свободно ухватить его рукой за ногу. "Хотя бы не наступил на меня, не напоролся на автомат - тогда все пропало",- тревожила мысль. Сердце билось так сильно, что, казалось, его удары слышны на расстоянии.
- Раус, раус, выходи,- не слишком громко раздался голос надо мной.- Нужно прочесать огнем.- Он дал несколько коротких очередей по густым сплетениям лапок. Шум пуль отдавался по всему стволу - я чувствовал его своим телом.
Цепь двинулась дальше. Солдаты один за другим переступали через дерево у самой моей головы. Я отчетливо слышал их сопение, хруст мелких сучьев под коваными сапогами, шорох осыпающейся коры. Цепь прошла дальше.
Я продолжал лежать, боясь шелохнуться. Так и казалось, что кто-то, притаившись, стоит надо мной. Но вот снова послышались голоса.
За первой цепью без остановки прошла вторая. Я расслабил руку, сжимавшую автомат, и вздохнул, пожалуй, слишком шумно. Стало непривычно тихо - ни улюлюканья, ни стрельбы. Как будто в лесу вообще ничего не происходило. И все же только теперь я ощутил, как какой-то особенной внутренней дрожью охвачена каждая клетка организма, точно так, как это было в доме, когда в меня целился старик из ружья. Смерть и на этот раз прошла мимо, но опасность не миновала. Облегчение принесет только ночь. У партизана и разведчика два добрых друга - лес и ночь. Один из них уже помог мне, второй позволит встать на ноги. Я взглянул на часы - было одиннадцать часов и сорок две минуты. Казалось, нужно переждать целую вечность, пока наступит вечер.
Но вот в том направлении, куда двинулись цепи, послышались частые автоматные очереди. По временам они сливались в общий гул - так много людей стреляло одновременно. Значит, кто-то из разведчиков был обнаружен, кто-то дрался с врагом. Суматоха и крики, стрельба продолжались около часа.
После обеда обе немецкие цепи вновь прошли от шоссе к железной дороге, а перед закатом в третий раз прочесали лес. Выстрелов больше не раздавалось.
"Кто же там был? Один, двое, трое? Удалось ли пробиться?" - задавал я себе безответные вопросы. Пробираясь в сумерках к явочному пункту босиком, я нащупывал каждый шаг, убирал с пути каждую сухую ветку: в лесу могли остаться вражеские засады.
Подкравшись к месту сбора у плоского камня на берегу ручейка, я затаился и долго прислушивался. В темноте почти рядом кто-то зашевелился и тихонько кашлянул.
Я подал условный сигнал. Мне ответили. Это были Овчаров и Целиков. Зварйки не было.
- Ты где же спрятался? - спросил Овчаров.
Я рассказал коротко, не вдаваясь в подробности.
- А мы с Иваном на ель взобрались. Привязались покрепче, чтобы в случае ранения не упасть на землю, не попасть живыми в руки этим гадам. Так и просидели весь день. Двигались солдаты медленно, все останавливались, вынюхивали.
Я, конечно, был грязный как черт, пошел к ручью и кое-как умылся.
Зварику ждали молча. Никто первым не хотел высказать предположение, что больше он не придет никогда. Ждали и посыльного из-за канала от Шпакова. Обрадовались, когда услышали шаги. Пришли Шпаков, Мельников, Морозова, Бардышева, Юшкевич.
- Что у вас здесь слышно? - спросил Николай.
- Весь день шла облава между шоссе и железкой. Прорваться никуда не удалось. Разошлись кто куда. Я отлежался под выворотнем. Они,- показал я на Целикова и Овчарова,- отсиделись на елке. Пока нет Юзика.
- Что ж, подождем. Будем надеяться на лучшее,- старался вселить надежду Шпаков.- Если до полуночи не придет, то оставим записку, чтобы ждал кого-либо из нас здесь. Группе приказано вновь идти под Инстербург и Гольдап.
- Отдежурили здесь у железки ровнехонько три недели,- подсчитал Юшкевич.
- Ты что босиком? - спросила подсевшая ко мне Зина.- Натер ноги?
- Да нет, прижали фрицы так, что пришлось сапоги сбросить,- ответил я нехотя. Мое подавленное настроение передалось ей.
- Тяжело вам было сегодня,- посочувствовала Зина.- А у нас было тихо. Хочешь есть?
- Мы все больше суток ничего не ели.
Зина начала готовить бутерброды. Наблюдая за движением ее рук, я заметил, что Зина с трудом удерживала в руке нож.
В лесу начало светлеть. Взошла луна. Из белесой безоблачной выси потянуло холодом.
- К утру может быть заморозок,- согревая дыханием кисти своих рук, сказала Зина. - Зима для меня что смерть. Руки у меня-то обмороженные. Во время блокады под Минском было. Теперь очень боятся холода, пальцы коченеют, не гнутся. Не знаю, как работать буду.
Я взял кисти ее рук в свои ладони. Они были холодные как ледяшки, с шершавой кожей. Подержал их, пока согрелись.
- Ой, как хорошо, тепленько,- прошептала она, расчувствовавшись, но тут же высвободила руки и, будто прося извинения, добавила: - Так и разнюниться можно.
- Пойдем, ребята,- сказал Шпаков, когда мы окончили жевать.- Порядок движения тот же, что и раньше. Замыкающим вместо Зварики станешь ты, Иван Семенович.
- Ладно,- ответил Овчаров.
Осторожно ступая босиком, я занял свое место,
- Ты почему босой? - спросил Целиков.
- Потому что обуться не во что.
- Что? Сапоги бросил? - не поверил он.
- Пришлось, так и бросил.
- Такие сапоги бросил! - в серцах возмутился Иван Андреевич. Он нагнулся и похлопал рукой по голенищам своих сапог.- Ты, брат, дал маху. Таких больше не сыщешь. Смотри, юхть-то какая! Любота. Не иначе монгольская. Я слыхал, как у них скот нагуливают. Помогают нам теперь монголы и мясом, и шерстью, и вот - кожа от них. Сапоги отличные. До конца войны хватит, до самого Берлина дойду в них, если суждено, конечно.
- Черт с ними, с сапогами,- рассердился я,- голова дороже. Разве не добуду себе в Германии пару сапог.
- Э, нет, что ни говори, таких не добудешь,- стоял на своем Иван.- Такие сапоги, как эти, я в зубах бы нес, но. не бросил.
- Да черт с ними, что ты пристал.
- Так вот в поход идем, а ты - босиком. Много находишь, да! Ты вот что: давай рукава от моей теплухи отдернем - натянешь и как-нибудь дотопаешь до первого хутора, а там прибарахлишься. Мы быстро превратили его теплуху в жилетку. Перевязали концы рукавов и получились мягкие теплые чулки, в которых было не ахти как удобно идти - беспрерывно сползали,- но не босиком.
У шоссе, которое днем было забаррикадировано автомашинами, Шпаков остановил группу.
- Пойдем проверим, что там,- сказал он мне.
- Нам лучше идти по обочине просеки, меньше шуму будет,- предложил я ему.
- Нет, пойдем вдоль реки.- У Шпакова были свои соображения - у реки, на низком влажном грунте, противник вряд ли устроит засаду: окопчик в земле не выроешь - вода.
Шоссе было совсем рядом - уже виднелась освещенная луной полоска асфальта. Прошло несколько автомашин. Громыхая коваными колесами, проехала тяжелая крытая фура.
Луна осветила придорожный столб, и мы заметили возле него что-то светлое на фоне темного леса.
- Что бы это такое могло быть? - прошептал Николай.- Давай посмотрим.
Мы подползли и увидели в одном нижнем белье человека.
Он висел головой вниз весь окровавленный. На шее у мертвого осталась обрезанная петля из толстой веревки.
Мы попятились назад - могла быть засада.
- Зварика?! - произнес Шпаков, когда мы отошли.
- Он,- подтвердил я.
Вернувшись к группе, Шпаков при свете луны составил радиограмму:
"11 сентября пехотные части окружили лес западнее Миншенвальде. Весь день шла облава. Прорвать кольцо не удалось. Группа рассеялась по лесу. Погиб Зварика".
- Передайте, девушки,- протянул он листок Зине.
Погиб наш Юзик Зварика. Мы потеряли еще одного товарища.

НАВСТРЕЧУ ФРОНТУ

Теперь уже известно, каким мощным рубежом был укрепленный район "Ильменхорст", особенно на инстербургском направлении. Инженерные сооружения в сочетании с рельефом местности давали основания немецкому командованию считать его неприступным.
Здесь находилась третья танковая армия врага. Разведгруппа "Джек" действовала главным образом в этом районе. С каждым днем нам все очевиднее становилось направление и характер оборонительных полос, которые тянулись от города Рагнита, что на литовской границе, на юг, через Гумбинен, Гольдап к озеру Шпирдинг-Зее, и от Тильзита через Велау, вдоль Мазурского канала к озеру Доргайнен-Зее. Из показаний пленных нам стало известно, что весь район к западу от реки Дайме, за которой лежал Кенигсберг, тоже сильно укреплен.
Мы вновь взяли направление на юг, в сторону ставки Гитлера. По пути сделали крюк, чтобы спрятать одну радиостанцию в облюбованном Шпаковым месте - у "Трех кайзеровских дубов". Аня нехотя отдала Николаю Андреевичу свою рацию. Она немного огорчилась, хотя и понимала, что наиболее правильно было держать один передатчик в запасе, в тайнике.
На одном из хуторов я взял у какого-то бауэра сапоги: громоздкие, с широкими носами, но на подъеме они оказались малы - пришлось сделать надрезы.
- Это ты для вентиляции, что ли? - съехидничал Целиков.
В жизни людей случаются самые невероятные случаи, к тому же - они повторяются. В пути мы снова встретились с группой майора Максимова и с новой группой разведчиков Первого прибалтийского фронта, которой командовал капитан Денисов. Их маршрут совпадал с нашим. Решили идти все вместе. И хотя наша огневая мощь возросла, все же двигаться такой большой группой по насыщенной войсками территории было сложнее.
Мы шли навстречу фронту. По пути все больше отмечалось передвижение войск. Большие и малые дороги были запружены беженцами. Создавалась ситуация, которую мы переживали в 1941 году. Когда группа "Джек" начинала действовать, прусские леса были пустыми, безлюдными - только солдаты прочесывали их. Теперь прифронтовые леса наполнились толпами. Было труднее нам, но стало труднее и преследовать нас. Иногда мы вливались ночью в толпу и шли некоторое время, если это соответствовало нашему маршруту, вместе с неизвестными нам людьми. На нас не всегда обращали внимание, ибо среди разношерстного людского потока трудно было разобраться где кто, тем более ночью.
По пути мы фиксировали обнаруженные новые оборонительные точки. В пойме реки Инстер, которую нам нужно было форсировать, встретили большой обоз беженцев, поднятых с прифронтовой полосы. Невдалеке у огня лежали трое мужчин, очевидно, погонщики коров. Тяжело посапывая, жуя жвачку, крупные рябые животные, сбившись в кучу, стояли или лежали недалеко от костра.
Шпаков и Максимов решили поговорить с этими людьми. Группы остановились, а нас четверо - Максимов с переводчиком и я со Шлаковым - подошли к огню. Люди молчали, видимо дремали. Нас они не видели, ибо мы подходили сзади. Когда мы заговорили, они только повернули головы в нашу сторону. Один из них бросил взгляд Б ту сторону, где на земле лежала двустволка. Помня о случае со стариком на хуторе, который едва не выстрелил в меня, я подошел и поднял ружье.
- Оно не заряжено,- сказал по-немецки тот, возле кого оно лежало.
- Мы - литовцы,- опустившись на колено и опершись на автомат, первым начал Шпаков.- Служим в немецкой армии. Большевики захватили наши земли, вот мы и очутились здесь. А вы кто будете?
- Мы из-под Шиллена, что на границе с вами. Теперь там фронт.
- А почему вас не эвакуировали по железной дороге или на автомашинах?
- Войска нужно перевозить. Разве наберешься вагонов, чтобы столько беженцев да еще со скотом перевозить? Русские же наседают,- говорил один из них, по виду старший. На нем была кожаная потертая шапка, суконная черная куртка.- Всю жизнь я прожил на одном месте. Говорят, русские никого живым не оставят. Оно и понятно - мстить им есть за что.
- А может, в Сибирь сослали бы, да и только,- вмешался в разговор тот, что посматривал на ружье.
- Все обойдется. Только время переждать. Пробовали и в прошлую войну сунуться сюда к нам в Восточную Пруссию - наши их вдребезги разнесли. Я сам участвовал в боях под Танненбергом,- не без гордости вспомнил третий, что был в сером полупальто с накладными карманами.- Будет так и сейчас: войск у нас много, да еще сверхмощное новое оружие.
Было видно, что остальные немцы не разделяют мнения своего третьего спутника по несчастью. Нам же разводить дискуссию не имело смысла. Мы пошли дальше. Остановились на дневку в лесу северо-восточнее Инстербурга. В следующую ночь вели разведку в окрестностях этого города, обходя его с востока и двигаясь к югу. Город лежал как на ладони. В небо взметнулись стрельчатые кирхи. Несколько одинаковых огромных красных зданий в восточной части города, несомненно, были казармами. И вообще большинство домов были красными - стены и черепичные крыши одного цвета.
Работы здесь нам хватало. Кроме того, что мы выявляли систему укреплений, не менее важно "Центру" было знать, какие воинские части держит здесь Гитлер, как они маневрируют. Хорошие данные мы получили от "языка" - танкиста из дивизии "Герман Геринг", которого прихватили на правом берегу реки Ангерапп, под Гумбиненом.
Под Гольдапом, как и в прошлый раз, почти ежедневно приходилось ввязываться в перестрелку с гитлеровцами. Здесь они, как говорится, наступали нам на пятки. Тогда мы связывали это с тем, что часто брали "языков", выходили на связь. Теперь же я считаю, что близость главной гитлеровской ставки "Вольфшанце", а также ставок командующего авиацией и сухопутными войсками была причиной усиленной охраны прилегающих территорий.
Только мы появились в районе Гольдапа и остановились на дневку, как вновь попали под проческу леса. На сей раз мы заметили гитлеровцев раньше и своевременно начали маневр. Шли, как всегда в таких случаях, цепью, с большой осторожностью. По пути встретили высохшее болото с высоким тростником. Думали, чем дальше в болото, тем надежнее убежище. Но на одной из просек попали на засаду. Перед нами раздались выстрелы.
- Вперед! - подал команду Максимов - он был старшим объединенной группы. Это было единственно правильным решением, ибо сзади на нас наседали другие вражеские цепи. Дружным огнем мы заставили замолчать засаду, сбили ее, перескочили через просеку. Подсчитали людей. Из группы Максимова погиб любимец всех разведчиков, отчаянный парень Миша Удалов. Пуля сразила его наповал. Не стало и врача из группы прибалтийцев. Никто не видел, что с ним случилось. Но исчезновение его насторожило нас. Он был немец по национальности, врач из Риги. Ходил он без оружия и, кажется, был рад, что ему его не предлагают. Носил через плечо сумку с медикаментами с нашивкой красного креста. Не берусь утверждать, насколько подозрение, что он мог изменить нам, имело основание - для меня это осталось загадкой, но тогда мы решили изменить известный ему наш первоначальный маршрут. Мы круто повернули на север. Может, в этом и было наше спасение. Если бы мы продолжали идти на юг, то наверное напоролись бы на минные поля, окружавшие "Волчье логово".
Твердо помню только одно, что во время маневра, еще до боя с засадой, где погиб Михаил Удалов, я оказался рядом с этим пропавшим без вести врачом, а может, он умышленно подошел ко мне.
- Нам здесь несдобровать,- сказал он мне на ходу по-немецки,- а немцев нам нечего бояться: мы же с тобой интеллигенты, и работы у них для нас всегда хватит.
В тот момент я не мог ему ответить и сделал вид, что не понял его намека. "Болтает черт знает что",- подумал про себя. Помню хорошо серое бескровное лицо, водянистые глаза под очками, черный непромокаемый плащ и длинный серый шарф, которым он постоянно кутал шею. Погиб он или ушел от нас - неизвестно.
Мы продолжали выполнять свой долг. По содержанию задания, что поступали из "Центра", по обстановке, которую мы наблюдали сами, мы предчувствовали, что на этом участке назревали важные события. Нам было предложено усилить наблюдение за перемещением и концентрацией вражеских войск, подтягиванием резервов. Мы установили, что оборону здесь занимали части 41-го танкового корпуса. Мощный бронированный кулак был расположен к востоку от Мазурских озер.
Как стало позже известно, он прикрывал ставку Гитлера - "Вольфшанце". В лесах, которые являлись хорошей маскировкой от воздушной разведки, мы встречали скопления танков, бронетранспортеров, штурмовых орудий, автомашин. Меняя позиции, мы передавали сведения в "Центр".
Это было 16 октября. Мы услыхали ночью, как задрожала, ходуном заходила прусская земля. Настала долгожданная пора. По очереди припадали к наушникам, слушали сводки Совинформбюро, и радостью наполнялись наши сердца. Войска 3-го Белорусского фронта атаковали позиции врага в направлении города Гольдапа. Преодолевая отчаянное сопротивление противника, наши войска перешли границу Третьего рейха. Завязались тяжелые кровопролитные бои. Вводя в бой все новые и новые части, гитлеровское командование прилагало все силы к тому, чтобы не допустить прорыва Красной Армии в Германии. И все же эхо этих боев под Гольдапом быстро отразилось на внутреннем положении Восточной Прусии. Среди населения прилегающих к месту боев районов поднялась паника. Началось беспорядочное бегство. Повозки, ручные тележки запрудили дороги, мешая передвижению войск.
По ночам нам видны были вспышки артиллерийской канонады. А однажды отчетливо было слышно, как разыгрались во фронтовом бою пулеметы. Мы жили надеждой, что вот-вот произойдет наша встреча с Красной Армией.
Раньше никто из нас не говорил вслух о своем доме, о родных, хотя эти мысли всегда жили с нами. А сейчас мы начали уже рисовать картины встреч. Первыми заговорили девушки.
- Моя мама и не знает, где я так долго пропадаю. Глаза проглядела, ожидая. Приеду в Москву, стану на своей Берсеневской набережной - там есть у меня любимое местечко - и буду стоять, пока не увижу, как из дому выйдет мама. Я там всегда ждала ее, когда была маленькой,- мечтала Зина Бардышева.
А я почему-то все время смотрел на ее руки. С каждым днем ее пальцы становились все менее и менее послушными, кожа шелушилась, суставы набухли.
Тощий, с заостренными коленями - Иван Овчаров совсем сделался как призрак с того света. Кашель изводил его. Остальные выглядели лучше, были крепче здоровьем.
Грохотала канонада, ревели моторы, захлебывались длинными очередями пулеметы, но проходили дни, а фронт на запад не продвигался. Постепенно вновь стало тихо. Немецкие газеты на все лады начали трубить о провале наступления русских под Гольдапом, печатать фотоснимки исковерканных, перевернутых гусеницами вверх наших "тридцатьчетверок".
"Вот чем окончилась их атака!" - прочли мы подпись под одним из таких снимков. "Немецкая оборона несокрушима!", "Сто лет не ступал вражеский солдат на нашу землю!", "Повторим Танненберг!" - кричали заглавия с газетных полос. Фашисты объявили Германию крепостью, внушали мысль о ее неприступности.
Конечно, мы тогда не могли знать, что командование Красной Армии осенью 1944 года наступлением под Гольдапом ставило своей целью не генеральный штурм прусской цитадели, а стремилось оттянуть сюда часть вражеских сил с берлинского направления. Это был всего лишь отвлекающий удар. И он, как известно, достиг цели. Гитлеровское командование перебросило тогда в Восточную Пруссию шесть танковых дивизий из двадцати четырех, которыми оно располагало. В Восточной Пруссии в то время действовала группа армий "Центр" под командованием генерал-полковника Ганса Рейнгардта. Оборону занимали 3-я танковая, 4 и 2-я армии. Противник имел 41 хорошо укомплектованную дивизию - 580 тысяч солдат и офицеров, 8200 орудий и минометов, около 700 танков и штурмовых орудий, свыше 500 самолетов.
В немецких газетах мы увидели указ о призыве в фольксштурм - народное ополчение. Фашистские главари рассматривали создание этих формирований как важный элемент обороны германской империи. Печать даже изображала фольксштурм важнейшим средством защиты Германии. Гитлер, Кейтель, Геббельс, обманывая немецкий народ, в розовых красках рисовали перспективу. Демагогическими уверениями они хотели убедить немцев, что Германия может не только предотвратить разгром, но и задержать наступление союзнических армий вдали от империи до тех пор, пока не будет достигнут мир, обеспечивающий будущее Германии, ее союзников и тем самым Европы.
В фольксштурм призывались все немцы, способные носить оружие, в возрасте от 16 до 60 лет. Его создание возлагалось на гауляйтеров и крайсляйтеров. Командирами подразделений назначались фашистские партийные функционеры. Общее руководство осуществлял Гиммлер как командующий резервной армией. Фольксштурмистов обмундировали в светло-коричневую форму нацистской партии с пауком фашистской свастики на красных нарукавных повязках. Это был один из способов переложить ответственность за развязанную нацистами войну на всю немецкую нацию. Будто коричневая чума заполнила Восточную Пруссию.
Угасающая надежда на скорую встречу с Красной Армией, создание фольксштурма, что еще более насыщало войсками район нашего действия, приближение зимы - все это не могло не отразиться на нашем настроении.
Кажется, нельзя было перенести такие условия, в которых находились мы, если не иметь перед собой цели. Но мы понимали ту ответственность, которая была возложена на нас. От нашей разведки зависело многое - успех наступления, жизнь тысяч советских воинов. Эта высокая ответственность, сознание долга придавали нам силы, помогали сохранить высокий моральный дух разведчиков от начала до конца.
Нужно было продолжать жить и бороться. Перед очередным ночным переходом мы еще засветло продвинулись по лесу к опушке, чтобы, дожидаясь сумерек, понаблюдать за околицей. Здоровенный парень, несомненно, угнанный на работу в Германию, какой-нибудь восточный "унтермэнш" - "недочеловек", как презрительно называли нацисты людей славянского происхождения, на паре короткохвостых битюгов поднимал зябь. Пора была уже поздняя, и лошади и человек устали.
- Пся крев! - так и срывалось с уст пахаря, который то и дело понукал лошадей. Он хотел, видимо, закончить вспашку полосы.
- Поляк! - оживилась Аня. Она хорошо знала польский язык, которому научилась от своих друзей - подпольщиков-поляков на Сещинской авиабазе, где она работала до засылки в Восточную Пруссию.
- Пашут, значит думают урожай собирать,- заметил Овчаров.
- Знаешь, есть такая белорусская пословица: умирать собрался, а жито сей,- ответил ему Шпаков.
- Эх, а я-то надеялся к этому времени тоже землю пахать в своей родной Ручаевке на Гомелыцине,- простонал Иван Мельников.- Хоть и непривычно на лошадях - я все на тракторе работал.
- А ты пройди пару борозд - отведи душу,- подзадорил Овчаров.
- Но-но, шутки в сторону,- насторожился Шпаков.- Окончим войну, всем работы хватит - и пахать и строить.
- А мне хочется учительницей стать,- разоткровенничалась Аня.- Теперь столько детей-сирот, их надо поставить на ноги, дать образование. Учила бы я их...
- Не знаю, за что мне браться с моими руками,- пожаловалась Зина.- Она подняла кисти рук кверху и пошевелила негнущимися, непослушными пальцами. Лицо ее, круглое, бескровное, с глубоко посаженными узкими глазами, искривилось от боли.
- Болят? - участливо спросила Аня.
- Да, милая, день ото дня хуже.
Зина замолчала. Затем неясная внутренняя улыбка вдруг озарила ее лицо.
- Когда я еще в школе училась, мечтала стать радисткой на большом белом корабле. Хотелось романтики: плывешь в безбрежном океане - небо да вода. Но женщин-то не берут на флот.
- Что ты, Зина, кто тебя не возьмет. Тебя всегда возьмут. Ты ведь радистка что надо! - с участием сказала Аня.
Охватив ладонью рыжеватую бородку, Николай Андреевич сидел молча. По всему было видно, что устал и он от войны. О чем он мечтал в эту минуту, не сказал. Очевидно, уж очень хотелось ему вернуться в Москву, в авиатехнический институт, доучиться, стать инженером. Но уже было получено указание вновь идти на север, туда, где течет не изведанная нами еще Дайме, где расположен новый укрепленный район, за которым, огражденный фортами, лежит Кенигсберг. Три-четыре ночных перехода требовалось группе, чтобы достичь указанной зоны. Продуктов нет. А придя на место, их тоже не добудешь - нельзя выдавать себя, пока не осмотришься. Так что командиру есть над чем подумать.

