Показуха

E-mail Печать

БАЙКИ ОТ СПЕЦНАЗА

Что для армии показуха? Для командования части - возможность порадовать вышестоящее начальство какими-нибудь неизвестными в других подразделениях трюками, продемонстрировать служебное рвение и старание. Для личного состава - досадная трата времени и сил. Необходимость целыми днями заниматься ерундой, которая ни в жизни, ни на войне не пригодиться, да еще и переживать за результат.
21-я БРОН ждала начальство. У водолазной группы на случай зимнего приезда командования или журналистов было "дежурное блюдо". Боец, одетый в костюм УГК нырял в одну майну, выныривал в другую и тарахтел холостыми.

 


Нырял, разумеется, на сигнальном конце. Объяснялось это как упражнение на тренировку психики. Замкнутое пространство, холод, потеря ориентиров. Боец должен все преодолеть и не просто вынырнуть, произвести стрельбу. Но на этот раз дешево отделаться не удалось. За неделю до приезда начальства меня вызвал комбриг. В это время я выполнял обязанности инструктора спецподготовки Г.С.Н., и подготовка водолазов входила в круг моих обязанностей.
- Иваныч, надо сварганить что-нибудь грандиозное. Во-первых, командующий наш номер уже видел, во-вторых, меня предупредили, что с ним будет американский корреспондент, который пишет о боевых пловцах всего мира.
- Просили показать ему что-нибудь такое, чего он нигде не видел. Ты подумай и доложи.
Я сходил на пруд. Солдаты I-го года службы уже долбили майны. Ближайший ко мне выдолбил пешней почти круглое отверстие, стоя посередине будущей проруби; вид полностью отсутствующий. Боец додолбил круг и начал уходить под лед. Завалился на бок, утопил пешню, вымок до пояса, но выбрался. И тут меня осенило, чем будем повергать американца. В пятидесяти метрах я приказал выдолбить третью майну, а пока принести и подготовить водолазное снаряжение.
Когда майна была готова я, взяв 2 ледовых крюка (альпийский крюк, который ввинчивается в лед) пошел в воду. Один ввинтил под водой около первой майны, затем на сигнальном конце дошел до второй и ввинтил второй крюк. Между ними натянул как струну тонкий не растягивающийся кевларовый трос. Теперь осталось только присоединить к тросу на карабине акваланг, и общий план показухи созрел:
Сначала "дежурное блюдо". Это, мол, тренируются наши бойцы. Когда боец отстреляется, - А вот это могут наши офицеры. Я в мокром костюме подхожу к майне, беру по компасу направление и, сделав гипервентиляцию без сигнального конца, только в маске, ластах и костюме ныряю в майну, якобы на задержке дыхания. Под кромкой льда включаюсь в аппарат, плыву 50 м по кевларовому тросу до второй майны, держа акваланг перед собой, оставив аппарат у края майны, вылезаю на лед, закладываю заряд ВВ, (который, разумеется, заложен заранее). Опять делаю гипервентиляцию, беру направление, ныряю и, далее все в обратном порядке. Вынырнув, делаю вид, что привожу в действие радиоуправляемое устройство. Саперы из кустов по сигналу взрывают заряд. Бурные аплодисменты, переходящие в овацию. Дурить начальство, а тем более американцев - дело святое. Угрызений совести я не испытывал.
Дело было не хитрое, любой более менее подготовленный водолаз мог бы это сделать. Но бойцы срочной службы могли работать только в зимнем костюме УГК; бассейна отродясь не видели и включаться в аппарат не умели
(тем более подо льдом). Офицеры заняты на других участках, приходилось все делать самому. Прокрутили репетицию. Комбриг в восторге. Проныривание заняло полторы минуты.
Но... Звиздец подкрался незаметно. В день показухи я свалился с температурой. Ангина. Пришлось срочно просить друга Игоря Никонова заменить меня в главной роли. Мороз сильный. Лезть в майну для тренировки, а потом на морозе ждать, когда придет начальство - нонсенс. Решили, что ничего непредвиденного быть не может. Сработает и без репетиций.
Наконец торжественный момент настал. Командующий в сопровождении комбрига, офицеров штаба и целой кучи(!) корреспондентов!!! Сначала "дежурное блюдо". Это боец срочной службы. Боец сработал отлично, у корреспондентов глаза на лоб полезли. Этим командующего уже развлекали, а им в новинку. Интересно, который из них американец, из-за которого весь сыр- бор?
И вот - гвоздь программы. Никон подходит к майне, делает гипервентиляцию, берет направление по часам(!) (компас в суматохе забыли) и без всплеска уходит под воду. На льду тишина. Проходит минута, вторая. Пора бы и вынырнуть! Третья, четвертая. Командующий смотрит на комбрига и краснеет. Комбриг смотрит на командующего и бледнеет. Корреспонденты переглядываются и переговариваются. Пятая минута. Ну!!? - зловеще произносит командующий. Комбриг поворачивается ко мне: В чем дело? Я, зная, что ничего в принципе произойти не может, отвечаю: "Наверное мимо майны промахнулся, сейчас найдет". Но у самого уже на душе неспокойно. Шестая: страхующий водолаз в майну! Корреспонденты, видя, что на глазах рождается сенсация, начинают щелкать фотоаппаратами. Седьмая минута на исходе и тут выныривает Никон! Выползает на лед, начинает закладывать заряд ВВ. На льду немая сцена. Никон делает гипервентиляцию, берет направление... Стой!!! - комбриг по сугробам бежит к майне, смешно задирая сапоги. "Отставить!!!" Никон, пожав плечами, идет по поверхности льда обратно. Все жмут ему руку, командующий удостаивает похлопыванием по плечу. Толпа уходит смотреть очередной аттракцион - разведроту на полосе препятствий.
Отвожу в сторону Игоря: "Никон, ты что с ума сошел? Комбриг чуть ежа иголками вперед не родил?!!"
- Да ласта у меня слетела. Потом в ил зароется - хрен найдешь, а фал кевларовый не растягивается, пока дотянулся. Аппарат то страшно оставить, чтоб до дна достать. Висел и ногой пытался подцепить. Потом пока надел, пока то... се...
- Ты хоть знаешь, сколько ты под водой просидел?
- Думаю минуты 2 - 3.
Не знаю, что подумал американец, но, думаю, ни в одной армии мира ему такого аттракциона не показывали.