МОЙ ДРУГ ГЕНКА

Три-четыре ночных перехода нам нужно было совершить, чтобы достичь вновь линии железной дороги Кенигсберг - Тильзит. Хотя маршрут всех трех групп совпадал, командиры решили вести каждый свою группу самостоятельно - так легче оставаться незамеченными, избегать стычек.
Через двое суток группа "Джек", обогнув с запада город Инстербург, благополучно вышла в крупный лесной массив - урочище Папушинен. Через некоторое время на краю того же квартала, где задневали мы, остановился военный обоз. Ездовые кормили толстозадых коней, чистили оружие, бренчали посудой, громко разговаривали. Мы решили отойти подальше от такого нежеланного соседства, но сначала Шпаков послал Мельникова и Целикова посмотреть, что делается на просеке с противоположной стороны квартала. Ребята возвратились и сообщили, что там стоят под маскировочными сетками танки - угловатые "Пантеры",- их немного, всего шесть штук. Ничего другого не оставалось, как сидеть на месте. Солдаты ходили вблизи. Стоило кому-либо из них сделать в нашу сторону еще два-три десятка шагов, как беды было бы не избежать.
Но все обошлось - день прошел без стычек. Как только стемнело, мы пошли дальше на северо-запад, своим маршрутом. Шпаков сохранял, порядок следования в пути, установленный еще Павлом Андреевичем Крылатых,- сам впереди, а с правой стороны шел я, затем Мельников, радистки, Юшкевич, Целиков, замыкающим был Овчаров. Теперь он, как это было раньше со Зварикой, еле поспевал за нами.
Еще перед вечером нависли густые низкие тучи, наплывшие с Балтики. Потянуло сыростью, но вечер был теплым. Пахло прелыми листьями. Погода благоприятствовала переходу. По обочинам просеки мы шли почти бесшумно и довольно быстро. И только подходя к перекресткам, сбавляли шаг, иногда останавливались. На одном из перекрестков просек из темноты раздалось:
- Хальт, хальт! - Следом грянули выстрелы.
Я мгновенно упал на бок, послал несколько коротких очередей в ту сторону, откуда раздавались выстрелы.
Стрелял еще кто-то из наших. Когда стрельба прекратилась, я отполз назад. Собрались все, кроме Николая Шпакова. Нельзя было отходить, не выяснив, что с ним, нашим вторым командиром.
В лесу стало тихо, не слышно было ни криков, ни стонов, как мы ни прислушивались. Ребята залегли, а я пополз по кювету вперед, туда, где мог быть Шпаков. Мне казалось, что я уже достиг того места, где нас встретили огнем, и решил негромко позвать Шпакова, может, ранен, откликнется. "Николай, Николай!" - тихо окликнул я. Никто не отозвался. Я переполз в противоположный кювет, ближе к которому шел Шпаков, прислушался - мертвая тишина.
- Николай! - почти шепотом произнес я. В ответ что-то ослепительно блеснуло, рвануло землю слева от меня, вновь раздались выстрелы. Я ощутил нестерпимую боль в левой голени, немного отполз назад.
"Продырявили",- невольно мелькнуло в сознании. Подумалось, что пришла и моя очередь навсегда лечь в сырую землю. Сгоряча я попробовал встать, но не смог. Начал звать на помощь.
Подползли Мельников, Генка Юшкевич, Зина.
- Нога, левая, не могу встать,- говорю им.
Генка и Мельников подхватили меня под мышки и оттянули в сторону от дороги. Нужно было отходить, но как? Если немцы двинутся следом - тогда не уйти. А может, ночью не решаться? Мною овладели тяжелые мысли. В случае чего - должен буду сам себя... Но что случилось со Шлаковым? Группа осталась без командира. Для "Джека" дело оборачивалось катастрофой. Из оставшихся трех Иванов - один Мельников мог еле-еле читать топографическую карту. Ясно, что в таком составе группа не сможет выполнять задания "Центра". Договорились встретиться у почтового ящика № 1 или оставить там сведения о себе.
Товарищи молча достали свои НЗ и сунули мне в вещмешок. Это невольно подчеркивало мою обреченность. Второпях мне пожали руки и скрылись друг за другом в темноте. Я тоже рванулся за ними, опираясь на автомат. Но сделал несколько шагов и упал. Вернулся Генка.
- Берись за меня - быстрее будет,- предложил он, подставив свое плечо.
Я обнял его узкие мальчишеские плечи. Разве на них обопрешься с моим весом! Он зашатался, и мы вновь сели. "Лучше бы ты, Генка, шел с остальными",- думал я, но сказать ему об этом у меня не хватило духу. Я боялся остаться один. Он, Генка, стал той моральной опорой, без которой я не мог обойтись. Сколько раз потом, видя его страдания, я жалел, что привязал его к себе, но еще более был благодарен ему за то, что он всегда был рядом. Ибо, оставшись один... Лучше об этом не думать.
Я попытался ползти на четвереньках - все же до утра можно было преодолеть какое-то расстояние, двигаясь со скоростью черепахи. Но несколько метров пути настолько утомили меня, что я понял - напрасны усилия. Сто метров дальше, сто метров ближе - роли не играет. Я сел, опершись спиной о ствол дерева, и закрыл глаза.
Послышался какой-то шум. Я раскрыл глаза. Генка стоял рядом с автоматом наизготовку. По просеке, в сторону, откуда мы двигались еще во главе со Шпаковым, цепью шли люди. Над лесом уже поднималась луна, но лесного мрака она не рассеяла. Мы не могли рассмотреть, что это за люди. Только в полроста людей, составлявших цепь, просматривалась какая-то светлеющая полоса. Я замигал, думая, что у меня рябит в глазах. Когда неизвестные скрылись, я спросил Генку:
- Это померещилось или в самом деле с ними двигалась какая-то белая полоса?
- Мне тоже показалось вроде все опоясаны белым,- неуверенно ответил он. Позже мы решили, что это были нарукавные повязки со свастикой. Если это так, то в засаде были фольксштурмисты, а не кадровые солдаты, не полицейские и не жандармы.
- Давай снимем сапог, может, станет легче,- предложил Генка.
Но снять не удалось - нестерпимая боль. Распороли кинжалом голенище. Раны никакой не было, но нога страшно распухла, потемнела.
- Срежь, Генка, какую-либо загогулину,- попросил я его,- чтобы опираться можно было, как на костыль.
Пока Генка подыскивал палку, мысли мои были заняты Николаем Шлаковым. Я пытался представить, что случилось с ним,- ведь мы шли рядом, как когда-то шел я рядом и с Крылатых. Но я не видел, чтобы Николай падал. Что с ним могло произойти. Почему не отозвался? Может, тяжело ранен?..
Генка срезал двухметровую березку, обрезал ветки, замаскировал их, накрыл мхом и пенек. Я встал, попробовал идти, налегая на палку. С горем пополам можно передвигаться, но босая нога, болтаясь, цеплялась за землю, за ветки и очень болела. Пришлось подтянуть ее и подвязать сзади к ремню.
Так шаг за шагом мы пошли в одном направлении. Решили спрятаться где-либо в поле - ведь нас двое и места надо немного. Если гитлеровцы не обнаружат след и не пустят по нему собак, то в поле они искать нас не станут.
На рассвете я остался ждать на опушке, а Генка пошел обследовать поле. Метров за двести от леса была канава, такая, как многие сотни других, что разделяли поля прусских бауэров. На краю канавы росла разложистая ель. Ее нижние ветки стлались по земле. Мы и залезли под них.
Утром мы увидели небольшое стадо коров. Его пригнал пастушок лет двенадцати, сначала он возился возле леса, а затем подошел к нашей ели и начал бросать в нее камни, целясь по шишкам. Он так увлекся этим занятием, что забыл о своих обязанностях - одна корова перебралась через канаву на другой участок, где ярко зеленела рожь.
- Куда, немка проклятая, каб ты сдохла, дай божа! - закричал пастушок и бросился сгонять ее с озими.
- Белорус, свой хлопец! - оживился Генка.
- Да, со Слутчины, не иначе, там так говорят "дай божа",- ответил я.
- А что, если поговорить с ним? Может, поесть принесет, расскажет где что,- спрашивал Генка.
Я и сам думал об этом, но кто знает, как поведет себя этот подросток, может испугаться, убежать, рассказать хозяевам.
Но больше пастушок не подходил к канаве, и день прошел спокойно.
Нога моя к вечеру разболелась еще больше, казалось, ее жгут адским огнем. Голень и ступня сильно распухли, кожа лоснилась от напряжения.
Сгрызли хлеб, который оставили мне наши разведчики. Но целый день ничего не пили, и мучила жажда.
- Схожу на хутор, может, молока или хоть воды принесу,- предложил Генка.
- Нет, одному нельзя. Придется потерпеть,- ответил я, хотя чувствовал, что долго мы так не протянем.
За вторую ночь проковыляли около километра. На дневку вновь остановились в поле, под небольшой группой елочек. Утром осмотрелись - кругом был песчаный пустырь с редкой травой, кустами можжевельника.
Тихо было часов до десяти. Потом приехали три большие крытые автомашины. Они остановились вблизи нас. С веселым шумом повыскакивали подростки, такие, как Генка, а затем вылезли и старики. Это были фольксштурмисты. Мы решили, что пришел нам конец, что нас выследили. Приготовились к бою. Я достал и положил рядом запасные диски к автомату, гранаты. То же сделал и Генка.
Раздалась команда строиться. Разделившись на три группы, фольксштурмисты прошли мимо нас на середину поля.
"Почему они не стреляют? Решили взять живьем?" - спрашивал я сам себя.
Но вот мы увидели, что под команду унтеров фольксштурмисты начали заниматься строевой подготовкой.
Мы поняли, что находимся на учебном поле, приспособленном для обучения новобранцев. Через несколько часов фольксштурмисты уехали. Но до вечера было еще много времени, и мы понимали, что опасность не миновала. Так оно и было. После обеда приехала новая группа. Эти уже занимались стрельбой фаустпатронами по расставленным щитам-мишеням. Инструктора показывали новичкам приемы стрельбы.
Руководитель всей этой команды, высокий гитлеровец с перетянутой талией, в фуражке с огромным козырьком, отошел в сторону от грохочущих взрывов фаустпатронов и прогуливался вдоль елочек, под которыми мы прятались.
Когда воинство уехало, Генка сказал:
- Здорово лупят эти их фаусты!
- Да, здорово, фауст по-немецки - это кулак. Кулак против танков. Заряд такой, что пробивает броню. Словом, штука эта мощная.
Перед наступлением сумерек я развернул карту. Нужно было идти на хутор - добывать продукты. Мы в буквальном смысле слова еле волочили ноги. Да и третьи сутки глаз не смыкали. Боль в ноге вроде притупилась.
Попасть на хутор нам следовало в первую половину ночи, пока не взошла луна.

НАМ ПЕКУТ ХЛЕБ

Когда наступили сумерки, мы покинули свое злополучное место и пошли дальше. Хотелось как-то доковылять до лесного массива, где можно более или менее надежно спрятаться, отдохнуть. От бессонницы и боли я основательно ослаб, Генка тоже устал со мной, но оба мы старались друг другу не показать этого.
Возле леса, немного левее от направления нашего пути, увидели огонек в окне - значит, близко хутор.
- Попробуем счастья? - спрашиваю у Генки.
- Давай,- с готовностью ответил он. Казалось, что Генка боялся, как бы я не передумал: ясно, пареньку тяжелее переносить голод, чем взрослому.
Хутор был не так близко, как казалось. Пока подошли к нему, огонь погас.
Возле дома осмотрелись, постояли, прислушались: ничего подозрительного вроде нет. Дом маленький, старый, под одной крышей с гумном и сараем. Вокруг дома - несколько старых деревьев. Ни забора, ни ворот нет. Между хутором и лесом - еле заметная полевая дорога. Я поставил к стене свою палку, чтобы в случае чего руки не были заняты. Попробовал стать на больную ногу - она была как чужая, но, опираясь о стенку, подошел к крыльцу. Учуяв чужих, звонко залилась голосистая комнатная собачка. За дверью послышался шорох, щелкнул засов, и заскрипела дверь.
- Кто здесь? - спросила женщина, открыв дверь, но еще, видимо, не рассмотрев нас, ибо мы стояли прижавшись к стене.
- Солдаты,- отвечаю вполголоса, отходя от стены.- Нам нужен хлеб и еще кое-что из продуктов.
- Так заходите,- она пропустила нас вперед, закрыла за нами дверь. Я включил карманный фонарик.
Женщина одобрительно промолвила: "хорошо", а когда открыла дверь в хату - там уже горел свет.
Возле кровати, с которой, как видно, она только встала, стояла белокурая средних лет женщина, набросив на себя халат.
- Мама, кого ты привела? - В голосе ее чувствовалась тревога.
Перед ней были незнакомые люди в серых русских шинелях, шапках-ушанках, с толстоствольными автоматами. Лицо у меня заросло, посерело, на одной ноге сапог, другая - обвернутая портянкой. Генка с тонкой, вытянувшейся из широкого воротника шеей - только глаза светятся лихорадочным блеском. Что и говорить, мы представляли собой необычное зрелище.
- Солдаты! Разве сама не видишь, люди с оружием,- ответила старуха.
- Что им нужно?
- Хлеб, продукты.
- Но у нас же нет хлеба. Почему ты им не сказала?
- Жаль, что нет,- вмешался я в разговор.
- Да уж так не будет - найдем что-либо,- успокоила старуха.
В дверь из другой комнаты показалось заспанное лицо девочки лет пятнадцати-шестнадцати. Придерживая на груди наброшенный на плечи халат из дешевого расцвеченного материала, она с любопытством рассматривала нас.
- Мама, пригласи их сесть,- обратилась она к женщине, что стояла возле кровати.
- И правда, что же вы стоите у порога, проходите, садитесь,- засуетилась старуха, которая открывала нам дверь.- Это моя внучка,- показала она на девочку,- а это дочь.
- Спасибо, вот и познакомились. А где же ваши мужчины? - Я оперся о спинку стула, наступив коленом больной ноги на его сиденье.
- У вас больная нога? - как бы спохватившись, сочувственно спросила старуха.
- Да так - пустяки,- ответил я неопределенно.
Я посмотрел на подвешенную к потолку керосиновую лампу, и мне показалось, что она раскачивается, прыгает. Голод мутил сознание.
- Вы спрашиваете, где наши мужчины? - повторила она взволнованно.- Их нет! И у вас, очевидно, где-то есть матери, сестры, а вы здесь. Значит, и в ваших семьях дома нет мужчин. Вы - русские? - неожиданно спросила она.
- Русские. Боитесь?
- Нет. Что нам страх? Горе - вот наша беда.- Она подошла ко мне совсем близко. Испещренное морщинами старческое лицо, сгорбленные плечи, черные от работы руки - весь вид ее невольно вызывал уважение, сочувствие и доверие.
- Вы спрашиваете, где наши мужчины? - повторила она.- Их проглотила война! Мой муж погиб на русском фронте в 1915 году. Ее муж,- она показала на свою дочь,- тоже погиб на русском фронте в 1942 году. А где погибнет ее муж? - уже со слезами на глазах говорила она, показывая на внучку.
Почувствовав, что в этом доме нам не угрожает никакая опасность, мы с Генкой присели. Старуха подошла ко мне вплотную, положила руку мне на плечо. Это было так неожиданно, что я растерялся, не знал, что мне делать.
Этот жест, слезы, слова ее были так трогательны. Сначала мне показалось, что хозяйка упрекает нас за то, что ее муж и муж ее дочери погибли от русских пуль. Но нет, не то хочет сказать эта старая, по всему видно, прожившая нелегкую жизнь, немка.
- Где погибнет ее муж? - вся дрожа и плача, не в силах сдержать себя, повторяла она.
- Не нужно, бабушка. Успокойся,- обняв ее рукой за плечи, утешала внучка.- У меня ведь нет еще мужа - зачем же так...
- Они отнимут его у тебя, когда он будет. Они отберут! Когда этому наступит конец...
- Тише, мама, нельзя же так! - теперь уже и дочь подошла к старухе. Они еле успокоили ее, усадили на стул.
Возможно, впервые за долгие годы своей жизни в условиях террора, возненавидев войну и ее организаторов, старая немка высказала то, что было у нее на душе. Высказала открыто, не боясь.
Перед нами тоже впервые за все годы войны предстало лицо совершенно иной Германии, той Германии, которой приходится расплачиваться за развязанные бойни воинствующими фанатиками.
- Завтра заберут и ее,- уже спокойным голосом продолжала старуха. Она встала со стула и обняла свою внучку.- Трудовая повинность! Она завтра оставляет нас, моя любимая Эльза!..
Теперь уже слезы блестели на глазах всех трех хозяек - и внучки, и ее матери, и бабушки.
- Скоро всему этому придет конец,- сочувственно сказал я.
- Скорее бы, нет сил терпеть! - Старуха вытерла слезы.
Мы почувствовали себя в этом доме как среди своих людей. Согретые домашним теплом, совсем размагнитились, забыв об опасности.
- Надо же так случиться - как раз вышел хлеб,- наконец спохватилась старуха, вспомнив, за чем мы пришли.- Чем же вас накормить? Можно сварить картошку, поджарить яичницу.
- Мы не можем столько ждать. Это опасно и для нас, и для вас.
- Ничего. В нашем доме солдат нет, хотя во всех других они расквартированы. Вам повезло, что вы попали именно к нам. По соседству живет моя сестра, но вы обходите этот дом. Они - нацисты, богатые, с нами и знаться не хотят.
Женщина начала чистить картошку, здесь же, в этой комнате, была и плита. Оглянувшись на дочь - та как раз поправляла занавески на окнах, чтобы в просвет нельзя было подсмотреть, что делается в хате,- сказала ей ласково:
- Иди, Эльза, ложись спать.
- Хорошо, мама,- ответила она. И уже ко всем: - Спокойной ночи.
Брикетные шарики разгорелись довольно быстро. Пламя лизало дно кастрюли с аппетитными картофелинами. У меня текли слюнки. Генка напрягал все силы, чтобы не уснуть.
- Много солдат в вашей деревне? - осторожно поинтересовался я.
- Хватает,- кивнула старуха, нарезая сало.- В каждом доме по два-три человека. Наша хата малая, старая, разместиться негде, потому к нам никого и не послали. Оно и лучше - меньше забот.
- Будем ждать? - спросил меня Генка.
- Подождем. Хоть раз поедим горяченького.
- Не беспокойтесь, у нас никто не бывает,- догадалась старуха, о чем идет речь.- Теперь ночь!
- Время военное - всякое может случиться. Мы же тут не в гостях.
- Все будет хорошо. Если что - через эти двери можно прямо в сарай, а там есть выход в сторону леса.
Да не беспокойтесь. В лесу хуже, более опасно. Солдаты патрулируют дороги, сколько раз лес прочесывают - все ловят русских парашютистов, но не слышно было, чтобы поймали.
Старуха повернула шипящие шкварки. Забренчала, подпрыгивая, крышка на кастрюле - вода закипела.
- В деревне всех предупредили, что в лесу прячутся русские парашютисты,- снова заговорила старуха.
- Ходят слухи, что они всех убивают, кто только попадет под руку. Правду они о вас говорят? - глядя на нас, спросила дочь старухи.
- Как вам сказать. Мы действительно русские солдаты, но мы никого не убиваем, если против нас не подымают оружия.
- Значит, вы оставите нас живыми? Не нужно бояться? - с доверчивой улыбкой продолжала она.
- Это зависит только от вас самих,- ответил я.
- Ого! Я вижу, вы с зубами.- Она внимательно окинула меня с ног до головы.
- С нашей стороны вам ничто не угрожает.
- Перестань, Грета. К чему этот разговор,- развела руками старуха.
Она переложила поджаренное сало в тарелку, а на сковородку разбила полдесятка яиц. Запах пищи пьянил нас. Каждая минута, казалось, тянулась бесконечно.
Наконец за сто с лишним дней - первый настоящий ужин, в теплом доме, за столом, как бывало у матери.
Мы ели молча, сдерживая себя, стараясь сохранить достоинство, не выглядеть жалкими, голодными. Женщины наблюдали со стороны.
- Запьете чаем? - спросила старуха.
- Все пойдет! - ответил ей Генка.
- Если вы останетесь у нас до следующей ночи, то мы можем испечь для вас хлеб.
Такое предложение было настолько неожиданным, что мы с Генкой с удивлением посмотрели на старуху, не зная, что ей ответить. Всегда немцы как можно скорее стремились выпроводить нас, когда мы заходили в их дома. И это было понятно. А здесь... Трудно было поверить ушам своим.
- На чердаке в сарае много соломы - там вы можете поспать и отдохнуть. Еду мы принесем, накормим вас. А вечером, когда стемнеет, пойдете себе своим путем. Хлеба свежего дадим на дорогу и еще чего-нибудь.
- Это очень заманчиво. Грешно отказываться. Но все же лучше за хлебом придем в другой раз.
- Зачем в другой раз? Я все понимаю. Для вас куда безопаснее перебыть день у нас, чем прятаться в лесу. Здесь вас никто искать не станет.
Мы с Генкой переглянулись и прочли в глазах друг друга: принимается!
- У нас в таких случаях говорят: пропадать так вместе.
- Не нужно думать об этом,- мы знаем, чем мы рискуем. Все обойдется.
- Тогда договорились, спасибо.
- Да, но это еще не все,- продолжала старуха.- Я должна вас предупредить, что вечером, еще до вашего ухода, к нам в дом придут солдаты, немного, всего несколько человек. Мы сделаем небольшой пикник - проводим нашу Эльзу. Завтра она последний день дома,- старуха вновь помрачнела.- Не вздумайте только стрелять.
- Мы бы могли обойтись и без них, если бы знали, что вы пожалуете в наш дом,- пошутила Эльзина мать.- В нашем доме так редко бывают мужчины.
Узнав о том, что вечером придут солдаты, мы с Генкой заколебались. Похоже было, что мы шли на смертельный риск. Но и не верить этим людям мы уже не могли. Трудно было представить, что старуха хитрила, расставляла западню.
- Если останетесь, то пошли: время позднее - пора отдыхать,- нарушила молчание Грета.- Спите спокойно - все будет хорошо.
Она зажгла фонарь и провела нас в сарай. В углу на соломе лежала пегая корова. Она повернула голову в нашу сторону, наставила уши, увидев незнакомых людей, попыталась встать, но, услышав слова хозяйки, успокоилась. В другом углу холодным блеском вспыхнули глаза лошади. Хрюкнул кабан. Где-то наверху захлопал крыльями петух и пропел свою первую полуночную песню.
Мы подошли к лестнице, что вела под крышу.
- Будьте осторожны - не курите на соломе.
- Мы не курим,- ответил Генка. Он кое-что понимал по-немецки.
Женщина пожелала нам спокойной ночи и ушла.
Нога моя отекла, пока я сидел - еле взобрался на чердак. Мы обшарили свое убежище, ощупали все руками. Фонариком светить не решились, чтобы никто не заметил свет сквозь щели. Через открытое окошко во фронтоне нам хорошо видны были ближайшие дома. Кругом ни огонька, ни звука: тихо, спокойно. Ущербленный диск луны висел над лесом. Долгие черные тени домов, деревьев неподвижно лежали на дремлющей земле.
Сколько чувств вызвал у нас такой домашний уют. Все это как-бы возвратило нас к мирной жизни, отдалило войну. Я и сейчас не могу без приятного волнения вспомнить этот ночлег на пахучей соломе, протяжные вздохи коровы и похрапывание лошади. Вновь и вновь казалось, что мы где-то в родной Белоруссии, среди своих людей.
И все же тревога не оставляла нас. Мы не спали, прикидывали, как удобнее выбираться отсюда, если нам устроена ловушка. Прислушивались всю ночь - не скрипнет ли дверь в доме. Мы оба думали: выдадут нас или нет? Но молчали. Это было бы неблагодарностью за гостеприимство говорить о людях такое, если они, рискуя жизнью, накормили нас, обогрели заботой, дали приют под крышей своего дома. Но война всему научила - и даже сомневаться там, где нельзя не верить.
Все сомнения рассеялись, когда Грета принесла нам завтрак, а затем - и обед.
- Скоро к нам будут идти солдаты, так что, пожалуйста, постарайтесь ничем себя не выдать,- напомнила она нам еще раз.
Перед закатом солнца к дому прошло несколько солдат. Были они без оружия, громко разговаривали на крыльце. Какую-то бодрую, но примитивную мелодию пропиликала губная гармонь. Довольно складно пропели ритмичную песенку - в мужские голоса вплетался приятный голос Эльзы. Мы лежали, долго тянулось время. Стало совсем темно. Но вот скрипнули двери - кто-то с фонарем вошел в сарай.
- Камэрадэн! - послышался снизу знакомый голос.- Пора.
Мы спустились на землю.
В большой плетеной из лозы кошелке лежали четыре круглые, ароматные караваи свежего хлеба, завернутые в бумагу два куска сала. Мы быстро переложили все в свои вещевые мешки.
- А это вас угощает моя внучка Эльза,- старуха подала нам ломоть кухенбакена - немецкого домашнего пирога.
- Благодарим вас за все,- я хотел пожать хозяйке руку, но не сдержался и обнял рукой за плечи, как, бывало, свою маму.- Мы так и не познакомились. Как ваша фамилия?
- О, это совсем неважно, да и наверное лучше не знать.
Вошла Грета. Она принесла и подала мне мой костыль, который я оставил прошлой ночью у стены дома.
- Кругом все спокойно,- сказала она.- В лесу избегайте больших дорог - они патрулируются.
Еще раз поблагодарив хозяек за гостеприимство и приют, мы распрощались с ними. Они открыли дверь. Мы переступили порог ставшего за сутки дорогого для нас дома и с автоматами наготове направились в лес.

НОВОЕ ЗНАКОМСТВО

Шаг за шагом, от дерева к дереву, через лесные просеки, шоссе пробирались мы к условленному явочному пункту - почтовому ящику № 2, что у штабеля дров.
- Теперь нам еды хватит на весь переход,- радовался Генка на первой же остановке.- Никогда бы не поверил, что так могут встретить в Германии. Маму же мою немцы повесили...
- Люди бывают разные,- только и мог я ему ответить.- Нам следует запомнить: деревня называется Альт Киршнабек. Три женщины. Крайний хутор у леса.
- Бедно живут они,- продолжал Генка.- Ты заметил, что на кровати вместо матраца положена солома, сверху прикрыта простыней. Одеяло тоже какое-то из разных кусков сшито.
Я, признаться, не обратил внимания на то, как была убрана кровать.
Чем ближе мы подходили к условленному месту, тем больше думали о своих друзьях, разведчиках группы "Джек".
- Как ты думаешь, записку только найдем или кто-нибудь ждет нас? - ставил загадки Генка.
- Скорее всего - записку,- ответил я.- Людей в группе мало: три Ивана да две радистки, так что и непросто послать кого-то на связь.
На седьмые сутки с восточной стороны мы подошли к реке Нарве. Вновь в памяти всплыл Крылатых, наше знакомство в разведгруппе "Чайка", приземление его там, в Белоруссии, под Минском. Потом смерть на этой проклятой просеке. Где-то здесь он похоронен. Узнать бы где. Как немцы хоронят наших людей? Оставляют хоть какой-либо след о человеке?..
- Переплывешь с больной ногой? - усомнился Генка.
Мы присели. Я осмотрел ногу. Опухоль не спадала, боль уже не так остро чувствовал - притерпелся.
- Переплыть-то переплыву, но нужно же и всю одежду погрузить на что-то, чтобы не замочить. Давай каких-либо поленьев поищем. Вот бы на лодку повезло, как тогда, помнишь?
Продвигаясь вдоль берега, мы подошли к Парве примерно на километр севернее того места, где переправлялись на лодке в первый раз. Это широкая, привольно текущая равнинная река. По ней ходят довольно крупные речные суда - грузовые, пассажирские, военные. Вплавь преодолевать ее опасно - пока достигнешь противоположного берега, может настигнуть какой-либо сторожевой катер. Я уже не говорю о том, что лезть в воду в позднюю осеннюю пору не так уж приятно. Но нам повезло. Заметили над водой какую-то темную линию. Подошли ближе - мост. Вот так удача! Только почему к нему не видно никакой дороги? Да и на наших картах что-то мы его не замечали. Может, только что построили? Главное, выяснить, охраняется ли он. Ничего не скажешь, нелегкая эта задача при моем состоянии. В случае погони, с больной ногой далеко не уйдешь.
- Подползу посмотрю, что там делается,- предложил Генка.
- Осторожно только, не очень высовывайся. Если что - сразу огонь и драпай, прикрою.
Генка вернулся очень скоро.
- На мосту никого нет,- с радостью сообщил он.
- Охрана может быть на той стороне,- высказал я предположение.
- Но, кажется, тихо, спокойно,- в голосе паренька уже не стало той уверенности.
Пошли оба - не хотелось Генку выставлять вперед. Но что я мог поделать? Я был в таком деле беспомощным. У самого моста затаились, прислушались. Равномерно бубнит ветер, шелестит поредевшей листвой. Не так-то просто различить посторонние шорохи среди звуков многоголосой осени.
Мост узкий - пешеходный, потому-то и дороги к нему нет. Противоположный конец его теряется в темноте. Как же все-таки узнать, что там, на том берегу, чтобы самим не прийти в руки врага?
- Ты заляг, а я перейду,- решительно предложил Генка.
Он снял сапоги, чтобы идти совершенно бесшумно, оставил их возле меня, пригнулся и пошел.
Мне стало очень неспокойно - этот мост может разлучить нас навсегда. Лучше было бы переплыть, хотя это тоже непросто, но все-таки безопаснее, по крайней мере, вслепую не придешь сам в руки врага. На сердце отлегло, когда я услышал, как Генка шлепает босыми ногами по дощатому настилу моста, не думая уже про осторожность. Он бежал.
- Ура! Свобода! Пошли! - шепотом прокричал он мне в лицо.
Тут же натянул сапоги на босую ногу, портянки наспех заткнул под ремень. Главное, скорее оказаться на том берегу, а потом уже можно будет обуться как следует. Естественно, торопился и я, от этого костыль мой гулко стучал, нагоняя страх, вызывая досаду. Но все обошлось. Когда мы ступили на берег и пошли по мягкому торфянистому грунту, круто свернув влево, Генка сказал:
- Еще два-три перехода - и доберемся до места.- Он явно подбадривал меня, и я ему благодарен был за это, да и разве можно взрослому показывать свою слабость перед подростком? Я изо всех сил старался держаться, скрыть и физические и душевные страдания.
Рассвет застал нас посреди кочковатого болота. Мне идти здесь было особенно неудобно: больная нога цеплялась за кочки, и я грыз себе губы, чтобы не взвыть от боли, костыль проваливался в рыхлую почву. Выбился из сил и Генка. Но впереди, недалеко, видна была синеющая стена леса, и нам во что бы то ни стало нужно было дотянуться туда, чтобы укрыться и отдохнуть. Когда подошли - ахнули: редкие сосны росли на голом песчанике. Поперек нашего пути проходила довольно широкая асфальтированная дорога. Укрыться было совершенно негде, а бродить утром в такой песчаной пустыне среди редких сосен опасно. Может, пересечь шоссе, но ведь мы же не знаем, что там.
- А что, если зарыться в песок? День перележим, а там видно будет.
- Не стоит вообще на песок ступать - следы останутся.- Охлаждаю юношеский порыв Генки.- Уж назад в болото - и то надежнее. Можно среди кочек переждать...
Но обоим нам ужасно не хотелось возвращаться. И не только потому, что болото издалека просматривалось. Наши пятнистые костюмы могли бы послужить неплохой маскировкой, но сырость нас изводила, пролежать весь день на мокрой почве в такую промозглую погоду казалось выше наших сил.
Мы остановились возле ближайшей сосны в раздумье. По дороге пронеслось несколько крытых грузовиков. Все военные.
- Смотри, что это за щит? - дернул меня за рукав Генка.
Справа от нас, шагах в тридцати, из земли торчала какая-то бетонная глыба. Мы без слов двинулись в ту сторону. Это оказался небольшой конусообразный дот. Основание его уходило в землю, а верхушка, в виде островерхого шлема, торчала над землей. Узкие щели-бойницы располагались в два этажа. Странно, но дот был не замаскирован. Очевидно, здесь, на краю болота, перед шоссе решено было строить линию укреплений, но затем создатели ее передумали, посчитав, что вряд ли крупные силы наступающих будут прорываться через топи. Мы подошли поближе. С тыльной стороны, там, где был вход, вырыта траншея. Забрались в нее, присели, перевели дух. Нужно было что-то делать.
Генка пополз по траншее. Вскоре я услышал скрежет железа, глухой, тяжелый. Вернулся Генка и с заговорщицким видом сообщил:
- Дверь в дот открыта, он совершенно пустой. Пошли. Больше некуда, настал день.
Полдня просидели молча. Затем Генка что-то начал поерзывать. Поднял и положил на место вещевой мешок, как бы взвешивая его. Затем сказал без обиняков:
- "Повеселимся", что ли?
Я невольно улыбнулся. Генка повторил любимое выражение Мельникова. У нас еще кое-что оставалось из того, что нам дали три немки.
- Давай приготавливай, а я займу круговую оборону,- ответил я ему шуткой в свою очередь.- После всех мероприятий, как говорит Целиков, можно и "повеселиться".
Так и передневали в заброшенном доте. Перед наступлением сумерек я развернул карту: хотелось узнать, помечен ли на ней тот мост, по которому мы перешли через реку Парве. Да, оказывается, он помечен, но такими еле заметными галочками, что среди множества условных знаков отыскать их не так-то просто. Даже зная, где должна быть пометка, я ее с трудом отыскал. Я сохранил эту карту и берегу ее как дорогую реликвию. Рассматривая ее, я всегда испытываю чувство досады от того, что Крылатых и Шпаков не обнаружили эти пометки - этот мост через Парве,- в то время, когда намечали переправу. Если бы они заметили, То, естественно, капитан повел бы группу именно к этому мосту, расположенному в лесной местности, в стороне от больших дорог и крупных населенных пунктов, а не через мост на большой дороге возле деревни Вильгельмехайде, Это был досадный, роковой просмотр. Он стоил жизни Павлу Крылатых, и группа на второй день лишилась своего командира.
Еще сутки мучительного пути, и мы очутились воз-де одной из своих явок - у почтового ящика № 2. Штабеля дров просматриваются гораздо дальше, потому что лес стал реже, заросли посохли, сбросили листья. Мы подкрались к штабелю как можно ближе, я подал условный сигнал - тихий тройной свист. Ответа не последовало...
Честно говоря, мы больше всего питали надежду на Встречу именно здесь, потому что подойти к почтовому ящику № 1 можно только переправившись через канал, а этот, № 2, на пути - обминуть его не могли и наши Иваны с радистками.
Мы затаились, прислушались, жадно ловя шорохи, но нам никто не ответил.
Сразу что-то как бы оборвалось в груди, под самым сердцем. Но еще не все потеряно. Люди не могут сидеть день и ночь и ждать нас. Они могли оставить записку и уйти. С трепетным чувством мы заглянули в тайник, но и он оказался пустым.
Все труднее становилось отыскивать места для дневки. Прусские джунгли с каждым днем все больше и больше оголялись, одубелая лиственница, потерявшая свой зеленый наряд, уже не могла быть надежным укрытием, шуршанье листьев под ногами затрудняло нам навострить слух во время переходов, в то же время выдавало нас самих.
Мы старались забираться куда-нибудь в молодой ельник, залезали под ветки и лежали молча. Каждый из нас или думал что-либо про себя, или дремал. Потому что укрывавший нас лес мог же и предать, позволяя незаметно очутиться кому-либо поблизости. Пожалуй, никогда, нигде и никому из нас не было так много времени для раздумий.
Не найдя никаких утешительных вестей в почтовом ящике № 2, мы вынуждены были искать место, где спрятаться на день, чтобы хоть немного передохнуть, сохранить силы для продолжения поисков своих товарищей-разведчиков. Мы долго не могли найти подходящего укрытия.
Наконец после полуночи расстелили одну шинель, улеглись вдвоем между штабелями, а второй шинелью накрылись. Не успели сомкнуть глаз, как чьи-то шаги заставили нас насторожиться. Отбросили шинель, взялись за автоматы. Шаги приближались. Шел не один. Сердце, казалось, выскочит из груди от радости - это же идут, наверное, свои! Хотелось подхватиться, броситься навстречу. Но шаги минули нас, удалились. Неразличимые в темноте люди шли своим путем. Вновь стало тихо. Вот и думай, кто бы это мог быть? Наши вряд ли прошли бы мимо, не подав условного сигнала.
- Не наши,- прошептал Генка.
- Так, не наши,- ответил я.
Как же все-таки отыскать группу? Если Шпаков не нашелся, они не смогут обеспечить работу, нет у них полноценного командира, выражаясь языком моряков: корабль остался без управления.
Прежде чем идти к почтовому ящику № 1, нужно побывать еще у "Трех кайзеровских дубов". Могло так случиться, что сюда прийти кто-то помешал, и они дали о себе знать там или сами ждут.
Мы с Генкой оставили записку в тайнике почтового ящика № 2 и отправились в путь к "Трем кайзеровским дубам".
Пошли прямо по просекам, хотя делать это было неразумно, безопаснее было идти лесом, но на это уже не было сил. К тому же за одну ночь мы бы не добрались к месту. Итак, мы отсчитывали просеку за просекой, перекресток за перекрестком. В лесу было тихо, никаких признаков присутствия солдат или фольксштурмистов. Это и радовало и огорчало. Радовало потому, что мы не встречали опасности, но отсутствие облав - верный признак того, что группа здесь не действует, на радиосвязь с "Центром" не выходит,- это огорчало.
И у "Трех кайзеровских дубов" оказалось все нетронутым. Радиостанция, запасные автоматы, патроны, батареи лежали в той же обвертке и на тех же местах. Значит, и здесь наши не были. Первым делом мы распотрошили аптечку. Растерли таблетки, смешали их с порошками, смочили микстурой, сделали примочку к моей больной ноге и забинтовали свежим бинтом. Я попытался шевелить пальцами - кажется, стало легче. Опухоль значительно спала.
Теперь все наши надежды были направлены на почтовый ящик № 1, туда, где из зарослей крапивы мы вели наблюдение за железной дорогой Кенигсберг - Тильзит. Все-таки это основная база. И Шпаков, если остался жив, будет именно там искать встречи, и остальные, видимо, будут стремиться в то место.
Но чтобы добраться к почтовому ящику № 1, нам нужно переправиться через канал Тимбер. Он, конечно, далеко не такой широкий, как Парве, но и по нему ходят грузовые баржи. И там уж моста не будет, - это мы знали наверняка. Переплывать его нам приходилось не раз и больше всех Генке, носившему Шпакову сводки от нас, когда мы следили за движением на железной дороге. Но то было летом: и скрытые подходы, и теплая вода. Мы всякий раз раздевались, связывали одежду и оружие в плащ-палатку и толкали ее по воде вверх узлом перед собой. Теперь же все сложнее. Словом, к переправе нужно было готовиться. Поэтому мы решили выйти к каналу за сутки, чтобы скрыто понаблюдать, подготовить подручные средства для переправы. Подумывали мы и над тем, как до переправы раздобыть продуктов, чтобы, перебравшись на ту сторону, сразу не заниматься этим - не выдавать себя. Но так ничего и не придумали. Решили действовать по ходу событий, надеясь на какой-нибудь благоприятный случай.
К утру подошли к тому месту, где Генка переправлялся через канал, когда носил сводки от почтового ящика № 1 к Шпакову, который с Мельниковым, Аней и Зиной находился у почтового ящика № 2. Подход к каналу здесь был удобный - камышовые заросли выше человеческого роста. Но опять-таки, спрятавшись от постороннего взгляда, и сам ведь не видишь, что делается кругом. Хорошо бы выйти к какому-нибудь хутору да понаблюдать за ним, чтобы с вечера, пока хозяева не возьмут двери на запоры, чем-нибудь поживиться. Потому что хлеб, который для нас испекли немки, как мы ни экономили, уже съели. А на одном сале - его еще немножко оставалось - далеко не уедешь. Когда мы очутились у стога - сено заготавливали на зиму для подкормки лосей и оленей,- переглянулись и без слов поняли друг друга. Забрались в сено, проделали норы к самому верху, защищенному четырехскатной крышей, и залегли головами в разные стороны, а ноги - к ногам, чтобы, в случае чего, толчком дать знать друг другу о приближающейся опасности. Стожок был довольно высокий, и с него местность просматривалась далеко. С одной стороны лес подходил узкой грядой метров на сорок - пятьдесят. Оттуда и тянулась звериная тропа, она проходила мимо стожка, к водопою.
В сене было тепло, уютно. Такой роскоши мы не испытывали давно, хорошо отдохнули, подремали. Насчет разжиться продуктами на этом берегу - никакой перспективы. Решили засветло нарезать камыша, которого здесь хватало, и приготовить побольше вязанок из него. Но не успели опуститься через свои норы вниз стога, как совсем недалеко раздался выстрел, - по звуку ясно, что из охотничьего ружья. Мы снова подымаемся вверх. С моей стороны, метрах в тридцати, трепещет в предсмертных судорогах косуля. Браконьер! Проходит еще несколько минут, и к ней, крадучись с ружьем в руке, подбегает старик. Он присел, перерезал косуле горло, чтобы сбежала кровь. На боку у него висела сумка, из нее сверкала никелированная крышка термоса.
Мы уже успели разобраться, что здесь охота запрещена, да это видно было и по тому, как старик опасливо оглядывался. Вот сейчас мы его и "накажем". Причем, сделаем это без шума. Если он попытается выдать нас - значит, выдаст и себя, как браконьера. Какой дурак на это пойдет. Бутерброды с ветчиной и сыром, термос с горяченьким кофе и сапоги, которые как раз подошли мне размером, мы у него и конфисковали. С ружья сняли цевье, чтобы сдуру не пальнул нам вслед, и приказали явиться утром в лесничество с повинной. Не думаю, чтобы немец не разобрался, что мы совсем не представители властей, но он вел себя очень сдержанно и разумно.
Мы с Генкой нарубили камыша, разделись догола, положили все на самодельные понтоны и переправились на другой берег. Перескочили железную дорогу. Кстати, она здесь почти не охранялась.
К полуночи подошли к тому самому ручейку, по которому я пробирался во время облавы, а потом сбросил свои сапоги. Бесшумно подкрались к почтовому ящику и долго молча выжидали. Страшно было подать сигнал и не услышать ответа. Это ведь последняя надежда. И это страшное случилось - ответа на наш сигнал не последовало. Дрожащими от волнения руками отворачиваю камень - под ним ничего нет. Генка стоит рядом на коленях и, не веря глазам своим, шарит руками по песчаному углублению. Все напрасно! Меня бросило в жар.
- Неужто никто не приходил? - задумчиво спросил Генка.
- Как видишь.
- Что бы могло случиться?
- Всякое могло. Возможно, действуют в другом районе. Позже сюда придут...
- Что же нам теперь делать?
Я ему не ответил. Конечно, нам нужно ждать их. А пока продолжать свое дело - наблюдать за дорогой, вести счет эшелонам, проследовавшим на восток, по возможности определять род войск, виды военных грузов. Беда в том, что мы сами не могли связаться с "Центром", чтобы передать эти очень нужные там сведения. Радиостанция в тайнике есть, есть и комплекты питания к ней, но пользоваться ими не можем. Нет радиста.
Мучил голод. Съели все таблетки из аптечки, которая была спрятана здесь. Сил они нам не добавили, но голод на время заглушили. Хорошо хоть, что я уже смог обуться и двигаться без костыля.
Долго рассматривали карту, прикидывая, куда лучше всего пойти, чтобы добыть продукты. Остановились на хуторе Шмаленберг. Хотя невдалеке было шоссе, но сам хутор был окружен лесом. Подошли к нему по лесу без единого шороха, остановились возле крайних деревьев. Вышли точно: прямо перед нами в темноте тускло белела дорожка - она шла на хутор. Пока постояли, услышали справа негромкий разговор, затем и шаги. Не спеша, разговаривая вполголоса, прошли двое с винтовками. Это, несомненно, был патруль.
Мы отошли в лес и приблизились к хутору с противоположной стороны. За высоким дощатым забором ничего не было видно - только крыша дома. Я подсадил Генку, он уцепился руками за забор, чтобы посмотреть, что делается во дворе. Но только он повис на локтях, как сверкнул пучок света и раздался выстрел. Генка не соскочил - свалился вниз, и мы, как только могли, бросились к лесу. На хуторе поднялась тревога, одна за другой ввысь взвились осветительные ракеты, взахлеб лаяла собака.
Мы постарались побыстрее перескочить шоссе, уйти как можно дальше. Ночь была темная, с низко нависшими тучами, но без дождя, на редкость теплая. Быстро бежать я не мог, несколько раз падал, цепляясь за неровности, но тут же вскакивал и, припадая на больную ногу, изо всех сил старался угнаться за Генкой.
Можно было ожидать, что противник организует проческу леса не только вокруг хутора Шмаленберг, но и здесь, южнее, где мы остановились. Следовало поискать укрытие. Я решил, что нам лучше всего расположиться там, откуда мы постоянно вели наблюдение за железной дорогой и где впервые встретились с Дергачевым и Гикосом из группы майора Максимова. Хотя на этом месте нас однажды и застигла облава - тогда погиб Зварика,- но все же немцы не напали на нас внезапно - мы заранее увидели, как они двигались по полотну железной дороги, окружали нас. Теперь, когда мы были только вдвоем, было не менее важно обнаружить заранее вражеские цепи, прежде чем они подойдут к нам на близкое расстояние.
Утром, когда мы осмотрелись, наше прежнее, хорошо замаскированное место произвело на нас самое удручающее впечатление. Деревья оголились, трава пожухла, листья на малиннике скрутились. И только крапива все еще стойко сохраняла зелень: листья держались крепко. Чтобы не оставить следа, мы прошли в заросли крапивы по ручью, прямо по воде. Думалось, что во время прочески, немцы могут и не лезть в это заболоченное место между двумя лесными массивами. Расположились так, чтобы дальше было видно вокруг, расстелили плащ-палатку. Кругом нас стояла крапива, и только вправо и влево были открытые ходы по ручью. Рядом была криничка с чистой водой.
- Чем это ты продырявил шинель? - спросил я у Генки, показывая на его левое плечо.
Генка покосился, ткнул в дырку пальцем.
- Так это же немец лупанул, зараза такая. Услышал, наверно, как ты меня на забор подсаживал. Там во дворе полно машин - казарма, что ли...
Теперь казарма была почти в каждом немецком доме - в прифронтовой полосе в Восточной Пруссии войск было много.
Приближалось к полудню. Мы услышали треск подсохших хрупких стеблей. Ломая крапиву, кто-то шел прямо на нас. Он приближался к противоположному берегу ручья. Очень скоро мы увидели человека среднего роста, в обшарпанном немецком обмундировании с двумя котелками в руках. Он пригнулся, чтобы набрать воды из кринички, и увидел два автомата, направленные на него.
- Подойди поближе,- говорю ему по-немецки.- Не вздумай бежать!
- Я русский, русский, ивановский, фамилия моя Громов, зовут Иван,- выпалил пришелец залпом, видимо, по обмундированию и по оружию сразу определив, кто мы такие.
- Переходи сюда!
Иван Громов шагнул в своих дырявых ботинках в воду. Он не сводил с нас своих немигающих от волнения и неожиданности глаз.
- Садись, кто ты такой?
- Пленный, пленный я! - повторил он несколько раз.
- Что здесь делаешь?
- Пришел по воду. Картошку будем варить на обед. Нас тут целая группа, десять человек. Лес пилим. Вон там. - Он показал рукой в ту сторону, откуда доносились удары топоров и звон пил.
- Охрана есть?
- Есть два немца, вернее один, так как второй без оружия. Он считается лесным мастером, показывает нам, какое дерево нужно пилить. А охраняет нас один солдат.
- Вам разрешают так свободно ходить по лесу?
- А куда денешься? Не вернешься - товарищей расстреляют. А бежать всем не так просто.
- Давно попал в плен? - продолжаю допрос.
- В сорок втором.
- Ого! - воскликнул Генка.- Нужно суметь просидеть столько...
- Что ж нам с тобой делать, пленный Громов? Ты попал в плен вторично, выходит так, что ли?
- Не бойтесь, я вас не выдам. Я же свой человек - русский. Я знаю, вы совет... наши,- он поперхнулся,- наши парашютисты. Мы в лесу нашли парашют с грузом. Там батареи, патроны, гранаты, консервы...
- Где это все?
- Продукты съели,- тонким голосом ответил Иван.- А все остальное спрятали, парашют и мешок зарыли тоже. Надеялись, что может удастся со своими встретиться и передать.
- Вот так дела,- произнес Генка.- Скорее всего - это наш груз.
- Я принесу вам картошки, как только мы наварим. Вас никто не выдаст. Я все равно должен был бы прийти сюда еще раз - мыть котелки после обеда, вот и принесу. Видно ведь, что голодаете...
- Да нет, не голодаем, но от горячей пищи, пожалуй, не отказались бы. А ребята у вас надежные?
- Не все конечно. Есть и новички - за них не могу ручаться, но все те, что теперь пилят лес, свои ребята - верю им, как себе. С тех пор как нашли груз, пожалуй, месяца четыре прошло - и никто не пикнул.
- Где расположен ваш лагерь?
- Деревня Жаргиллен.
- Много людей?
- Человек триста. Но у нас постоянная бригада лесорубов.
- Войск в деревне много?
- Кругом полно.
- Какие военные объекты знаешь?
- Приходилось работать на укреплениях, аэродромах, мостах, дорогах...- вспоминал Иван.- Есть о чем рассказать,- понял он меня.- Только не задерживайте меня сейчас, я должен идти, но я обязательно приду.
- Охрана будет искать?
- Может, если долго задержусь. Да и ребята будут ругаться, что так долго воды не несу. Варить надо. Охранник мало на нас внимания обращает. Жует свои бутерброды и все марширует по просеке, артикулы выбрасывает - у него не все дома, контужен.- Иван покрутил пальцем у виска.
- Не выдашь, Иван?
- Не сомневайтесь. Через час я приду, обо всем тогда и поговорим.
- Ну иди... Поверим.
Вот тебе и новый орешек! Как быть, что делать? Чей он?.. Далеко не уйти нам отсюда. Днем теперь ходить опасно - лес оголился, далеко просматривается. И сидеть здесь тоже нельзя, спрятав голову, как страус. Правда, мы понимали, что сразу немцы не нападут на нас, если даже Иван и выдаст, нужен хотя бы час-второй на подготовку.
Подползли ближе к лесорубам, стали следить за Иваном. К охраннику он не подходил. Подвесив котелки над огнем, разговаривал с одним пленным, невысокого, как и сам он, роста, но более плотным с виду парнем. Потом все обедали, присев на поленьях.Иван держался в стороне, словно чувствуя, что за ним следят.
После обеда он с напарником, с тем, с которым шептался у костра, двинулись с котелками к ручью. Мы не успели отойти на старое место и перехватили их на полпути. Когда мы присели, круглолицый, с крупными чертами, плотный парень представился нам:
- Алексей Лозовой из Таганрога, рыбак с Петрушиной косы. Картошки вам принесли - видно, не часто перепадает горяченькое.
Алексей выглядел бывалым парнем, с нами обращался за панибрата. Так и казалось, что он готов броситься в объятия, но нас разделяло то, что обычно разделяет людей вооруженных с безоружными. Это, видимо, и сдерживало рыбака в Петрушиной косы.
Мы быстро опорожнили котелок, чтобы не дать картошке остынуть.
- Давайте теперь о деле поговорим,- предложил я и развернул карту.- Вы можете показать, где находятся оборонительные сооружения, которые вам известны, аэродромы, казармы?
- На карте не получится,- чистосердечно признался Громов.- Лучше так расскажем, что помним.
- Много укреплений за рекой Дайме,- первым начал полубаском Алексей.- Чего там только нет! Потом на этом, как его, Иван, но ты же был, знаешь, Земском, что ли, полуострове, возле Кинизберга.
- Земландском? - поправил я.
- Во-во,- подтвердил Иван,- не Земском, а Земландском - как вы сказали. Это по ту сторону Кенигсберга, а на эту - есть аэродром.
- Та или эта сторона - непонятно. Говорите так - на север от города или к югу от него...
- Тут надо подумать,- вновь искренне признался Иван.
- А на хуторе Шмаленберг - у них шпионская школа,- сообщил в свою очередь Алексей.
- Откуда вам известно?
- Хлопцы говорили. Там русских предателей обучают.
- Это где мы ночью были? - спросил у меня Генка.
- Так, это тот хутор,- подтвердил я, сверившись с картой.
- Вот что, хлопцы, наш разговор затягивается. Кое-что вы сообщили важное, но я полагаю, что это только начало. Ваше отсутствие может вызвать подозрение. Вы могли бы написать нам обо всем, что вспомните, что знаете? Есть такая возможность?
- Меня возили в Берлин, посчитали за конструктора подводных лодок. И об этом написать? - спросил в свою очередь Алексей.
- Обязательно. Только осторожно, чтобы никто не видел.
- Приладимся. Ночь большая. Только бы бумаги да карандашик.
- Найдется.- Я дал им блокнот и карандаш.- Все спрячьте под этой кочкой.- Я подрезал круглую высокую кочку ножом так, что она приподнималась с одной стороны.- Здесь найдете и нашу записку, если не сможем встретиться.
Мы расстались.
Я прилег на бок. Постепенно в уме начали вырисовываться наши задачи в соответствии с новой обстановкой. Ясно было одно - мы с Генкой должны были во что бы то ни стало выполнять свой долг. Наша связь с "Центром" прервалась. Но это отнюдь не означало, что мы можем сидеть в бездействии. Во-первых, рано или поздно могут оказаться три наши Ивана с радистками. А во-вторых, и на данном этапе для нас это было главное, мы должны накапливать агентурные данные. Для меня это дело не новое. В "Чайке" под Минском мы имели обширную агентуру - во многих городах, в гарнизонах, на железнодорожных станциях, в немецких учреждениях. От них получали ценнейшую информацию. Здесь у нас ничего подобного не было. И вот случайная встреча с Иваном и Алексеем. Но о них говорить еще рано. Если они нам будут помогать, то возможности наши намного расширятся и при встрече со своими будет что передать "Центру".
Но пока все же рискованно оставаться на месте. Последнее задание группе было таким: разведать район за рекой Дайме, к востоку от Кенигсберга. Туда и вел нас Шпаков. Поход оказался неудачным. Следовательно, нам нужно идти туда.
Я поделился своими мыслями с Генкой.
- Наш долг делать то, что нам велели,- ответил он.- Я готов хоть сейчас. Но сможешь ли ты с больной ногой отправиться в такую даль?
- Попробую.

ЗА ДАЙМЕ

Итак, мы с Юшкевичем идем за реку Дайме. За ней лежит восточно-прусская столица - Кенигсберг.
Не было дня, чтобы мы не вспоминали Николая Шпакова, не строили всяких догадок и предположений о том, что бы могло с ним случиться в ту памятную ночь, когда и я получил тяжелую травму ноги и все еще не могу расстаться с палкой-костылем.
Может, за Дайме удастся проверить, правду ли говорили пленный солдат Фишер из строительной организации и наши новые знакомые русские парни Громов и Лозовой.
Кроме всего прочего, я полагал, что Мельников, который остался во главе группы, пошел именно за Дайме, куда вел нас Шпаков.
- Видимо, они там лазят, поэтому и не приходят на встречу к нам так долго,- высказывал свое предположение и Генка.
Перебираться через реку решили южнее городка Лобиау, у одиночного хутора Байнинг, где лес ближе всего подходил к реке. За рекой мы вновь попадали в лес возле лесничества Гросс Грюнлаукен. Обосновавшись на опушке, весь день наблюдали за рекой. Между нами и ею была широкая заболоченная полоса, поросшая шаровидными кустами лозняка. По реке ходили небольшие пассажирские пароходы, буксиры тащили баржи.
С наступлением темноты направились к реке. С близкой Балтики дул холодный ветер. Мы шли, увязая в топком болоте. Чем дальше шли, тем глубже проваливались.
С трудом добрались к берегу.
- Немножко остынем, а то в воде кандрашка может хватить,- предложил Генка.
Я подумал, как бы судорога не свела мою больную ногу. Разделись догола, завернули всю амуницию в плащ-палатки. Когда спустились в воду, она не показалась слишком холодной. Течения почти не ощущалось. Подталкивая тюки перед собой, а также и держась за них, мы бесшумно подплыли к противоположному берегу. Он был таким же заболоченным, топким. Добрались до ближайшего куста и оделись. Совсем рядом была узкоколейка, а за ней - проселочная дорога. Кто-то ехал на лошади - слышен был только стук копыт. Может, это был всадник.
- Еще один такой заплывчик - и можно дуба врезать,- прошептал, дрожа от холода, Генка.
Левая голень у меня, казалось, одеревенела. Я пытался согреть ее, растирая руками.
И все же мы были на западном берегу Дайме. Как и всегда, после преодоления трудного рубежа, на душе стало легче. В наших условиях форсирование этой болотной речушки Дайме, естественно, было успехом.
За узкоколейкой вновь были кусты, но зато кончилось болото и началась возвышенность. Почва сухая, твердая, по такой куда легче идти и приятней отдохнуть. Но мы набрели на стожок сена, точно такой же, в каком дневали. Было за полночь. Мы не удержались от соблазна остановиться здесь. Тут мы и выспимся хорошо и сапоги снимем - пусть до утра просохнут.
Мы забрались под крышу точно так же, как и там, за каналом Тимбер, прижались друг к другу, накрылись шинелями. Постепенно дрожь перестала бить, и мы уснули. Половина дня прошла совершенно спокойно. Нам хорошо видна была узкоколейка - по ней в маленьких вагончиках возили торфокрошку. На север и на юг, насколько видел глаз, тянулась ровная стена леса. Дома стояли только вдоль узкоколейки. Было, как обычно, голодно, но спокойно. До сумерек оставалось не более часа, как наше внимание привлекла одинокая повозка, следовавшая вдоль леса. В телегу, приспособленную для пары лошадей, был запряжен один битюг. На повозке оказался веселый возница. Он то сам с собой разговаривал, то напевал песенку, и по голосу мы еще издалека узнали, что едет подросток. Куда, зачем? Поравнявшись со стожком, он повернул лошадь прямо к нему.
Нам ничего не оставалось, как ждать, что же будет дальше.
Мальчуган лет тринадцати, одетый в серую куртку, в кепке с большим козырьком, остановил лошадь возле самого стожка. Пока он возился внизу, мы не видели, что он там делал. Но вот он приподнялся на повозке, и мы увидели в руках у него настоящую немецкую винтовку. Клацнув затвором, он прицелился поверх леса, стоя спиной к нам, затем передумал, слез с повозки и выстрелил вверх. Перезарядив ружье, он сделал еще два выстрела.
Мы заволновались: возможно, это был сигнал. Удивительно, что лошадь стояла совершенно спокойно, не шелохнувшись. Наша тревога рассеялась, когда мальчуган, напевая, отложил в сторону винтовку и начал дергать сено и бросать его в повозку. У меня мелькнула мысль задержать его, поговорить, тем более что до вечера уже осталось совсем немного. Мы могли после этого скрыться в лесу. Но, пока я раздумывал, подросток поднял ружье, уселся на сено поудобнее и уехал в ту сторону, откуда и появился. Вот загадка - приезжал он явно не за сеном: возможно, он воспользовался случаем, чтобы здесь, в глухом месте, пострелять из винтовки. Едва он отъехал, как мы скользнули вниз и нырнули в лес.
Пока еще не совсем стемнело, я наметил по карте маршрут ночного перехода. Вниз по течению лежал небольшой лесок Шакаулакер. Это километрах в 10 от нашей дневки, т. е. на таком расстоянии, которое мы и могли одолеть за ночь. Вновь подошли к Дайме и вдоль нее двинулись на север. У населенного пункта Гольдбах обнаружили дот, окопы. Следовало предположить, что укрепленными узлами являются и все остальные дворы и другие сооружения, расположенные по узкоколейке, которая шла параллельно реке. От Гольдбаха река забирала восточнее, а узкоколейка - западнее. Развилка и сам перекресток укреплены. Во время второго ночного перехода мы подошли к городку Лабиау с юга всего на 3-4 километра. Рядом шла железная дорога, ведущая к Кенигсбергу, за ней - шоссе. Хорошо был виден нам огромный серо-красный дом - скорее всего это был какой-либо замок. Он возвышался своей громадой над всей местностью.
Нужно было пополнять запасы. Хутора здесь были реже - все больше крупные имения. Поближе к Кенигсбергу в своих обширных имениях располагалась прусская элита. К одному из таких господских дворов мы и подошли. Длинный жилой дом, еще более длинные сараи и гумна стоят близко друг от друга, образуя четырехугольник. Все открыто - никакого забора вокруг. Во дворе небольшей каменный домик. Подались к нему. Я посветил фонариком в окно. С палатей, из-под клетчатого полога, вскочил парень.
- Откройте,- сказал я по-немецки, погасив свет.
- Тут никого нет,- ответил он по-русски.
Значит, это был паренек, привезенный сюда гитлеровцами из оккупированых наших областей.
Еле уговорили его выйти на крыльцо, но поговорить толком не удалось - он так дрожал от испуга, что зубы его громко стучали. Отвечал он невпопад.
- Вы здесь ничего не добудете - все накрепко закрыто в подвале хозяйского дома, а вам его не откроют, там сторож с ружьем.
Открывать "войну" нам вдвоем здесь не приходилось - довольствовались полбуханкой черствого хлеба, которую дал этот бестолковый парень.
Выбрали хутор поскромнее. Зашли в сумерках, пока хозяева еще не улеглись. Старый мужчина и две женщины, дети-подростки, которые оказались в доме, встретили наш приход, как нам показалось, не очень недружелюбно, но с большим удивлением. Отношений нам долго выяснять не пришлось.
- Русские? - спросил хозяин.
Глядел он на нас открыто, спокойно. Получив утвердительный ответ, он сказал неожиданно:
- Чем могу служить?
- Почему вы не служите в фольксштурме? - поинтересовался я.
- Он болен,- ответила одна из женщин.
- Нам нужны продукты,- объяснил я цель своего прихода.
- Что вы имеете в виду? - уточнил хозяин.
- Хлеб, сало.
- Сала нет, хлеба найдем немного. Если вас устроит, можем предложить куриные консервы. Правда, они домашнего приготовления...
Хозяин посмотрел на женщин, которые молча стояли рядом. Были они обе стары и похожи друг на друга, по всей видимости - сестры.
- Нас это вполне устроит,- я дал понять, что мы ждем.
Одна из женщин шагнула вперед мимо нас.
- Я сейчас,- бросила на ходу.
Генка последовал за ней. Несмотря на кажущееся миролюбие, нам следовало смотреть в оба.
- Что вам известно о нас? - спросил я хозяина.
- Восточную Пруссию обследуют русские десантные группы. Он так и сказал: "обследуют". И это слово мне очень запомнилось.
Я не удержался, чтобы не уточнить:
- Что значит "обследуют"?
- Я тоже служил в свое время в армии,- приподняв голову и став по стойке смирно, ответил хозяин.
Лицо его замерло, глаза устремились, не мигая, на меня. Очевидно, на мгновение немец вновь почувствовал себя солдатом.- Я тоже служил в армии,- повторил он,- и кое-что в этом деле смыслю. Вас послали сюда делом заниматься, я это тоже понимаю, а что вы можете здесь делать? Смотреть, что делается у нас. Верно я говорю?
- Ходят ли среди населения разговоры, что мы занимаемся террором?
- Да, такие разговоры ходят. Но я поразмыслил (мы уже давно слыхали, что в Восточной Пруссии есть русские парашютисты) и считаю, что разговор о терроре - это пропаганда. Так пишут в газетах. Конечно, вы не думайте, что я одобряю ваше нахождение здесь. Мы - немцы, никого не желаем видеть на своей земле.
Последними словами хозяин, человек с пепельного цвета лицом и такими же стриженными бобриком густыми волосами, дал понять, что дальше в разговор он углубляться не хочет. Я коротко спросил:
- Донесете на нас?
- А что это даст? Нам теперь не до этого.
- Кому "нам"? Вашей семье?
- Допустим, вам хотелось бы что-нибудь от меня узнать, но я не располагаю никакими сведениями.
Да, я хотел выяснить по возможности побольше, но допрос в данной ситуации был бы неуместен. Положительных результатов он бы не дал.
- Вы ждете здесь русских? - был мой последний вопрос.
- Нет, немцев много, они хорошо вооружены, дисциплинированы и не допустят в Германию никого.
Генка уже ждал меня, и я услышал из-за спины его голос.
- Все в порядке, можем идти.
Мы отошли всего метров на сто от дома, сели на сыром жнивье, чтобы покушать.
- Давай, что там у тебя есть,- сказал я Генке.
Он снял вещевой мешок и вытащил объемистую, литра в два, стеклянную банку, закрытую толстой стеклянной крышкой с резиновой прокладкой. Сверху положил четырехугольную, как кирпич, буханку хлеба.
- Денька на три хватит,- не то спросил, не то утверждал Генка.
- Надо было еще одну банку взять.
- Не хотел нахальничать,- ответил мне Генка.- Там у них осталось всего пару штук. Бедная семья.
Мы пошли на запад вглубь по Земландскому полуострову, держась примерно его середины. Справа от нас была Балтика, слева - Кенигсберг. Здесь равнина сменилась пологими холмами. Как и в остальных, пройденных уже нами районах Восточной Пруссии, здесь часто встречались поля, обнесенные колючей проволокой, натянутой на чурки дубового или ясеневого кряжа.
На пригорке, в группе старинных деревьев, обнаружили огромных размеров дот. Вначале мы подумали, что это хутор, и начали обходить его. Но когда не увидели среди деревьев ни одной постройки, то поняли, что там что-то другое. Подошли вплотную, так как уже неоднократно убеждались, что доты не охраняются. Дот был давнишний, замшелый, он врос в землю.
Невдалеке в облесевшем овражке задневали. Утром осмотрелись. Впереди перед нами лежало шоссе, ведущее от Кенигсберга на север, к морю. Дот тоже был виден. Его серо-зеленая громада господствовала над открытой местностью.
Хотя и издалека, километров за десять, но мы увидели Кенигсберг. Отчетливо виднелись ажурные шпили соборов. На окраине, которая нам была видна, стояли длинные кирпичные здания, красные, с красными черепичными крышами, очень похожие на те, которые мы видели и в Инстербурге. Обнаружили и военный аэродром. По тому, как взлетали и садились самолеты, точно определили его координаты.
Вечером следующего дня мы взяли направление на юг, огибая и обследуя подступы к Кенигсбергу.
После двух ночных переходов мы повернули строго на восток, к реке Дайме. Резко похолодало, и нужно было торопиться обратно. Конечно, можно было продолжить обход Кенигсберга и с южной стороны, но, помимо всего прочего, нам нетерпелось скорее попасть к месту назначенной встречи с нашими остальными товарищами.
Свою недельную вылазку за Дайме мы считали ценной. Все же уточнили данные, которые получили со слов пленных, зафиксировали немало оборонительных объектов и сооружений, в том числе вдоль западного берега Дайме. Несомненно, что все эти сведения имели большую ценность. Их следовало передать "Центру".

ОРТСБАУЭРФЮРЕР

- Нужно собираться в дорогу,- сказал я Генке.
Он посмотрел на меня с удивлением. Я и сам почувствовал, что такая привычная в мирной жизни фраза здесь прозвучала совсем некстати. Действительно, как это собираться? Сказать матери, чтобы пару белья в чемодан или вещевой мешок положила, носовые платки дала, спекла чего-либо на дорогу, кусок телятины или свинины поджарила... Дома сбор в дорогу был всегда главной заботой матери. Если дети или хозяин отправлялись куда-нибудь, она хлопотала накануне весь день. Эти хлопоты словно самой судьбой предназначены каждой матери. Если мать собирает в дорогу, видимо, никого не волнует, что она не положит чего-либо такого, что обязательно понадобиться в пути. Мы только недовольно ворчим, что слишком много всего напихано, что чемодан или вещевой мешок слишком тяжелы, пытаемся, не обращая внимания на ее протесты, выбросить половину того, что она весь день так старательно собирала и укладывала. Ясно, что с таким снаряжением, какое было у нас, ни одна мать не пустила бы своего сына в дорогу.
- Нужно продуктами запастись,- поправился я.- Чтобы в пути не заходить на хутора, не дать возможности проследить, куда мы движемся.
- Это - дело! - подтвердил Генка.
Еще не совсем стемнело, когда мы подошли к добротному белому дому. Он был хорошо виден сквозь невысокий редкий забор. Ворота во двор были открыты. Здесь собака не встретила нас лаем, как это почти всегда бывало раньше. Это нас несколько удивило. Мы привыкли в Восточной Пруссии за время своих скитаний видеть дома, как крепости, недоступные постороннему человеку. А здесь беспрепятственно подошли к крыльцу. При входе висела вывеска. На ней черными буквами было написано "Ортсбауэрфюрер".
- Что это значит? - шепотом спросил Генка.
- Что-то вроде председателя сельской общины,- пытаюсь разгадать смысл этого состоящего из трех частей слова.
- А почему написано "фюрер"? Может, какая-либо важная шишка. Не стоит заходить.
Я показал рукой на пустой желудок - не помирать же с голоду.
Сквозь щели закрытых ставень пробивался свет. Слышно было еще какое-то непонятное гудение - вроде работал мотор.
Я решительно дернул за ручку двери. Она оказалась закрытой. Дернул еще раз. Гудение в доме прекратилось, послышались шаги.
- Кто там? - спросила женщина.
- Откройте, солдаты!
Дверь открылась, в полосе света стояла невысокая, уже не молодая женщина. Лицо с высоким лбом окаймляли поседевшие волосы. В глаза сразу бросилась ее одежда: на ней был светло-коричневый френч, красная повязка с черным пауком свастики на белом фоне - это форма нацистской партии.
- Военные в доме есть? - спрашиваю в упор, не давая ей опомниться.
- Нет,- спокойно, с достоинством ответила она, стараясь рассмотреть нас. Только вряд ли ей это удалось: мы стояли в темноте, свет из комнаты не доставал до нас.
- Оружие есть?
- Да, есть,- тоже спокойно ответила нацистка и пошла в дом. Я последовал за ней. "Фюрерша" открыла ящик письменного стола и, отойдя на шаг в сторону, сказала:
- Берите!
Браунинг бельгийского производства, отхромированный, сияющий, как зеркало, я переложил в свой карман. Генка стоял с автоматом наготове у порога. Я осмотрелся. Дом "фюрернш" был превращен в швейную мастерскую. Юные швеи сидели за "зингерами", "Пфаффами" и растерянно смотрели на нас. Машины были расставлены вдоль стен буквой "П". Справа лежали горкой овчинные выкройки, а пройдя через все столы, с другой стороны, слева, они уже лежали готовыми телогрейками-безрукавками и трехпалыми рукавицами.
- Все для фронта, все для победы! - съехидничал я.
- Армии это пригодится,- серьезно ответила женщина: она ждала, что же будет дальше.
- Мы будем брать у вас продукты,- сказал я о главной цели нашего прихода.
- Подготовить вам? - спросила немка.
- Нет, не нужно. Сами возьмем. А вы лучше прикажите вашим девушкам, пока мы находимся здесь, стать всем в тот угол,- сказал я,- чтобы легче было наблюдать за вами.
Меры предосторожности требовали этого. Кто мог поручиться, что кто-то из них не вытащит из ящика вот такой же отполированный, как у меня в кармане, бельгийский пистолет или еще что-либо и не пальнет. Такое могло быть - оружия у немцев хватало.
"Фюрерша" еще ничего не успела сказать, как девушки подняли страшный визг. Видимо, они подумали о самом худшем, что мы могли сделать.
- Не стреляйте их. Мы сделаем все, что вы прикажете,- пообещала "фюрерша". Спокойствие изменило ей. Руки ее дрожали, но она открыто смотрела мне в глаза, без хитрости.
Признаться, нам и мысль в голову не приходила убивать кого-либо. Дико было слышать об этом даже от "фюрерши". Но сама сцена поразила меня.
- Тише! - ударив прикладом автомата по столу, на котором лежала открытая бухгалтерская книга, изо всей силы крикнул я.- Руки на столы!
Мгновенно установилась тишина. Девушки послушно положили руки на столы швейных машин. Все они - подростки, такие же, как Эльза, из того дома, где нам пекли хлеб. Очевидно, и она где-то работает "на оборону".
- Вас никто не тронет, только сидите спокойно,- понизив голос, успокаиваю их.- Это - мера предосторожности. Так что не бойтесь. А вы сядьте на эту сторону стола - подальше от ящиков,- обратился к хозяйке.
Она вздохнула, произнесла "майн гот", села напротив. Напряжение спадало.
- Действуй! - кивнул я Генке, присев и положив автомат на колени.
Он пошел на кухню. Вскоре возвратился с полным вещевым мешком, поставил его возле меня.
- Давай твой,- сказал он мне, и сам помог снять ранец с плеч.- Тут полки ломятся - столько всякого добра. Роту можно накормить.
- Берите все, что вам нужно, мне не жалко,- вдруг заговорила "фюрерша".- Только не задерживайтесь долго. Рано или поздно погибнете - вокруг полно солдат. Советую идти на северо-восток - так ближе всего до фронта. Идите домой - там ваше спасение.- Немка вновь говорила спокойно, рассудительно, открыто глядя мне в глаза.- Скоро наступят холода. Что вы будете делать? Ваша жизнь там,- она показала рукой на восток,- а здесь - наша. Помните, мы, немцы, не уступим и пяди своей земли. Наша армия будет стоять насмерть. Все мы будем стоять.
- Так сказал Геббельс,- с иронией заметил я.
- Не только он. Смотрите.- Она кивнула в сторону девушек.- Все мы работаем на оборону. У нас высокая дисциплина, много оружия.
- А еще новое оружие, о котором твердят вам каждый день.
- Не надо иронии. Я говорю вам серьезно. Идите на северо-восток. Этот путь для вас самый удобный - местность в основном лесистая. За Неманом - ваши.
- Спасибо за совет. И все же Красная Армия должна окончить войну там, откуда она началась. С нацизмом должно быть покончено навсегда. Так что зря вы о нас печетесь. Мы здесь, в Германии, дождемся своих.
Может, и ни к чему был этот словесный поединок с "фюрершей", но она сама навязала его. Все равно нужно было как-то убить время, пока Генка хозяйничал в кладовой и на кухне. Да, признаться, давно не приходилось почесать язык. Говорил я с охотой, даже с наслаждением, говорил о том, о чем думал, в чем был уверен, бросал врагам, до которых, наконец, добрался, правду в лицо. Я видел, как теперь они дрожат в страхе перед расплатой. Здесь, в этом доме, мы с Генкой явились как бы предвестниками неминуемой и уже скорой расплаты.
- Наверно, какой-нибудь час тому назад вы считали невероятным появление русских с оружием в вашем доме. Но мы перед вами. Это не сон, не привидение. Вам страшно. Теперь уже все работает против гитлеровской Германии - и время, и люди.
- Зачем такие громкие слова. Я лучше вас знаю Германию. Советую вам не задерживаться: в Восточной Пруссии вы не найдете поддержки.
Мы беседовали внешне спокойно, как говорят, на низких нотах. Может быть, внутри нацистки и кипела ярость, но внешне этого не было видно. Успокоившись, девушки начали прислушиваться к нашему разговору.
- Ваша судьба скоро будет окончательно решена. Я имею в виду вашу судьбу не как человека, а как нацистки. Насколько я понимаю, ваша форма говорит о принадлежности к гитлеровской партии. Это так?
- О партии Гитлера наговорено много вздора. Она борется за жизненные интересы немецкого народа.
- Не думаю, чтобы весь немецкий народ желал другим народам столько лагерей смерти, душегубок и всего того, что гитлеровская армия принесла в нашу и другие страны.
- Это клевета, пропаганда! Разве вы не изолируете своих противников?
- Дети, женщины - ваши противники?
- Возможно, были допущены несправедливости, но все это было вызвано войной. Люди настрадались, озлоблены неудачами.
- Не нужно забывать, что войну начала Германия, гитлеровская Германия. Виновные должны держать ответ.
- Неужели вы верите в оккупацию Германии? Нет, этому не бывать. Разве вы не знаете, чем окончилось ваше наступление под Гольдапом?
Не знаю, сколько бы еще длилась наша словесная дуэль, если бы ее не прервал Генка.
- О чем это вы так разговорились? - и, не ожидая ответа, добавил: - Иди поешь, я приготовил там на кухне кое-что.
На электроплитке Генка состряпал что-то вроде омлета. Я быстро проглотил, запил водой и вернулся с кухни.
- Ну что ж, придется еще взять по телогрейке, так сказать, в счет репараций. Можете отметить у себя в книге,- сказал я "фюрерше".- А может, и овчинки наши? Не в Советах награбленные?
- Не интересовалась,- стараясь не терять достоинства, ответила она.- Только эти малы. На ваш рост не подойдут. Возьмите себе вон с той крайней полки - там самые большие размеры. А юнге можно и здесь подобрать.
"Смотри ты, какая немецкая педантичность",- подумал я, но смолчал.
- Прихвати парочку рукавиц,- говорю Генке,- скоро зима, пригодятся.
- Не пренебрегайте моим советом - идите к своим.- Еще раз напомнила немка.- Так будет спокойнее и нам и вам.
- Благодарю и за это,- улыбнулся я.- Надеемся, что вы не будете спешить доносить на нас в полицию или комендатуру. Мы вас, кажется, не очень обидели? А в другой наш приход мы можем не разойтись так мирно.
- Я обязана доложить,- твердо ответила "фюрерша".
- Скажи ей, пусть звонит по телефону, а не бегает ночью, а то кашель схватит,- толкнул меня в бок Генка.- Я уже обрезал провода.
- Обещаете не доносить хотя бы до утра?
- Даже при всем своем желании раньше я не смогу этого сделать.
- Это нас устраивает.
- Понимаю вас, - на лице ее появилась еле заметная улыбка.
При всей внешней сдержанности, она все же очень волновалась: у нее были основания надеяться на худшее.
Девушки за время нашей беседы не обронили ни слова. На лицах некоторых из них даже появилось любопытство. Генка помахал им на прощание рукой: "Ауфвидерзеен!" Вернемся еще!
- Какая гадюка - "фюрерша" эта! - проговорил Генка, когда мы отошли километров на десяток и присели отдохнуть. - Тебе не хотелось порнуть ее ножом в пузо?
- Нет, Генка, не хотелось. Зачем выставлять себя зверями перед невинными девушками. Эту встречу они запомнят навсегда, на всю жизнь - а она у них впереди. Им нечего будет сказать плохого о нас. А это очень важно - мы ведь советские солдаты!
- Но она же нацистка! Мою мать повесили нацисты в Минске только за то, что она была коммунистка.
- За все расплатятся, и скоро уже. Дожить бы нам до того времени.

НОЧЛЕГ В БЕРЛОГЕ

До утра мы прошли километров двадцать. Это было большим достижением. Я уже мог передвигаться быстрее. Где-то слева вдоль нашего пути осталась старая Прегель. Дневали в кустах, залегши между высокими кочками, обросшими густым зеленоватым мхом. К вечеру стало подмораживать. Мы решили покушать и хорошо выспаться. Надрали мха, перенесли его подальше от оголенного места, выстлали неглубокую яму и накрылись сверху с головами так, что обнаружить можно было, только наступив на нас. В мягком мху, как на перине, согрелись и очень хорошо выспались.
Чтобы попасть к почтовому ящику, нам нужно было перебраться через Мазурский канал. Для этого у нас оказался один способ - вплавь. Сняли с себя все, завернули в плащ-палатку, связали и опустили на воду - проверили, не пойдут ли наши свертки ко дну. Были же в них тяжелые вещи - автоматы, пистолеты, гранаты, патроны. Ничего - все держалось. Совсем обнаженные, мы полезли в ледяную воду. Но плыть надо осторожно, подталкивая перед собой сверток так, чтобы он не перевернулся узлом вниз.
Вылезли на другом берегу, отошли в лесок, вытерлись бельем, да и надели сырое. Чтобы согреться, шли быстро, но я не успевал за Генкой - он все время забегал вперед. Да и мне хотелось быстрее добраться до места - я надеялся, что нас там уже ждут. Мы же накопили материала не на одну радиограмму.
- Если ничто не помешает, мы дойдем до почтового ящика как раз седьмого ноября, - напомнил Генка. Он постоянно считал дни, отлично помнил все события по дням и по часам. - Вот бы своих встретить - был бы для нас двойной праздник. - Он помолчал немного и вспомнил прошлое: - К октябрьским праздникам мама всегда вкусные пироги пекла. Мы их с сестренкой съедали быстро, но в доме еще целую неделю от них запах стоял. - Он вкусно потянул несколько раз носом воздух, словно он и сейчас доносил аромат пирогов: - Там вся страна празднует, а мы... - Генка не досказал своей мысли. Мне показалось, что голос его дрогнул.
- Не горюй - и мы отпразднуем. Нас, наверное, ждут уже и Аня, и Зина, и Иваны. Они нам что-либо из "Центра" сообщат. А может, и Шпаков объявился, - подбадривал я Генку.
Еще через сутки мы подходили к месту. От волнения захватывало дух. Что же нас ждет на сей раз? Состоится ли, наконец, долгожданная встреча?
Но увы! На явочном пункте ничто не говорило за то, что здесь были люди. Стало грустно, тяжело.
- Пойдем к железке,- предложил я.
Генка принял предложение без особой радости: своих не было. Мы блуждаем одни уже около месяца, а от них ни слуху ни духу. Подались к тайнику, предназначенному для наших новых знакомых - Ивана и Алексея. Под кочкой нашли исписанный блокнот. В отдельной оставленной записке сообщалось, что они посещают тайник ежедневно в полдень. Очень хотят встретиться с нами. Рядом, под другой кочкой, мы кашли присадистую стеклянную банку с притертой крышкой. В ней были бутерброды с маслом и кусок отварной свинины. Генка нащупал еще и бутылку с медом, а также термос с желудевым кофе. Продукты были как раз кстати.
"Это наш подарок вам в честь праздника. Мед мы нашли в лесу, в дупле, и хранили к октябрю, - писали Иван и Алексей. Перенесли они сюда и батареи, патроны, гранаты - те, что оказались в найденном ими грузовом мешке".
Осень и здесь похозяйничала как следует: листья осыпались, а те, что остались еще на ветвях, покоробились, почернели. По-предательски потрескивали сучья. Но решили ждать здесь - нужно было встретиться с Иваном и Алексеем. Да и куда пойдешь?
Наши новые знакомые пришли точно в полдень, принесли котелок с пищей.
- Где вы пропадали? - взволнованно спросил Алексей. - Мы уже беспокоились, как бы с вами не случилось что-либо плохое. - И, не ожидая ответа, выпалил: - С вами же немец хочет встретиться.
Нужно сказать, что такая новость нас обескуражила. Правда, я заводил с Иваном и Алексеем разговор об их отношениях с немцами. Но тогда они не сказали ничего вразумительного - очевидно, не понимали сути разговора, его направленности. Ясно, что мы всеми силами искали связей с немцами, которые могли бы стать помощниками в нашем деле, но наше желание оставалось пока мечтой. Теперь Алексей предлагает нам организовать встречу, инициатива которой исходит от немца. Рискованное дело.
- Какой там еще немец? Как вы смели говорить о нас кому бы то ни было! Мы вас просили? Разрешили? Вы понимаете, чем все это может кончиться?
- Да нет, - замахал руками Алексей. - Это не тот немец, что может предать вас. Мы с ним знакомы уже с год. Он даже знал и о парашюте, что мы нашли в лесу и спрятали. Бутерброды и кофе - тоже его. Каждый день передает.
Мы ушам своим не верили.
- Инициатива в этом деле должна была исходить от нас, - заметил Генка.
- Да что ты говоришь! - фыркнул на него Алексей. - Какая инициатива? Я говорю "геноссе" с вами хочет встретиться.- И, обращаясь ко мне, спросил: - Так что нам сказать немцу нашему, Шиллату?
- Его не нужно бояться, - вмешался в разговор Иван Громов. - Он хочет встретиться с вами.
- Пока ничего не говорите, что мы здесь. Скажите, пожалуйста, как фамилия немца?
- Шиллат, Август Шиллат. Если так, то скажем, что вас еще здесь нет. Завтра придем. А блокнот наш вы нашли? - спросил Алексей.
- Нашли.
Пленные ушли, оставив нам новую загадку. Не успели мы с Генкой обсудить эту новость, как бегом возвратился Алексей. Обычно неторопливый, он сообщил скороговоркой.
- Ребята, беда, лес немцы прочесывают. Солдаты идут цепью.
Мы оглянулись. В таком поредевшем лесу скрыться негде, да и маневрировать нельзя - квартал просматривается насквозь от одной просеки до другой.
- Побежали к штабелям - мы там спрячем вас за дровами,- решительно предложил Алексей.- Успеем, немцы еще далеко. А .наш охранник марширует по просеке.
Выбора не было. Ничего не оставалось, как принять предложение. Мы последовали вслед за Алексеем, Идя впереди, он подавал нам условные знаки. Мы припали к неполному штабелю дров. Пленные начали быстро обкладывать нас полутораметровыми чурками. Вскоре раздалась команда: "Становись!" Громов прошептал нам в щелку:
- Ребята, спокойно, собак нет.
Через несколько минут мы услышали, как кто-то фальцетом считал:
- Айн, цвай, драй... цен! Все мои!
Мы поняли, что охранник считает свою команду.
- Лес вайтер! Аида дальше! - скомандовал другой голос.
Нам было слышно, как мимо штабелей проходили солдаты.
- Порядок, ребята, они пошли! - послышался веселый голос Громова совсем рядом.- Пока лежите. Мы скажем, когда вам уходить.
Выбрались мы из своего укрытия только тогда, когда охранник, подкрепившись обедом, вновь пошел на просеку "шпацирен махен" - прогуливаться по просеке.
Мы вернулись на старое место. Теперь о нас знала вся группа пленных из десяти человек.
- Нужно землянку строить, - заговорил Генка.- А то ни спрятаться, ни поспать негде. Да и замерзнем под открытым небом.
- А я вот о немце все думаю: стоит встречаться с ним или нет. Может, это западня - мало ли на какую хитрость могут пойти гитлеровцы, чтобы выловить нас. Неизвестно, передают ли радиограммы в "Центр" Аня с Зиной? Где они сейчас? Если радиограмм нет, то немцы могли потерять концы разведчиков. Не таится ли опасность в этой встрече? Как ты думаешь, Генка?
- Опасность есть в любой встрече. Но зато, если он наш, то в нем и спасение и успех в работе, - оптимистически был настроен мой юный друг. - Без поддержки зимой нам все равно капут.
Я был тоже такого же мнения, но должен был выяснить мнение товарища. Правда, не хотелось верить, что нас настигнет здесь зима. Все же с наступлением сумерек начали рыть землянку. Место облюбовали у куста, под пнем. Я взрыхлял землю ножом, насыпал ее в вещевой мешок, а Генка относил грунт в сторону, под выворотень; там была ямка, похожая на небольшую воронку от бомбы. Работали всю ночь без передышки. К утру успели вырыть небольшую нору, но в ней можно было лежать, вытянув ноги. Натаскали сухого папоротника, подстелили. Замаскировали землю, которую отнесли в отвал, у входа в землянку посадили небольшую мохнатую елочку, присыпали землю опавшими листьями. Тесно, даже повернуться с боку на бок нельзя, зато тепло. Правда, вскоре мы ощутили еще одно неудобство - от малейшего движения на нас осыпалась земля.
День кое-как перегоревали. Под землей хорошо слышно, что делается сверху. К нашему убежищу нельзя было подойти, чтобы мы не услышали. Поэтому мы с определенными промежутками переговаривались негромко, советовались, что делать дальше. У меня появилась мысль создать новую разведгруппу из числа военнопленных, таких, как Иван и Алексей. Для начала у нас есть в запасе три автомата, достаточно патронов. Сразу можно взять четырех человек - трех вооружить автоматами, а одному отдать бельгийский пистолет, тот самый, что я забрал у "фюрерши". Потом оружия можно будет добыть больше путем захвата. Нужно было не только добывать данные, но и искать возможность, как передать их "Центру". Радиостанция у нас была - Анина, спрятанная у "Трех кайзеровских дубов". Но что толку? Мы не умели ею пользоваться. Жаль, что нас всех этому не научили как следует. Было некогда. Да и кода мы не имели. Непростительно было мариновать с таким трудом накопленные данные. Думалось, может удастся отправить их за линию фронта с двумя-тремя человеками из новой, еще не созданной нашей группы.
Генка, по всему видно, думал о том же. Оно и понятно - они, эти мысли, вытекают как логическое продолжение нашего пребывания здесь.
- А может, среди пленных найдется радист? - Внезапно, как будто что-то найдя, дернул меня Генка за плечо от осенившей его мысли.- Морзянка - не такое уж хитрое дело.
За Генкин порыв мы тут же поплатились - на нас посыпалась земля. Не мешало бы вылезть и отряхнуться, размяться, потому что мы отлежали бока. У меня затекла больная нога. Но мы ничего не могли поделать: нельзя было вылезать - стоял еще день. Огорченный неудачей, Генка замолчал. Я решил утешить его, показать, что не сержусь за его неосторожность.
- А что мы с радистом делать будем, если найдем? Ты не договорил.
- Как что? С "Центром" свяжемся.
- Нет, Гена, ничего не получится. Кода-то у нас нет. Если бы посыльного за фронт послать, передать с ним наши материалы, а оттуда радиста направить сюда - вот было бы дело.
- Да, ты прав, - согласился Генка.
Свет, что проникал в наше убежище, начал меркнуть. Наступала пора, когда можно было вылезть, но до слуха начали доноситься сначала неясные, а затем знакомые, волнующие звуки. От них сразу наплыли дорогие воспоминания, учащенно забилось сердце.
- Слышишь, гоняет? - шепнул я Генке.
- Не понимаю, кто кого гоняет? - переспросил он.
- Зверя собака гоняет. Охота.
- Да, слышу, собака повизгивает.
Гон приближался. Доносилось потявкивание двух гончих. Длинными скачками совсем рядом пронесся олень, а вскоре следом за ним - две гончие. Постепенно гон удалялся, замирал: собаки сошли со слуха. Только бы подальше от нашей норы убили оленя...
- Ну и гады,- возмутился Генка.- Война, а они охотой развлекаются. А догонят ли собаки оленя?
- Нет. Его убьет охотник, если он окажется на расстоянии выстрела.
- Я ни разу не видел живого оленя - только на картинках.
Вновь послышался отдаленный лай и вновь начал приближаться к нам. Раздался дуплет. Охотник стрелял совсем рядом.
- Смотри, на лошади. Один, давай чирканем! Наверно важная шишка! Может, сам Эрих Кох? Не будет же лишь бы кто нарушать приказ Рейнгардта.
Может, и верно он говорит, - согласился я в душе с Генкой. - Можно чиркануть! А можно прихватить и живого. Впереди ночь. То, что это было важное лицо, я не сомневался.
Когда фронт приблизился к Восточной Пруссии, командующий группой армии "Центр" генерал-полковник Ганс Рейнгардт издал специальный приказ, о котором мы узнали из показаний пленных, а позже мне удалось прочесть его в немецкой газете. Смысл его сводился к тому, что вступление немецких солдат действующей армии на территорию Германии вызовет тревогу и волнение среди местного населения. В этих условиях солдаты должны своим поведением вселять соотечественникам уверенность в победе, которая якобы сопутствовала солдату рейха при завоевании чужих территорий. Для этого Рейнгардт требовал от солдат коренной ломки своих правил и привычек, которыми они руководствовались на чужих территориях. Он утверждал, что широкие просторы России открывали захватнической армии иные свободы, чем территория Германии. Там были разрешены самовольные действия для удовлетворения личных нужд. Необходимые материалы можно было, как правило, брать везде, где их находили. При расквартировании солдат на население не обращалось внимания. Хозяином в доме чувствовал себя солдат.
Здесь же, в Восточной Пруссии, Рейнгардт призывал подчиненных беречь лесные богатства, поля, дома, приусадебные участки. Самовольное обеспечение дополнительного питания и других нужд объявлялось преступлением.
Мы с Генкой понимали, что никто из простых смертных не мог рискнуть нарушить приказ командующего. Среди гражданского населения не было мужчин, которые могли бы развлекаться охотой, кроме, как выразился Генка, "важных шишек". Соблазн был большой. И все же я сказал Генке:
- Не высовывайся, собака может услышать.
- Тубо, тубо,- подавал голос охотник. Видимо, он отгонял собак - в таких случаях гончая стремится уцепиться зубами за горло зверя.
Послышались еще голоса, гул автомобиля. Подъехала группа людей. К голосу охотника присоединилось еще несколько возбужденных голосов. Раздавались команды - грузили добычу. Автомобиль загудел громче, и через несколько минут стало совсем тихо.
- Кому что,- сказал Генка,- кому охота, а кому нора.
- Устал ты, братишка.
- Я ни на что не жалуюсь,- зачем это сочувствие. Разделаться бы со всей этой сворой - на душе было бы легче.
Мы вылезли, отряхнулись, потянулись до хруста в суставах. Сразу же подошли к месту, где были охотники. Постояли немного, присматриваясь в сумерках к кровавым следам.
Прежде всего решили проверить почту. Никаких перемен. Наша записка для джековцев лежит под камнем нетронутой. Зато под кочкой письмо. Иван и Алексей сообщали, что следующим вечером, в 19 часов, нас будет ждать возле штабеля, где нас прятали во время прочески, тот самый немец, о котором они говорили. Описали его приметы: невысокий рост, в серой шапке-ушанке с твердым кожаным козырьком, за спиной рюкзак, в левой руке метровая палка. Он подойдет и скажет: "Геноссе! Товарищи! Рано темнеет!" Мы должны ответить: "Да! Рано темнеет!"
- Что будем делать? Как думаешь?
- Пойдем,- в голосе Генки даже чувствовалась просьба.
- Ладно, решено.
Вернулись к землянке и всю ночь расширяли ее. Нужно было оборудовать жилье, чтобы можно было сидеть, делать записи, пометки. Мы даже сообщение Ивана и Алексея не проанализировали как следует. Решили также перенести сюда радиостанцию. Пока для того только, чтобы послушать эфир, узнать, что делается на свете.

ПАРТАЙГЕНОССЕ ШИЛЛЯТ

Весь следующий день готовились к встрече. Придумывали всяческие меры предосторожности. Генка был настроен решительно.
- Ничего надежного мы с тобой не придумаем.
Была не была - нужно идти! Кто знает, где споткнешься. Конечно, мы идем на риск, но, если все обойдется благополучно,- какой выигрыш! А хочешь - я пойду один. Кое-что раскумекаю. А ты понаблюдай со стороны. Если что - бей одной очередью и по мне и по
фрицам.
- Если так, то давай собираться, чиститься, воротнички белые подшивать к гимнастеркам. Не мешало бы рубашки белые в таких случаях да галстуки - не куда-нибудь идем, а на дипломатические переговоры. Возможно, удастся наладить международные отношения, так сказать, вступить в контакт с другой, новой Германией, которая будет после войны - Германией Эрнста Тельмана.
Генку развеселила моя тирада.
- Ты в зеркало посмотрись - пещерный человек ты сейчас, а не дипломат! Побриться тебе надо. А уж без накрахмаленного воротничка как-нибудь обойдешься.
Приводили себя в порядок возле ручья. Вокруг стоял чистый старый лес, он далеко просматривался, но нам это и нужно было. Несколько кустов, тоже оголенных, все же в какой-то мере маскировали нас. Мы сняли шинели, расстелили их на земле, начали счищать пятна. Где не поддавалось, смачивали водой, скоблили дубовой корой. Через некоторое время шинели посвежели, отгладились. Привели в порядок и обувь. Вот с бритьем было сложнее. Генка чувствовал полное свое преимущество - он помылся в ключевой воде, а мне нужно срезать щетину тупым, как обух, лезвием. Кисточки не было, да и о воде горячей и мечтать не приходится. Генка, прислонившись к дереву, наблюдал за окрестностью и моим занятием. Я стал на колени перед ручьем, смочил бороду, намылил, растер мыло ладонью, потянул лезвием: оно скользило по густой щетине, рвало ее, Слезы невольно навертывались на глаза: лучше бы и не начинал, чем с половиной бороды остаться. Зря не прихватил бритву где-нибудь на хуторе.
- А ты кортиком попробуй,- посоветовал Генка.- Тем, что у майора-подводника забрал: он же очень острый. Сталь аж светится!
Генка был прав. Я достал из вещевого мешка кортик, где хранил его как ценный трофей, как реликвию. Направил лезвие на ремне - и неплохо побрился. Оделись, плотнее затянули ремни, но время еще оставалось.
- Если бы знать, откуда он будет идти, встретили бы на полпути, проследили,- рассуждал Генка.
И все же вышли к месту еще до темноты. Ничего подозрительного не обнаружили. Генка часто посматривал на часы. "Волнуется",- подумал я.
Наконец показался тот, кого мы ждали.
Человек шел вразвалку, не спеша, точно он направлялся домой после рабочего дня - утомленный, озабоченный. Он был невысок, крепко сложен, с крупными чертами лица. В левой руке - метровая палка. Все приметы совпадали с описанием.
- Геноссе! - сказал он, остановившись шага за три.- Рано темнеет.
- Да,- ответил я,- рано темнеет.
- Вас зовут Август Шиллат?
- Август - да, но не Шиллат, а Шиллят - мягче, Шиллят,- повторил он.- Но вы зовите меня "партайгеноссе". Я - коммунист, член партии коммунистов. Мы боремся за дело коммунизма, против фашизма. Значит, мы с вами товарищи по партии - "партайгеноссе",- по-своему, не спеша, объяснил он.
Я назвал свою кличку, извинился, что не могу сообщить настоящее имя.
- Я понимаю. Это не имеет значения. Но вы советские парашютисты?
- Да!
Шиллят внимательно, с любопытством рассматривал Генку. На его лице я уловил сочувственный взгляд, даже жалость: возможно, он подумал, что у нас уже не осталось резервов и в армию призваны даже подростки.
- Мой коллега,- сказал я Шилляту.- Смышленый разведчик. Он доброволец!
- Сколько вам лет? - спросил Шиллят.
- Пятнадцать! - бойко ответил Генка.
- Дорогие товарищи, как жаль, что я не встретил вас вечером 27 июля. Думаю, что были выброшены именно вы? Я все ездил вдоль опушки леса на велосипеде - надеялся на встречу. В одном месте звал вас: мне показалось, что я услышал какой-то шорох, шаги. Но мне никто не ответил. Тогда было очень много войск в лесу - искали вас. Нашли ваши парашюты.
- Помнишь, еще Павел Андреевич сказал по этому поводу: "Провокатор!" - напомнил я Генке.
- А как же, помню.
- Мы слышали, как вы звали нас, но не ответили, решили, что это провокация.
- О дорогие товарищи, как это все печально: все могло быть по-иному, если бы мы тогда встретились. Почему вас только двое? По слухам, должно быть человек пятьдесят. Не слышно, чтобы так много погибло.
- Смотри ты,- удивился Генка,- фрицы правильно подсчитали. Всех нас из трех групп почти столько и было.
- Что он говорит? - поинтересовался Шиллят.
- Он говорит, что в Восточной Пруссии есть парашютисты кроме нас,- и они действуют.
- Мы могли бы вам во многом помочь, во многом,- повторил нам "партайгеноссе".
- Еще и теперь не поздно,- осторожно заметил я.
- О да, вы верно говорите. Мы обо всем договоримся.- Шиллят снял из-за плечей ранец с кожаными лямками, вынул аккуратно сделанные бутерброды с ветчиной. Аппетитный запах защекотал ноздри.
- Угощайтесь, моя жена приготовила. Вы очень худы. Приходится голодать?
- Это вам в сумерках так показалось.
- Нет, нет, я вижу. Вам нелегко. Я сам шесть лет отсидел в тюрьме, знаю,что такое голод. Нацисты требовали, чтобы я отдал знамя окружной парторганизации. Но не на того нарвались. Я его надежно спрятал - оно и сегодня там. Сохранил я и свой партбилет.
Мы внимательно слушали, присев за штабелем.
- Вы ешьте, ешьте, берите кофе - запивайте.- Есть в нашей деревне еще один коммунист. Мой друг. Зовут его Эрнст Райчук. Я вас обязательно познакомлю с ним - на всякий случай. У него большая семья - пятеро дочерей. Вам надо с ним обязательно встретиться. Если что случится со мной, будет он. Человек он надежный. Тоже, как и я, отсидел шесть лет. Теперь мы оба являемся на регистрацию - раз в неделю.
- А у вас большая семья?
- Один Отто, сын. И жена есть. Вы знаете, почему меня освободили из концлагеря? Хотят задобрить. Им нужен мой сын - Отто. Нацистам нужно пушечное мясо. Ему скоро восемнадцать, высокий, стройный парень. Его призывают не в фольксштурм, а в войска СС, в гитлеровскую гвардию. Со дня на день могут забрать.
Мне сначала показалась подозрительной такая откровенность. Но я понял, что он нуждается в том, чтобы поделиться своими мыслями, поговорить начистоту, без боязни. Так поступили и те три женщины, что пекли нам хлеб. Ему же, коммунисту, было очень радостно встретиться с людьми одних взглядов, одной цели.
- Нам нужно договориться о конспирации. Вы знаете, что случится со мной и моей семьей, если о наших связях узнают в гестапо?
- Догадываемся.
Шиллят поднес ладонь к губам и дунул на нее. После этого он произнес всего только одно леденящее душу слово:
- Пепел...
- Будем надеяться на лучший исход. Зачем так мрачно...
- Мне уже ничего не страшно. Я прожил шестьдесят пять. Мне только очень жаль Отто. Он у меня один сын, сын коммуниста, а должен служить нацистам. Мы с женой ничего не можем придумать.
- Теперь будем думать вместе.
- Я не вижу выхода. Скоро ваши начнут наступать?
- Не отвечу. Вы, как житель Восточной Пруссии, очевидно, хорошо знаете ее, расскажите нам об оборонительных сооружениях и...
Шиллят не дал мне договорить. Он доверительно взял меня за руку:
- Так, я все понял, что вам нужно. Еще при кайзере я служил на флоте. Приходилось бывать на всем побережье Балтики, в крепостях Кенигсберг, Пиллау... Но отложим беседу на эту тему до следующей встречи. Я все обдумаю. У меня есть надежные люди, которые могут помочь вам в этом больше, чем я. Им известно многое из того, что сооружалось здесь при нацистах. Извините, но хочу поторопиться. Жена и Отто знают, куда я пошел, и будут очень ждать, волноваться. Сейчас давайте подумаем о вас. Как вы живете здесь, где устраиваетесь с ночлегом?
- Да уж как придется - нам не выбирать.
- Извините меня за неделикатность. Я - лесной мастер и лес знаю хорошо. Должен дать вам совет - это в интересах вашей безопасности.
Август Шиллят назвал нам несколько кварталов, в которых лучше не располагаться, потому что егери с начальством, преимущественно военными чинами, часто выезжают туда на охоту. Он рекомендовал лучше всего поселиться в квартале № 252. Там молодой лес, низкие густые елочки. Этот квартал никто не посещает.
- Я думал пригласить вас к себе. Но пока нельзя. В моем доме расквартированы два солдата. Один работает на пеленгаторе - он и рассказывал о русских парашютистах, о том, как их ловят. Этот - опасный нацист. С ним нельзя подружить, как нельзя причесать змею. А второй работает в полевой почте - просто балда, но и его следует опасаться.
Шиллят рассказал, где находится его дом и дом Райчука, их приметы, как туда пройти, если очень понадобится.
- Вам не опасно ночью возвращаться домой?
- Я хорошо знаю местность. Обойду всех патрулей. Наконец, я же немец. Был по хозяйским делам. Но если ничто не поможет - так вот! - Шиллят достал из кармана своего короткого пальто тяжелый парабеллум. Он начал прощаться.
- Привет жене и Отто. Поблагодарите жену за заботу о нас.
- Спасибо, сердечное спасибо,- радостно воскликнул Шиллят. Приду завтра сюда в это же время.- Он растворился в темноте.
- Вот тебе и "партайгеноссе". Встретиться бы нам с ним деньков сто раньше,- размышлял Генка.- Мы бы здесь не так развернулись,- он в основном понял суть нашей беседы с Шиллятом.
- Нам, Гена, грешно обижаться. Мы немало передали ценных сведений "Центру". Наши ребята и сейчас, очевидно, передают. А если Шиллят поможет нам, будет еще не поздно, даже если мы здесь встретим свою армию. Впереди, до Кенигсберга - много укреплений. Немцы без боя их не сдадут. Их нужно громить. А это легче, когда знаешь, где эти укрепления и какие они, кто их защищает, каким оружием. Мы должны узнать об этом как можно больше.
- Эх, девушек бы теперь сюда, Аню да Зину...- вздохнул Генка.- Может, наш "геноссе" узнает что-либо от своего квартиранта-пеленгаторщика, работают ли где-либо вблизи подпольные радиостанции. Хотя что узнаешь: может, джековцы работают, а может, из группы Максимова или прибалтийцы,- сам же ответил на свой вопрос Генка.
Весь следующий день мы приводили в порядок наши разведданные: наносили на карту то, что удалось обнаружить за рекой Дайме. Перечитали все, что написали Иван и Алексей. Некоторые населенные пункты приходилось долго искать на карте, потому что названы они были неточно. Так, например, в своей интерпретации даже Кенигсберг Иван и Алексей называли "Кинизберг". Это было еще ясно, но встречались и совсем непонятные названия.
Все же, нужно отдать должное, они передали ряд ценных сведений. Они написали нам о том, что видели сами, где участвовали в ремонте сооружений, о чем слышали от своих товарищей по неволе.
- Как бы нам забросить удочку на этот хутор Шмаленберг? - вслух рассуждал я.- Что там за "шпионская школа", о которой говорил Алексей? Может, фашисты резидентов там готовят для засылки в наш тыл на длительное оседание?
- "Языка" давай возьмем, и все станет ясно,- как что-то очень простое предложил Генка.
Оно верно, иной раз "языки" попадали нам в руки здесь очень легко. Немецкие солдаты, хотя и были вооружены, но все же вели себя на своей территории беспечно, без особой предосторожности. Попадались нам и случайные "языки". Сложнее выследить и взять.
- Верно говоришь - возьмем одну сволочь и допросим.
Генка не ожидал от меня такой полной поддержки его рискованной мысли. Он посмотрел на меня испытующим взглядом, серьезно ли я говорю.
- Маловато нас.
- Возьмем в помощь Ивана, Алексея. Дадим им по автомату. Смотришь - нас уже четверо, сила.
- Да, так надо сделать. Только гитлеровцы могут с остальными пленными расправиться. Нужно что-то придумать. Может, разыграть захват?
- Посоветуемся с ними.
Вечером мы отправились на встречу с "партайгеноссе". Он пришел точно в назначенное время. "Немецкая пунктуальность",- подумалось мне. Но в данном случае все соответствовало правилам разведки: приходить на встречу точно в срок - ни раньше, ни позже, не маячить, не болтаться.
- Привет вам от моего друга Эрнста, от Отто и "муттер" (так он называл свою жену).- Мы обменялись крепкими рукопожатиями. Искренность этого человека окончательно убедила в его хороших намерениях помочь нам. Он принес в термосе гороховый суп, бутерброды, кофе.
- А здесь,- приложив руку к груди, таинственно и торжественно произнес "партайгеноссе",- карта Восточной Пруссии. Я вам ее оставлю, только следует ее развернуть, чтобы я мог разъяснить вам наши условные знаки, что мы нанесли.
- Пойдем в нашу землянку,- предложил я и тут же спохватился: правильно ли я поступаю, что раскрываю место нашего убежища?
- Нет, не нужно - никто не должен знать, где вы находитесь. Мало ли что случится - не хочу, чтобы на меня пало подозрение.
- Считайте, что это наша запасная землянка,- разведчики так просто не раскрываются,- сказав так, я подумал, что ни Иван, ни Алексей, ни Шиллят, наверное, не знают, что мы остались здесь с Генкой только вдвоем, ничего не знаем о наших остальных товарищах, хотя все еще ждем их каждый день. Догадываются ли они, в каком положении мы теперь очутились? Разведчики так просто не раскрываются - не будем и мы. Будем делать вид, что у нас все в порядке. Чем больше будут верить в наши возможности, тем больше будут помогать нам. Многие немцы теперь стали совсем не теми, кем были в 1941 году, в начале их блицкрига. Предчувствуя крах гитлеризма, боясь расплаты, многие разочаровались в авантюристической политике своего фюрера, ищут случая установить связи с советскими людьми. Что же касается честных немцев, то теперь они всеми силами постараются активизировать свою деятельность, чтобы быстрее покончить с нацизмом, который принес смерть и разрушение народам Европы, навлек позор на Германию.
Я подумал, что нам при встречах с немцами, при допросе "языков" нужно говорить им, что сведения, которые они могут передать нашей армии, будут содействовать быстрейшему окончанию войны, помогут сохранить жизнь многим немцам, что Советский Союз никогда не ставил своей целью подчинение других народов. Что греха таить, до настоящего времени мы не очень церемонились с пленными, которых прихватывали здесь. Слишком большой счет следовало предъявить нам немцам - им никогда не оплатить его. Так думалось каждому солдату. Он шел в бой, чтобы отомстить за кровь, разрушение, унижение, которым подвергали нас гитлеровцы. Через все фронтовые испытания и невзгоды наш солдат шел и не мог не прийти в берлогу фашизма, чтобы покончить с ним навсегда, чтобы принести свет народам Европы.
- Да, нужно идти в землянку, здесь светить фонариком опасно,- прервал мои размышления Генка.- Он относился к Шилляту с полным доверием.
Когда мы протиснулись в наше "жилье", плотно закрыли вход и включили карманный фонарик, Шиллят достал из-за пазухи объемистый сверток. Развернуть его было нельзя - мало места, тесно.
- Я вылезу, покараулю,- сказал Генка,- все свободнее вам будет.
- Где вы взяли такую карту? - не скрыл я своего удивления. И было чему удивляться г это была карта, изданная гитлеровским генеральным штабом с грифом: "Совершенно секретно. Для служебного пользования".
- Здесь весь фатерлянд,- улыбнулся Шиллят.- Мне это передал один майор. Он - мой сосед, наши дома стоят рядом. Его тяжело ранили в Курляндии, вывезли из окружения в Кенигсберг. Лечили, но он, видимо, в безнадежном состоянии - парализованы ноги: ранен в спину. Он отпросился домой - и его отпустили: вертмахту такие больные не нужны. Майор понимает все это. Теперь он вовсю клянет нацистов и фюрера. Не думайте, что он потерял рассудок. Нет, ему все надоело. Война проиграна. Он хочет, чтобы она быстрее кончилась.
- Может ли он сообщить нам данные об окруженной курляндской группировке войск?
- Думаю, что сделает и это: сказал "а", скажет и "б". Хотя кто его знает? До полной откровенности у нас еще не дошло. Я сказал, что хочу подарить эту карту Отто,- ведь он идет защищать фатерлянд.
Теперь я раскрыл свою карту - она более подробная. На ней обозначен каждый дом, каждая канавка. На нее решил нанести все то, что сообщит "партайгеноссе".
- Где тут деревня Миншенвальде? Покажите мне, а то я не умею читать по-русски.
- Вот она - ваша Миншенвальде,- показываю.
Шиллят легко отыскал на карте свой дом и хутор Райчука. А километров за десяток от Миншенвальде показал и деревню Нойвизе - там жила его тетка.
- Во всех этих трех домах вы найдете помощь и поддержку,- сказал он, - а если это будет необходимо, то и укрытие. В Нойвизе к тетке я пошлю Отто. Он съездит туда на велосипеде - парню нужно простить ся с ней перед уходом на службу в армию. Так что все логично,- улыбнулся он.
- Благодарю, геноссе.
Шиллят повел пальцем по карте на запад.
- Ага,- продолжал он.- Вот Кенигсберг, а вот и Пиллау - крупная военно-морская база.
Он подробно рассказал о плане порта-крепости, охарактеризовал другие морские гавани на Балтийском побережье Германии. Я записывал, отмечал на карте. Шиллят хорошо знал Кенигсберг. Он рассказал, что еще перед первой империалистической войной Кенигсберг стал крепостью первого класса, которая включала в себя два пояса обороны: внешний и внутренний. Для этих же целей были приспособлены городские кварталы и даже отдельные здания.
Внешний пояс обороны крепости, прозванный немцами "ночной рубашкой", имел протяженность около пятидесяти километров и включал в себя полутора десятков фортов.
По рассказам Шиллята, город опоясывали широкий и глубокий противотанковый ров, линии траншей, проволочных заграждений. Подступы к крепости были заминированы. Кроме того, было сооружено несколько сот дотов, кирпично-земляных убежищ.
- Я назову вам главные форты внутреннего пояса, - с готовностью согласился Шиллят.- Когда-то я знал их все наперечет.
Он называл их, повторялся, вспоминая, но, в конце концов, я записал свыше десятка наименований: "Штайн", "Король Фридрих III", "Король Фридрих-Вильгельм III", "Королева Луиза", "Бронзарт", "Гнайзенау", "Герцог Гольдштайн", "Дер Дона", "Король Фридрих", "Канитц", "Ойленбург", "Донхоф",
По описанию Шиллята, каждый из этих фортов представлял собою настоящую крепость, с мощными стенами, перед которыми устроены широкие рвы с водой. Форты снабжены тяжелой артиллерией. В каждом таком форту может разместиться несколько сот человек.
Рассказывал нам "партайгеноссе" еще и о каком-то Литовском вале - тоже с фортами, дотами. Данных о численности гарнизона Кенигсберга Шиллят привести не мог, но было ясно - силы там собраны большие.
- У меня в Берлине есть сестра,- сообщил "партайгеноссе".- Ее можно вызвать сюда и организовать встречу с вами. Она тоже может кое-что рассказать. Я мог бы сам съездить в Берлин, да не знаю, разрешит ли полиция - я ведь у них на особом учете,- горько улыбнулся он.
- Вернемся к этому вопросу позже,- ответил я, полагая, что не нужно зарываться - лучше медленнее, да вернее.
- Хорошо. Дня через три я приду вместе с Эрнстом или Отто. Не возражаете?
- Будем рады встретиться. Думаю, что нам нужно иметь почтовый ящик - тайник для нашей и вашей корреспонденции.
- Понимаю,- охотно согласился Шиллят.
Мы отыскали недалеко от землянки пенек, под которым договорились оставлять письма друг другу.
- Не забудьте о майоре,- напомнил я Шилляту на прощание.- Будьте осторожны. Встретимся же мы с вами, как и раньше, там, у штабеля дров.
- Не беспокойтесь - я прошел хорошую выучку. Помню - у штабеля дров.- Шиллят ушел.
- Генка, "геноссе" сообщил много интересного,- передал я коротко своему другу содержание нашей часовой беседы.
- Эх, была бы связь,- вздохнул он.
- А теперь пойдем проверим наши почтовые ящики.
Прежде всего направились к камню - там должны дать знать о себе джековцы. "Ящик" был пуст.
- Так скоро камень отполируем, ворочая руками,- заметил Генка.- Что бы могло с ними быть - почему они не приходят сюда?
Что я мог ему ответить. Не нашли ничего нового и в тайнике Ивана и Алексея.
На третий день мы выбрали удобное место для наблюдения за подходом к штабелю дров со стороны деревни Миншенвальде: осторожность никогда не мешает. Ждали весь день, поэтому хорошо замаскировались. Последние дни в лесу было тихо - нас никто не тревожил. Это наводило на мысль, что здесь вблизи нет ни одной подпольной радиостанции - ни нашей, ни из групп майора Максимова, ни прибалтийцев. Если бы они работали, их засекали бы пеленгаторы и проводились бы облавы, прочески леса.
Мы ждали двоих - нашего "партайгеноссе" с Отто или Райчуком. Но незадолго до условленного времени увидели троих мужчин. Когда они прошли мимо, мы прислушались, не идет ли еще кто-либо за ними, но было тихо. Шиллята мы узнали сразу. С ним рядом щед высокий парень, а сбоку, отставая, неуклюже ковылял пожилой третий мужчина. Таиться было нечего - мы правильно определили, что Шиллят привел на встречу сразу и Отто и Райчука. Мы догнали их.
- Это мой Отто,- взяв под руку высокого стройного парня, с гордостью сказал Шиллят.- Смотрите, какой вымахал. Никогда не думал, что в моей семье будет эсэсовец,- с горечью улыбнулся отец.
Мы пожали друг другу руки.
- А это мои партайгеноссе Эрнст,- представил нам Шиллят старого человека на длинных, вывернутых пятками наружу, ногах, с заостренным книзу лицом и глубоко посаженными живыми глазами.
- Райчук, Эрнст Райчук,- назвался он, здороваясь с нами.
- Вам от нашей "муттэр",- вытащил сверток из своего рюкзака Шиллят. - Здесь шерстяное одеяло и две пары теплых носков. Она очень беспокоится, как бы вы не простыли. Землю подмораживает. Она просила, чтобы я снял у вас мерки ног - хочет пошить вам суконные тапочки на войлочной подошве. В землянке в них будет тепло и мягко. Ноги отдохнут. А здесь - еда,- он протянул руку к рюкзаку, который был за спиной у Отто.- Снимай.
- За все - большое спасибо. А тапочки шить не стоит. Это здесь лишнее.
- Как это лишнее? Это даже очень необходимо,- заговорил Райчук. Моя жена тоже могла бы сшить для вас...
- Нам не до комфорта.
- Может, не откажетесь - я принес две пары белья. Вам оно будет впору,- указал ой на меня,- а юнге велико. Но мы сошьем для него поменьше - я передам в следующий раз.
Долго тянулась наша беседа. Между нами установилось полное доверие. Пошли слухи, что будут эвакуировать мирное население. Шиллят и Райчук заговорили о том, что хотят избежать эвакуации, чтобы здесь встретить Красную Армию. Они подумывали о том, чтобы подготовить в лесу тайник, запастись едой и спрятаться в нем с семьями, как только будет отдан приказ об эвакуации.
- А как твои дела, Отто? - обратился я к сыну Щиллята, который стоял в стороне и молча слушал нашу беседу.
- Со мной все решено: на днях забирают в маршевую роту,- вполголоса ответил он.- Если пошлют на фронт, то буду искать возможности перейти на сторону русских.
- Мы все так решили,- подтвердил Шиллят-старший.- Дорогой товарищ, не мог бы ты написать для Отто доверенное письмо к вашему командованию? Пусть обойдутся с ним, как с обычным пленным, а не как эсэсовцем. Я говорил вам, что его призывают в войска СС.
- Я рад сделать для вас что-либо хорошее. Давайте подойдем к землянке.
- Не нужно так срочно. Вы подготовьте. Мы обязательно придем с Отто проститься с вами, тогда и заберем.
- Коммунисты должны помогать друг другу,- в этом наша сила, в сплоченности.- Райчук протянул вперед руку и сжал ее в кулак.
Сколько хороших, волнующих чувств вызвала эта фраза, хотя она была совсем не новой, слышанной так много раз. Может оттого, что слова эти становились делом.
- Здесь кое-что о Курляндии - от майора,- протянул на прощание Шиллят небольшой, но плотный конверт, вдоль и поперек перетянутый резинкой.
Когда наши друзья ушли, мы отнесли их подарки в землянку.
Я сразу же раскрыл конверт. В нем были сведения о дивизии, в которой служил майор, но они были устаревшие, более чем месячной давности. Мы решили, что они потеряли уже свою ценность.
Подкрепившись, вновь направились к почтовым ящикам. Под камнем - пусто, лежит отсыревшая наша записка. А вот Иван и Алексей срочно просили о встрече. Видимо, и они решили, что здесь, на берегу ручья, в крапиве, нам уже не укрыться, поэтому сами назначили нам встречу у штабеля дров, там, где мы встречались с нашими немецкими друзьями. Благо было у нас приготовлено укромное местечко, из которого мы уже однажды наблюдали за подходом Шиллята с сыном и Райчука,- там мы и задневали.
Когда мы встретили Ивана и Алексея, они были взволнованы и озабочены.
- В лагере ходят слухи, что нас собираются вывезти отсюда в глубь Германии,- сообщил Алексей.- Все волнуются: неизвестно, что с нами сделают, может, бросят в душегубку.
- Что же думают делать ваши люди? - спрашиваю.
- У каждого свои планы: некоторые рассчитывают на побег в дороге. Но вот-вот ляжет снег - куда денешься? Здесь, в Пруссии, долго не продержишься, да еще без оружия. Линию фронта тоже нелегко перейти,- растягивая слова, говорил Иван.
- Оружие надо добывать. Вы же свое, наверно, бросили, сдали немцам? - упрекнул Генка.
- Мы были в окружении,- глухо ответил Алексей.- Да что теперь об этом говорить.
- Вас двоих мы можем взять в нашу группу,- сказал я.
- Правда? - с недоверием переспросил Иван.- Вот спасибо! А то мы сами хотели проситься, но сомневались, что это возможно,- разведчиков же подбирают там.- Он указал рукой на восток.- Проверенных людей, а не из пленных.
- Мы оправдаем доверие,- заметил Алексей.
- Останетесь сейчас или потом придете? - спросил Генка.
- Нет, теперь нельзя. Нужно предупредить своих товарищей, чтобы им не пришлось за нас расплачиваться головами. Да и вещевые мешки надо прихватить - там мы кое-что назапасили на всякий случай: сухари, сушеный картофель,- говорил Алексей.
- Когда вас ждать? - спросил я.
- Через два-три дня. Мы придем вечером. Где вас искать?
Я подумал, что, коль мы решили создавать новую группу, брать к себе Ивана и Алексея, то все равно их нужно вести в землянку. Поэтому я объяснил им, как пройти на южный угол того квартала, где мы обосновались с Генкой.
- Стукнете по стволу палкой три раза с равными интервалами - мы услышим.
- Тогда - лады,- произнес Алексей.
Вечером второго дня мы услышали, что к землянке кто-то подходит, и не один.
- Геноссен,- послышалось в тишине.
Мы узнали голос Шиллята.
- Узнаете, кто со мной пришел? Посмотрите вы только на него - опора рейха! - В голосе Шиллята чувствовался сарказм.
Перед нами стоял Отто. Он был одет в черный мундир с эмблемой СС в одной петлице и человечьего черепа в другой.
- А на кого теперь похож я? - Шиллят-старший подошел поближе. Я только теперь рассмотрел на нем нацистскую форму. Шиллят был очень взволнован. У него перехватило в горле.
- Мало им сына, так они забирают еще и меня. Теперь я, старый дурак, напялил форму. Я - фольксштурман. И это в шестьдесят пять лет. А в приказе же Гитлера сказано, что призываются мужчины только до 60 лет. Я им навоюю!
Что и говорить, необычная это была встреча. Теперь бы я сказал - кинематографическая. Действительно, попробуйте представить себе такую картинку. Где-то в Восточной Пруссии, там, где еще находилась ставка фюрера, встречаются четверо: высокий тонкий юноша, до лица которого еще не дотрагивалась бритва, эсэсовец; второй, состарившийся уже немец, одетый в нацистскую форму, и два советских разведчика, одному из которых всего пятнадцать лет. Разная у них военная форма, разная служба, но все единодушны в одном - с нацизмом должно быть покончено.
- Отто сделает так, как мы договорились. Он постарается как можно быстрее попасть в плен,- повторил "партайгеноссе".- А я? Что делать мне? Завтра нас обоих погонят. Его,- он ткнул в грудь Отто,- в свою часть, а меня с командой таких, как я стариков где-то к заливу Куришес Гаф. "Муттэр" не вынесет этого.
Он умолк. Молчали и мы.
- Связь наша с вами обрывается. Теперь вас будет навещать Райчук.
- Жаль, что он не знает нашего почтового ящика,- пожалел я.
- Он знает. И Отто знает,- я им показал, Иначе сейчас нельзя.
- Согласен, вы сделали то, что нужно.
На прощанье мы обнялись, расцеловались.
- Какое это было бы счастье - вместе с вами встретить здесь Красную Армию! - воскликнул Шиллят-старший. - Ваши должны быть здесь скоро. Это чувствуется по тому, как зашевелились нацисты.
Я вручил Отто письмо, которое он должен передать нашим, когда сдастся в плен.
- Будь осторожен. Оно может и помочь, но, если у тебя его обнаружат, может и навредить.
- Я спрячу его надежно,- ответил Отто.
С уходом этих дорогих немцев мы вновь почувствовали себя одиноко, сиротливо, вновь уплывает почва из-под наших ног. Но все это было только первое впечатление, наплыв чувств. Остался Райчук, были наши русские ребята Иван и Алексей. Мы ждали их.
- Завтра первое декабря,- нарушил молчание Генка.
Он больше ничего не добавил, но мы научились понимать друг друга с полуслова, до подробностей знали ход мыслей. Он напомнил число по двум причинам. Во-первых, скоро зима: холод и снег. Во-вторых, времени прошло достаточно, чтобы подготовить наступление фронтов на Восточную Пруссию, и мы день ото дня ждали своих.
Но пока этот день не наступил, надо было жить, работать. Взялись за сверток, оставленный нашими друзьями. Продукты, кофе, тапочки - пошила-таки "муттэр" без мерки, но примерно угадала размер. Видимо, Шиллят на глаз прикинул, каков размер нашей обуви.
- Особенность немецкого образа мышления,- покрутил я головой, рассматривая тапки.
- Интересно посмотреть, какова эта "муттэр" с виду? - не скрывая своего детского любопытства, высказался Генка. Его тоже тронул этот необычный подарок, отдающий материнской теплотой.
До полуночи ждали прихода Ивана и Алексея, а затем, забравшись в землянку, рискнули разуться, обуть тапки. Нам показалось, что они, эти тапки, имеют какую-то чудодейственную силу,- мы быстро согрелись под одеялом и шинелями и уснули.
Утром проснулись - вставать не хотелось.
- Потеплело здорово в нашей норе, - прошептал Генка.
Он приоткрыл выход и ахнул от удивления - выпал первый снег. Наша елочка, которой мы маскировали вход, стала похожей на маскарадную. Вся сияла она в белых звездочках-снежинках. И все же не радость, а лишнюю тревогу принес нам маскарадный подарок матушки-зимы. Теперь и по воду к ручью не сходишь - сразу выдадут следы, оставленные на снежной целине.
- Он скоро растает. Первый снег никогда долго не держится, - как утешение для нас обоих высказал я свое предположение.
В тот день у меня созревал новый план.
Я долго не говорил о нем Генке, обдумывая варианты, возможность его осуществления. Он целиком зависел от того, придут к нам Иван Громов и Алексей Лозовой или не придут.

НЕ С КАЖДЫМ ХОДИТЬ В РАЗВЕДКУ

Что греха таить, где-то под сердцем всегда жила тревога, что мы оба можем погибнуть, не дождавшись своих. И сведения, собранные с такими трудностями, пропадут зря. А в том, что они могли принести пользу нашему командованию, мы не сомневались. Сложилась такая ситуация, что добывать разведданные нам стало проще, чем передать их по назначению. Вот я и подумал : если к нам присоединятся военнопленные Иван Громов и Алексей Лозовой, одного из них пошлю с Генкой за линию фронта, отправлю с ними собранный материал, а также письмо, чтобы были приняты меры к установлению связи. Как-никак, а мы закрепились с Генкой в очень важном районе. Мы сидели на магистрали Берлин - Бромберг - Кенигсберг - Тильзит. У нас появилась в Восточной Пруссии та точка опоры, о которой мечтал каждый разведчик из нашей, да и не только из нашей группы: мы завязали связи с местным населением, встретились с надежными немецкими друзьями.
За фронт следовало послать карту, переданную немецким майором, блокноты и другие записи. Конечно, копии всех этих материалов следовало оставить у себя. Шансы на успех моего плана были не очень велики - перейти линию фронта в момент ее длительной стабилизации не так просто, но в случае удачи выигрыш был несомненный. Прежде чем отправить Генку с одним из наших новых знакомых, нам следовало побывать еще раз на Земландском полуострове: мы должны были посмотреть своими глазами, что там делается.
Наконец, я поделился своими мыслями с Генкой. Тишина неприятным рубежом легла между нами.
- Пойдешь? - наконец нарушил я этот рубеж.
- Если прикажешь. Добровольно не пойду,- отрезал Генка. В голосе его чувствовалась обида.- Если идти, то вдвоем с тобой - и как можно быстрее.
Я ему ответил, что неразумно прерывать ведение разведки и нарушать те связи с немцами, которые так благополучно установились.
К вечеру первый снег сошел. Кое-где только белели небольшие пятна. Установилась, как говорят охотники, пестрая тропа. Все же, обходя эти белые островки, можно было двигаться по лесу, не оставляя четкого следа. Прежде всего мы проверили почтовые ящики. Теперь в одном участке располагалось их уже три, если не считать тот, что оставался за каналом Тимбер. Все они оказались пустыми. Почему молчат Громов и Лозовой?
- Может, их уже вывезли? - высказал предположение Генка.
- Могло быть и так. Подождем,- стараясь не терять надежды, ответил я.
Иван и Алексей появились днем позже несколько неожиданно. Было еще светло. Мы с Генкой на всякий случай готовили копии добытых сведений, когда услышали шаги над нашей землянкой, а затем удары палкой по стволу дерева, но не приглушенные, как мы уславливались, а изо всей силы, так, что эхо покатилось по лесу. Мы выглянули из своей землянки - Иван и Алексей стоят на открытом месте без всякой осторожности. Воспользовавшись моментом, когда они стояли к нам спиной, мы незаметно вылезли и окликнули их. Хлопцы вздрогнули от неожиданности.
- Тьфу, черт, испугался,-махнул рукой Иван.- Все равно как из-под земли выскочили.
- Так и есть, из-под земли! Хвоста за собой не притянули!
- Да нет, не должны.
- Значит, остаетесь с нами?
- Конечно! - в один голос ответили они.
Нам хотелось торжественно оформить возвращение из плена Ивана Громова и Алексея Лозового. Я обратился к ним примерно с такими словами:
- Вы принимали присягу верно служить Родине. Никто не снимал с вас этой священной обязанности. После позорного плена вы вновь вступили в ряды Красной Армии. Будете продолжать нелегкую и почетную службу в разведгруппе.
Иван Громов слушал меня внимательно, а Алексей, переминаясь с ноги на ногу, теребил пальцами затылок, словно хитроумный мужичок на рынке приценивался к товару, за который запросили слишком высокую цену.
У меня тут же созрела мысль вооружить Алексея своим автоматом, дать ему одну гранату. Сам я решил остаться на сутки с пистолетом. Следующей ночью мы сможем забрать запасные автоматы с боеприпасами, которые захоронены у "Трех кайзеровских дубов".
Я снял автомат, протянул его Генке:
- Вручи оружие Алексею.
- Поздравляю тебя с возвращением в ряды Красной Армии,- пожимая руку, сказал Генка.
- Молодец, хорошо ты говоришь,- похвалил его Алексей, принимая автомат.
- Нужно ответить: служу Советскому Союзу! - поправил его Генка.
Иван Громов, которого мы тут же вооружили Генкиным пистолетом, отнесся ко всему более серьезно. Одним словом, торжественности не получилось.
Всю ночь расширяли землянку, укрепляли стены и потолок древесными чурками, взятыми из штабеля. Утром разместились в ней вчетвером.
- Ребята в лагере не пострадают из-за вашего побега? - спросил я.
- Не должны. Охрану всю заменили. Группу нашу распустили: лес больше не валят. Мастера Шиллата призвали в армию, а Райчук заболел. Немцев словно подменили - помягче стали, поговаривают, что даже новый приказ появился относительно перемены отношений к пленным,- пояснял Алексей.
Алексей весь день не умолкал. Рассказывал о своей рыбацкой жизни в Таганроге, на Петрушиной косе. Говорил о своих братьях, тоже рыбаках, о своей матери, о том, как она вкусно могла готовить блюда из рыбы.
- Хватит тебе,- прервал его Иван.- И так слюнки текут, а ты лезешь в душу со своей рыбкой жареной, вяленой. Только аппетит разжигаешь.
О посылке за линию фронта кого-либо из новых членов нашей группы я им еще не говорил. Решил сначала попытаться захватить "языка" на хуторе Шмаленберг, где, по словам Алексея, размещалась какая-то шпионская школа. Во время похода на хутор Шмаленберг можно было проверить и боевые качества Ивана и Алексея.
Дня через два решили перенести в землянку радиостанцию, забрать автоматы, боеприпасы.
- А почему вы только вдвоем? - спросил Алексей.
- Люди ушли выполнять задание,- уклончиво ответил я.
- За радиостанцией сходите втроем,- распорядился я.- Старшим назначаю Юшкевича. Заберите из этого тайника все. Попутно проверите почтовый ящик
До "Трех кайзеровских дубов" было недалеко, менее пяти километров. Я полагал, что трех часов на весь поход и возвращение им будет достаточно, провел их до первой просеки, а сам вернулся к землянке: в любой момент мог подойти Райчук.
Прошло более трех часов, но ребят не было. Я начал беспокоиться - не случилось ли чего-либо в пути. Тем более что в той стороне, куда они пошли, слышались отдаленные выстрелы, хотя на выстрелы мы привыкли не очень-то обращать внимания - так часто в любое время дня и ночи они слышались со всех сторон.
Вернулись Генка с Алексеем только к утру. Они ничего не принесли. Не было с ними и Ивана Громова.
- Где же Иван? Куда он девался! - спросил я.
- Не знаем,- первым развел руками Алексей.- Жив ли он?
Генка рассказал, что они осторожно шли по знакомой просеке, по кбторой мь! уже неоднократно ходили. Неожиданно напоролись на шлагбаум. Справа от него, за кюветом, увидели полосатую будку. Часовой крикнул: хальт! хальт! Сразу же раздался винтовочный выстрел, за ним - второй. Генка и Алексей бросились влево, а Иван - вправо. Генка залег и дал очередь по часовому. Пару раз окликнули Ивана и спешно отошли. Что случилось с Иваном Громовым, узнать не удалось. Когда Генка кончил рассказывать, Алексей заметил:
- Так и погибнуть можно...
Эта реплика резанула мне слух.
- А как ты думал,- со злостью ответил ему Генка.- На войне такое случается.
Я не придал замечанию Алексея особого значения: он был расстроен исчезновением друга.
Не пришел Иван Громов ни следующим днем, ни ночью. Я написал записку Райчуку с просьбой; может он что-либо узнает о судьбе нашего Ивана Громова - бывшего военнопленного. Отнести корреспонденцию и проверить почтовые ящики послал одного Генку.
Оставшись с Алексеем, обсуждал детально план захвата "языка" на хуторе Шмаленберг. Мне не очень нравилось, что Алексей хвастался своей силой и уверял, что один мог бы скрутить любого немца. Силой его действительно бог не обидел, но я понимал, насколько трудно взять "языка", даже если он значительно слабее тебя - спасаясь, человек проявляет страшное упорство. Что ж, посмотрим, как будет на деле?
Я спросил у него, есть ли в лагере еще надежные люди, которых можно было бы взять в группу.
- Есть в лагере такой - фамилия Телегин. Будто ничего, парень свой.
Пришел Генка - новостей никаких не принес.
Следующей ночью другим путем отправились к "Трем кайзеровским дубам" - перед походом за "языком" на хутор Шмаленберг следовало вооружиться. Я же остался без автомата.
Когда мы возвращались к землянке, прихватив автоматы и радиостанцию, я спросил осторожно Алексея:
- Если Ивана захватили, он нас не выдаст?
- Нет, мы с ним договорились: в случае чего - были в бегах.
- А оружие, пистолет Генкин?
- Нашли в лесу во время работы.
Мы выбрали пасмурный тихий вечер и направились к хутору Шмаленберг. Неслышно зашли через открытую калитку во двор. Вдоль забора стояло много грузовых крытых автомашин. Мы спрятались за крайнюю, чтобы осмотреться. Звякая коваными сапогами по каменной мостовой, взад-вперед ходил часовой. В доме было шумно - нескладные мужские голоса горланили песни, каждый свою, поэтому нельзя было разобрать слов и на каком языке пели. Ставни были закрыты - свет пробивался только через щели. Возможно, там шла попойка. Часовой приближался к нам. Наступал удобный момент схватить его, как только он поравняется с нами, и вытащить через калитку в поле. А там до леса - рукой подать. Я положил руку на плечо присевшего рядом со мной Алексея, дав знак приготовиться. В этот момент он как-то неуклюже повернулся и звякнул автоматом о машину. Мгновенно прозвучали выстрелы, но это стрелял не тот часовой, который подходил к нам. Едва он клацнул затвором, как мы оба с Генкой рубанули по нему из автоматов, и он шлепнулся на землю. Мы бросились к калитке, а Алексей вдоль машин побежал к забору.
Мы быстро оказались в условленном месте сбора возле леса. Над хутором одна за другой в небо взвивались осветительные ракеты. Раздавались крики. Алексея не было.
- Я же хорошо видел, как он перемахнул через забор,- утверждал Генка.- В это время никто не стрелял.
Да и я мельком видел, как Алексей скрылся за забором, и даже полагал, что он доберется до места встречи с нами раньше, чем мы.
Но я молчал, полагая, что он второпях свернул не в ту сторону, что вскоре подойдет сюда - места эти он знал лучше нас. Долго ждать нам нельзя было. Хотя ночь была темной - не слишком удобной для погони, но все же, увидев мертвого часового и гильзы от наших автоматов, будущие шпионы могут попытаться окружить ближайшие кварталы - машины у них под рукой. В конце концов Алексей придет к землянке. Мы пошли подальше, опасаясь, что может быть проческа леса.
Алексей не явился и к землянке. Таяла с каждой минутой надежда, что нам удастся создать новую группу из военнопленных, а вместе с этим и выполнить другие планы. Не зря бытует пословица: не с каждым ходить в разведку.
- Люди такие нам попались,- рассуждал Генка.- Что стало с Иваном - неизвестно, а Алексей просто струсил.
На душе было неспокойно, тяжело. Мысли, одна чернее другой, не выходили из головы. Нужно было что-то предпринять на случай, если Алексей или Иван, спасая свою шкуру, попытаются выдать нас. Мы не думали, что они пришли к нам с плохим намерением. Просто нелегкая ноша разведчика оказалась им не по плечу. Теперь я смотрел на Генку и еще более ценил его и где-то в глубине души гордился им. Подросток оказался куда крепче и надежнее Громова и такого здоровяка, каким выглядел Алексей. Если они попали в руки гитлеровцев, то где гарантия, что из них не вышибут признания. Нужно было оставлять насиженное место, искать новое убежище. Но пора была уже не та.
- Когда мы возвращались после того как пропал Громов,- стал припоминать Генка,- Алексей сказал мне: "Если Ивана не убили, то он может спрятать оружие и вернуться в лагерь - скажет, что хотел сбежать, но одумался. Ему за это ничего не будет. Разве что в карцер посадят на несколько суток".
- Чего же ты, Генка, раньше мне об этом не сказал?
- Да так. Не придал его словам особого значения.
Мы решили воспользоваться советом "партайгеноссе" и переселиться в квартал № 252.
Вновь на пути лежал канал Тимбер. И на этот раз пришлось раздеваться и лезть в ледяную воду. Я и теперь диву даюсь, как мы выдерживали. И даже ни разу не простудились: или это невзгоды так закалили нас, или необычное нервное напряжение спасало от болезней.
На рассвете выпал туман, подморозило. Это было лучше в том смысле, что собакам труднее будет взять след, если нас попытаются искать. Но идти было скользко, ледяная корка хрустела под ногами, шаги были слышны далеко.
Уже рассвело, когда мы перешли шоссе и достигли квартала № 252. Высокий трехъярусный хвойный лес обещал хорошее укрытие. Постояли, осмотрелись.
- "После всех мероприятий",- вспомнил Генка любимое выражение Ивана Целикова,- мы с тобой оказались у разбитого корыта.
Мы отыскали яму, заросшую по краям ельником, залегли в ней. Хотя мы захватили с собой все, что у нас было в землянке, в том числе и одеяло, что передала нам "муттэр", но мы не рискнули распаковываться, даже вещевых мешков не снимали с себя - немцы могли нагрянуть в любую минуту. Передневали, дрожа от холода.
Теперь оставленная землянка казалась нам таким обжитым, уютным уголком, о котором мы могли только мечтать. Возвращаться в нее мы не рискнули, да и неприятный осадок остался от недавней попытки сколотить группу. В то же время, будто бы и не было веских оснований обвинять Громова и Лозового - оба, по существу, пропали без вести во время стычек с врагом. Нам ведь неизвестно, что с ними случилось...
Двое суток мы строили себе землянку в двухметровом обрыве. Потолок укрепили нетолстыми кругляками, которых, чтобы не вызвать подозрения, наносили из соседнего квартала, хотя рядом лежали целые штабеля. Как и в первой землянке, вход замаскировали мохнатыми елочками, которые не срезали у корня, а пересадили, чтобы они не сохли и не осыпались. На ночь вход изнутри занавешивали плащ-палаткой. Теперь мы вновь остались одни, оторванные от внешнего мира. Как только более или менее привели в порядок землянку, стали включать радиоприемник. Настраивали его на разные волны. Слушали Москву, Берлин, Лондон... На нашем направлении на фронте было затишье: бои местного значения. Об этом говорили наши сводки, сообщения союзников, вражеские радиостанции. И все-таки мы твердо знали, что наступление вот-вот начнется, что это затишье перед бурей. Немецкие радиостанции на все лады кричали о невиданном боевом духе соотечественников, призывали их несокрушимо стоять на защите границ третьего рейха.
Договорились с Генкой проверить тайники. Прежде всего решили добраться до почтового ящика № 2. До него далеко - километров двадцать. Пошли окружным путем, искали место, где канал Тимбер начинается, вернее, является продолжением небольшой речушки. Это в открытом поле. Ночи стояли длинные и темные - шли смело, засад на полях не ожидали. Две ночи потратили на посещение всех почтовых ящиков и тайников. Решились заглянуть даже под кочку, где оставляли свои записки и бутерброды Громов и Лозовой. Везде было пусто. Оставили Райчуку сообщение о нашей новой стоянке: он мог бы ее найти, потому что, как и Шиллят, был лесным мастером, все окрестные леса знал хорошо.
Вернулись в свою землянку. Слушали радио, обрабатывали разведданные. Из продуктов у нас были только сухари. Но и они были на исходе, потому наш паек был, наверное, скуднее тюремного. Не было вблизи воды. Землю сковало. Снег мог лечь изо дня на день. И уже надолго - до весны. Лучшее время для перехода линии фронта, если бы мы на это решились, было потеряно. К тому же мы должны встретить свою армию в том районе, где вели разведку.
Главную трудность для нас теперь представляла добыча продуктов. Те средства, которыми мы пользовались летом, чтобы замести следы, зимой не годились. Радио слушать не хотелось: весь эфир заполонила Германия. Гитлеровцы на весь мир трубили о разгроме войск союзников в Арденах, приводили внушительные цифры пленных солдат и захваченной техники армии Эйзенхауэра.
- Дают фрицы прикурить нашим союзничкам,- криво улыбнулся Генка.
"Не падает духом парень",- подумал я с благодарностью, подтрунивает над американцами и англичанами, которые со свежими силами не могли устоять против натиска гитлеровцев, хотя главные силы их находились на Востоке, противостояли Красной Армии.
- Эх, Генка, был бы ты уже где-то киномехаником, крутил бы фильмы в сельских клубах... Колхозницы кормили бы тебя картошкой с капустой квашеной и спать на теплую печь положили,- говорю ему.
- Да ну тебя, хватит,- зло огрызнулся он.
Досидеться до последнего сухаря в землянке - мы такое допустить не могли. По одному сухарю спрятали в карманы - НЗ. А те, что остались, съели до последней крошки и вылезли из землянки.
- Хорошо бы идти во время вьюги,- мечтал Генка.
- Как-нибудь приладимся.
Вокруг лежал ровный, чистый, гладкий, как простыня, но не глубокий снежок.

СВОИ

-- Слышишь? - дернул меня за рукав Генка.
Кто-то ходил недалеко от нас, время от времени постукивая палкой по деревьям. Мы спрятались, стали наблюдать - кто бы это мог быть? Постукивание то удалялось, то приближалось. Кто-то проходил невдалеке, временами даже слышен был скрип снега под ногами. "Геноссен!" - донесся негромкий голос.
Мы переглянулись, не веря своим ушам. Бросились навстречу Шилляту. От радости сплелись в один клубок и покатились по снегу.
- Я был под Гильге, это на заливе,- начал рассказывать "партайгеноссе", когда радость наша немного улеглась.- Мы там прорубали полыньи во льду вдоль берега, чтобы русские по нему не могли зайти в тыл немецким войскам. Ничего не скажешь, глупое занятие. Но нацисты не могли оставить нас без дела. Короче говоря, я сбежал оттуда. Вся наша команда, сговорившись, разбежалась. Словом - дезертиры. Нас, может, будут искать, а может, и нет - теперь уже стало много неразберихи.- А как вы здесь?
- Да вот снег - куда ни пойдешь, всюду след за собой оставишь.
- Понимаю, дорогие товарищи. Я все время думал о вас. Теперь, когда наступила зима, вам тут нельзя оставаться. Пойдем ко мне. Моя "муттэр" сама первой предложила это. Мы подготовили для вас укрытие в сарае на чердаке.
- Это очень рискованно,- не скрывая радости и боясь, как бы "партайгеноссе" не передумал, осторожно заметил я.
- Войной рискованно все, что ни делаешь, даже если ничего не делаешь,- спокойно ответил Шиллят.- Нашли вашу записку, которую вы оставили Райчуку. Был у него: он долго болел, теперь поправляется. Советовались. Он одобряет ваше переселение. Договорились, что он пойдет в лес и долго не будет возвращаться. Вот я и забрел сюда в поисках соседа - мало что может с больным человеком случиться.- Он хитро улыбнулся.
- Благодарим. Мы этого никогда не забудем.
- Собирайтесь, и пошли. Пойдем дорогой - на ней много следов. Я буду идти впереди: если что, дам сигнал - три раза кашляну.
Генка подал из землянки одеяло, радиостанцию.
- Что это за сумка? - поинтересовался "партайгеноссе".
- Радиопередатчик.
- Ого! Но из дома передавать нельзя - сразу запеленгуют! - заволновался он.
- К сожалению, мы передавать не можем.
Шли по укатанной машинами дороге, а затем по тропе, через поле. Подошли к хутору. Кстати, вся деревня состояла из хуторов, окруженных полями. Возле стожка сена Шиллят дал сигнал остановиться, а сам пошел в обход к дому.
- Хальт! - послышалось с той стороны, куда пошел хозяин.
- Хальт шнауцен! - Донесся в ответ голос Шиллята. По-русски означало это так: "Заткни свое свиное рыло!"
- Это ты, Шиллят? - вновь спросил первый голос.
- Да. Я.
Было слышно, как открылись и закрылись двери. К нам подошел хозяин. Он махнул рукой - за мной. Вошли в сарай, и он закрыл ворота. В темноте, держась за него, подошли к лестнице.
- Залезайте, там наверху солома. Сидите тихо. В доме два солдата. Один из них только что выходил во двор.
Дом и сарай были под одной крышей. Стараясь не шелестеть, мы залезли на пахучую мягкую солому. Не успели снять с себя вещевые мешки, как вернулся "партайгеноссе".
- Это вам "муттэр" прислала,- как всегда в таких случаях, сказал он одну и ту же фразу.- Кушайте. Солдаты уже легли спать. Пойду и я. Спокойной ночи.
Утром вместе с завтраком хозяин принес нам и свежие газеты. Под реляциями о победных контрударах в Арденах были помещены фотографии, на них - длинные колонны пленных американцев.
- Дают прикурить американцам,- повторил я Шилляту слова Генки, показывая на фотографии.
- Агония...- одним словом ответил Шиллят.
Обед принесла сама "муттэр". Мы не сдержали благодарных чувств к ней - поцеловали ее натруженную шершавую руку. На глазах женщины показались слезы. Она горевала, вспоминая Огто.
- Мой милый сын, мой милый сын,- повторяла она.- Как вы думаете, ваше письмо ему поможет, если он перейдет к русским? Они оставят его живым?
- Да что вы! Выбросьте эти мысли из головы - никто его не тронет, если он попадет в плен.
- Наши газеты пишут, что русские вырезали всех немцев в городе Неменсдорф.
- Это выдумка вашего Эриха Коха и его подопечных,- уверяли мы "муттэр".- Не нужно верить фашистской пропаганде. Наказаны будут только преступники.
- И я так думаю - не все же немцы хотели войны,- немного успокоилась "муттэр".- Что им остается делать: они хотят переложить грехи на весь немецкий народ.
- У нас нет цели уничтожить Германию. Об этом сказано всему миру.
- Солдаты приходят только вечером, так что чувствуйте себя спокойно,- сказала нам на прощание "муттэр".
К вечеру Шиллят принес в кошелке две пары белья и шерстяные носки.
- Переоденьтесь, А все свое положите сюда: нужно прокипятить и выстирать - уничтожить паразитов. Не стесняйтесь. Завтра приду с ножницами и машинкой - подстригу вас. Обросли, как медведи,- сочувственно улыбнулся он.
- Мы сами подстрижем друг друга,- ответил Генка.- Нам бы только инструмент.
- Хорошо. А сейчас идите за мной.
Шиллят провел нас по соломе под крышей сарая и открыл небольшую дверь в дощатой перегородке, которая отделяла чердак дома от сарая. "Партайгеноссе" подвел нас к слуховому окну, через которое свободно мог пролезть человек, и указал на прикрепленную накрепко к балке толстую длинную веревку.
- В случае чего - можно воспользоваться этим выходом,- пояснил Шиллят.- Сразу можно шмыгнуть за погреб, а там - и в лес.
Из этого окна видны другие хутора. Часть их расположена близко друг от друга. Среди них Шиллят указал на дом Райчука. Он также под одной крышей с сараем. Вправо на расстоянии до километра от нас виден добротный дом с оградой. Совсем рядом с ним проходит железная дорога - это на километров 5-6 юго-восточнее того места, откуда мы долгое время вели за ней наблюдение. В том доме - лесничество. Шиллят рассказал нам потрясающую весть, но тут же предупредил:
- Не вздумайте мстить - навредите себе.
Он нам раскрыл тайну того рокового дня, когда мы оказались в западне и Юзик Зварика поплатился жизнью. Оказывается, егерь из этого лесничества обнаружил присутствие чужих людей в зоне его обхода по следам, оставленным нами на звериной тропе. Осенью, когда начинается листопад, звери с опаской идут к водопою - шум мешает им слышать другие посторонние звуки. Для того чтобы уменьшить пугливость животных, а также с целью учета поголовья зверей, главные тропы, ведущие к местам водопоя, очищаются от опавших листьев. Сметая листья с тропы, егерь обнаружил наши следы, выследил группу и начал наблюдать за ней.
Предательский треск веток выдал его, но мы вначале подумали, что это Генка вернулся или какой-нибудь зверь подкрался, но не ушли с этого места.
Егерь донес коменданту расквартированной в деревне Миншенвальде воинской части. Тот доложил по инстанции, и сообщение быстро дошло до командующего войсками группы армий "Центр" в Восточной Пруссии генерал-полковника Ганса Рейнгардта. Тот приказал выделить два батальона пехоты для захвата нашей группы. Но нам удалось уцелеть. Они схватили только смертельно раненного Юзика. Он тут же умер. Фашисты глумились над трупом. Повесили его сначала за шею, потом обрезали петлю и повесили вниз головой. Егерь с гордостью рассказывал всем о своем "подвиге". Он получил благодарность и премию от властей.
Узнали мы у Шиллята и то, что построили немцы на пути к "Трем кайзеровским дубам", там, где, напоровшись на часового, отбился во время перестрелки Иван Громов. Там в одном квартале был устроен склад артиллерийских снарядов, а рядом, в другом, - склад горючего. Шиллят хорошо разведал этот важный для бомбежки объект и начертил схему расположения складов.
За два дня до нового года к нам на чердак поднялся обрадованный хозяин.
- Геноссе! - воскликнул он.- Солдаты от нас уехали, в доме остались только я и "муттэр". Давайте вместе встретим Новый год. Райчук придет.
Так перед новым 1945 годом мы собрались с нашими немецкими друзьями за праздничным столом. "Муттэр" спекла пироги, поджарила свинину. Август принес из кладовой настойку. Пришел Райчук. Между нами было полное доверие, теплые, товарищеские отношения. Не было только торжественности, праздничного настроения. Шла война, и каждый был обеспокоен чем-то своим. "Муттэр" все вспоминала Отто, которого послали на фронт. С дороги он прислал одно письмо. И теперь о нем ничего неизвестно. Никто из нас не знал, что принесет завтрашний день. Одно было только ясно - новый год принесет конец войне.
Когда стрелки накрыли одна другую на цифре двенадцать, мы подняли свои рюмки с вишневкой. Можно было это сделать под звон Кремлевских курантов, но мы не рискнули разворачивать нашу радиостанцию.
- За победу Красной Армии! - произнес тост Шиллят.
За столом вели отнюдь не праздничный разговор. Райчук горевал, не зная, что делать, если поступит приказ об эвакуации. Семья у него большая. Землянку в лесу он не построил - болел. Не сделал этого и Шиллят - был в фольксштурме.
- Мы с "муттэр" решили никуда не двигаться. Если выгонят из дому - переждем в лесу, пока прокатится фронт.
В эту же ночь кое-что новое выяснили у наших друзей об устройстве обороны на Земландском полуострове, севернее Кенигсберга.
Дня через три к Шилляту прибежала одна из дочерей Райчука. Она была сильно взволнована. Оказывается, полиция производит обыски на хуторах, которые поближе к лесу, - ищет русских пленных, сбежавших во время перевозки их отсюда в глубь Германии.
Шиллята это тоже встревожило: можно было предполагать, что не обойдут и его дом. Он запряг лошадь в повозку, мы легли на ее дно, а сверху прикрылись соломой. Так мы выехали в лес. В безлюдном месте Шиллят дал нам сигнал вылезать.
- Как только тревога уляжется, приду за вами в квартал № 252,- пообещал он.
- Может, нам попробовать самим перейти фронт,- поделился я своей мыслью с "партайгеноссе".
- Ни в коем случае не делайте этого,- разубеждал он нас.- Солдат кругом полно. Холод, следы. Я полагаю, ждать осталось недолго. Лучше переждать здесь - иначе пропадете и вы и все то, что мы смогли собрать.
Мы начали углубляться в лес. Сначала шли по целине, встречая только следы диких кабанов, лосей, косуль. Но за одной просекой по снегу были видны человеческие следы, они шли параллельными цепочками.
- Прочесывали,- заметил Генка.
Я пригнулся и по-охотничьи пощупал, свежи ли они.
- Затвердели уже - старые следы,- пояснил я Генке.- Оно и лучше, что была проческа,- теперь и наши следы не будут заметны среди этих.
Вечером подошли к землянке. Дул колючий северный ветер. Вершины деревьев качались, шумели. Забираться в холодную землянку не хотелось. Судя по следам, немцы не обнаружили ее во время прочески - прошли мимо. Прожили три дня, подкрепляясь хлебом и салом, которые дал нам на дорогу заботливый хозяин. Воды не было - утоляли жажду снегом.
На четвертый день пришел "партайгеноссе".
- Хватит мерзнуть - пойдем ко мне. Я приготовил для вас за эти дни такое местечко, что ни один полицай не пронюхает.
- У вас был обыск? - поинтересовался я.
- Нет,- бодро, с оптимизмом ответил Шиллят.- Мой дом дал Гитлеру эсэсовца Отто. Получается, что теперь это надежный дом.
Шиллят действительно приготовил нам убежище на чердаке под толщей соломы. Незаметный вход был проделан как с чердака дома, так и из сарая, над яслями коня. Из сарая имелась дверь в гумно, из которого можно было свободно выйти в поле и дальше - в лес.
В тайнике мы прожили еще несколько дней. Хозяин приносил нам пищу с неизменными словами: "Это вам прислала "муттэр".
Долгожданный день наступил 13 января. Мы спустились в сарай и почувствовали, как под ногами дрожала и гудела земля.
Возбужденный прибежал к нам Шиллят, а за ним и "муттэр".
- Началось! - воскликнул он.
- Быстрее бы все это пронеслось,- зашептала "муттэр",- господи, убереги моего Отто!
Артиллерийская канонада не стихала более часа. Когда она кончилась, начало светать. Мы залезли на чердак и начали через щели наблюдать за шоссе, которое проходило от нас на расстоянии километра, за лесничеством, и хорошо просматривалось.
Только к вечеру началось движение. Сплошным потоком потянулись на запад высокие военные фуры, обтянутые брезентом. В повозки были запряжены толстозадые битюги. Шли и ехали на велосипедах беженцы. Этот поток не прекращался неделю. То и дело появлялись в воздухе наши штурмовики. Они висели над шоссе, громя колонны войск, автомашины, танки. Высоко в небе шли на запад тяжелые бомбардировщики. Их сопровождали истребители.
18 января в дом Шиллята зашел солдат. Это был его надежный "геноссе", как он сам сказал. Рота, в которой он служил, понесла потери, и остаткам ее было разрешено отступить за реку Дайме. Шиллят привел этого солдата к нам в сарай.
- Это парашютисты, разведчики Красной Армии,- сказал ему хозяин, показывая на нас.- Оставайся вместе с нами, переждешь день-два. - И, уже обращаясь к нам, добавил: - В Гумбинене и Инстер-бурге уже Красная Армия.
Солдату было на вид не менее пятидесяти лет. Он был одет в измазанный, видавший виды, белый маскировочный костюм. Таким же белым материалом была обтянута и его каска. Солдат устало поставил винтовку к стене, не спеша достал измятую пачку сигарет. Давно не бритый, с воспаленными от бессонницы глазами, он осмотрелся, чтобы где-нибудь присесть. Но ничего такого рядом не оказалось. Он долго молчал, раздумывая, что ответить на предложение Шиллята.
- Можно было бы остаться и у тебя, Август,- наконец хриплым голосом заговорил он.- Но я пойду за Дайме. Там мой дом, семья. Попытаюсь остаться с ними, если застану дома.
- Ты можешь что-либо сказать красным разведчикам? - спросил его Шиллят.
- Что сказать? Идут очень тяжелые бои, и армия несет большие потери. В нашей роте осталось меньше половины. У артиллеристов не хватает снарядов, у танкистов - горючего. Армия наша побеждена, но она сопротивляется.
- Вы можете назвать нам свою армию? - спросил я.
- Хотя и считаю, что немцы проиграли эту войну, но содействовать этому не хочется,- солдат посмотрел на нас исподлобья, погасил окурок. Установилась неловкая тишина.
- Что же, тебя можно понять, Фриц,- только теперь Шиллят назвал его по имени.- На этом никто не будет настаивать.
- Отступает 26-й армейский корпус,- неожиданно ответил солдат.- Если это важно для вас.
- Он разбит?
- Не знаю. Бои продолжаются. Их ведет также третья танковая армия.- Фриц дал понять, что он сказал все, что мог.
- Тебе лучше остаться здесь,- настаивал Шиллят.- Ты же сам сказал, что война проиграна.
- Я хочу быстрее узнать, что с семьей.- Он кивнул нам на прощание, пожал Шилляту руку и подался к шоссе, по которому шли отступающие гитлеровские вояки.
- Не нужно так рисковать,- говорю Шилляту, когда солдат скрылся.
- Не волнуйтесь. Он - мой друг. Я ему верю. Сейчас он только беспокоится о своей семье.
19 января Гитлер отдал приказ своим войскам уничтожать военные, промышленные и хозяйственные объекты, средства транспорта и другие ценности на территории Германии.
Началась эвакуация населения. Приказ об эвакуации касался всех, в том числе и Шиллятов.
В этой неразберихе уже никто не обращал внимания на то, что он дезертировал из фольксштурма.
- Никуда я не поеду,- сказал он нам.- Нацисты приказывают немцам защищать каждый дом - вот я надену форму со свастикой и буду как фольксштурмист защищать свой дом,- не без иронии говорил он.
Двадцатого января фронт оказался у деревни Миншенвальде. Слышна была пулеметная стрельба. "Муттэр" с нетерпением ждала, что вот-вот появится Отто и останется дома. Вечером 21 января гитлеровцы оттянули по шоссе в лес артиллерийский гаубичный дивизион, на запад прошло десять танков, окрашенных в белый цвет. Следом в беспорядке хлынула пехота. Саперы взорвали на шоссе небольшие мостики, которые нам были видны.
Наступила короткая пауза. Внезапно тишину нарушил одиночный артиллерийский выстрел.
Я знаю, где остановилась артиллерия,- сказал "партайгеноесе", наблюдая вместе с нами с чердака за отступлением войск.- Могу показать вам это на карте - там в лесу есть полянка.
Наступила тревожная ночь.
- Перейдем в дом,- предложил хозяин.- Теперь мы уже на нейтральной полосе.
Мы также считали, что теперь с востока могут появиться только свои, и согласились с предложением Шиллята.
Одна за другой рисовались в памяти картины встречи со своими. Пошли 175 сутки с того дня, как группа "Джек" приземлилась в Восточной Пруссии. Мы радовались и волновались. Было с чем встретить своих. Карты и другие данные, радиостанцию мы зарыли в сарае в землю. Такая мера необходима на случай пожара.
В начале ночи мы увидели в окно, что на востоке загорелось несколько хуторов. Сначала еле заметно, а затем все более явственно стали видны фигурки людей на фоне пожаров. Солдаты шли цепью, краев которой не было видно.
Затаив дыхание, мы ждали своих - "своими" называли наших и хозяева. Вот они все ближе и ближе подходят к дому, с винтовками, ручными пулеметами на плечах. Люди были в белом, словно привидения, двигавшиеся по освещенному пожаром заснеженному полю. Мы готовы были броситься им навстречу. Но что это? Один из солдат остановился и поднял руку.
- Занимайте окопы, приготовьтесь к обороне!- гаркнул он по-немецки.
Это были немцы! До них - пару десятков шагов.
- За мной,- шепнул Шиллят.
Мы последовали за ним, вышли в сени и по лестнице забрались на чердак дома. В этот момент послышался стук в дверь - ее пытались взломать.
- Сейчас открою,- отозвался Шиллят.
- Кто такой? - откликнулись со двора.
Щелкнул затвор.
- Я - фольксштурмист,- открывая дверь, ответил хозяин.
- Почему не эвакуировались? Большевиков ждете? - злобно, охрипшим голосом взревел на него один из вошедших, освещая себе путь фонариком.- Предатель! Расстрелять!
- Мне приказали быть дома до особого распоряжения. Мне шестьдесят пять лет. Вот моя форма фольксштурмиста, посмотрите на документы,- оправдывался Шиллят.- Клянусь вам, я не получал другого приказа.
- Чтобы через минуту и духу твоего здесь не было!
- Слушаю, господин офицер! Я сейчас же запрягу лошадь и поеду туда, куда вы прикажете.
Шиллят вывел своего хромого вороного коня, нам было слышно, как "муттэр" кое-что бросила в телегу, и вскоре колеса застучали, удаляясь в направления леса.
Нам слышно было, как солдаты бьют оконные стекла - устанавливают пулеметы.
"- Миномет поставить здесь,- услышали мы со двора команду, поданную все тем же хриплым голосом.
Мы тем временем перебрались на чердак над сараем. Солома шелестела, поэтому мы передвигались под крышей с большой осторожностью: на дворе, в окопах, которые проходили метрах в двадцати от дома, ходили, разговаривали люди. Мы хотели спуститься в сарай и проникнуть в свое убежище. Я уже нащупал в темноте деревянные концы лестницы, но в этот момент открылись ворота и в сарай вошел солдат.
Солдат прислонил винтовку к стенке, а сам по лестнице полез вверх, прямо к нам. Я подался назад - солома зашелестела, но солдат кашлял и, видимо, ничего не слышал. Высунувшись наполовину, он стал дергать солому и бросать ее вниз. Солому он дергал прямо из-под нас. Казалось, он видит нас, но не подает вида.
Наконец, покашливая и чихая, он полез вниз, собрал в охапку солому и не спеша понес во двор. Очевидно, он решил подостлать ее под себя, чтобы мягче и теплее было сидеть в окопе.
В напряженном ожидании прошла ночь. Утром начала бить наша артиллерия. Послышался гул моторов, застучали пулеметы. Немцы из дома и из окопов также открыли огонь. Рядом рвались снаряды. Пули все чаще щелкали по черепичной крыше. Нам угрожала опасность погибнуть от своих же. Нужно было спускаться в сарай, чтобы укрыться за каменными стенами. Но больше всего мы боялись пожара.
Бой разгорался. Воспользовавшись шумом, мы спустились вниз и забились в угол.
Часов около десяти утра немцы прекратили стрельбу, послышались крики, топот. Тут же раздалось наше русское "ура!". Мы подошли к воротам. Совсем рядом послышался голос:
- Разверни станкач, куда смотришь! - и дальше последовали слова, каких не пишут на бумаге.- Видишь, вон немцы возле леса перебегают!
Мы толкнули ворота и вышли на двор.
Было солнечное утро 22 января 1945 года.

* * *

Прорвав оборону гитлеровцев на реке Дайме, войска 39-й армии повели наступление на Земландский полуостров. На юг от Кенигсберга, сокрушая Хейль-сбергские укрепления, рвались к Балтике другие соединения Советской Армии. Оборона восточно-прусской группировки войск была сломлена. Гитлеровцы жестоко сопротивлялись. Советские воины отвоевывали одну позицию за другой. Мы с Генкой находились при штабе 39-й армии до тех пор, пока наши войска не заняли те районы, в которых нам довелось вести разведку. Все, чем мы располагали, передали по назначению.
На сутки мы съездили к Шилляту. Он со своей "муттэр" были дома. Встретились мы и с Райчуком. Не было только Отто. "Муттэр" не теряла надежды, что он вернется.
В городе Каунасе, куда меня послали на отдых перед новым заданием, я встретился с майором Шаповаловым - непосредственным руководителем нашей разведки из "Центра". От него я узнал, что остатки групп "Джек" и майора Максимова пробирались в северные районы Польши, но пришли туда только трое наших - Иван Мельников, Зина Бардышева и Аня Морозова. Об этом они сообщили в "Центр" радиограммой. В середине декабря связь с ними оборвалась, и дальнейшая их судьба неизвестна.
Спустя много лет о последних днях жизни Ани Морозовой рассказал в своей повести польский писатель Януш Пшимановский. Она героически погибла в районе польского городка Мышинец.
Радистке спецразведгруппы "Джек" Анне Афанасьевне Морозовой посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Она награждена и польским орденом Крест Грюнвальда II степени.
Совсем недавно отыскался Иван Целиков. Сейчас он живет и работает на Гомелыцине. При встрече со мной он рассказал, как они пробирались в Польшу. В пути во время одной из стычек с гитлеровцами пропал Иван Овчаров. Через несколько дней Иван Целиков с товарищами ушли на хозяйственную операцию, и больше им не суждено было соединиться с остальными разведчиками. Целикову удалось встретить войска Красной Армии в Восточной Пруссии.